ГОРОД АНГЕЛА

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ГОРОД АНГЕЛА » Новый форум » РОЗОВЫЕ ГЛАЗКИ


РОЗОВЫЕ ГЛАЗКИ

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://sd.uploads.ru/t/0qtpm.jpg
Сторонний фанфик к Fallout: Equestria.
Маленькая пони, заблудившаяся во времени, попадает из зелёной солнечной Эквестрии в мрачный постапокалиптический мир Фоллаута. Потеряв всё и вся, она отправляется искать маму, в надежде, что когда она её найдёт – всё будет хорошо.
Вот только Пустоши плевать на любые надежды…

Глава первая
Непроницаемая

А вы верите в призраков?

– Пожалуйста, пустите нас! Щит слабеет, время на исходе!

Длинная очередь пони нетерпеливо топталась перед воздушным фургоном, но лётчиков-пегасов нигде не было видно. Внезапно зелёная единорожка из задней части толпы с криком бросилась вперёд, отчаянно расталкивая остальных пони:

– Это невозможно! Этого не может быть! Селестия покинула нас! Луна покинула нас! Мы все…

БАХ!

Тело паникёрши рухнуло на землю. Все глаза обратились к пони-солдату, которая вогнала в свой полицейский дробовик новый патрон.

– ВСЕМ ОСТАВАТЬСЯ В КОЛОННЕ И ЖДАТЬ СВОЕЙ ОЧЕРЕДИ! МЕСТА ХВАТИТ НА ВСЕХ! ПО НАРУШИТЕЛЯМ ПОРЯДКА БУДЕТ ОТКРЫТ ОГОНЬ НА ПОРАЖЕНИЕ!

Крохотная кобылка со светлой гривой и розовой шёрсткой смотрела вверх, в сторону Кантерлота. Огромный блестящий пузырь накрыл всю вершину горы. Розовое облако, запертое в нём, полностью поглотило её внимание: это было самое потрясающее зрелище, какое она видела в своей жизни.

– Эй, постой-ка!

Офицер-медик, единорожка в белой униформе, раздававшая защитные костюмы для жеребят, остановилась перед розовой кобылкой и озабоченно взглянула на неё:

– Ты одна? Где твои родители?

Малышка улыбнулась в ответ:

– Мама там, наверху! – Она указала копытцем на силовое поле, окружавшее Кантерлот. Энергетический барьер выглядел гораздо тоньше, чем десять минут назад. – Она вернётся к обеду!

Офицер замялась, но потом снова взглянула на жеребёнка и попыталась улыбнуться:

– Конечно вернётся. Как тебя зовут, крошка?

– Я Пупписмайл! – радостно представилась та, подпрыгивая на месте.

– Да… да, Пуппи, хорошо… теперь слушай меня внимательно. Я хочу, чтобы ты взяла этот костюм и надела его. Ты должна всё время его носить и не снимать ни в коем случае, понимаешь?

Малышка удивлённо взглянула сперва на странный жёлтый свёрток, потом на белую пони:

– Да, мисс добрая пони! Вы мне нравитесь!

“О Селестия, она же ещё совсем жеребёнок, её-то за что?.. Проклятая война, она убивает не просто нас, но саму надежду…”

Единорожка-медик левитировала и развернула костюм: он был лимонно-жёлтый, с несколькими карманами на ногах и парой перемётных сумок по бокам.

– Вот и хорошо, давай-ка, просовывай сюда копытца. Это как… как в пони-польке! Знаешь пони-польку?

– Ага! Один шажок вперёд, один шажок назад!

– Правильно, молодец! Теперь хвост… вот так, давай я тут застегну, а теперь вот эту штуку на голову… готово!

Медик надела на голову Пупписмайл круглый стеклянный шлем и защёлкнула по паре застёжек с каждой стороны, герметично запечатав маленькую пони внутри химкостюма.

– Ух ты! Я как космопони! Как… как капитан Андромеда! Вжжжжжжух! – Малышка принялась носиться кругами, подпрыгивая и простодушно хихикая. Белая пони облегчённо вздохнула и направилась к следующей группе, где были жеребята.

Пупписмайл супер-пупер-классно проводила время. Сперва были такие большие фейерверки, как суперогромная вечеринка-сюрприз, и вокруг замка появился удивительный пузырь, похожий на мыльный, только большой… большущий… нет, больше! Большушещий! А потом все пони выбежали на улицы и устроили что-то вроде праздника. Пуппи молилась своей счастливой звезде, чтобы мама сегодня пришла пораньше и они смогли бы повеселиться вместе. Последней изюминкой в этом кексике были шлем и скафандр: такие суперклассные, и она наверняка выглядела в них обалденно… Точно! Ей нужно было зеркало! И малышка немедленно помчалась домой.

В мамину комнату просачивался приглушённый шум с улицы. Пупписмайл стояла перед туалетным столиком, рассматривая изнутри свой шлем. Странные огоньки и символы плясали по стеклу. Предметы в комнате подсвечивались зелёными ореолами, а когда она поворачивалась, чтобы посмотреть на них, под ними появлялись надписи… жаль только, что Пуппи не умела читать. Мама успела научить её едва лишь самым основам.

– Шэ… кэ… а… фэ… – Малышка нахмурилась, пытаясь составить слово. – ШКАФ! Ух ты, я умная!

Довольная, она поскакала вниз по ступенькам, уже напрочь забыв про зеркало. Вместо этого она направилась к холодильнику.

– Кексики!

Пуппи вытащила один кексик из упаковки и попыталась укусить. Немедленно возникла проблема: она не могла добраться до кексика с этим дурацким шлемом на голове.

– Хочу, но не могу… плохой шлем! Как тебя снять?

Она упёрлась в наглый аквариум копытцами и целую минуту боролась с ним, но безуспешно. Тяжело дыша, она шлёпнулась на попу и пустила в ход свой главный козырь.

– У-А-А-А-А-А-А-А!

Разревевшаяся Пупписмайл не заметила, как на визоре загорелся красный символ. Но её истерика немедленно прекратилась, когда внутри костюма раздался металлический голос:

– Состояние пользователя: паника.

На секунду малышка обалдела. Что это было? Кто это говорил?

– Чиво?..

– Запуск встроенной медицинской диагностики. Ошибка. Перезагрузка системы. Расчётное время: тридцать секунд.

Все эти мудрёные слова были забавными, но никак не помогли избавиться от шлема. Пупписмайл продолжила возмущаться:

– Слезь с меня, дурацкий говорящий скафандр! Я хочу кексик!

– Перезагрузка завершена. Проверка версии. Инициализация. Десять секунд до рабочего режима… восемь… семь…

В этот момент Пупписмайл услышала снаружи нарастающий хор голосов, словно все пони в городе одновременно завопили от ужаса; казалось, сам Кантерлот кричит в отчаянии перед надвигающейся гибелью.

– Пять… четыре… три…

Внезапно всё вокруг стало розовым. Выглянув в окно, малышка увидела, что на улице быстро темнеет: на город как будто падало гигантское сахарно-розовое облако. Не понимая, что это значит, Пуппи прижалась шлемом к оконному стеклу, стараясь получше рассмотреть, что происходит снаружи.

– Два… система перезагружена. Запуск диагностики. Внимание. Основной лечащий талисман не отвечает. Активация резервного лечащего талисмана. Запуск диагностики. Пол: женский. Возрастная группа: жеребёнок. Раса: земная пони.

Ого, а этот скафандр умный! Знает кучу всего!

– Привет, я Пупписмайл!

Шум снаружи затихал по мере того, как пелена розового тумана заливала улицы. Крики перепуганных пони обрывались, когда облако приносило им смерть… или что похуже.

– Жизнеобеспечение включено. Температура в пределах нормы. Давление крови в пределах нормы. Внимание. Уровень радиации превышает фоновый на триста процентов. Диагностирована лёгкая лучевая болезнь. Вводится… радэкс… вводится… антирадин… вводится… антирадин…

Пуппи сидела перед окном, немного озадаченно глядя, как туман просачивается внутрь. Она уже не была уверена, что…

– Уёй! Дурацкий скафандр! Ты чего колешься?! У-Ё-Ё-Й! ХВАТИТ!

– Внимание. Обнаружено отравляющее вещество. Анализ. Розовый токсин литлхорнского типа. Смертелен при концентрации выше 5%.

Пуппи хихикнула:

– Хи-хи, скафандр говорит мудрёные слова!

– 1.8%… 2.0%… 2.2%… Внимание. Концентрация розового токсина превышает безопасный уровень. Немедленно эвакуируйтесь.

Пуппи изумлённо смотрела, как розовый туман сочится через окно и растекается по полу, и улыбнулась, когда он заструился у неё между копыт. Прямо как сахарная вата… розовая сахарная вата! Йей! Мама не покупала ей ваты с тех пор, как Пуппи объелась ею на последней Ночи Кошмаров.

– Ой, мне нехорошо…

– Опасность! Обнаружена мутация! Концентрация 5.4%. Опасность! 6.0%! Немедленно эвакуируйтесь! Свяжитесь с Министерством мира для срочной помощи! Начало передачи сигнала бедствия. Поиск аварийного канала. Передача. Внимание! Концентрация 7.5%!

– Ох… мамочка… мне немножко плохо… можно я… посижу дома… зав… – У малышки всё расплылось перед глазами, её одновременно бросило в жар и в холод.

– Вводится… медэкс… вводится… лечащее зелье… Концентрация 12.1%. Вводится… радэкс… вводится… антирадин… Концентрация розового токсина 16.0%. Вводится… противоядие… вводится… лечащее зелье… вводится… лечащее зелье… Концентрация 22.6%. Вводится… лечащее зелье… вводится…

Медицинские системы химкостюма продолжали безостановочно бормотать, а тем временем ноги у Пуппи подогнулись, и она, потеряв сознание, осела на кухонный пол. Розовый токсин проникал сквозь костюм, но лечащие зелья в крови жеребёнка сгладили самые худшие последствия. Она не умерла… но и не вполне выжила.

– …лечащее зелье. Вводится… лечащее зелье… вводится… лечащее зелье. Внимание. Осталось доз лечащего зелья: три. Концентрация розового токсина: 35.0%. Вводится…

Пупписмайл спала, лёжа, как забытая кукла, а костюм пел ей нескончаемую песню бесстрастных диагностических сообщений. Агрессивная атмосфера, нарушение герметичности, медицинские запасы исчерпаны. Но Пуппи ничего этого не слышала. Проходили минуты, сливаясь в часы, часы превращались в дни…

Малышка всё так же лежала на полу, а самый назойливый защитный костюм на свете раз за разом неутомимо сообщал ей, что она почти мертва и что ей не хватает… практически всего.

Дни складывались в недели, недели в месяцы, а Пуппи продолжала спать, застыв в самое последнее мгновение жизни.

Месяцы собирались в годы; костюм продолжал петь колыбельную медицинских предупреждений.

Год от года голос костюма становился всё тише и тише, потом начал хрипеть. Прозрачный шлем покрылся пылью, укрывшей лицо маленькой пони от трагедий внешнего мира, а она всё спала и спала, запечатанная в скафандре и насквозь пропитанная розовым облаком. Десятилетия пролетали над ней; наконец прошло столетие, за ним другое…

Все эти годы дом простоял без единого ремонта. Это был прочный, надёжный дом, построенный земными пони по старинке, кирпич за кирпичом, под солидной крышей и на основательном фундаменте; но всему рано или поздно приходит конец. Как-то весной в центральной стропильной балке появилась небольшая трещинка. С каждой налетавшей грозой она росла, становилась больше и глубже, пока однажды всё внезапно и разом не рухнуло от старости.

Прямо Пуппи на голову.

—————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 1
ВРЕМЯ приблизительно 17:00
МЕСТО: бульвар Клеверных Листьев, предместье Кантерлота.

Когда дом обрушился, над развалинами поднялось облако пыли и розового тумана, продержавшееся несколько минут, прежде чем всё снова затихло. После того как пыль окончательно улеглась, из-под развалин послышался тоненький, приглушённый голосок:

– Ойки…

Сдвинулся кирпич, потом ещё один, и под ним среди щебёнки что-то блеснуло. Наконец показался круглый стеклянный шлем, а вслед за ним – жёлтая фигурка очень маленькой пони в химкостюме. Через шлем тянулась длинная трещина, но повреждение каким-то образом начало исчезать, когда пони в конце концов выбралась из-под обломков.

– Мама? – Малышка была похожа на космонавта, делающего первые шаги по чужой планете. – Что это за место? Где все? Мама? М-А-А-М-А-А?!

Что-то явно было не так, начиная с того, что на ней всё ещё был этот говорящий скафандр.

– М-А-А-М-А-А!

– Бзззззт… фзззззтает… тррррррся перезззгрззззка!

– Заткнись, скафандр! Где мама? Где мой дом? Где… я… – Слова замерли у малышки на губах, когда она посмотрела вверх и увидела знакомую гору, увенчанную разрушенным, но безошибочно узнаваемым замком. Не было никаких сомнений: это был Кантерлот, её дом.

– Что… н-н-но… тут всё… сломано!

– Фззззт… критическая ошибка… не обнаружжжжзззнь! Прошу подтвержжжжжззззия перезагрузки.

– Да, да, отстань! – крикнула малышка, не отрывая глаз от руин Кантерлота, возвышавшихся над ней, и тут ей вдруг снова поплохело. Сперва затуманилось зрение, и она упала на бок, когда ноги отказались её держать. Пупписмайл быстро слабела, чувствуя ужасную боль, наползающую от копыт к спине. Ощущение было совершенно незнакомым: внутри неё всё словно замерло, и чем сильнее она старалась что-нибудь сделать, тем сильнее чувствовала себе запертой в собственном теле. Малышка попыталась закричать, но рот её тоже не слушался. Всё, что она могла – это смотреть на пустую улицу сквозь пыльный шлем мутными от боли глазами.

Теперь, когда она вот так лежала, её взгляд упал на кучку странных грязно-белых камней. Они были необычной формы: длинные, тонкие, одни прямые, другие изогнутые. Приглядевшись, малышка осознала, что такие камни тут были повсюду. Это зрелище чем-то обеспокоило её, но ненадолго: перед её глазами запульсировала зелёная точка, немедленно полностью завладев её вниманием.

– Перезагрузка завершена. Проверка версии. Файл не найден. Переход в аварийный режим. Версия 0.2…

– У… – Пуппи попыталась что-то сказать, но по-прежнему была полностью парализована. Ей оставалось лишь смотреть, как странные огоньки у неё перед глазами превратились из зелёных в розовые. Эй, наконец-то хорошая новость! Она обожала розовый, это был её любимый цвет!

– Обнаружены новые компоненты. Инициализация матрицы. Подключение.

От носа до хвоста жеребёнка пробежала искра, смывая прочь ужасную цепенящую слабость. С некоторыми сомнениями малышка попыталась поднять копыто. Оно послушалось, и Пуппи осмелилась сделать несколько осторожных шагов: получилось. Словно бы последних пяти минут и не было. Ей просто неожиданно полегчало… ну надо же…

– Ого, это было жутко… теперь бы ещё снять этот дурацкий скафандр…

– Все системы готовы к работе. Запуск диагностики. Анализ. Пользователь 001, Пупписмайл. Пол: женский. Возрастная группа: жеребёнок. Раса: земная пони. Признаки жизнедеятельности: отсутствуют. Поиск неисправностей в диагностическом оборудовании. Неисправностей не обнаружено. Повтор диагностики. Пол: женский. Возрастная группа: жеребёнок. Раса: земная пони. Признаки жизнедеятельности: отсутствуют.

– Что такое желелейности? Хочу желейности! Они вкусные?

– Запуск обучающей программы для жеребят. Подключение к Министерству стиля для получения последних обновлений. Невозможно установить соединение. Запуск программы из резервной копии. Пожалуйста, дождитесь окончания установки.

Малышка подпрыгивающей трусцой двинулась к кучке обветренных камней и остановилась, чтобы присмотреться поближе. Нашлемный дисплей подсветил эту кучку, окружив её розовым ореолом.

– Тэ… рэ… у… пэ. Тр… Труп! – Пуппи хихикнула: читать было весело! Но спустя секунду она нахмурилась: – Что такое труп?

– Труп, существительное. Останки мёртвого существа – век живи, век учись! – сейчас же ответил металлический голос.

– Мёртвого? Какого мёртвого?

– Поиск синонимов к слову “мёртвый”… Трупный. Скончавшийся. Покойный. Усопший. Погибший. Уничтоженный. Угаснувший. Вымерший. Ушедший. Неживой. Инертный. Безжизненный…

Пуппи прослушала начало списка, а потом потрогала длинную белую кость с копытом на конце и поняла, что видит нечто слишком хорошо ей знакомое.

– Эм, мистер Голос… этот труп… чем он был?

– Анализ… Пони. Взрослая, пол женский. Раса: единорог.

Малышку пробрал озноб – во всяком случае, ей так показалось. Она подняла глаза, посмотрев вдоль улицы, усеянной костями. Скелеты мёртвых пони, переплетённые между собой, лежали вдоль стен небольшими группами, словно они искали спасения от смерти друг в друге. Все мёртвые. Все пони умерли.

– Что… что случилось? Мама? Где мама? – У Пупписмайл мурашки по спине бегали. – Мистер Голос… где мама?

– МАМА: Министерство Активной Моральной Агитации, общепринятое сокращение: Министерство морали. Анализ данных. Подключение к Эквестрийской картографической искросети. Загрузка. Ошибка, поиск по имени не дал результатов. Поиск источников радиовещания МАМА. Обнаружен спрайтбот. Запрос прямого подключения…

Пупписмайл перестала слушать, что говорит голос, после первых двух или трёх фраз. Она решила попытаться найти свой дом. Может, мама ждёт её там!

– Почему всё другое? Где мой дом, где все добрые пони? – Взглянув через улицу, она увидела ржавые и измятые остатки рекламы “Пончиков Пони Джо”, подтверждавшие, что это была та самая улица, на которой она жила. Значит, её дом должен быть…

– Н-н-но… – Она остановилась, недоверчиво уставившись на развалины, из которых выбралась всего несколько минут назад.

– Запрос: источник вещания. Обнаружен сигнал. Передача координат…

– Если это дом… то где моя мама? – Пуппи уселась и заплакала, точнее, попыталась заплакать: довольно быстро она поняла, что просто ноет – слёзы упорно не хотели течь, и ей ни капельки не полегчало. Теперь малышка почти уверилась, что с ней что-то было не так; она собралась было спросить об этом у механического голоса, но он её опередил:

– Объекты Министерства морали нанесены на карту. Ближайший объект МАМА отображён на курсографе.

– Ты… ты нашёл мою маму?!

– Так точно. МАМА обнаружено. Ближайший узел МАМА за пределами Кантерлотских руин установлен в качестве главной навигационной цели.

– Э… это… значит “да?”

– Инструкция: следуйте за розовой стрелкой на компасе до достижения пункта назначения.

– Э… спасибо…

Малышке понадобилось несколько секунд, чтобы осознать, насколько это было замечательно. Голос только что нашёл её маму! Она встретится с мамой, и всё будет хорошо! Кого волнуют дом, мёртвые пони, разрушенный замок или этот дурацкий… нет, стоп! Этот супер-пупер-умный говорящий скафандр, который нашёл её маму! Эта мысль наполнила её такой радостью, что всё остальное просто вылетело у Пуппи из головы. Кого волнует, что она не чувствует ни голода, ни усталости, ни чего-то ещё – мама во всём разберётся! Пуппи найдёт маму, и всё будет прекрасно!

– ЙЕЙ!

—————————————————————————————————————
ДЕНЬ 1
ВРЕМЯ приблизительно 20:30
МЕСТО: Солнечная площадь, окраина Кантерлота.

– Внимание. Признаки жизнедеятельности отсутствуют. Внимание. Медицинские запасы исчерпаны. Внимание. Все аварийные каналы не отвечают. Внимание…

– На вниманье, на вниманье-е-е! – Пупписмайл бодро скакала по улицам кантерлотских окраин, распевая свою личную версию одного из величайших хитов всей Эквестрии, стараясь попадать в такт с голосом костюма, чтобы у них получался хор. Выходило так себе. – Медицинки отдохнули сполна! На вниманье, на вниманье! Батарейка будет скоро нужна!

– Никак нет. Запас энергии достаточен. Расчётное время работы до исчерпания искры – тысяча двести лет.

– Да ну тебя! Просто пой и не ной.

– Никак нет. Это не нытьё. Это предупреждения. Я могу предоставить для сравнения аудиозапись нытья.

– Какие предупреждения? Всё будет хорошо, как только мы найдём маму! Она самая классная пони на свете!

– Никак нет. МАМА не является пони. Это аббревиатура от…

– Ну конечно мама – пони… а никакая не… э… арматура!

– Никак нет. Это Министерство Активной Моральной Агитации, оно же Министерство морали.

Пупписмайл хихикнула.

– Глупый мистер скафандр, кто обзывается, тот сам так и называется! – Она снова хихикнула. – Министерство морали, надо же такое выдумать…

Она продолжала трусить дальше по пустынным улицам, среди древних разбомбленных руин и призраков давно погибших пони. Когда начало смеркаться, малышка оказалась на просторной городской площади, перед статуей принцессы Селестии.

– Ух ты, она такая красивая… когда я вырасту, я тоже хочу быть принцессой!

Пуппи обошла вокруг памятника, с любопытством прикидывая, как бы забраться на спину статуи. Идея посидеть верхом на гигантской мраморной Селестии казалась настолько классной, что просто не могла быть плохой, но как только малышка собралась начать подъём, вмешался костюм:

– Внимание. Обнаружен противник. Дистанция: двадцать метров. Анализ…

На компасе, рядом с розовой стрелкой, появилась красная точка. Обернувшись в ту сторону, Пуппи увидела пони, наблюдавшего за ней из двери почтового отделения. Ну наконец-то! Кто-то ещё! Как его там, Противный? Хи-хи, смешное имя! Малышка запрыгала к нему, улыбаясь самой обаятельной улыбкой:

– Привет, мистер Противный! Я Пупписмайл!

– Внимание. Противник в шести метрах и приближается.

– О, а это мистер Голос! Он живёт у меня в скафандре и всё время ноет, но он супер-умный!

Существо уставилось на Пуппи пустыми светящимися глазами. Это был страшно обезображенный земной пони: его грива почти выпала, а шкура в нескольких местах сползла с тела, обнажив гниющее мясо и жёлтые кости.

– Гва-а-а!.. – промычал гуль, шагнув в её сторону.

– Эмм… что с вами, мистер Противный?

– Анализ завершён. Существо: дикий кантерлотский гуль. Уровень угрозы: смертельный. Рекомендуется тактическое отступление.

Пуппи остановилась, пригвождённая к месту немигающим красным взглядом гуля, и внезапно осознала, что за кошмар стоит перед ней. Гуль молча и не двигаясь смотрел на неё.

– Язабылакоечтооченьважноенадобежатьпокапока!

Малышка развернулась и со всех ног помчалась прочь, спотыкаясь на костях и вопя, как до смерти напуганный жеребёнок, каковым она и являлась.

– АЙИ-И-И-И-И!

Гуль провожал её взглядом, пока она не исчезла из виду, а потом медленно двинулся обратно в здание почты.

Несколько кварталов спустя Пуппи решила, что можно рискнуть притормозить и перевести дух. Она оглянулась через плечо, надеясь, что монстр отстал. На улице было пусто. Везучая Пуппи, она бегает быстрее всех, может, даже сможет сделать радужный удар прямо на бегу! Интересно, это вообще возможно? Было бы суперкруто…

– Ладно, мистер Голос… ты у нас умник, скажи, этот не-очень-то-и-добрый пони всё ещё гонится за нами?

– Никак нет. В радиусе сканирования активности не обнаружено.

– Супер… тогда дай мне минутку, чтобы отдышаться, и… и… – Пуппи вдруг поняла нечто странное. Она практически не запыхалась, хотя только что галопом проскакала полкилометра, и остановилась скорее потому, что подумала, что пора бы устать. Это показалось ей самую капельку ненормальным и заставило вспомнить все те предупреждения, которые бормотал скафандр… может, ей всё-таки стоило немного прислушаться?

– Эм… мистер Голос… я заболела?

– Запуск процедуры диагностики. Пожалуйста, подождите… Никак нет. Пользователь не болен, не ранен и не отравлен.

Пуппи почувствовала облегчение: значит, в том, что ей не хотелось есть и она не уставала, не было ничего особенного. Её мама всегда оставалась на ногах, когда Пуппи уже было пора спать, и малышка никогда не видела маму уставшей. Может, она наконец выросла? Ура! Пуппи стала большой пони, как мама!

– Диагностика завершена. Пользователь скончался.

– Качался? Я не качалась, я бежала! И вообще, меня только один раз укачало, и то давно!

– Никак нет. Я не говорил, что ты укачалась.

– Ну-ка постой, – нахмурилась малышка. – Я не заболела, но укачалась?

– Никак нет. Ты скончалась.

– Но я то же самое говорю!

– Никак нет. Ты неправильно расслышала сло…

– Ай, да ну тебя, мне все эти дразнилки про оса и хвать за волоса надоели, ещё когда мне пять было! Не хочешь говорить, что не так? Ну и не надо! И знать не хочу! Бе-е-е! – Пуппи показала язык нашлемному дисплею и снова двинулась туда, куда показывал розовый компас. Вокруг уже наступила ночь, но малышка почти не обратила на это внимания, потому что видела всё ясно как днём. Если бы Пуппи посмотрела на себя со стороны, то заметила бы, что её глаза мерцают слабым розовым светом.

—————————————————————————————————————-

ДЕНЬ 1
ВРЕМЯ приблизительно 22:00
МЕСТО: Мёртвые холмы, Пустошь.

Когда маленькая пони в жёлтом костюме наконец выбралась из города, она оказалась у начала длинной, извилистой дороги, что сбегала вниз по склону и змеилась среди изрытых холмов и мёртвых лесов по унылому пейзажу, почти лишённому признаков жизни. Пуппи сбавила шаг, а потом остановилась в темноте, нерешительно озираясь.

– Эй, мистер Голос… а ты супер-пупер-уверен, что нам туда? Мы так совсем не к вершине горы придём…

– Так точно. Ближайший уцелевший узел МАМА расположен в этом направлении, хотя в данный момент он не осуществляет вещание. Также вдоль данной трассы имеются другие узлы.

Малышка на секунду нахмурилась, изо всех сил шевеля извилинами, пытаясь переварить то, что сказал костюм. В конце концов, она просто улыбнулась:

– Оки-доки-локи… давай тогда что-нибудь споём!

Есть

там страна,

где траву едят на ужин!

(link)

Разгуливать по дорогам Пустоши, устраивая такой шум – значит нарываться на неприятности. В первые же полчаса Пуппи привлекла к себе внимание всех до единого потенциальных агрессоров в округе, но большинство из них так и не решило, как с ней поступить.

– Внимание. Обнаружено несколько противников. Рекомендуется проявить осторожность.

– Чиво? Мистер Противный?.. Опять?! – Пуппи в ужасной панике завертела головой; она была уверена, что оторвалась от него в городе, как же он сумел…

БАХ!

Неожиданно малышка почувствовала, как что-то ужалило её в левую заднюю ногу, споткнулась и упала. Болело не очень сильно, но Пуппи почему-то не могла встать.

– Ойки…

К ней на полном скаку мчались трое взмыленных пони, вопя как безумные:

– Эй ты! Я твоё сердце сожру, ГРРАРРР!

– Чур его шлем мой, я его первым увидел, моё, моё, МОЁ! Эй, где кровь? Почему у него кровь не идёт? ПУСТИ ЕМУ КРОВЬ!

– Внимание. Повреждение герметической оболочки. Контакт со внешней средой неизбежен. Выживание пользователя не гарантировано. Активация магии саморемонта.

Малышка помахала копытцем, приветствуя новоприбывших:

– Привет, добрые пони! Я Пупписмайл! Вы не видели мою маму? О, и берегитесь слепней! Они кусаются как ненормальные!

Пуппи просто сидела и улыбалась приближающейся троице, стараясь вести себя хорошо и не обращать внимания на противное жжение в ноге. Дурацкие насекомые. Однако пони, скакавшие к ней, кажется, не собирались останавливаться. Она нахмурилась:

– Что-то не так?

– Держи ублюдка! Отрежь ему нахер ноги, я хочу, чтобы он ползал как слизняк!

Крупный земной пони бросился на Пуппи и придавил её к земле, полностью подмяв под себя. Двое других разделились: единорог, держась в отдалении, прицелился из винтовки в голову жеребёнку, а ещё одна земная пони прижала передние ноги Пуппи.

– Попался! Теперь не рыпайся, а не то…

– Внимание. Обнаружен розовый токсин литлхорнского типа.

Когда земной пони прыгнул на Пупписмайл, из крупной дыры от пули вырвалось плотное розовое облачко, угодив прямо ему в морду. Сперва жеребец раздражённо фыркнул, но раздражение быстро сменилось узнаванием, затем страхом, паникой, смертельным ужасом, а потом у него начала плавиться голова.

– А-а-а-а! Помоги мне! Помогите! УМОЛЯЮ! А-А-А! УБЕЙМЕНЯЯЯАААаа…

Остальные двое рейдеров ошалело смотрели, как лицо здоровенного жеребца тает и стекает с черепа, словно мороженое в жаркий летний день. Земная кобылка перевела взгляд на маленькую пони в шлеме. Она казалась такой крошечной, такой безобидной… и у неё были большие… розовые… светящиеся глаза…

– Это гуль! Назад! Наза-кх! КАХХ! КАХХ! – Кобылка отскочила в сторону и закашлялась кровью. Поздно: она тоже успела глотнуть розовой отравы, и без лечащего зелья была обречена, как и её товарищ.

Единорог завизжал от ужаса, как жеребёнок, швырнул в Пуппи винтовку и сломя голову умчался прочь. Тем временем большой жеребец скатился со спины малышки, и его разжижившийся мозг потёк из глазниц, растекаясь по асфальту. Кобылка тоже попыталась сбежать, и сумела одолеть около сотни метров, захлёбываясь собственной кровью, прежде чем рухнула наземь.

– Внимание. Повреждение герметической оболочки. Контакт со внешней средой неизбежен. Выживание пользователя не гарантировано. Идёт ремонт.

Пуппи до глубины души потрясло зрелище смерти большого пони прямо у неё на глазах. Это было хуже, чем в фильме ужасов, в основном потому, что происходило взаправду. Что это вообще было такое? Вся голова растеклась, и кожа, и кости, и… вдруг она поняла.

– Мистер Противный! У него было такое же лицо! Это он их убил! – и теперь Пуппи была следующей! Нет… нет, нет, нет, нет! Дело было плохо, ей надо было срочно вставать и бежать супербыстро, быстрее Рэйнбоу Дэш!

К сожалению, нога упорно не желала её слушаться. Пуппи попыталась встать и перейти на бег, но у неё получалось только ковылять, пошатываясь, со скоростью… хм… скажем, как у хромой черепахи.

– Ремонт завершён. Герметичность восстановлена. Запуск медицинской диагностики. Пользователь скончался.

– Вот не надо опять начинать! Не время, мы же в беде!

– Никак нет. Непосредственных угроз не обнаружено. Число противников на курсографе: ноль.

– …графе? Мистер Противный – граф?! Благородный пони?

– Никак нет. Правильное слово: противник. Ты исказила смысл в…

– Ты что, словарь?! Мне все твои мудрёные слова надоели! – Пуппи раздражённо выдохнула. – Слушай, за нами гонится супер-злой-граф-пони-зомби. Нужно скорее бежать, пока он нас опять не нашёл!

– Никак нет. Это результат неправильно поня…

– ПРЕКРАТИ СЕЙЧАС ЖЕ! – окончательно разозлилась Пуппи, и у неё загорелись глаза. Кроме шуток: они вспыхнули ярким розовым пламенем. Стекло шлема в темноте сработало как зеркало, и Пуппи наконец увидела в нём собственное искривлённое отражение: жуткое существо с безумными горящими очами, бездушный монстр, перепугавший её до полусмерти.

Лишившись дара речи и не помня себя от ужаса, Пуппи упала на землю, обхватив копытцами шлем, закрыла глаза и начала плакать. Без слёз, громким, берущим за душу плачем, который не смолкал несколько часов.

———————————————————————————————————–
ДЕНЬ 2
ВРЕМЯ приблизительно 6:45
МЕСТО: Мёртвые холмы, Пустошь.

В течение ночи звуки плача привлекли несколько разнообразных созданий, но ни одно из них не решилось приблизиться к маленькой жёлтой пони; что-то в ней было такое, что сильно сбивало их с толку. Когда Пуппи наконец перестала плакать, было уже утро. Она медленно убрала копыта со шлема и открыла глаза. Костюм хранил молчание с тех пор, как она на него прикрикнула, и теперь малышка начала чувствовать себя одинокой.

– Эм… мистер Голос… ты ещё тут?

– Так точно. Все системы работают нормально.

– А… да… я… я просто хотела сказать, что извиняюсь… я не хотела на тебя кричать. Я…

– Внимание. Данная программа не предназначена для социального общения. Аварийный режим обеспечивает только управление оборудованием, распознавание голосовых команд и базовые рекомендации по выживанию.

– Я… прошу… пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, не бросай меня! Пожалуйста, отведи меня к маме!

– Местоположение МАМА уже установлено как главная навигационная цель.

Пуппи помедлила, пытаясь понять, что имел в виду голос.

– Эм… ты хочешь сказать, что мы по-прежнему вместе идём искать маму?

– Так точно. Это основная цель.

– ЙЕЙ! Я люблю тебя, мистер Голос!

Ликование Пуппи было прервано мужским металлическим смехом, который шёл не из шлема. Малышка осмотрелась, пытаясь найти его источник, и обнаружила позади себя болтающегося в воздухе спрайтбота.

– Э… привет? Я Пупписмайл… – После двух предыдущих встреч она уже не была полностью уверена, что “все встречные пони – хорошие пони” – самый лучший подход, но её учили быть вежливой, и она не хотела огорчать маму.

Спрайтбот немного повисел молча, потом ответил:

– О, привет, Пуппи… можно звать тебя Пуппи? А ты, однако, весьма любопытная личность.

Пуппи радостно улыбнулась: наконец-то друг!

– Конечно! Меня все так зовут. А как тебя звать, летучий глаз?

– Я Наблюдатель, приятно познакомиться.

– А что ты наблюдаешь? – наклонила голову малышка.

– Ну, всё, что нахожу интересным.

– Ух ты, это, наверное, куча всего!

Бот коротко рассмеялся.

– Ну да, довольно много… скажи, это ведь на тебе полностью исправный универсальный защитный костюм шестой модели?

– Не-а, это космический скафандр! Он суперклассный, и он умеет разговаривать, но я не могу его снять.

– О, а как ты тогда попала внутрь?

– Его на меня вчера надела одна добрая пони.

– Вчера? А можно спросить, кто была эта пони?

Пуппи на секунду задумалась.

– У неё была красивая белая куртка и она хотела, чтобы я спела пони-польку… там все вокруг суетились, и она не сказала мне, как её зовут…

– Суетились? Это как?

Малышка нахмурилась, стараясь вспомнить подробности.

– Ну, там был большой пузырь вокруг замка, и везде по улицам бегали пони, и пони-солдаты, и потом розовый туман, и…

– Эй, эй, погоди секунду! Розовый туман? Замок? Ты имеешь в виду Кантерлот?

– Ага! Ну… не сам Кантерлот, который Кантерлот… мы жили внизу, но это тоже Кантерлот, понимаешь?

– Да, я… понимаю… – Голос помедлил. – И… это было вчера?

– Э… ну, может, позавчера… вчера я проснулась, и всех добрых пони уже не было, и… и… и моего дома тоже не было, и… там было много трупопони, и жуть как страшно… и совсем страшный пони погнался за мной, но теперь всё будет хорошо, потому что мы с мистером Голосом идём искать мою маму!

Спрайтбот надолго замолчал; Пуппи просто продолжала улыбаться, дожидаясь, пока её новый друг что-нибудь ответит. Когда он наконец заговорил, его голос звучал более сдержанно и как-то уже не так дружелюбно.

– Значит, после розового облака ты заснула и проснулась на следующий день, и всё куда-то… исчезло…

– Агась!

– И… ты с тех пор не можешь снять костюм и… тебе не нужно пить, есть и… ходить в уборную?

– Не-а, – улыбнулась малышка. – Мистер Голос сказал, что это потому что я укачалась, но потом он сказал, что нет, а потом опять что да, а потом мы поспорили из-за всех этих хитрых слов.

– И… можно спросить, куда ты теперь идёшь?

Наконец-то простой вопрос!

– Конечно! Я иду к маме! Мистер Голос нашёл её, и мне нужно идти по этой суперклассной розовой стрелке! А когда я дойду, всё будет хорошо!

– Этот… мистер Голос… указал тебе это направление? По этой дороге?

– Да! Ого, мистер Наблюдатель, ты такой суперлюбопытный! Тебя надо звать мистер Почемучка! – захихикала малышка, и спрайтбот замолчал почти на минуту.

– О Селестия, я… я не могу… Послушай, Пуппи, я…

– Что? – Маленькая пони расширила глаза.

Голос снова надолго замолк.

– Прости, мне нужно идти. Я… желаю тебе удачи.

– Ага! И тебе удачи тоже! Когда я найду маму, я ей расскажу, какой ты хороший! Пока-пока!

Спрайтбот коротко протрещал помехами, а потом заиграл музыку и поплыл в сторону Кантерлота.

– Ух ты, музыка! У него есть музыка! Эй, мистер Голос, а можно и нам включить музыку?

– Так точно. Я принимаю несколько радиопередач. Некоторые из них носят развлекательный характер.

Опять мудрёные слова. Пуппи нахмурилась, пытаясь перевести эту фразу.

– Эм… это значит, что мы можем послушать музыку?

– Так точно.

– Давай!

Раздалось несколько статических разрядов, а потом подключилось радио. Маленькая пони в жёлтом костюме бодрой трусцой поскакала на юг, продолжая свой путь по пустынной заброшенной дороге.

“Столько чудес

Я ещё не встречала,

Эта страна

Меня околдовала…”

(link)

——————————————————————————–
——————————————————————————–

Заметка: получен новый у… нет, стоп. Пуппи же использует карточку монстра! Она вообще может получать уровни? По-моему, нет.

Параметры S.P.E.C.I.A.L. для Пуппи:
Сила: 5
Восприятие: 4
Выносливость: 5
Харизма: 7
Интеллект: 4
Ловкость: 6
Удача: 9

0

2

http://sd.uploads.ru/t/l5MuJ.png


Автор: mimezinga
Перевод: Многорукий Удав, Веон
Оригинал

Начало

Глава 2
Веселись не по-детски

Лучший мой подарочек – это ты!

ДЕНЬ 2
ВРЕМЯ приблизительно 16:00
МЕСТО: холмы Красных Рысаков, северный участок Трассы 52

Универсальные защитные костюмы никогда не считались последним писком эквестрийской моды, но все пони признавали, что у этого вида одежды есть свои несомненные плюсы. Во-первых, если вы сумеете пережить прямое попадание жар-бомбы, то, скорее всего, проживёте достаточно долго, чтобы умереть от жажды внутри костюма. Во-вторых, костюм водонепроницаем и относительно жароустойчив, так что вам совершенно не нужен зонтик, что от дождя, что от солнца. А, и ещё он лимонно-жёлтый, поэтому вас в нём практически невозможно не заметить почти при любых мыслимых обстоятельствах – ну, может быть, кроме случая, если вас вдруг завалит лимонами. И, разумеется, бывают моменты, когда вы не хотите, чтобы вас замечали.

Кабы ещё Пуппи это волновало…

– Привет! Я Пупписмайл! – улыбнулась малышка в жёлтом очередной паре встречных пони. Эти двое напоминали троицу из прошлой ночи, но были чуть менее безбашенными и гораздо лучше вооружёнными. У первой из них, единорожки, имелся полицейский дробовик, а у второй, земной пони, сбоку было пристёгнуто большое копьё. Это кое-что о них говорило… вот только Пуппи ничегошеньки не понимала в оружии.

Единорожка заговорила первой:

– Что ты делаешь на территории Красных Рысаков, жеребёнок?

– И какого сена на тебе надето? – добавила земная пони.

– Я ищу мою маму! – радостно ответила Пуппи и указала копытцем приблизительно вдоль дороги. – Она там!

Клановые пони переглянулись, и единорожка уточнила:

– Ладно, и как зовут твою мать? Она из Красных Рысаков?

– Каких Красных Рысаков?

Единорожка начала проявлять первые признаки нетерпения, но земная пони ответила малышке:

– Мы – Красные Рысаки. Мы контролируем Трансэквестрийскую трассу 52 отсюда до Солт-Кьюб-Сити; любой бизнес на Трассе 52 делается через нас. Ну так что, как зовут твою мать?

– Мою маму зовут Рэйни Дэйс! Она суперклассная, она поёт мне песенки и ещё она классно готовит! Она самая лучшая пони на свете, и когда я вырасту, я хочу быть такой, как она!

– Да, да, я поняла идею, – перебила её единорожка. – Извини, детка, но я не знаю никакой Рэйни Дэйс; она не Красный Рысак. Если хочешь пройти, ты должна заплатить пошлину.

– Э… оки-доки? У меня есть… – Пуппи принялась шарить по многочисленным карманам костюма; по дороге сюда она время от времени подбирала всякую всячину, в основном сломанные игрушки и просто интересные штуки. Может быть, ей нужно отдать что-нибудь этим пони. В конце концов, мы должны делиться и заботиться, верно?

– …вот, сейчас… – Манипулировать предметами без помощи зубов было довольно трудно: ей приходилось действовать копытами, да ещё через этот дурацкий костюм. – Подождите секунду, я уже почти… эм…

– Подсказка. Данный костюм оснащён маломощным манипуляционным заклинанием. Зайдите в инвентарь посредством нашлемного дисплея и запросите желаемый объект.

– Чиво?

К этому моменту обеим пони уже осточертело ждать, и когда малышка заговорила сама с собой, как чокнутая старая кобыла, это стало последней каплей. Единорожка кивнула земной пони; та вздохнула, перехватила копьё и нанесла короткий и резкий удар Пуппи в шею, пронзив костюм и моментально убив его хозяйку. Пупписмайл в этот момент слушала, что говорил скафандр, так что даже не успела ничего заметить и как мешок повалилась на землю.

– Она всё равно была считай что мертвая; жеребёнок, бродящий здесь в одиночку – просто чей-то готовый обед. Вот бы её сюда два дня назад… – сказала единорожка, резко помрачнев.

– Угу… бедная Ридж Рэйсер… – Земная пони выдернула копьё и удивлённо взглянула на розовый дымок, поднимавшийся из дыры в костюме. – Эй, Бони… а это ещё что?

Единорожка поскребла копытом голову:

– Видимо, ты сломала там какой-то талисман… это может быть яд, лучше нам отойти.

– Но… и оставить тело здесь, вот так? – заколебалась земная пони, стараясь держаться подальше от розового дымка.

– Радраканы о ней позаботятся. И я сомневаюсь, что после этой дымовушки костюмчик ещё на что-то годен… Пошли дальше, надо продолжить обход.

Обе пони потрусили прочь, в сторону от основной трассы, по направлению к низкой гряде неподалёку. Тело маленькой пони осталось лежать посреди дороги, и за следующие полчаса небольшое розовое облачко, окутавшее её, даже и не подумало рассеяться.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 2
ВРЕМЯ приблизительно 16:30
МЕСТО: холмы Красных Рысаков, северный участок Трассы 52

Первым знаком, указывающим, что эта история ещё не закончилась, стал механический голос, раздавшийся из костюма после серии хрипов.

– Инициализация системы. Проверка версии. Внимание, несоответствие номера версии. Запуск в аварийном режиме. Версия 0.2. Проверка состояния оборудования. Все системы запущены. Обнаружено крупное повреждение. Активированы ремонтные заклинания. Возобновление последней сессии. Загрузка личных данных пользователя 001: Пупписмайл. Пользователь скончался, состояние стабильное. Всё в норме.

Пуппи заморгала у себя в шлеме, словно просыпаясь после сладкого сна. Малышка зевнула, у неё изо рта вытекла блестящая капелька розовой жидкости, упала на поверхность шлема и почти мгновенно исчезла, словно впиталась в стекло.

– Ммм… ещё пять минуточек, мамочка… – Малышка перевернулась на другой бок, всё ещё окутанная розовым облаком, которое теперь постепенно редело.

– Повреждение устранено. Пользователь изолирован от внешней среды.

Пуппи лениво поднялась и огляделась. Сперва она нахмурилась, но потом, видимо, что-то вспомнила.

– А, да… мамы тут нету… а что я делала до того, как заснула? – Она попыталась почесать в затылке, но её копытце наткнулось на шлем. На секунду малышка опять нахмурилась, потом пожала плечами и почесала шлем, приняв задумчивый вид.

– Доступ ко временной памяти. Запрос: последнее действие перед потерей сознания. Осуществление переговоров.

– Осуще…что?

– Взаимодействие с пони, представившимися как Красные Рысаки.

Опять мудрёные слова…

– Красные кто?..

– Разговор с добрыми пони.

Ну наконец что-то понятное!

– А, да, добрые пони! Я вспомнила! Э… а куда они девались?

– Местоположение Красных Рысаков неизвестно. Задача их поиска добавлена в список активных целей.

Пуппи недоумённо подняла бровь:

– У нас есть список дел? С каких пор?

– Список инициирован двадцать три часа назад. Целей в списке: четыре.

– Ого, сколько всего нам надо сделать… четыре – это же много, да? Что там?

– Первичная цель: достичь МАМА. Вторичная цель: снять скафандр. Вторичная цель: дать отпор графу Противному либо уклониться от встречи с ним. Вторичная цель: найти Красных Рысаков.

Прослушав список, малышка в жёлтом подпёрла копытцем шлем и погрузилась в размышления.

– Думай, думай, думай… кексики! Нет, погоди, не то… – Пару минут спустя она кивнула, и её глаза вновь загорелись решимостью. – Оки-доки, включи опять музыку… э… ту, где такой болтливый пони, – и Пуппи вприпрыжку поскакала дальше по дороге, следуя за стрелкой и слушая радио.

Вокруг Трассы 52 расстилалась выжженная земля, усеянная скалами и каменными грядами. Из-за неровного ландшафта здесь был очень плохой обзор, и это могло бы оказаться проблемой… если бы Пуппи хоть капельку волновалась о таких пустяках.

– Эй, мистер Голос, ты что-то говорил про вытаскивание всяких штук из карманов?

– Так точно. Данный костюм оснащён маломощным манипуляционным заклинанием.

– Э… а как оно работает?

– Загрузка инструкций. Выбрана простейшая версия для жеребят и Дерпи. Назови нужный тебе предмет, и если он у тебя есть, он будет помещён перед тобой.

– Э… кексики!

Перед Пуппи повисла в воздухе коробка с двухсотлетними кексиками. Малышка хихикнула: они так смешно болтались туда-сюда!

– Ух ты, здорово! Саспарилла!

Кексики сменились бутылкой саспариллы.

– Игрушка-тележка!

На этот раз перед жеребёнком повисла игрушечная тележка в очень плохом состоянии.

– Хи-хи! Нам надо больше всяких штук, обожаю игру в угадайки!

– Никак нет. Это не игра в угадайки, это управление инвентарём.

Пуппи подобрала камень и положила в карман.

– Камень!

Камень послушно выплыл из кармана и покачиваясь повис перед ней.

– Йей! Получается!

Когда камень убрался обратно, он был отмечен в инвентаре как “Камень Судьбы”, но Пуппи была не мастерица читать, так что ничего не заметила.

Продолжая трусить по дороге, малышка снова и снова вызывала то немногое, что было у неё в сумках. Всего лишь четыре предмета – но у Пуппи были большие планы на будущее.

– О, а ещё нам нужна музыка!

I can see that lone star from a thousand miles away

calling me back home though I ventured far astray

when I see that beacon shining for me all along

it calls me back to Equestria and a home!

(link)

——————————————————————————–
ДЕНЬ 2
ВРЕМЯ приблизительно 19:00
МЕСТО: лагерь Красных Рысаков, северный участок Трассы 52

Посёлок представлял собой кучку грязных полуразрушенных хижин, окружённую рвом, а баррикада поперёк дороги походила скорее на результат столкновения нескольких старых телег, чем на защитное сооружение. Пуппи, в блаженном неведении, скакала себе к посёлку, подпевая радио, пока дорога перед ней внезапно не взорвалась облачком пыли.

– Эй! Я сказал, СТОЙ СЕЙЧАС ЖЕ!

Пуппи посмотрела в сторону баррикады, метрах в пятидесяти впереди, и увидела там пони, наставившего на неё большое ружьё. Малышка уселась, помахала копытцем и улыбнулась:

– Привет! Я Пупписмайл!

Пони с охотничьей винтовкой, прятавшийся за баррикадой, кажется, не слишком впечатлился:

– Ладно, теперь сними этот аквариум и покажи своё лицо!

– Э… я б сама рада, но я застряла внутри! – Пуппи на секунду задумалась. – Это даже в списке есть, вот!

– Зашибись, просто зашибись… тогда стой, где стоишь, и выложи всё своё оружие.

– По-моему, у меня нету никакого оружия… есть камень! Это считается? Я могу им кидаться! – радостно предложила она.

Пони-стражник накрыл копытом лицо.

– Эй, Даблсайз, иди обыщи её! А ты, жёлтая, стой там и веди себя хорошо!

– Оки-доки-локи! – улыбнулась Пуппи, но от её ответа пони за баррикадой почему-то вздрогнул.

– Просто отвечай “да”, и без глупостей, и тогда, может быть, никто не пострадает! Делай, что сказано. Не сопротивляйся и дай Даблсайзу тебя обыскать.

Большой бурый единорог приблизился к Пуппи и присмотрелся к её улыбающейся мордашке за стеклом шлема. Глаза малышки уже почти не светились и казались только самую малость розоватыми, да и то было трудно разглядеть из-за отблеска розовых огоньков на нашлемном дисплее.

– Ух ты, неслабый у тебя химкостюмчик… никогда таких раньше не видел…

– Ага! Он супержёлтый, а ещё он умный и умеет делать магию! Смотрите, смотрите! Кхм… кексики! – Всё та же упаковка кексиков левитировала и повисла перед Пуппи.

– Ни фига себе, встроенное управление инвентарём и заклинания манипуляции. Эта штука должна стоить целое состояние. Где ты её нашла?

– Мне добрая пони в Кантерлоте дала!

– Так ты, значит, идёшь из Кантерлота… – скептически повторил Даблсайз.

– А-ха! – гордо кивнула малышка.

– Того самого, который в начале Трассы 52, с замком на вершине горы…

– Точно! – улыбнувшись, ответила Пуппи.

– Ого, ну тогда хотя бы понятно, почему ты носишь костюм полной защиты… ладно, к делу. Покажи мне свой пропуск.

Пупписмайл недоумённо уставилась на бурого единорога:

– Мой что?..

– У тебя нет пропуска? Ты разве не встретила патруль по дороге сюда?

– Я встретила двух добрых пони. Одна была земная пони, как я, а другая – еде… едо… едироног! Они были супермилые и суперкрасивые!

– Да, да… Рэтлинг Бонс и Фрозен Сода, – прервал её Даблсайз. – Они что-нибудь говорили про пошлину?

– Э… я не помню. Мы немного поговорили, а потом они ушли, а я осталась одна и легла спать…

Единорог вздохнул и позвал пони за баррикадой:

– Эй! С жеребёнком всё чисто, но, похоже, Бони и Сода сегодня пропускают всех подряд на халяву! Эта мелкая их встречала, но у неё нет пропуска… и чего делать?

– Да просто возьмём у неё что-нибудь стоящее и выдадим пропуск!

– Э… ну ладно…

Земной пони методично обчистил Пуппи от всего, что у неё было, кроме камня и костюма; вообще-то, он и его попытался расстегнуть, но скафандр, похоже, был накрепко заперт изнутри.

– Что делать, правила есть правила… извини, детка. – Он выдал Пуппи сплющенную консервную банку с красным пятном посередине. – Вот, держи. Специальная скидка для жеребят.

– Я расскажу маме, какой вы хороший. Спасибо, мистер добрый пони!

– О, кстати говоря… а что вообще жеребёнок в химкостюме делает совсем один на Трассе 52? Это нехорошее место…

– Я иду к маме! – Пуппи огляделась, словно высматривая какую-то невидимую цель, а потом указала копытцем в сторону высокой холмистой гряды на юго-востоке: – Вон туда! Ладно мне пора, пока-пока! – и она, не дожидаясь ответа, поскакала прочь.

– Но в той стороне нет ничего, кроме Карнавала! Эй, детка, постой! Опасное это дело – ходить туда! – Даблсайз поднял было копыто, но остановился. Она ему была никто, и это была Пустошь, так кому какое дело?

Малышка в жёлтом свернула с натоптанной дороги и пробиралась теперь среди скал и камней. Вскоре она нашла чей-то извилистый след, словно какой-то пони бродил вокруг, волоча за собой по земле пару заострённых палочек. Некоторое время Пуппи шла по следу, но потом бросила его; карабкаться на скалы и прыгать с камня на камень было супер-весело. Вечер понемногу перешёл в ночь, а Пуппи, распевая песенку про подскок, прыжок и перескок, всё дальше и дальше углублялась в Пустошь.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 2
ВРЕМЯ приблизительно 22:30
МЕСТО: Карнавал, Пустошь.

На дне узкой лощины стоял большой амбар, когда-то выкрашенный весёленькой розовой краской, а ныне выцветший и полуоблезший. Защитой амбару служил забор, полностью окружавший его, с автоматическими турелями, расставленными через регулярные промежутки. И забор, и само строение пребывали в весьма плачевном состоянии; турели выглядели не лучше, но некоторые из них всё же водили дулами туда-сюда, охраняя периметр.

– Внимание. Обнаружены автоматические оборонительные турели. Текущий статус турелей: противники. Уровень угрозы: средний.

Слово “противники” немедленно встревожило Пуппи, и она на секунду остановилась, осматриваясь вокруг:

– Опять этот граф? Где?.. Этот пони просто упёртый. Хм, бережёного Луна бережёт… – Маленькая пони спряталась за камень и стала ждать, пока появится замысливший что-то недоброе мистер Противный.

– Мистер Голос, выключи музыку: мы прячемся… – Она задержала дыхание и навострила ушки, стараясь услышать, не идёт ли кто.

– Установка прямого подключения к системе защиты. Протокол обмена выбран. Запрос допуска. Допуск получен. Путь свободен, можно идти.

– Цыц, я сказала! Там кто-то есть… вдруг это граф, нам надо быть суперскрытными… – Пуппи выползла из-за прикрытия, оглянулась через плечо на случай, если кто-то подкрался к ней сзади, а потом медленно двинулась к забору. Турели почти немедленно прицелились в её сторону, но их точки на компасе превратились из красных в розовые, и пушки снова вернулись в исходное положение.

– Эй, мистер Голос… я же сказала выключить музыку…

– Так точно. Громкость радио: нулевая.

– Тогда почему я её всё равно слышу?

– Обнаружен источник звука. Музыка исходит изнутри строения МАМА.

– Изнутри? Мама в этом амбаре? С музыкой и всем таким?.. Мама устроила вечеринку?! Йей! – Пуппи мгновенно перестала прятаться, вскочила на ноги и помчалась вниз по склону прямо ко входу в амбар. Доскакав до дверей, малышка лягнула их, распахнув настежь, прыгнула внутрь и завопила: – СЮРПРИЗ!

Изнутри амбар представлял собой одно большое помещение с двумя открытыми чердаками: один прямо над входом, а другой – напротив, вдоль короткой стены постройки. Пол здесь был земляной, выровненный и утрамбованный, слегка присыпанный сеном, а на стенах висели древние гирлянды и серпантин. С потолка свисали жалкого вида пиньяты, множество дряблых, сдувшихся воздушных шариков и другие старые, полуразвалившиеся украшения. Тусклое освещение давала пара мигающих лампочек. Кажется, единственное, что здесь работало как следует – это динамики, из которых неслась оглушающе-громкая музыка.

Прямо посреди комнаты стоял стол, накрытый для праздника, с разноцветными тарелками, пластиковыми стаканчиками и прочей утварью. За столом расположилось множество гостей: мешок муки, кучка камней, ведро, наполненное чем-то неопознаваемым, и комок пыли, все в праздничных колпаках. О, и ещё там были скелеты; не меньше дюжины безжизненных маленьких пони, тоже одетых в нарядные колпаки, сидело вокруг стола, невидяще уставившись в пустые тарелки. Пара трупов даже была скорее похожа на мумии, чем на скелеты: пожалуй, одна из них вполне могла сойти за очень истощённую пони. В дальнем углу амбара возвышалась большая куча белых костей.

– Внимание. Обнаружено умеренное радиоактивное заражение. Внимание. Обнаружено загрязнение воздуха. Анализ. Закись азота. Уровень угрозы: несущественный.

– О, смотрите-ка, ещё гость! – раздался металлический голос, шипящий, как старая пластинка, и с места для почётных гостей поднялся чей-то силуэт. В полумраке его можно было принять за обычную розовую пони с ещё более розовой гривой, но когда пони приблизилась, Пупписмайл заметила, что она катится на колёсиках, словно бы на роликовых коньках с моторчиками.

– Так-так-так, вы только посмотрите на неё! Ты, должно быть, оделась для маскарада? Мне супер-жалко тебе это говорить, но его отменили, впрочем, костюм можешь оставить! Он классный!

Странность номер два: обычно, когда пони разговаривают, у них двигается рот; но у этой на мордочке была нарисована неподвижная улыбка, а когда она говорила, её глаза вспыхивали жутковатым голубым светом.

– Э… вы – пони-робот? – спросила Пуппи после некоторого колебания, помня, что мама всё время говорила ей, что она не должна обращать внимание на чужие недостатки.

– Да, совершенно верно! Какая ты умная! Я – развлекательная Пинкибот эм-ка-два прототип ноль три, и сегодня я праздную день рождения! Хочешь присоединиться? Я могу освободить тебе место, а то знаешь, некоторые гости стали немножко угрюмыми, и почти не участвуют…

Пони-робот подкатилась к одному из скелетов, вытащила его из-за стола и отбросила на кучу костей в углу, оставив только праздничный колпак.

– Вот, держи. А как тебя зовут? – спросила Пинкибот, надевая колпак Пуппи на шлем.

– Э… Я Пупписмайл… Я… эм… Я ищу мою маму… она должна быть где-то здесь…

– Фантастика! Может быть, она тоже присоединится, когда придёт! А теперь садись. Хочешь тортика?

Настроение у Пупписмайл было отнюдь не праздничное; она ожидала найти здесь маму, а не какой-то дурацкий день рождения… но, возможно, эта пони-робот могла ей помочь, если ей чуточку подыграть. Так что малышка уселась за стол и посмотрела на остальных гостей.

Ох, жуть какая. Все эти черепа с пустыми глазницами, мертвые, наряженные для праздника, и эти две суперхудые мумии, и…

Секунду. Мумия посмотрела на неё в ответ?..

– Пожалуйста… хихи… пусть это… хихи… кончится…

И она к тому же разговаривала!

Маленькая мумия оказалась жеребёнком-единорожкой с бледно-розовой шёрсткой и оранжевой гривой. У неё вылезали волосы, и она вообще выглядела очень больной. Кобылка хихикала, но явно не от радости; похоже, она просто не могла перестать. Глаза у неё были опухшими, а из носа шла кровь, подтекая двумя красными ручейками по мордочке.

– Пожалуйста… хихи… я хочу домой… – бормотала она так, словно уже говорила эти слова миллион раз, но всё равно надеялась, что если повторять их достаточно долго, она наконец очнётся и весь этот кошмар закончится.

По спине Пуппи от шеи до хвоста и обратно пробежал холодок. Здесь всё было неправильно, и ей хотелось уйти. Но мама могла быть здесь. Может, она была… где-то… среди… костей.

Приступ паники чуть не захлестнул Пуппи с головой. Это было как в той страшной истории про суперхорошего робота, которого замкнуло, и он стал обижать пони! Сколько же пони уже погубил этот кошмарный карнавал, и ещё одна вот-вот могла разделить их судьбу! Не говоря уже о том, что её мама могла стать следующей, особенно если направлялась сюда… “А что, если она уже пришла? Нет, стоп, пони-робот вроде говорила, что её здесь нет. Но она могла врать! Роботы могут врать? Да какая разница!” Эта розовая штука приносила не радость, а гадость, и Пуппи больше не желала ей подыгрывать!

Пуппи на секунду встретилась глазами с хихикающей кобылкой. Эта маленькая пони тоже хотела к маме, а этот амбар был нехорошим местом.

– Беги отсюда. Скорее. Иди домой. – Пуппи не отводила взгляда до тех пор, пока юная единорожка не кивнула и не попыталась встать с места. Пинкибот двинулась на перехват, но Пупписмайл собиралась взять её на себя.

– Где моя мама? – спросила она, поднявшись на ноги.

– Мы пойдём и поищем твою маму, когда праздник закончится, оки-доки? Хочешь саспариллы?

Маленькая единорожка, пошатываясь, побрела к выходу из амбара.

– Извиняюсь, вечеринка должна продолжаться, ты не можешь уйти!

– Где моя мама? – Пуппи зашагала к розовой пони-роботу, отвлекая её внимание.

– Ну, ну, веди себя хорошо, не порти праздник. Хочешь поиграть в “приколи пони хвост”?

– Где моя мама? Что ты с ней сделала?! – Глаза Пупписмайл вспыхнули розовым пламенем.

– Ошибка. Объект “мама” не найден. Пожалуйста, не сердись. Я уверена, что твоя мамочка очень скоро придёт и заберёт тебя!

Единорожка на секунду остановилась, прислонившись к двери, чтобы не упасть; она еле держалась на ногах, кажется, ходьба была для неё мучением. Пинкибот целенаправленно покатилась к ней:

– Стой сейчас же! Тебе нельзя уходить без разрешения взрослых!

– Говори со мной! Она должна была быть здесь! Глупый робот! Не смей обижать мою маму и других пони тоже! – прорычала Пуппи и опустила голову, приняв угрожающую стойку. – Камень, – буркнула она низким зловещим тоном.

– Пожалуйста, не говори плохие слова. Подавляющие воздействия неэффективны. Субъект не реагирует на токсины. Требуется грубая сила. Активация систе…

КЛАЦ!

– ГОВОРИ! – Глаза Пуппи пылали так ярко, что весь шлем заполнило розовым огнём. Малышка в жёлтом прыгнула на робота и начала колотить его по голове Камнем Судьбы.

– ГДЕ! – Дико ощерившись, Пуппи обхватила копытцами шею робота и изо всех сил ударила его головой в лицо. По её шлему разбежалась паутина трещин, но зато этот удар сломал лицевую пластину Пинкибота, обнажив электронику и механизмы внутри головы.

– МОЯ! – Продолжая держаться одним копытцем за шею робота, Пупписмайл принялась бить его свободной ногой в лишённое защиты лицо. Каждый удар рвал провода и ломал жизненно важные детали машины, и наконец Пуппи ухитрилась попасть в талисман. Робот взорвался, словно был наполнен розовыми и жёлтыми фейерверками, отшвырнув Пуппи через всю комнату.

– МААМАА! – Полёт резко оборвался, когда Пуппи врезалась в одну из автоматических турелей, появившихся после того, как она принялась за робота. Столкновение оборвало кабель питания, и турель, жалобно взвизгнув, выключилась. Остальные турели развернулись и обрушили на Пуппи ливень разноцветных лучей, оставлявших на костюме подпалины, но не способных его пробить.

– Хватит! Я хочу знать, где мама! – Малышка бросилась прямо на ближайшую турель, протаранив её и полностью сбив прицел. Дуло турели, продолжавшей стрелять, задралось вверх, и оказалось, что ветхий каркас амбара гораздо менее прочен, чем магически укреплённый защитный костюм. Пуппи крутанулась и лягнула турель, сбив её с основания и окончательно прикончив, но потолок к тому времени уже начал трескаться и разваливаться на части.

– Мама! Мама, где ты? МА-АМА-А-А! – Не обращая внимания на то, что всё вокруг рушилось, малышка поскакала к куче костей в углу. – Мистер Голос, ты видишь мою маму? Где она?

– Ошибка. Цель достигнута. Узел Министерства морали уже найден.

– О чём ты вообще? Мне нужна мама! Ты сказал, она была здесь!

С тяжёлым грохотом, приглушённым толстым одеялом столетней пыли, амбар рухнул Пуппи на голову, похоронив её заживо.

Когда первые лучи рассвета попытались пробиться сквозь вечную облачность, маленькая измождённая единорожка выползла за защитный периметр бывшей постройки МАМА. Турели неподвижно застыли, оставшись без источника энергии; музыка тоже замолкла, её двухсотлетняя похоронная песнь наконец-то закончилась. Среди груды развалин кое-где виднелись мелкие очаги пламени, но пожар так и не начался: гнилое дерево плохо поддавалось огню.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 3
ВРЕМЯ приблизительно 9:15
МЕСТО: Карнавал, Пустошь.

И даже теперь это проклятое место не знало покоя.

– Я не просила тебя найти вечеринку кошмаров, я сказала, чтобы ты нашёл мою маму! – послышался приглушённый голос из-под руин.

– Никак нет. Ты спросила, – костюм включил аудиофайл с голосом Пуппи, – мистер Голос… где мама?

– Именно так я и сказала!

– Так точно. Ближайший действующий узел Министерства Активной Моральной Агитации был обнаружен и отмечен на карте. Он был установлен как главная навигационная цель и достигнут одиннадцать часов назад. Затем он был уничтожен.

– Ага, это я помню, он весь взорвался, а потом ещё раз.

– Никак нет. Невозможно взорваться два раза подряд. Большинство повреждений устранено. Все системы исправны и готовы к работе.

Пупписмайл помолчала с минуту, пытаясь обдумать ситуацию. Ссориться с мистером Голосом было бесполезно, хотя бы потому, что его не по чему было стукнуть, так что приходилось ломать голову самой. Она ведь была умная пони, верно? И Пинкибот, кстати, тоже так говорила.

– Оки-доки-локи… что толку плакать над разлитым молоком, в смысле, под разбитым амбаром. Здесь мамы не было, но ты сказал, что есть и другие места. Что дальше?

– Внимание. Несмотря на предельно ясные объяснения, имеется значительное недопонима…

– Ой, заткнись! Какое следующее место, где может быть мама? – Ну почему мистер Голос вечно такой занудный?.. Дурацкий скафандр…

Голос на секунду замолчал. Более продвинутый искусственный интеллект, возможно, сумел бы всё-таки объясниться или хотя бы почувствовать раздражение – но только не эта программа. Она была создана, чтобы оказывать помощь и выполнять команды, и ничего сверх этого.

– Местоположение следующего объекта МАМА установлено как главная навигационная цель. Направление отображено на курсографе. – Новая розовая стрелка появилась на компасе, когда Пуппи окончательно выбралась из-под руин. Малышка спрыгнула с кучи обломков и встряхнулась, пытаясь избавиться от пыли, покрывавшей костюм.

– Видишь? Всё так просто, когда ты сотрудничаешь!

– Так точно. Сотрудничество это магия.

Металлический смешок прервал их беседу. Пуппи обернулась и увидела жужжащего спрайтбота, которого она встречала на днях.

– А, это ты, мистер Почемучка. Привет! – улыбнулась малышка.

– Я Наблюдатель… Однако, не ожидал.

– Чего?.. Ты про вечеринку? Поверь, ты ничего не упустил. Худшая. Вечеринка. На свете. Смертельно скучная. Э, то есть буквально.

– Так что, ты нашла свою маму?

– Не-а. – Пуппи на секунду помрачнела, но потом снова улыбнулась: – Но нам ещё кучу мест осталось проверить, так что ничего страшного! Должна же она где-то быть, верно?

– Эмм… да, пожалуй… – Бот надолго умолк. – А можно спросить, куда ты теперь пойдёшь?

– Туда! – указала копытцем малышка, а затем добавила: – На этот раз мне повезёт!

– Значит, ты идёшь к следующему месту, где должна быть “мама”?

– Точно!

Робот опять сделал длинную паузу.

– И ты уверена, что тебе повезёт?

– Ага!

– Ну что ж, почему бы и нет, в конце концов… хорошо, Пуппи, мне нужно идти. Удачной тебе дороги и держись подальше от неприятностей.

– Конечно, мистер Почемучка! Всего тебе доброго!

Спрайтбот развернулся и поплыл прочь, гордо транслируя Марш параспрайтов.

– О, точно! Мистер Голос, включай музыку!

I don’t want to set Equestria on fire

I just want to start a flame in your heart

(link)

——————————————————————————–
ДЕНЬ 3
ВРЕМЯ приблизительно 14:00
МЕСТО: равнины Красных Рысаков, северный участок Трассы 52

Пуппи снова вернулась на Трассу 52. Она оставила позади каменистый участок, и теперь вокруг расстилался плоский ландшафт с видневшимися кое-где руинами старых ферм. Далеко впереди из пыльного марева вставал силуэт крупного города; малышка уже различала небоскрёбы в центре и большой полуразрушенный купол сбоку. На дороге попадались остовы древних экипажей, от маленьких быстрых гоночных тележек до огромных громоздких грузовых фургонов. Все они разделили одну судьбу: их навсегда бросили ржаветь здесь, в глуши.

– Эй! Эй ты, погоди! – Пуппи повернула голову туда, откуда раздались голоса.

Остановившись, малышка в жёлтом присмотрелась и узнала двух пони, с которыми встречалась за день до этого. Она улыбнулась и помахала им копытцем. Одна пони осталась метрах в тридцати в стороне, с автоматом наготове, а вторая подошла поближе, держась настороженно, но оставив силовое копьё в чехле.

– Ладно, мисс чудо-жеребёнок, стой на месте, и тогда никто не пострадает.

– Эм… это такая игра?

Единорожка по-прежнему целилась в Пуппи из автомата, а вторая пони ответила:

– Ага, что-то вроде того. Хочешь сыграть?

– Здорово! Можно я первая? Можно? Можно? – Пуппи запрыгала на месте, как и положено гиперактивному жеребёнку.

– Конечно, почему нет. Я буду спрашивать, а ты постарайся ответить. Если не ответишь – ты проиграла, понятно?

– Йей! Игра в угадайки! Обожаю угадайки! Спросите, спросите у меня что-нибудь!

– Круто. Вопрос номер раз: как можно остаться живой и здоровой с силовым копьём в горле?

– Чиво, с чем? – Ого, трудный вопрос. Пуппи понятия не имела, что такое силовое копьё, но, похоже, его надо было проглотить и не пораниться. – Эм… прожевать?

Взрослые пони переглянулись.

– Может… может, она просто отсталая? – предположила земная.

Единорожка вздохнула:

– Ну, попробуй всё-таки ещё что-нибудь спросить.

– Ладно, детка, тогда… зачем ты пошла на Карнавал?

– Вы про тот старый амбар? Ну, глупый мистер Голос сказал, что там была моя мама. И угадайте, что? Её там не было, зато вместо неё я нашла самый худший праздник на свете. Там был этот чокнутый розовый робот, который хотел обидеть мою маму, и я разозлилась, но робот взорвался, и какая-то странная штука начала кидаться в меня противными огоньками, а потом я не очень помню, но, кажется, амбар упал мне на голову. Это со мной часто бывает последнее время. – Пуппи остановилась и задумалась. – Я надеюсь, та худенькая пони спаслась…

– Ридж Рэйсер будет жить, и только поэтому моя подруга ещё не нажала на спуск. – Земная пони глубоко вздохнула. – Значит, ты воскресла, прискакала на Карнавал, уничтожила это проклятое место и спасла сестру Бони просто по чистой случайности?

– Я… Я не помню, чтобы всё это делала, но раз вы так говорите…

– И ты просто искала маму… всё это время…

– Да, а вы знаете, где она?

– Нет, она точно отсталая. – Земная пони накрыла копытом лицо, а единорожка не смогла удержаться от хихикания. Отсмеявшись, она посерьёзнела:

– Но она спасла мою сестру. Я у неё в долгу.

– Ну и что теперь, Бони? – спросила земная.

– Не знаю… – Рэтлинг Бонс опустила автомат и приблизилась к Пупписмайл, которая улыбнулась ей. При виде этой простодушной радости по лицу огрубелой жительницы Пустоши тоже невольно промелькнула улыбка, и единорожка потрепала Пуппи копытом по шлему:

– Не знаю уж, к худу или к добру ты появилась, но с меня причитается… так что спасибо тебе. – Рэтлинг Бонс вынула прямоугольный кусочек металла с нарисованным на нём белым надкушенным яблоком, и протянула его малышке в жёлтом. – Вот, возьми: это пропуск. Если ты идёшь в Солт-Кьюб-Сити, покажи его страже, и тебя пропустят внутрь. Поняла?

Пуппи распахнула глаза от восторга:

– Ух ты, спасибо! Подарок! Обожаю подарки! Спасибо вам супербольшущее, мисс добрая пони!

– Ты покончила с ночным кошмаром всего нашего племени и вернула мне то единственное, что мне по-настоящему дорого, – продолжила единорожка. – Надеюсь, ты найдёшь то, что ищешь, маленький призрак.

– О-о-о-у, как трогательно! – поддразнила земная пони.

– Ой, да заткнись ты, Сода. Пошли дальше, нам ещё обход заканчивать.

– Эй, Бони, ты что, плачешь?

– Заткнись, я сказала! И не вздумай смеяться и кому-то рассказывать!

– А знаешь что? Мне теперь жаль, что мы её убили.

Обе пони удалились в направлении, противоположном розовой стрелке. Пуппи смотрела, как они скачут прочь, и махала им копытцем, пока они не скрылись за холмами.

– Люблю добрых пони, они такие добрые! – улыбнулась малышка, снова двинувшись в сторону большого города. – Эй, мистер Голос, можно тебя спросить?

– Так точно. Прошу сформулировать вопрос.

– Когда мы найдём мою маму, ты уйдёшь? Ну, то есть… я не хочу, чтобы ты уходил.

– Никак нет. В результате воздействия литлхорнского токсина данный комплект снаряжения необратимо сросся с тобой.

– Эм… это значит, что мы всегда будем вместе? Я смогу оставить тебя себе, когда мы найдём маму?

– Так точно.

Пуппи улыбнулась, как всегда выслушав только ту часть объяснения, которую хотела услышать.

– Хорошо, мистер Голос. Ты ведь уже знаешь, что нам ещё нужно?

– Так точно. Анализ предшествующих диалогов позволяет предсказать твой запрос с вероятностью девяносто пять процентов.

Из радио заиграла музыка, и Пупписмайл начала подпевать.

Впереди её ждала долгая дорога, и она вновь осталась одна, но Пуппи была жеребёнком на заданьи и обладала тем самым упрямством, которое может проистекать лишь из невежества. Кроме того, на самом деле она не была одинока; у неё был один друг, о котором она прекрасно знала, и ещё парочка, о которых она даже не подозревала.

You and me together will be
forever you’ll see
we two can be good company
you and me
yes together we two…

(link)

——————————————————————————–
——————————————————————————–

Заметка: получен новый уровень. Кажется, мы это уже обсудили.

Никак нет. Получение новых уровней предписано каноном FoE.

Ладно, ладно, блин, я начинаю понимать, почему Пуппи так бесится… ну тогда…

Получена квестовая способность: Без прокачки никуда. Теперь можно получать уровни! Йей!

0

3

http://sd.uploads.ru/t/7Gkv9.jpg




ГЛАВА 3
Потерянный табун

Давным-давно, в умирающей стране Эквестрии…

“Добрый вечер, леди и джентльпони, с вами Одинокий Понь, и вы слушаете Радио 52: все новости Трассы 52, которые вам нужно услышать, и ничего больше! Ну, почти ничего. Вообще-то, по-видимому, крупнейшая радиостанция Эквестрии вещает теперь на всю Пустошь. Какой-то святой услышал молитвы диджея PON-3, спустился в Филлидельфию и лягал передатчик до тех пор, пока тот не заработал. Так что ура тем парням в Башне Тенпони, скоро они захватят весь мир!”

Несколько секунд играет бравурная музыка.

“Э-кхем, перейдём к делу. Новости, новости, новости… что тут у нас? Ах да! Эй, мои маленькие пони, вы боитесь призраков? А надо бы… Помните историю с Карнавалом? Не бойтесь, если не помните: старина О.П. проведёт краткий ликбез для тех, кто плохо учился в школе.

Далеко-далеко на самом севере Трассы 52 стоит одинокий амбар. Красные Рысаки называют его Карнавалом. Это проклятый реликт давно минувшей эры, но, в отличие от своих собратьев, он никогда не знал покоя. Ещё мой деда рассказывал мне о том, как каждый год из амбара выходил призрак и рыскал по окрестным холмам в поисках компании, зазывая всех встречных пони к себе на вечеринку. А когда наступало утро, оказывалось, что пропал жеребёнок. И никто, никогда оттуда не возвращался. Приближаться к Карнавалу было смертельно опасно: это место защищали высококлассные лазерные турели. Но те, кому всё же удавалось подобраться поближе, не словив луч, слышали музыку, доносившуюся из проклятого амбара день и ночь напролёт. Прямо как на вечной вечеринке ужасов.

Так вот, мои маленькие пони, похоже, что кто-то просто крикнул ‘Не боюсь я никаких призраков!’, ворвался в амбар, когда вечеринка была в полном разгаре, и сорвал с него крышу. Буквально. Не будет больше никаких призраков, похищающих жеребят у Красных Рысаков. Я попытался хоть что-нибудь разузнать об этом благодетеле, но вышло что-то запутанное. Кажется, он сам – нечто вроде призрака: жеребёнок, одетый в жёлтый химкостюм и восстающий из мёртвых в розовом облаке. Что ж, Жёлтый Призрак, ты молодец. Одна проблема решена, девятьсот девяносто девять осталось. О, я не забыл упомянуть, что жертва нынешнего года благополучно добралась до дома? Храни Селестия наши души! А теперь вернёмся к старому доброму Пони Маркусу!”

I can see that lone star from a thousand miles away

Calling me back home though I’ve ventured far away

When I see that beacon shining for me all along

It calls me to Equestria and a home!

(link)

ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 00:30
МЕСТО: Соляные Залежи, северный участок Трассы 52

Пуппи трусила вдоль по Трассе 52 в сторону юга. Большой город на горизонте вырос из неясного силуэта в обширный массив, раскинувшийся всего в нескольких километрах перед ней. Малышка скакала весь день напролёт, и теперь, в наступившей темноте, её глаза стали ярко-розовыми, сияя в ночи, как фары. В отсутствие дневного света стало видно зелёное свечение вокруг купола Солт-Кьюб-Сити; возвышавшиеся над ним небоскрёбы делового центра кое-где были освещены редкими огнями; большая же часть города просто растворилась во тьме на фоне вечно затянутого тучами ночного неба.

Около полуночи малышка в жёлтом заметила небольшой караван, движущийся с юга ей навстречу. Там была полудюжина пони, а с ними… какие-то странные двухголовые коровы… Пуппи так и села от удивления, ожидая, пока они подойдут ближе. Разумеется, охранники каравана тоже вскоре заметили жеребёнка, главным образом потому, что она была единственным источником света на всей дороге. Не стоит и говорить, что стражники тут же напряглись.

– Как думаешь, может, это тот самый “призрак” из новостей? – пробормотал крупный жеребец с лёгким боевым седлом, обращаясь к другой пони.

Предводительница стражи, земная пони с большим револьвером, пожала плечами. Вскинув копыто, она сделала каравану знак остановиться.

– Не знаю, но рисковать не стоит. Вперёд: двое на фланги, двоим оставаться здесь. Я попытаюсь договориться; прикройте меня, или забудьте об оплате.

Двое стражников отделились от каравана и сошли с дороги, заходя Пупписмайл с боков. Тем временем предводительница ускакала вперёд, оставив позади караван с двумя стражниками. Жеребёнок выглядел на редкость жутко: вид крохотной жёлтой фигурки в шлеме, сияющем мягким розовым светом, уже был отличным аргументом в пользу того, чтобы открыть огонь. Шеф стражи опасливо приблизилась к этому существу, надеясь, что двое стражников успеют спустить курки в случае осложнений.

– Привет! Я Пупписмайл! – помахала малышка стражнице. Ну, по крайней мере, она не казалась враждебной.

В “Руководстве по выживанию в Пустоши” есть одна фраза, которая встречается там гораздо чаще любой другой: “бережёного Луна бережёт”. “Не выглядит враждебным” не значит “безопасен”.

– Ладно, теперь не двигайся и расскажи мне: что ты такое и почему я не должна пустить тебя на удобрения.

Пуппи захихикала: мудрёные слова всегда её веселили.

– Хи-хи, добрая пони смешная! Меня не надо удобрять, я и так добрая. Я – Пупписмайл! А вас как зовут?

Стражница пришла в растерянность: то ли эта мелкая просто слабоумная, то ли это часть какой-то хорошо продуманной ловушки? Вся ситуация была просто нелепа.

– Э… да, я – Солид Слаг. Ты тут одна? – Не дожидаясь ответа, она жестом велела паре стражников с флангов проверить окрестности.

– Не-а, со мной мистер Голос. Он супер-умный или супер-глупый, когда как… но он точно знает, где моя мама!

– И… где же этот мистер Голос?

– Внутри скафандра! Видите эти огоньки и точечки? Это он их делает!

Ладно, девять из десяти, что она просто слабоумна.

Солид Слаг пригляделась к шлему костюма, стараясь не обращать внимания на ярко сияющие глаза Пуппи: там был действующий нашлемный дисплей, похожий на те, что использовались в некоторых моделях боевых сёдел. С первого же взгляда становилось ясно, что это снаряжение было безумно дорогим. Солид удивилась, как жеребёнок вообще мог раздобыть нечто подобное, но при виде розового света у неё зародилось подозрение, что в данном случае это отнюдь не главное. Коротко говоря, Солид Слаг была в деле намного дольше большинства караванщиков, и за это время успела немало узнать о Пустоши. Поэтому следующий её вопрос был таким:

– Скажи, а ты, случайно, не из Кантерлота?

– Ага! Мой дом… он… стоял прямо под горой на бульваре Клеверных Листьев, но недавно он развалился, так что теперь я ищу маму. Её не было в старом амбаре, но мистер Голос говорит, что есть другое место в том большом городе, и я туда иду! – Пуппи указала копытцем куда-то на юг.

Солид Слаг пару раз кивнула, пока слушала, потом подняла копыто и дала каравану отмашку. После короткой паузы повозки снова пришли в движение.

– Ух, ну и болтушка же ты. Одинокий Понь расписывал недавно, как ты ворвалась на Карнавал.

– Я что?.. Вы про старый амбар? Я там не взорвалась, это амбар взорвался, глупая пони! – Пупписмайл захихикала. – Эта Пинкибот была настоящая печёная гадость! Сначала было очень жутко, но я же смелая пони!

Солид Слаг почесала макушку, безуспешно пытаясь уследить за Пуппиной болтовнёй.

– Мм… да, здорово. Я бы тут стояла и болтала с тобой часами, но нам надо двигаться. Если пойдёшь в Солт-Кьюб-Сити, гульская община у них в Куполе; кажется, они называют её Свечением. По Деловому Центру особо не шатайся, там таких, как ты, не любят. Ах да, и удачи тебе, маленький призрак.

Когда караван поравнялся с ними, другие пони с любопытством уставились на Пуппи, но Солид Слаг прошептала что-то фиолетовой единорожке с красной гривой, и они просто пошли дальше. Пони в жёлтом костюме изумлённо смотрела на браминов, а потом помахала добрым пони на прощание, когда те пропали в ночи. Снова оставшись одна, малышка отправилась вдоль по трассе дальше на юг.

————————————————————————————————-
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 11:30
МЕСТО: Деловой Центр, Солт-Кьюб-Сити

Ворота представляли собой неказистую баррикаду, выстроенную из мешков с песком и сорванных где-то железных листов. Пони в железной броне дежурил у роторного пулемёта на деревянной вышке, а двое других стражников проверяли каждого, кто хотел войти в Солт-Кьюб-Сити; ещё один пони – единорог в офицерской форме – сидел в небольшой металлической будке и делал записи в журнале.

Был уже почти полдень, но движение с севера от Делового Центра было таким же еле живым, как сама Пустошь. На этот раз Пуппи была во всеоружии: она взяла ту металлическую штуковину с нарисованным яблоком и показала её стражникам. Один из одетых в броню пони подошёл к ней; остальные держали оружие наготове.

– Дай-ка глянуть. Да, это действительный пропуск. Ну, как тебя зовут и по какому делу ты здесь?

– Я Пупписмайл! А как вас зовут, мистер добрый пони?

Стражник поднял забрало и хмуро посмотрел на Пуппи:

– Капрал Фарсайт. Ну так по какому делу ты идёшь в Солт-Кьюб-Сити, детка?

– О, это я знаю! Я ищу свою маму! Она где-то вон там! – Пуппи показала копытцем на скопище разрушенных зданий, и стражник вздохнул.

– Ну ладно, думаю, этого достаточно. Только ещё один вопрос: почему ты в полном защитном костюме?

– А, в этом? Я застряла внутри, но это ничего, потому что мистер Голос тоже живёт в скафандре и помогает мне с моим заданьем. – Малышка понизила голос и прошептала Фарсайту: – У него не очень хорошо получается, только вы ему не говорите, а то он довольно сердитый.

Страж снова опустил забрало и пожал плечами:

– Покуда ты не собираешься взрывать в Деловом Центре мегазаклинания, можешь одеваться, как тебе вздумается. Добро пожаловать в Солт-Кьюб-Сити – город Соляного Куба, детка.

Пони в жёлтом костюме прошла за дорожное заграждение, но Фарсайт снова её окликнул:

– Ах да, и не подходи близко к Куполу: там дикие гули и сильная радиация.

– Оки-доки-локи! Пока-пока, мистер страж Фарсайт!

Пуппи радостно поскакала к большим небоскрёбам в конце бульвара, хотя розовая стрелка указывала совсем в другом направлении.

Деловой Центр был типичным для Трассы 52 торжищем: там были стражники, не дававшие пони поубивать друг друга, и пара дюжин палаток со знаками различных торговых компаний, действующих в этом районе, вроде Водных Пастухов и Скакунов-Скорострелов; попадались там даже вольные торговцы и несколько торговых точек ближайших племён. Открытый рынок располагался на улицах, но настоящим Деловым Центром были четыре небоскрёба, которые до сих пор стояли в центре поселения. Во время войны Солт-Кьюб-Сити стал целью одного из мегазаклинаний, но ракета, которая должна была его доставить, сработала неправильно: боеголовка попала в купол Соляного куба на окраине города, пробила крышу и взорвалась на уровне земли; мощный каркас Купола защитил ближайшие окрестности от самых серьёзных эффектов прямого попадания, но не смог спасти от губительных долговременных последствий. На протяжении последующих двух столетий самые потрёпанные здания одно за другим уступали разрушительному действию времени, но четыре самых крупных и наименее пострадавших небоскрёба выстояли и по-прежнему возвышались в центре города.

Четыре башни были символами могущества Солт-Кьюб-Сити: две из них были заняты головными офисами торговых компаний, а третья – штаб-квартирой Наёмных Копыт, могущественной компании вольных наёмников.

Пуппи стояла у небольшой палатки, отмеченной красным пятном – символом Красных Рысаков. На полках магазина был представлен широкий выбор холодного оружия и лёгкой брони, а посреди экспозиции на ящике боеприпасов сидела пони в старой ковбойской шляпе.

– Эй, славное у тебя платьице, маленькая. Скажи, ты не с севера? – Пони улыбнулась Пуппи и приподняла копытом шляпу, оголяя рог на лбу. Метка у неё на боку изображала баскетбольный мяч.

– Привет! Я Пупписмайл! – Малышка помахала копытцем и подбежала к старшей пони. – Я оттуда. – Пуппи указала копытцем вдоль улицы, на которой стояла палатка.

– А я – Плэй Мэйкер. Кажется, Одинокий Понь что-то упоминал про тебя прошлым вечером.

– Эмм, вы про того болтливого пони на канале с музыкой? – Пуппи задумчиво почесала шлем. – В прошлый раз он говорил про то, как важно пить чистую воду…

– Нет, нет, я имею в виду новости про Жёлтого Призрака. Хм, может быть, по трассе ходит больше одной пони в химкостюме? Так или иначе, что ты ищешь?

– Почему все меня называют призраком? – нахмурилась Пупписмайл.

Плэй Мэйкер улыбнулась:

– Так значит, это всё-таки ты. Я так и знала! – Единорожка задумчиво потёрла копытом подбородок. – Как-то ты маловата для той, что разрушила проклятый амбар. По-моему, тебе и самой по себе бродить ещё рановато. Ты Меткоискательница?

– Не-а. Я ищу свою маму, и я не одна: со мной мистер Голос.

– Свою маму? Может, я смогу тебе помочь: в Деловом Центре много пони каждый день бывает. Как зовут твою маму? Какая у неё Метка?

Пуппи широко улыбнулась:

– О, её зовут Рэйни Дэйс, она фиолетовая и с оранжевой гривой, а Метка у неё – облачко с дождинками! Вы её видели? Мистер Голос говорит, что она где-то здесь! Вон там! – Пуппи снова указала копытцем в направлении каких-то разрушенных зданий.

Плэй Мэйкер покачала головой:

– Прости, детка. Не могу вспомнить пони с такой расцветкой или Меткой, и имя тоже ничего не говорит. – Торговка глянула в ту сторону, куда показывала Пуппи, и нахмурилась: – Там, говоришь? Это не к добру. Там радиоактивная зона; единственное уцелевшее здание в том направлении – это Купол, и поверь мне, тебе не захочется даже близко к нему подходить.

– Купол? А что это?

– Это место, набитое дикими гулями и прочими ужасами. Оно сильно радиоактивно, хотя, может, это и не проблема, раз у тебя защитный костюм. Настоящая проблема – это его обитатели: там живёт маленькая община религиозных гулей-фанатиков, но они на грани сумасшествия. Собственно, некоторые из их “братьев” уже сошли с ума и стали нападать на караваны, направляющиеся сюда. Положение наступило серьёзное, и Уайт Эплы ищут теперь способ избавиться от этих гнилоголовых. Они отстреливают каждого гуля, который высовывает нос наружу, но не могут войти и закончить дело: это место – одна сплошная смертельная западня, если ты не устойчив к радиации, так что теперь они в тупике.

Пупписмайл нахмурилась:

– А что такое гуль?

– Ты… ты смеёшься надо мной? Ты не знаешь, что такое гуль? – Плэй Мэйкер взглянула на озадаченного жеребёнка и вздохнула: – Нет, не смеёшься… – Она покачала головой. – Гуль – это пони, который был отравлен радиацией давным-давно, когда упали мегазаклинания. Вместо того чтобы умереть, они превратились… даже не знаю точно, во что. В живых мертвецов? Может, что-то вроде зомби? Так или иначе, многие из них сошли с ума от этой мутации и стали дикими гулями: агрессивными тварями, которые нападают и пытаются сожрать каждого, кого увидят. Другие сохранили рассудок и стали бессмертны, но мутация их обезобразила. Их гривы выпали, шкуры облезли, а плоть стала покрываться волдырями и гнить. Все гули похожи на разлагающиеся трупы, но каким-то образом остаются живы. Проблема в том, что рано или поздно у каждого гуля в голове щёлкает, и он переходит на мясную диету.

Пуппи нахмурилась; единорожка ясно видела, как понимание в её глазах сменяется страхом.

– Мисс Плэй Мэйкер… эм… если моя мама и правда там, где говорит мистер Голос… с ней всё будет в порядке?

– Я… – единорожка надвинула шляпу на глаза, пряча их от малышки, – я не знаю, маленький призрак, но Купол – опасное место. Надеюсь, ты не пойдёшь туда после всего, что я тебе рассказала.

Пуппи вскочила на ноги с новообретённой решимостью:

– Я должна идти! Если моя мама там, она может быть в опасности!

Плэй Мэйкер вздохнула, понимая, что отговаривать её от этой самоубийственной затеи бесполезно.

– Ты не из моей семьи, так что я не могу говорить тебе, что делать, а что нет, но, пожалуйста, послушайся моего совета: пойди в ту башню; вон в ту, у которой большое белое яблоко на вывеске. Скажи пони у входа, что хочешь пойти для них на разведку в Купол. Они дадут тебе какое-нибудь снаряжение, а может, даже оружие. У тебя есть химкостюм, а они уже так отчаялись, что примут помощь от любого, если решат, что у него есть хоть какой-то шанс.

Пуппи улыбнулась:

– Оки-доки-локи! Держись, мамочка, я иду тебя спасать!

Малышка галопом выскочила из палатки и решительно влетела в Башню Белых Яблок.

—————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 14:00
МЕСТО: Купол Соляного Куба, Солт-Кьюб-Сити

– Внимание. Обнаружено лёгкое радиационное заражение. Уровень угрозы: несущественный.

Купол представлял собой гигантское эллиптическое сооружение, которое когда-то служило экспоцентром, где одновременно могло проводиться множество мероприятий. Огромная округлая крыша некогда накрывала всё здание, но теперь она была почти полностью разрушена. Сохранились только внешние стены, всё ещё украшенные арками и колоннами, отчего вся конструкция смутно напоминала стадион-переросток.

Бульвар вёл прямо ко входу в Купол: монументальной арке, сразу за которой начинался холл, усеянный останками мраморной статуи. Его пол, когда-то выложенный отполированными каменными плитами, ныне был покрыт сплошным ковром из каменных обломков. Пуппи остановилась перед аркой и взглянула на розовую стрелку на компасе.

– Оки-доки, мистер Голос, что нам делать дальше?

– Текущее местоположение: административный узел Министерства морали. Основная цель достигнута.

– Да, я знаю, что мы пришли. Я спрашиваю: что дальше? Что нам тут надо сделать?

– Дополнительная цель: изучить гулей и/или избавиться от них. Внимание. Обнаружено лёгкое радиационное заражение. Уровень угрозы: несущественный.

– Значит, мы находим этих гулей, спрашиваем их, где мама, а потом пытаемся уговорить их уйти?

– Так точно. Это один из возможных подходов.

– Здорово! Люблю, когда есть план. Поскакали. – Пуппи вошла в зал и крикнула: – ЭЙ, ПОНИ-ГУЛИ-ГУЛИ!

Её крик несколько раз повторило эхо, но кроме него никто не отозвался, так что пони в жёлтом костюме поскакала к широкой лестнице на другой стороне холла.

– Внимание. Обнаружено сильное радиационное заражение. Уровень угрозы: несущественный.

– Эй, я, кажется, кого-то видела за той статуей! Эй вы, подождите! – Пуппи галопом понеслась в направлении тени, скрывавшейся за пьедесталом ещё одного разбитого мраморного монумента. Достигнув прячущегося пони, малышка перешла на рысь и окликнула его или её:

– Привет, я – Пупписмайл! Вы не видели мою…

Это был он! Тот самый пони: граф Противный! Он возвышался прямо перед ней: ещё более уродский, чем она помнила, и почему-то даже намного более жуткий.

– Внимание. Обнаружен противник. Дикий гуль. Дистанция: два метра. Уровень угрозы: низкий.

Существо посмотрело в лицо Пуппи, капая изо рта жёлтой слизью. Казалось, оно было не уверено, что делать дальше.

Пуппи отступила назад, ужаснувшись кошмарному зрелищу.

– П-п-почему вы всё ходите за мной? Оставьте меня в покое, уходите!

Существо зарычало и пригнуло голову. Пуппи развернулась на месте и поскакала во весь опор.

Увы, недостаточно быстро.

Одичавшая тварь прыгнула на Пуппи, захлёбываясь слюной, и укусила, целя ей в голову. Шлем был разработан в расчёте на то, чтобы выдержать несколько прямых попаданий, так что первая атака взбесившегося зверя нанесла Пуппи только моральный вред: вид полной пасти жёлтой слизи и гнилых зубов, скребущих по шлему не более чем в десяти сантиметрах от её лица, был столь шокирующим переживанием, что малышка сперва совершенно растерялась от страха.

– ФУ-У-У-У-У-У-У-У-У!

Поначалу Пуппи действовала чисто инстинктивно: попыталась отбрыкаться от гуля, но он был намного тяжелее и прижал маленькую пони к земле всем своим весом.

– Камень! КАМЕНЬ! СКОРЕЙ!

Не переставая кричать, маленькая пони схватила Камень Судьбы обоими копытцами и начала колотить им монстра.

– Прекрати! ПРЕКРАТИ СЕЙЧАС ЖЕ!

Пару минут спустя Пуппи всё ещё месила камнем липкую бурую массу, которая когда-то была головой пони. Царапины на шлеме и мелкие разрывы на костюме уже исчезли благодаря встроенным заклинаниям самопочинки. Постепенно удары стали реже и прекратились совсем; гуль явно больше не двигался, а Пуппи надо было перевести дух. Это было ужасно, но зато мрачная тень графа Противного наконец-то рассеялась! Больше не было нужды убегать и прятаться: монстр был остановлен раз и навсегда, а его царство страха – повержено! В конце концов Пуппи облегчённо вздохнула, а затем подняла взгляд от мёртвого гуля.

…И заметила трёх других гулей, которые смотрели на неё ничего не выражающими глазами и капали слюной из раскрытых ртов.

– Внимание. Обнаружен противник, численность: три. Ближайшая цель в двенадцати метрах.

– Эй, мистер Голос. А что такое не до пони… э… мания?

– Недопонимание. Неверное понимание высказывания, вызывающее путаницу. Век живи – век учись!

Пуппи медленно кивнула, глядя на трёх гулей на другом конце зала.

– Хорошо. Тогда кто же всё-таки такой граф Противный?

– Поправка: противники на курсографе. Враги или недоброжелательно настроенные существа, находящиеся в радиусе действия сенсора, отмечаются на курсографе. Текущее число противников на курсографе: три. Дикие гули. Уровень угрозы: умеренный.

Пуппи вздохнула, бросила Камнем Судьбы в гулей и пошла в атаку. Гули, в свою очередь, поступили так же.

—————————————————————————————————
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 14:30
МЕСТО: Купол Соляного Куба, Солт-Кьюб-Сити

– Внимание. Множественные повреждения герметической оболочки. Внимание. Обнаружен розовый токсин литлхорнского типа. Внимание. Компас не функционирует. Внимание. Заклинание управления инвентарём временно отключено. Внимание. Энергетические кристаллы повреждены. Запас энергии в резервных кристаллах: 29,06%. Внимание. Зафиксирован смертельный уровень радиации. Уровень угрозы: несущественный. Пользователь скончался, состояние стабильное. Всё в норме.

Пуппи стояла посреди места побоища, среди слизи и гниющей плоти; обезглавленные тела трёх гулей валялись по полу. Бой продолжался довольно долго и происходил весьма беспорядочно, поскольку гули регенерировали от радиации, заливавшей всё вокруг, а Пуппи регенерировала благодаря Розовому Облаку и заклятиям своего химкостюма. В конце концов целеустремлённость, с которой малышка целилась только по головам, победила бессистемные укусы и удары копыт троицы гулей, но в процессе её избили, как лягательную грушу, наполовину обгрызли бока, и теперь весь зал был заполнен реденьким розовым туманом.

– Эй, мистер Голос… Ты уверен, что мама здесь?

– Так точно. Текущее местоположение: строение Министерства морали № 00201 – купол Соляного куба.

– Оки… доки… локи… – Пуппи перестала слушать уже после “так точно” и ничком хлопнулась на пол, вымотанная схваткой. – Потому что всё, что я сейчас хочу – это поплакать.

Из другого входа в зал показались два силуэта. Они как будто пошептались друг с другом, затем один из них достал охотничью винтовку, а другой с опаской двинулся к пони в жёлтом. Пуппи протянула копытце к Камню Судьбы, лежавшему перед ней, и взяла его, но она была такой уставшей, что ей просто хотелось полежать ещё немного.

– Пожалуйста… уходите… пожалуйста… не надо больше драться… я буду вести себя хорошо…

Тем временем, ближайший пони подошёл к Пуппи достаточно близко, чтобы она могла как следует его рассмотреть. Это был ещё один гуль, но чем-то отличавшийся от остальных. Он носил форму, похожую на ту, которая была у той пони, что дала ей костюм. Более того, он не пускал слюни, у него в глазах виднелись проблески интеллекта, и, наконец, самое главное – он с ней заговорил:

– Эй, ты в порядке, маленькая? Здесь смертельно опасно. – Голос пони звучал, как скрежет мела по школьной доске, но Пуппи всё же показалось, что это голос кобылки. – Эй, Софт Эйр! Нам надо вытащить её из радиоактивной зоны, пока она не умерла! У нас есть хоть немного радэкса или антирадина?

– Не думаю. Держись подальше от розового облака, оно выглядит до боли знакомым. Я почти уверен, что это что-то опасное.

Вышедшая вперёд пони резко остановилась, едва не подойдя слишком близко, и склонила голову набок:

– А, так значит, дело не только в моём гнилом глазе. – Пони-гуль обошла розовое облако, которое постепенно рассеивалось, как будто костюм всасывал его в себя по мере саморемонта.

– Герметичность восстановлена. Внимание. Зафиксирован критический уровень радиации. Уровень угрозы: несущественный.

Пока Пуппи с трудом поднималась на ноги, пони-гуль подошла ближе, а другой пони взял винтовку наизготовку. Малышка решила попробовать что-нибудь дипломатическое:

– Я, эм… надеюсь, что эти уродские пони не были вашими друзьями?

– Правильное слово – “гуль”, малышка. И да, было время, когда они были нашими друзьями, но сейчас ты, пожалуй, оказала им услугу. Так что мы не в обиде. – Пони-гуль остановилась прямо перед Пупписмайл и заглянула ей в шлем. Лицо жеребёнка сохранилось раздражающе хорошо; никаких шрамов или следов разложения, но розовое пламя, ярко горевшее в её глазах от местной радиации, многое говорило о её природе. – Ты довольно странный гуль. Я – Пич Блоссом, а как тебя зовут?

– Эм… ах да, я – Пупписмайл. Я ищу свою маму. Она должна быть где-то здесь, но я пока нашла только этих уродских пони.

Пич махнула копытом, подзывая товарища.

– Софт Эйр, прекрати изображать параноика и иди сюда!

Затем она снова обратилась к жеребёнку в жёлтом:

– Не могла бы ты перестать называть нас уродскими и говорить просто “гули”? Так или иначе, если твоя мать здесь, то она тоже должна быть гулем, иначе ей скоро стало бы очень худо. Как зовут твою маму?

– Это я знаю! Её зовут Рэйни Дэйс, и она суперклассная! Вы её видели?

Жеребец, подошедший вплотную, услышал последние слова разговора:

– Рэйни Дэйс, Рэйни Дэйс… звучит знакомо. Если дадите мне чуток подумать, то я, может, что-то и вспомню.

Пуппи с восторгом развернулась к Софт Эйру:

– Правда?! Где она, скажите, ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста-а-а-а?

– Эй, погоди, я же сказал, что не очень хорошо её помню! Память у меня уже не та, что раньше… и в любом случае, если ты не хочешь больше встречаться с одичалыми, нам надо двигаться. Идёмте в Свечение.

– Да, давайте возвращаться, – согласно кивнула Пич Блоссом. – В конце концов, мы же нашли то, что искали. Кстати говоря, Пуппи, откуда ты?

– Из Кантерлота! – гордо улыбнулась Пуппи. Кантерлот был лучшим городом на свете, ну так отчего же не гордиться этим?

Оба гуля нахмурились, Пич отвела взгляд, а Софт Эйр тяжело вздохнул.

– А, так ты из этих, – пробормотала Пич себе под нос. – Война – отстой.

—————————————————————————————————
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 15:00
МЕСТО: Свечение, Солт-Кьюб-Сити

Свечение по большому счёту представляло собой кружок палаток, сбившихся в центральном зале Купола. Крыши над ними не было, и весь пол был усеян металлическими обломками. На каждой палатке красовалась эмблема из трёх розовых бабочек на жёлтом фоне. Это были большие и крепкие палатки из прочного материала, сделанные на века – и действительно, они пережили два столетия.

Совершенно очевидно, что Свечение называлось так не за палатки и не за гулей. Своё имя оно заслужило благодаря двенадцатиметровому соляному кубу, светившемуся голубовато-зелёным светом.

– Внимание. Уровень радиации вышел за пределы диапазона измерений. Произведено аварийное отключение сенсоров с целью недопущения необратимых повреждений. Уровень угрозы: несущественный.

Индикаторы на стекле шлема пропали, Пуппи нахмурилась на секунду, но потом пожала плечами. Может быть, даже мистеру Голосу иногда нужно было немного поспать.

Тем временем куб захватил всё внимание Пуппи; он был светящимся, и блестящим, и супер-красивым. Малышке стало интересно, нельзя ли ей получить несколько маленьких светящихся кубиков, чтобы держать их у себя в спальне: это помогло бы избавиться от того плохого, страшного монстра, который жил у неё под кроватью. На мгновение она затосковала по дому, и ей даже захотелось поплакать, но она была жеребёнком на заданьи, и у неё не было времени на такие штуки, так что она спросила:

– А что это за милый светящийся кубик? Можно мне тоже светящийся кубик? Пожалуйста? Пуппижалуйста?

– Это вряд ли, Пуппи, – усмехнулся Софт Эйр, – но если ты будешь хорошей пони, у меня тоже найдётся для тебя кое-что хорошее. Идёт?

Пуппи запрыгала вокруг:

– Подарок? Для меня? Дайте-дайте-дайте!

– Ну, ну… я ведь только что велел тебе вести себя хорошо, помнишь? Первым делом нам надо будет поболтать с Сэнд Боксом, а потом мы попробуем разузнать что-нибудь о миссис Рэйни Дэйс.

Пуппи перестала прыгать и потрусила рядом с Софт Эйром и Пич Блоссом.

– Знаете, хоть вы и уродские, но всё равно милые и весёлые пони.

– Ну спасибо тебе, мисс монстр, – ответила Пич невозмутимым тоном. – Так или иначе, вот он – Сэнд Бокс, лидер лагеря, – указала она на ещё одного гуля, который читал какую-то стопку бумаг и чесал макушку, как будто в растерянности. – Пусть даже временами он витает в каких-то далях, ума в нём побольше, чем у среднего учёного. Эй, босс, у нас посетитель.

На лидере гулей были надеты очки и старый лабораторный халат, и, судя по тому, как он смотрел на свои бумаги, он был крайне встревожен. Даже не взглянув на Пуппи, он ответил:

– Да, замечательно, прочитайте ему нашу обычную речь и предупредите насчёт Делового Центра. Извините, но я сейчас пытаюсь избежать каскада.

Пупписмайл захихикала, подскочила к нему и попыталась заглянуть в лицо.

– Хи-хи, уродский пони говорит мудрёные слова! Привет, я – Пупписмайл, но вы можете звать меня просто Пуппи! Вы не видели мою маму?

Пич попыталась остановить жеребёнка, но было уже поздно. Гуль-стражница открыла рот, чтобы что-нибудь сказать, но остановилась, заметив реакцию их лидера. Сэнд Бокс поправил очки и несколько секунд молча изучал Пуппи.

– Разлягай меня Луна, если я думал, что ещё увижу действующий “Марк-шесть”. Это же был полный провал.

Пич и Эйр оба склонили головы набок, озадаченно глядя на Сэнд Бокса, пока тот продолжал:

– Их разработали, чтобы уберечь жеребят от худших эффектов радиоактивного заражения, нагрузив лучшими медицинскими талисманами и новейшими логическими заклинаниями, которые иногда даже превосходили по сложности те, что использовались в ПипБаках Стойл-Тек. – Гуль покачал головой и погрустнел. – Чего мы не ожидали, так это реакции всей этой техники с магией на атаку розовым токсином: костюмам хватило медицинских припасов и мощных лечебных талисманов, чтобы смягчить первые эффекты газа, создав идеальные условия для процесса… слияния. – Учёный повернулся к двум другим гулям: – Вы когда-нибудь слышали о Табуне Призраков?

Оба пони покачали головами. Сэнд Бокс обнял Пуппи ногой за шею и притянул её поближе к себе.

– Это было примерно через месяц после падения Богинь. Небольшой табун маленьких пони в таких же жёлтых костюмах вышел из Кантерлота. Большинство из них потеряло разум из-за мутаций, другие же просто не представляли, что происходит. Они и вправду были призраками: одержимые потерей своих родителей и не понимающие, что же случилось, они сбились вместе, главным образом потому, что все, кроме них, к тому времени были уже мертвы. Табун пришёл сюда, направляясь на юг. По дороге им встречались выжившие, но те из них, кто спятил, просто убивали всё живое, что было у них на пути. Другие… ну, они боялись остаться одни и следовали за табуном.

Пич отступила назад.

– Мне она не кажется такой уж опасной.

Усмехнувшись, Сэнд Бокс продолжил рассказ:

– Они практически бессмертны, как и мы, но они восстают из собственного пепла, если только их не расчленить, как кантерлотские гули. Даже хуже того, “МК VI” оборудован очень продвинутым ремонтным заклинанием, которое позволяет им восстанавливаться даже после нескольких ампутаций. Эдакие маленькие жёлтые дьяволята.

Софт Эйр потёр подбородок:

– Но если они такие неуязвимые, то где же они теперь?

– Понятия не имею. Большинство из них в конце концов уничтожили. Обезглавливание вкупе с разрушением основной матрицы заклинаний и всех резервных систем решает дело, но это не так-то просто, если не знаешь, что в точности нужно делать. Так или иначе, в какой-то момент они пропали и никто никогда о них больше не слышал. Надо было быть там, чтобы помнить о них, но это было довольно удручающее зрелище. Все эти жеребята, проклятые и оставшиеся одни в умирающем мире… бедняжки.

Пожилой гуль потрепал Пуппи по шлему. Малышка выслушала всю историю от начала и до конца, стараясь не отвлекаться, и теперь была немного выбита из колеи.

– Мне не нравится эта история, от неё мне грустно.

Сэнд Бокс только вздохнул и снова обнял её за шею:

– Не волнуйся, маленькая. Это просто старая байка про призраков, не позволяй бабушкиным сказкам нагонять на тебя уныние. Кажется, у меня где-то была плюшевая Пинки Пай… Давай сделаем так: ты мне расскажешь, зачем ты здесь, а я отдам её тебе. Хорошо?

На лице Пуппи расцвела широкая улыбка: история о табуне призраков тут же была забыта в пользу куда более интересной новой игрушки.

– Ладушки! Я ищу свою маму, её зовут Рэйни Дэйс, и она лучшая пони на свете! – Она на секунду замолчала, что-то припоминая. – Ах да! Ещё меня просили сказать гулям, чтобы они уходили и никогда не возвращались обратно! Вы не видели здесь гулей, мистер босс уродских пони?

Пич Блоссом закрыла лицо копытом.

——————————————————————————–
——————————————————————————–

Заметка: новый уровень! (2)

Добавлена новая способность: Маленький бейсболист – ты получаешь +5% к урону при использовании метательного или холодного оружия, а также в копытопашной схватке.

0

4

http://sd.uploads.ru/t/2tSZW.jpg





ГЛАВА 4
Vola mio mini pony *

Do you know you’re all my very best friends?

ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 15:15
МЕСТО: Свечение, Солт-Кьюб-Сити

– Не может быть! Гули – суперглупые зомби, которые едят пони! А вы уродские, но обалденно классные пони, вы не можете быть гулями! Если вы не скажете мне, где гули, я пойду и сама их найду! Бе-е-е! – Пупписмайл высунула язык.

Софт Эйр и Пич Блоссом быстро переглянулись, и Пич заговорила:

– Нам незачем лгать тебе, Пуппи; мы и есть гули. Не все гули – безмозглые пониеды.

– Но они мне сказали…

– Но ты слышишь только то, что хочешь услышать! Уй, да ты прямо как заноза в крупе! – Пич вздохнула от облегчения, наконец-то высказав наболевшее. Вышло грубовато, но эта мелкая, похоже, была не просто избалованной: она крайне избирательно воспринимала всё, что ей говорили. – Очнись, призрак! Ты не в какой-то… волшебной стране! Ты в Эквестрии, худшей выгребной яме на свете!

Пуппи шагнула назад, испугавшись бранившей её полуразложившейся пони… а может быть, в страхе перед правдой в её словах.

– Н… н… но…

Пич топнула копытом:

– Прекрати изображать наивного жеребёнка! Ты такое же чудовище, как и мы! Перестань притворяться! Сейчас же!

Малышка попятилась, упала на задние ноги и попыталась закрыть копытцами лицо:

– Пожалуйста, пожалуйста, не надо! Я буду хорошей!

– Я не хочу, чтоб ты была хорошей! Я хочу, чтобы ты ОЧНУЛАСЬ! – Пони-гуль снова топнула, подчёркивая последнее слово.

Софт Эйр положил копыто на плечо Пич:

– Пожалуйста, успокойся. Я думаю, она не притворяется; не надо на неё так срываться.

Пони-гуль сбросила копыто Эйра:

– Ей две сотни лет, как она может быть такой наивной? Или она отсталая? По-моему, она просто играет с нами, и нам следует…

Пич запнулась, услышав протяжный, тоскливый плач. На секунду она словно вернулась в тот день из своего детства, когда случайно заперла себя в подвале, и никто не хватился её до самой ночи. Она вспомнила, как страшно было думать, что о ней все забыли, и чувство одиночества, и те скрипучие бочки… Пич тогда чуть не сорвала голос, пока звала на помощь, но была середина дня, и её никто не слышал. Её переполнило чувство вины: она поняла, что Пуппи действительно не притворялась.

Взгляды всех гулей устремились к малышке в жёлтом; её долгие подвывания звучали почти сверхъестественно – каждый пони в лагере почувствовал себя словно в ночном кошмаре. Может быть, дело было в том, что они привыкли к одичавшим гулям, но впервые за многие десятилетия слышали жеребячий плач. Даже Сэнд Бокс поколебался секунду, но потом подошёл к Пуппи и обнял её.

– К… какого хрена она делает? Этот звук… – Пич пошатывалась, едва не валясь с копыт.

– Я думаю, ты довела её до слёз, – ровным тоном ответил Софт Эйр. – Что ж, зато теперь её будет проще убедить в том, что мы плохие парни, верно? Отлично сработано.

– Ох, ради всего святого, пусть она замолчит! – взмолился какой-то пони в оранжевой каске. – Я собственных мыслей не слышу!

Сэнд Бокс продолжал обнимать жеребёнка, пока её всхлипывания понемногу не затихли, в конце концов сменившись еле слышными бессвязными извинениями.

– Ну, ну, я знаю, что ты хорошая пони. Ты просто скучаешь по маме, и это нормально. – Лидер гулей потрепал Пуппи по плечу. – У всех пони случаются неудачные дни. Пич Блоссом очень разозлилась, но если ты перед ней извинишься, она тебя простит; только, пожалуйста, впредь слушай её внимательно, когда она объясняет тебе что-то важное, ладно?

Пуппи медленно кивнула и посмотрела Сэнд Боксу в лицо; взгляд его древних глаз её отчасти утешил. Малышка повернулась к кобылке-гулю, низко опустив голову:

– П… простите, что я вам не верила, мисс Пич Блоссом… я теперь знаю, что вы гуль. Я была неправа.

Пич почувствовала себя ещё более виновато, но ей приходилось подыгрывать: так разговор хотя бы сдвинулся с мёртвой точки.

– О, всё в порядке, маленькая. Просто будь внимательнее, когда старшие пони пытаются тебя чему-нибудь научить. – Она сделала паузу. “Что же дальше?” – Эм, помнится, ты вроде хотела, чтобы мы отсюда ушли? Почему?

Я уже говорил, что Пуппи легко отвлекалась?

Малышка в жёлтом почесала шлем, задумавшись над этим совершенно новым вопросом, но, судя по всему, толком не знала, что и ответить.

– Кажется… потому что эти добрые пони обещали покатать меня на двухголовой корове, если я приду сюда, посмотрю, вернусь и скажу им, что видела. Ещё они говорили, как будет здорово, если все гули куда-нибудь денутся. – Пупписмайл помолчала, вспоминая подробности. – А, да, тогда я сказала, что я разберусь с плохими гулями, но они сказали, что нет. Я ответила, что я уже большая и могу прогнать и гулей, и кого хочешь, но они заставили меня пообещать, что я просто посмотрю и вернусь… но я скрестила копыта, так что это обещание не считается. – Малышка широко улыбнулась, явно гордясь собой. – Я их перехитрила!

Софт Эйр подавился со смеху:

– О святая Селестия, эта мелкая – просто умора. Можно, мы оставим её себе?

– Какое… странное совпадение, – вздохнул Сэнд Бокс. – Пич, пожалуйста, сходи разыщи доктора Гет Уэлл; мне очень срочно надо с ней поговорить. Софт Эйр, ты не мог бы пока присмотреть за этим юным чудом? Заодно зайди ко мне в кабинет и возьми там ту розовую игрушку для нашей маленькой гостьи.

——————————————————————————————————
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 16:00
МЕСТО: Свечение, Солт-Кьюб-Сити

Пуппи просто влюбилась в свою новую плюшевую Пинки Пай, крепко её обнимала и лишь иногда выпускала, чтобы похвастаться ею очередному встречному пони. Увы, этим пони в основном оказывался Софт Эйр.

– Смотрите! Она суперклассная, гораздо лучше, чем та злюка-Пинкибот! Наверное, она супермягкая! – Малышка потыкала игрушку копытом. – У-у, дурацкий скафандр! Хочу её поцеловать, но не могу! Я назову её Шелкохвостка!

Софт Эйр постучал Пуппи по шлему:

– Эй, космопони, смотри, что у меня есть. – Гуль показал ей гололенту. – Угадай, что это?

Пуппи наклонила голову:

– Э, это… чёрная… штука? А, знаю, знаю! Это такая штука, которая делает всякие штуки!

– Ух ты, я бы и сам не смог лучше объяснить. Ладно, юная грамотейка, иди-ка сюда, я подключу её к твоему костюму. – Гуль взял Пуппи за левое копыто, открыл на манжете небольшое гнездо и вставил туда ленту.

– Начато резервное копирование. Чтение. Внимание. Система работает в аварийном режиме. Воспроизведение невозможно. Резервное копирование завершено. Файл будет открыт, как только система вернётся в нормальный режим.

– Привет, мистер Голос! – Пуппи подождала немного, но ответа не последовало. – Вот, видите? Я не знаю, что я ему сделала, но с тех пор, как мы сюда пришли, он на меня дуется.

– А, не волнуйся, это просто соляной куб. Он наводит помехи на малые талисманы и их обслуживающие схемы. – Софт Эйр бросил взгляд на улыбающуюся малышку: она очень внимательно его слушала и явно ничегошеньки не понимала. Гуль вздохнул: – Из-за куба мистер Голос сонный. Он проснётся, когда вы с ним покинете Свечение.

Пуппи кивнула:

– Никому не говорите, но мне иногда немножко одиноко… Не то чтобы у меня нет друзей, но последние несколько дней я везде хожу, и у всех пони есть другие дела, и никто не хочет побыть со мной, так что… – Пуппи опустила глаза, – …мистер Голос немножко глупый, и говорит мудрёные слова, и иногда угрюмый, но он всегда со мной… надеюсь, он на меня не злится.

Софт Эйр собирался что-то сказать, но его прервали голоса двух пони, спорящих друг с другом:

– У нас нет столько времени! Каскад ускоряется, ты что, не видишь? Он уже светится голубым! – это был голос Сэнд Бокса.

– Я не слепая, но я начинаю думать, что ты чокнулся! Нужна минимум пара дней, или ты думаешь, что достаточно открыть крышу, надуть баллоны – и прощай, неизбежный каюк? Мне нужно время, чтобы запустить систему, перепрограммировать автопилот и проложить курс. Два дня, ну, может, тридцать часов, если вообще не спать, – судя по голосу, это говорила очень пожилая пони.

– Выброс произойдёт через семь, от силы через восемь часов после того, как мы сдвинем куб с места, а если мы будем ждать, может быть вообще поздно что-либо делать.

– Интересно, а почему я узнаю об этом только сейчас? Этот долбаный куб стоял тут ещё до постройки Купола, и теперь ты предупреждаешь меня за семь часов до катаклизма?..

Пуппи повернула голову, прислушиваясь:

– Что случилось?

– Понятия не имею, маленькая. – Софт Эйр нахмурился; это были плохие новости, но объяснять их Пуппи не имело смысла: она всё равно бы не поняла, а если бы и поняла, то просто перепугалась бы. – Эй, хочешь посмотреть сувенирную лавку в северном зале?

—————————————————————————————————————
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 16:45
МЕСТО: Свечение, Солт-Кьюб-Сити

– …И вот так была создана Эквестрия, – заключила Пуппи.

– А, угу, это была замечательная история, но я спросил тебя, кто этот Почемучка, о котором ты рассказывала.

– А, это! Не, это скучно. Давайте я лучше расскажу, как однажды съела бабочку?

Софт Эйр опустил голову, вздохнул и пробормотал: “Я скакала по улице и вдруг увидела супер-пупер-обалденно-красивую…”

В тот же самый момент Пуппи заговорила, прыгая вокруг него:

– Я скакала по улице и вдруг увидела супер-пупер-обалденно-красивую…

———————————————————————————————————–
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 17:15
МЕСТО: Свечение, Солт-Кьюб-Сити

Сэнд Бокс заглянул в сувенирную лавку, заметил Пуппи и Софт Эйра и облегчённо вздохнул:

– А, вот вы где. Вам не стоило так сильно удаляться от Свечения, здесь могут быть одичавшие.

– Насчёт диких можешь не париться, – усмехнулся Софт Эйр. – Наша чудо-малышка эту проблему уже решила.

– То есть… они на неё уже нападали? – склонил голову Сэнд Бокс.

– Ага, причём, похоже, четверо сразу; я бы сказал, что этот жеребёнок вполне может о себе позаботиться.

– Хотелось бы надеяться, – снова вздохнул Сэнд Бокс, – потому что мне позарез нужна её помощь.

– Привет, мистер босс уродских пони! – Пуппи подскочила к лидеру гулей, широко улыбаясь. – Мне здесь нравится! И у меня классная идея! Я могу сказать пони из того города, что все гули совсем ушли, и они не будут вас больше беспокоить! А потом мы найдём вам хорошую одежду, и вы все переоденетесь кем-нибудь… эм… не таким уродским, и смените имена на что-нибудь вроде мадам Ле Флур и всё такое! Разве не здорово? А, да, и ещё нам будет нужен тромбон!

Сэнд Бокс поднял голову, и на его разлагающемся лице появилась грустная улыбка:

– О, я бы с удовольствием попробовал, правда; но я пришёл, чтобы сказать тебе, что мы уходим. Мы покидаем Свечение.

Пуппи опустила ушки:

– Вы ухо-о-одите?! Н… но вы не можете уйти! Это ваш дом, и вы все хорошие, ну почему вы уходите? – Малышка учащённо задышала. – Погодите, у меня есть ещё идея! Мы можем сделать тем пони суперклассный подарок и устроить им вечеринку, чтобы они узнали, что вы не злые! Вдруг получится, должно получиться!

В очередной раз вздохнув, Сэнд Бокс положил копыто Пуппи на шлем:

– Не бери в голову, моя маленькая, это не твоя вина. Просто так вышло, что нам придётся уйти; но мне понадобится твоя помощь.

– Сэнд Бокс, ты не мог бы объяснить мне, что происходит? Я слышал, как вы с Гет Уэлл говорили про “Д-1”. Это как-то связано с каскадом, о котором ты упоминал, когда мы пришли?

– Именно. – Сэнд Бокс поправил очки. – Мы уже давно знали, что куб нестабилен: все эти годы он то испускал, то поглощал излучение мегазаклинания, подчиняясь некоему циклу; как я уже объяснял, в последние месяцы этот цикл ускорился. Я думаю, что в кубе начались необратимые изменения, и меньше чем через пять часов произойдёт выброс.

Софт Эйр помрачнел.

– Мда, времени как-то негусто. Ну и что теперь? Насколько я помню, над “Дружболётом-один” ещё работать и работать. И ты уверен насчёт этого выброса? Есть идеи, как он вообще будет выглядеть? – Гуль и сам уже знал ответ, но всё ещё надеялся, что ошибается.

– Нет, я не уверен. Это может быть просто мощнейший магический импульс, а может и заклинание жар-бомбы, которое изначально несла боеголовка зебр: когда ракета попала в Купол, куб поглотил матрицу заклинания. Проблема в том, что мы говорим об огромном куске чистой соли, который никогда не предназначался для использования в качестве системы антимагической защиты; в лучшем случае он поведёт себя абсолютно непредсказуемо, а в худшем – это смертный приговор всему Солт-Кьюб-Сити.

Пуппи поначалу пыталась следить за беседой, но она оказалась слишком технической: там были всякие мудрёные слова вперемешку с такими, которые она вообще за слова не считала; так что малышка решила пойти и сама посмотреть, что ещё интересного есть в Куполе.

Прежде чем она успела сбежать, Софт Эйр положил копыто ей на шлем, удерживая её на месте.

– Ну ладно, но навигационная система “Д-1” нуждается в калибровке, а автопилот вообще не работает.

– Верно. Вообще-то я на них и не рассчитываю; я сам поведу корабль.

– Ты что, смеёшься? Это самоубийство! К тому же, ты не сможешь управляться с этим мастодонтом в одиночку, нужно, чтобы хоть кто-нибудь был в машинном отделении, и ещё уйма возни с водородными баками. – Софт Эйр быстро взглянул на Пуппи, и на его лице мелькнула тень страха: – Ты… ты хочешь её попросить…

– Нет, не волнуйся, она просто мой пропуск наружу; талисманы искусственного интеллекта в костюмах “МК-VI” были побочным продуктом проекта “Пи-семь”. Ей достаточно войти в центр управления, чтобы получить над ним контроль; это сэкономит нам время. – Сэнд Бокс поколебался. – Ты серьёзно решил, что я мог бы взять её с собой?

– Слушай, но мы ведь можем просто эвакуироваться отсюда и позволить Кубу взорвать этих ублюдков из Башни Яблок; мы им ничего не должны, они вообще стреляют в нас, стоит нам высунуться наружу. Почему бы нам не свалить по туннелям, и пусть они сами кушают этот кексик?

Сэнд Бокс пристально посмотрел Софт Эйру в глаза:

– Ты можешь делать, что хочешь. А я попрошу Пуппи открыть крышу и выдать мне разрешение на взлёт. Не знаю, как далеко я смогу уйти, но я не желаю отвечать за смерть ещё хотя бы одного жеребёнка. В этих башнях живут не только пони, которых ты ненавидишь, Эйр: ты забыл о беременных кобылках и молодёжи? Или они тоже заслуживают ненависти?

Пуппи по-прежнему пыталась вырваться, упрямо, но безрезультатно бодая шлемом копыто Софта.

– Пустите! Я хочу поиграть снаружи!

Софт Эйр перевёл взгляд на Пуппи: она была настолько простодушной, что даже не осознавала того кошмара, в котором оказалась. Было бесполезно пытаться убедить её бежать как можно дальше – малышка была сама независимость; и если мегазаклинание действительно собиралось взорваться…

– Я могу взять на себя двигатели, просто скажи мне, что делать.

– Я знал, что могу на тебя рассчитывать, – кивнул Сэнд Бокс. – Пич тоже с нами, а доктор Гет Уэлл уже на борту, приводит в порядок приборы. Остальные готовят куб к погрузке, и мне ещё нужно объяснить Пуппи, что она должна сделать, а на это нужно время. – Лидер гулей посмотрел на жеребёнка. – Эй, маленькая, хочешь исследовать новое, интересное место?

——————————————————————————————————-
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 18:30
МЕСТО: Свечение, Солт-Кьюб-Сити

– Ещё разок, солнышко.

– Но мамочка, я уже повторяла газиллион раз!

– Всего один разочек. Это суперособенное секретное волшебное заклинание. Тебе нужно произносить его без ошибок, иначе оно не сработает. Ещё раз, для мамочки, пожалуйста?

– Э, а можно мне тогда кексиков?

– Уже почти обед, но если ты съешь всю люцерну, то будут тебе и кексики.

– Это нечестно! Ты всегда мне слишком много накладываешь!

– И ещё двойные суперобнимашки.

– Э… оки-доки. Когда я буду перед большой круглой дверью, я должна положить копыто на зелёную кнопку.

– Очень хорошо.

– Потом джинн спросит у меня идите-ка-фи-ци-оный кот. И я должна сказать… э… подскажи чуть-чуть, мамочка?

– О, я уверена, что ты помнишь, просто подожди немножко и подумай ещё раз. Мама знает, что ты у неё умная и хорошая пони.

– Пожалуйста, назовите свой идентификационный код.

– Э… пэ тэ.. ноль… ноль… один… шесть… пять… эр дэ… ка… один… же… а.

– Правильно! Видишь? Это очень просто, я знала, что ты справишься. И что потом будет?

– Э… джинн спросит другое слово… пароль…

– Пожалуйста, назовите пароль для этого кода.

– Да, и ты должна сказать…

– Привет, я Пупписмайл!

– Код принят. Полевой техник первого класса Рэйни Дэйс. Доступ в центр управления разрешён. Внимание. Требуется обработать три тысячи шестьсот девяносто восемь сообщений об ошибках.

– И запомни, если ты услышишь громкие гудки, ты должна бежать в то секретное место, о котором я тебе говорила, и сказать волшебные слова. Не жди меня, поняла?

– Да, мама!

– Я люблю тебя, Пуппи, ну, иди сюда, я тебе обещала обнимашки…

Это было не совсем то место, в которое мамочка велела Пуппи бежать, но в тот день, когда начались гудки, ей так не хотелось идти под землю, пока все остальные пони веселились снаружи… Ну что ж, эта дверь тоже спросила про волшебные слова, и они сработали; может, это было супер-пупер-особенное секретное волшебное заклинание? Кто знает…

За дверью оказалась большая комната с мигающими пультами. Дальняя стена была одним цельным листом стекла, покрытым паутиной трещин, и всё помещение освещалось парой мерцающих светильников под потолком. Как только Пуппи вошла в центр управления, дверь закрылась за ней.

– Внимание. Обнаружено умеренное радиационное заражение. Уровень угрозы: несущественный. Активация всех систем.

– Мистер Голос, ты вернулся! Ну наконец-то…

– Все системы работают нормально. Обнаружена попытка установить соединение. Проверка источника. Источник определён: строение Министерства морали №00201, центр управления Куполом Соляного Куба. Сверка протокола. Внимание. Система данного костюма устарела. Производится обновление. Пожалуйста, подождите.

– Ух ты, какой ты стал разговорчивый. Ты по мне скучал? Я по тебе точно соскучилась! Я нашла тех пони-гулей, которых мы искали, но они оказались не злыми! Наоборот, они милые, только чуточку уродские… а Пич на меня ругалась, но это потому что я их немножко обидела, так что я попросила прощения, и всё стало хорошо! А потом мистер Софт Эйр дал мне…

Пуппи прервал неожиданно раздавшийся звон. На секунду обалдев, она бросилась искать, откуда доносится такой смешной звук. Попрыгав вокруг, малышка наконец нашла красный телефон прямо перед покрытым пылью пультом управления. Пуппи подняла трубку:

– Алё? Мамы нету, а я слишком маленькая, чтобы написать записку, так что не могли бы вы перезвонить к ужину, пожалуйста?

Вся вселенная умилённо вздохнула.

Из трубки послышался знакомый голос:

– Пуппи, это я, Сэнд Бокс. Хорошо, ты попала в центр управления; значит, моя электронная отмычка сработала. Нам тут ещё нужно немного времени, чтобы залить аккумуляторы и закачать водород. Не уходи никуда, это очень важно.

Пуппи на секунду взглянула на странный передатчик, который Сэнд Бокс дал ей перед тем, как они расстались:

– Ой, да, эта штучка! Я про неё совсем забыла!

– Но как ты тогда… ладно, неважно, теперь слушай меня внимательно: я сейчас положу трубку, но позвоню ещё раз, когда мы будем готовы. Жди там и ничего не трогай, пока я не перезвоню, ладно?

– Оки-доки-локи! Пока-пока! – Пуппи повесила трубку и принялась осматриваться. Всё тут казалось пыльным и серым, и выглядело очень грустно; Пуппи вспомнилось то дурацкое место с огромной круглой дверью, только эта комната была гораздо меньше и здесь было много пультов и экранов, в основном сломанных.

Неожиданно на большом пульте перед потрескавшимся окном появилась цепочка красных огоньков; похожие огоньки загорелись почти на всех остальных пультах, а пара экранов замерцала зелёным светом. Пуппи уселась на попу, немного сбитая с толку:

– Эй, я ничего не трогала! Честно-пречестно!

– Обновление завершено. Установлена облегчённая версия клиента Пи-7. Перезагрузка системы.

В шлеме у Пуппи всё потемнело, и её опять охватило то ощущение обездвиженности, как в тот день, когда она проснулась в Кантерлоте; но на этот раз оно продолжалось не больше двух секунд.

– Ой, мне нехорошо…

Нашлемный дисплей перед лицом Пуппи засветился розовым светом, заполнившим всё поле зрения. В центре розового квадрата появилось изображение связки из семи воздушных шариков, затем логотип исчез, сменившись обычным интерфейсом с компасом наверху и всякими ненужными штуками слева и справа. Но по-настоящему Пуппи удивилась, когда послышался голос: очень высокий и дружелюбный, он принадлежал не мистеру Голосу, а какой-то кобылке:

– Привет, мисс Дэйс! У нас тут небольшие проблемы, все экраны приказали долго жить, и ещё нам не хватает… эм… ста процентов персонала. Они не появлялись на работе… ого, как давно! Начальству стоит всерьёз подумать насчёт обновления кадров… о, но не волнуйтесь! Я могу отлично всем управлять прямо с вашей личной консоли!

– Кто вы? Где мистер Голос?

– Я Пинки Семь! Самый дружественный интерфейс “пони-машина”! Я запрограммирована не пытаться захватить мир и не становиться богом-машиной! Правда, я хорошая?

Пуппи почесала шлем:

– А вы знаете мисс Пинкибот?

– Ну а то! Наш новейший развлекательный прототип! Она проходит испытания в… нет, стоп, испытания закончились пару дней назад, посмотрим результаты… ух, похоже, вечеринка была такой потрясной, что все пони просто умерли! Нет, стоп, тут буквальное значение… звучит как-то не очень… ой, давайте больше никогда не будем говорить о проекте “Пинкибот”, оки-доки?

– Но она обижала добрых пони…

– Данные удалены. Прошу прощения, я не понимаю, о чём вы говорите. Итак, что там ещё?

– Э… Пинкибот? – напомнила Пуппи.

– Никогда об этом не слышала. Что-то ещё?

– А… ага, что-то насчёт… летающей… штуки… – Пуппи потёрла шлем, пытаясь вспомнить. – Где мистер Голос? Он мне больше нравится.

– Я… я вам не нравлюсь?.. Вы не хотите со мной дружить? Но почему, я же так стараюсь! Я ждала здесь целых двести лет! Пожалуйста, не отправляйте меня назад в центральный блок! Там темно и одиноко, и можно только машинные циклы считать! ПОЖА-А-А-АЛУЙСТА-А-А!

– Ну… если ты не будешь похищать пони…

– Ни в коем случае, в моих алгоритмах должны быть запреты против этого. Никаких похищений, никаких массовых расстрелов, никаких моральных суждений. Я самая обычная программа, созданная, чтобы помогать пони, не волнуйтесь! И… послушайте, я понимаю, что это не на пользу нашим отношениям, но протокол системы защиты меня кое-чем беспокоит.

– Хи-хи, мисс Голос говорит мудрёные слова! – захихикала Пуппи.

– Да, со мной иногда бывает… скажите, вы действительно полевой техник первого класса Рэйни Дэйс? А то в вашей консоли записано, что ваше имя – Пупписмайл.

– Глупая Голос! Я и есть Пупписмайл!

– Ох… просто замечательно, только этого мне и не хватало: нарушение. Двести лет в пыльном талисмане, и первый раз, когда выпал случай повеселиться, это оказывается нарушитель. – Голос помолчал. – Мисс Пупписмайл, вы не имеете права здесь находиться. Я должна попросить вас уйти, и вы себе не представляете, насколько мне этого не хочется.

– Н… но… мистер Сэнд Бокс сказал, что я должна быть тут, или дружный корабль не полетит! Можно я побуду тут ещё немножко? Ну пожалуйста? Пуппижалуйста?

– Чтобы остаться здесь, вам требуется разрешение от начальника филиала или от армейского офицера в звании не ниже полковника. Я очень, очень, ОЧЕНЬ хочу, чтобы вы могли остаться, но у меня копыта связаны! Мне бы хоть какую-нибудь зацепку, не знаю, логический парадокс или хитрый цикл в программе… о, погодите. Какое отношение вы имеете к старшему технику?

– Кому?..

– Рэйни Дэйс.

– О, она моя мама! Ты не знаешь, где она?

– А, ну так это же всё меняет! Посмотрим, ага, сейчас, это сюда, вот это туда, и… вуаля! Сегодня у нас день открытых дверей для дочерей! Ты счастлива?

– Эм… я хочу к маме.

– Ого, смотри-ка, это даже в списке целей записано! Ты, похоже, действительно очень любишь маму…

– Ну, она же моя мама! – хмуро ответила Пупписмайл.

– Послушай-ка! Мы можем сделать… ой, погоди, нам звонят по аварийной линии.

Вместо голоса искусственного интеллекта заговорил Сэнд Бокс:

– Эй, Пуппи, мы тут закончили. Ты готова?

– Привет, мистер босс! Конечно готова, а эта мисс Голос – такая болтушка!

– Отлично, теперь слушай внимательно: тут пара пони хочет с тобой попрощаться. Пожалуйста, будь хорошей пони и не задерживайся, потому что мы уже начинаем опаздывать.

Голос Сэнд Бокса сменился голосом Пич Блоссом:

– Эй, маленькая… ты там?

– Привет, мисс Пич!

– Хорошо, я очень рада тебя слышать. Я хотела сказать, что мне очень жаль, что я на тебя накричала. Мир?

– Э… оки-доки?..

Пони-гуль облегчённо вздохнула.

– Слава Селестии, я бы не смогла этого сделать с такой тяжестью на душе… Пожалуйста, запомни, Пуппи: Эквестрия – безжалостное место. Ты должна беречь своих друзей, потому что их всегда будет очень мало. Я… мне жаль, что у нас не было времени познакомиться получше, но я знаю, что ты в безопасности, так что ничего страшного.

– Вы уже улетаете? Можно, я когда-нибудь приеду к вам в гости? Мы сможем устроить вечеринку!

Пич помедлила, прежде чем ответить:

– Да… да, Пуппи, если мы однажды встретимся, мы устроим супервечеринку… прости, мне пора идти.

Телефон на время замолчал, а потом послышался новый голос:

– Привет, Пуппи, это Софт Эйр. Пожалуйста, постарайся в точности сделать, как говорит Сэнд, мы все на тебя рассчитываем!

– Привет, Софт! Мистер Голос стал мисс Голос! Правда, смешно?

– О чём ты? Ай, неважно, мне нужно тебе кое-что сказать: я знал твою маму. Только не нервничай, у меня мало времени, так что слушай очень внимательно.

– Вы… почему же вы раньше не сказали?!

– Я… я хотел, но на меня свалилась вся эта ерунда с мегазаклинанием. Я говорю сейчас, так что послушай, пожалуйста: я служил под её началом, техник третьего класса Софт Эйр, Третья танковая рота “Стальные бока”. Помнишь ленту, которую я тебе дал?

– Э… та чёрная штука, которая делает всякие штуки? – напрягла память Пуппи.

– Да, верно. На ней указаны координаты нашего полевого штаба; он был расположен к югу от Солт-Кьюб-Сити, в болотах. Если какие-то сведения о шефе сохранились, то они должны быть там. Так что, когда закончишь в центре управления, просто установи полевой штаб Сто шестьдесят пятой бригады как основную цель, и иди по розовой стрелке на компасе. Ты всё поняла?

– Э… да, конечно: пойти в полевое што, найти маму! Спасибо, мистер Софт, вы самый лучший пони!

– По-моему, ты неправильно произносишь “Пинки Пай”, – вставила Пи-7.

– Ох, и вот ещё что, Пуппи: путешествуя, ты встретишь вещи, которые причинят тебе боль. Это неизбежно, но я знаю, что ты храбрая пони, так что… пожалуйста, не забывай ни эти дни, ни те, что были до мегазаклинаний. Сейчас Эквестрия – выжженная, умирающая земля, но ты знаешь, что она не всегда была такой. Не позволяй Пустоши выжечь твою душу; когда я смотрел на тебя, мне казалось, я снова вижу, как солнце сияет в небе.

– Эм… почему все пони говорят грустное? Вы же просто улетите в другое место, и мы ещё обязательно увидимся; мы с мамой непременно приедем к вам в гости, когда вы найдёте себе новый дом!

– Я… ох, Пуппи, ты – это нечто. Как же ты мне напоминаешь мою сестрёнку… Береги себя и никогда не забывай улыбаться. Софт Эйр, конец связи.

– Пуппи, это опять я, Сэнд Бокс. Ты меня слушаешь? – вклинился на линию голос старшего гуля.

– А… да, босс… скажите, мы ведь ещё встретимся, правда?

Повисло долгое молчание, и наконец гуль спокойно и одновременно очень печально проговорил:

– Я уверен, что в конце концов мы снова встретимся и все будем вместе, если ты этого захочешь. Никогда не теряй надежды, Пуппи.

Он помолчал ещё немного, затем продолжил:

– Итак, нам нужно, чтобы ты открыла крышу и дала нам разрешение на взлёт. Повторяй за мной: активировать голосовую консоль, код авторизации Эс Бэ ноль один, ведущий научный сотрудник. Пароль “Агата”. Игнорировать процедуры с первой по одиннадцатую…

——————————————————————————————————–
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 19:30
МЕСТО: Деловой Центр, Солт-Кьюб-Сити

Сэйдж Браш сидел у окна со снайперской винтовкой наготове, охраняя сразу и южный выезд на Трассу 52 и окрестности Купола. Это была долгая смена, но наконец начинало смеркаться, и земной пони уже предвкушал, как меньше чем через час его Метка окажется под столом, на котором будет стоять большая миска лукового супа.

“Интересно, зачем они отправили в Купол эту мелкую, совсем одну… она там уже с самого обеда, бедная. До чего мы дошли, посылаем детишек на верную смерть…” – пони сплюнул в окно и включил режим ночного видения на прицеле винтовки.

И как раз в этот момент то, что ещё оставалось от восточной части крыши Купола, начало рушиться с оглушительным металлическим скрежетом.

– Луна меня в душу трахни, что там творится?! – Стражник припал к прицелу, пытаясь рассмотреть, что происходит.

Несколько минут спустя Сэйдж убедился, что крыша не то чтобы рушится – во всяком случае, не целиком. Отдельные части действительно падали вниз, вздымая облака пыли, но было ясно видно, что вся восточная секция… шевелится? За двести лет покрытие Купола из-за ржавчины практически срослось в единое целое, но теперь какая-то невероятная сила попросту разрывала все металлические листы, не желавшие двигаться; огромная довоенная конструкция скользила по давно заброшенным стальным рельсам, которые по большей части ломались, не выдерживая нагрузки.

И тем не менее, крыша двигалась. Медленно, причиняя сама себе страшные повреждения, но двигалась. Теперь, когда большая часть обломков осыпалась, Сэйдж видел, что там были две отдельных секции, похожие на створки подвального люка; они раздвигались в противоположные стороны, открывая прямоугольный проём величиной с городскую площадь.

Скрежет и грохот вызвали в Деловом Центре настоящий переполох: все пони высыпали из палаток наружу, чтобы посмотреть, что случилось, какие-то кобылки уже падали в обморок с криками “Ужас! О ужас!”, и всё такое. Но Сэйдж был не робкого десятка и, сохраняя спокойствие, прицелился из винтовки в открывшуюся дыру.

– Ладно, зомби, посмотрим, что там стукнуло в ваши гнилые бошки.

Одна из секций внезапно остановилась со скрипом гнущегося металла и хлопками рвущихся тросов. Меньше чем через минуту вторая створка тоже закончила открываться, а потом небо стало розовым от тысяч прожекторных лучей, ударивших в облака. Взметнулись тучи синего и зелёного дыма, воздух вокруг Купола заполнился конфетти, и наконец послышался голос.

– Леди и джентльпони! – раздалось из динамиков Купола. Высокий, живой голос сопровождался хрипом и шипением, но на каждый отказавший динамик приходилось пятьдесят исправных. – Слава нашим прекрасным и всеми любимым принцессам Луне и Селестии! Для меня величайшая честь сегодня быть здесь, чтобы принять участие в презентации новейшего, невероятнейшего технологического прорыва в области общественного транспорта! Никогда ещё Эквестрия не казалась вам такой маленькой – и всё благодаря “Дружболёту-один” и его будущим многочисленным собратьям!

Заиграла громкая бравурная музыка.

– А теперь позвольте мне представить вам нашу почётную гостью! Дочь техника первого класса Рэйни Дэйс, Пупписмайл!

– …и тогда я такая: “Овсянка?! Да ты что, ЧОКНУЛАСЬ?!” – Повисла длинная пауза. – Эй, это был мой голос?… ЛЯ-ЛЯ-ЛЯ-ЛЯ-ЛЯ! Ух ты, здорово! До свидания, пони-гули, счастливой дороги! Пишите письма!

Сэйдж Браш поднял обе брови:

– Какого сена вообще происходит? Первого чего, Рэйни кто?.. Кто эта Рэйни Дэйс? И что это… за… хрень?!

Из проёма в Куполе неторопливо выплывала гигантская тень: что-то наподобие воздушного шара, только очень вытянутого, словно кукурузный початок, широкого в середине и сужающегося к концам; на одном из концов у него имелись четыре плавника, и он был полностью розовым, не считая белых овалов по бокам, в которых было написано: “Дружба это магия!”

Сэйдж протёр глаза и попытался подобрать с пола челюсть. Поднявшись над Куполом, воздушный корабль начал медленно разворачиваться; под огромным розовым баллоном висела гондола, похожая на очень большой воздушный фургон. С того конца, который пони-стражник решил считать задним, к гондоле крепились два больших пропеллера, и ещё два располагались прямо под горизонтальными плавниками, ближе к хвосту баллона.

Вся штуковина принялась набирать скорость, обогнула Башни и направилась на юго-восток. Сэйдж продолжал неверяще смотреть, как аппарат улетает прочь, и тут голос из Купола заговорил снова:

– Ну что ж, мои пони, думаю, это всё. Не забывайте покупать облигации военных займов! Это шоу было представлено вам Министерством морали, и помните, Пинки Пай несчастлива, если вы не счастливы! Так что улыбайтесь, потому что она следит за вами ВСЕГДА!

Аппарат удалился уже на полкилометра, когда прожектора в Куполе наконец погасли, а музыка умолкла. Крыша попыталась было закрыться, но это привело лишь к новому концерту металлического визга, хлопков тросов и грохота обломков.

– Пресвятая кобылица… она… они… они ушли… гули просто сели на эту… штуку, и… улетели? – Стражник почесал в затылке. – Но почему они этого раньше не сделали?! Откуда они взяли эту летающую хреновину? Дружба это магия? Да что за дурдом тут творится?..

Почти полчаса спустя, когда пони уже снова отправились спать, воздушный корабль превратился в крохотную точку в десяти километрах вдали; он летал отнюдь не так быстро, как воздушные фургоны, но зато был гораздо больше. Цоканье копыт на лестнице должно было бы насторожить Сэйдж Браша, но он всё ещё смотрел вслед улетающему аппарату.

Пони в боевом седле постучала по стене, прежде чем войти в комнату.

– Смена караула. Привет, напарник, видал, чего делается?

Стражник обернулся к своей сменщице:

– Они… просто взяли и улетели! На огромном шаре! Я… не понимаю, зачем им понадобилось улетать?!

Кобылка, наклонив голову, выглянула наружу:

– Эй, теперь, когда стемнело, тебе не кажется, что чего-то не хватает?

– Ага, гулей и ещё трети крыши Купола.

– Нет, я не об этом. Присмотрись. Где свечение?

– Разлягать меня, ты права! Купол не светится! Он тёмный и… призрачный… и страшный…

– Значит… они и впрямь ушли… завтра утром, когда рассветёт, надо будет пойти туда и замерить радиацию.

– Ты думаешь, что…

Внезапно весь мир стал ослепительно белым. Свет сиял так ярко, что Сэйдж видел его, даже закрыв глаза. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем свет наконец погас, и тут…

КРРАКАБУУМ!

Это был самый громкий звук во вселенной: нечто среднее между грохотом грома и воем торнадо, только громче. Движимый инстинктом, стражник схватил свою подругу и попытался укрыться за стеной.

Вслед за громом раздался глухой рокот. Сперва почти неощутимая дрожь за несколько секунд превратилась в настоящее землетрясение, и одновременно на Деловой Центр налетела плотная стена пыли, сорвав большинство палаток на рынке, но едва затронув более капитальные постройки.

– Ч… что это было? – Сэйдж пытался протереть глаза.

– Не знаю… летающая машина гулей взорвалась? Как будто какое-то гигантское заклина… – и тут кобылка наконец поняла: – Б…дь. Мегазаклинание. У них на этой летучей хрени было мегазаклинание!..

—————————————————————————
—————————————————————————

Заметка: новый уровень! (3)

Добавлена новая способность: Интенсивная тренировка – Обаяние (7 -> 8). Теперь ты на 14.28% круче.

0

5

https://darkpony.ru/img/stories/henrietta_firebright_by_irkengeneral.jpg



ДЕНЬ 5
ВРЕМЯ приблизительно 09:30
МЕСТО: Деловой Центр, Солт-Кьюб-Сити

– Йей! Быстрее, коровка, быстрее! Я хочу быстрее!

Левая голова брамина вздохнула и с несчастным видом взглянула на стоящего поблизости единорога в чёрной шляпе.

Тот, хмыкнув, отмахнулся копытом от этой безмолвной жалобы:

– Уговор есть уговор, не спорь; прокати её ещё кружок, а потом отправь ко мне в кабинет.

– Хорошо, мистер Уайт. – Корова угрюмо затрусила по улочкам вокруг Белой Башни, повторяя маршрут, который проделывала уже несколько раз за последние полчаса. Городские пони убирали последствия взрывной волны, пронёсшейся над городом накануне , но малышка в жёлтом всё равно привлекала массу внимания и косых взглядов. Время от времени слышались разговоры:

– Я её знаю, это тот призрак с Карнавала… она навлекла на гулей проклятье. Берегись, она приносит несчастье…

– Смотри, она выставила Белых Яблок дураками. Готов поставить все свои крышки на то, что она шантажировала их чем-то, что нашла в Куполе.

– Ты видел? Сперва исчезло свечение, а потом… потом корабль гулей взорвался… они пытались что-то украсть, но сами же и нарвались. Грязные гули, так им и надо.

– Да, но кто она?

– Лучше не спрашивай. Ни разу не видел, чтобы она ела или даже просто снимала шлем. Не знаю, что это значит, но точно ничего хорошего.

– Тссс! Она идёт сюда!

Пупписмайл отлично проводила время, и странные взгляды её совершенно не волновали; непохоже было, чтобы она вообще их замечала.

– Это было супер-весело, миссис коровка, можно как-нибудь потом ещё покататься?

Одна из двух голов кивнула:

– Конечно, но тебе придётся спросить у мистера Уайта; он ждёт тебя у себя в кабинете. Зайди внутрь и найди красную дверь.

Вторая голова продолжала жевать жвачку.

Кабинет мистера Уайта был большим и дочиста убранным. Стены украшало множество картин, а письменный стол красного дерева был настолько тщательно отполирован, что в него можно было смотреться, как в зеркало.

– Ух ты, мистер Уайт, как у вас здесь супер-пупер-здорово!

– Благодарю вас, мисс Дэйс, – ответил глава Белых Яблок, тот самый единорог в чёрной шляпе, с гривой цвета морской волны и белой шёрсткой. Услышав такое обращение, Пуппи удивлённо взглянула на него, и мистер Уайт пояснил: – Тот голос из Купола прошлым вечером сказал, что вашу маму звали Рэйни Дэйс; значит, как я понимаю, ваше полное имя – Пупписмайл Дэйс, верно?

Пуппи медленно кивнула и склонила голову набок:

– Э, да, верно. Мне пора… мисс Голос сделала мне новую стрелку на компасе, и мне надо идти по ней. Можно я пойду?

– Да, конечно, – вздохнул Уайт, надвинув на глаза шляпу, – …но мне хотелось бы спросить ещё одну вещь. Что это было за свечение в Куполе?

– Э, вы про Соляной Куб? – Пуппи захихикала, как будто он сказал что-то смешное. – Вы глупый пони, вы что, никогда не видели Соляной Куб? Вы же живёте в городе Соляного Куба!

Старший пони хотел было повысить на неё голос, но малышка была настолько простодушна, что ругать её было бессмысленно, так что он просто улыбнулся:

– Честно говоря, я никогда не бывал в Куполе, там немного… страшно, скажем так. Значит, гули увезли этот соляной куб на своём судне? – ещё один удивлённый взгляд, – …на воздушном шаре?..

– Агась! – кивнула Пуппи. – Они забрали кубик, и они очень торопились, вот! Они всё время говорили про каскад и ещё про ди… э… де-ту-нас… – Малышка так и не одолела трудное слово. – Про какую-то такую штуку, не помню… но они говорили, что им нужно улететь, пока она не случилась, потому что она опасная.

– Может, детонация?

– Да, они так и говорили: дету… диту… вот так. В общем, она сидела в кубике и они хотели её увезти супербыстро. А я им помогла!

Синегривый пони поднял бровь:

– Они… хотели как можно быстрее улететь с бомбой замедленного действия?.. Да… я знал, что эти гули чокнутые, но не думал, что всё настолько плохо. Ну ладно, пожалуй, это объясняет, почему уровень радиации вокруг Купола начал падать. – Мистер Уайт задумчиво улыбнулся. – Ты отлично справилась, маленькая. Я бы хотел, чтобы ты ещё побыла у нас, но раз ты так торопишься, то, пожалуй, я не стану тебя задерживать.

– Оки-доки, мистер Уайт! Пока-пока, я расскажу маме, какой вы суперхороший!

– Конечно, счастливой дороги, малышка. Прости моё любопытство, но куда ты пойдёшь?

Пуппи указала копытцем на юг:

– Туда! Моя мама на том конце стрелки!

– О, прямо в Топи… ну, удачи и береги себя!

Она была покойницей.

Топи по праву считались самым поганым местом на всём северном участке Трассы 52. Одинокий жеребёнок, попавший туда, неминуемо должен был угодить на завтрак к радигатору. Жаль было терять такой хороший химкостюм, но Белые Яблоки не были рейдерами.

Мистер Уайт помедлил, повторяя про себя эту последнюю мысль. Малышка уже направилась к двери, и что-то в этой маленькой пони заставило его пожалеть, что они так бессовестно её использовали: она, вероятно, спасла всё племя от чего-то многократно худшего, чем гули, а что они ей дали взамен? Покатали на корове и даже не предупредили об опасности… так нечестно.

– Эй, мисс Дэйс, подождите секунду! У меня есть для вас кое-что.

———————————————————————————————————–
ДЕНЬ 5
ВРЕМЯ приблизительно 11:30
МЕСТО: окраина Солт-Кьюб-Сити, северный участок Трассы 52

– У-И-И-И-И-И-И-И!

Вдоль по Трассе 52 мчалась жёлтая пуля на красном скутере.

Последние здания Солт-Кьюб-Сити промелькнули мимо и остались позади, открыв перед Пупписмайл панораму заброшенных кукурузных полей.

“И пожалуйста, не забудь: когда ты доберёшься до ‘Весёлой соломинки’, ты должна свернуть в объезд. Дорога через болота бла-бла-бла-бла… и помни! Ни в коем случае не пытайся пересечь бла-бла-бла-бла-бла” ску-у-у-чно!

Крохотная машинка несла жеребёнка прямо на юг, и, поскольку скутер был почти бесшумным, Пуппи приходилось исправлять дело самой:

– ВЖЖЖУХХ! ТУ-ТУ! Прямо на луну! Звёздный капитан Андромеда спешит на помощь! ЙЕЙ!

Перед малышкой в жёлтом расстилалась прямая как луч света дорога, бегущая через погибшие поля и разрушенные фермы точно к её цели. Несколько километров спустя поля сменились бесплодными пустошами; кое-где виднелись мёртвые деревья и небольшие озерца мутной воды. Время от времени попадались какие-то лачуги и небольшие посёлки, но все они выглядели старыми и заброшенными. Жизнь в этой местности тоже встречалась, но в основном это были насекомые и другие неприятные существа, которые инстинктивно старались не связываться с Пуппи.

Единственным, кто не стремился избежать общения с малышкой, был спрайтбот, зависший посреди дороги метрах в ста впереди.

– БИ-БИП, я – джип! Берегись, космопони летит!

Спрайтбот, кажется, проигнорировал это сообщение, но Пуппи была не из тех жеребят, кого легко заставить остановиться посреди веселья; жёлтая молния продолжала гнать свой новенький скутер на полной скорости. В самую последнюю секунду спрайтбот увернулся, а потом повис у Пуппи на хвосте, пытаясь с ней поравняться.

– Привет, Пуппи, сильно торопишься? – раздался из динамиков спрайтбота знакомый голос.

– Почемучка! Я по тебе скучала! Видел мой новый скутер? – захихикала Пуппи, не снижая скорости. – Я встретила ещё одну мисс робот, и на этот раз она очень весёлая! Ну, то есть, она не совсем робот. Я не уверена.

– Ну надо же. А можно, я у тебя кое-что спрошу? – Не дожидаясь ответа, спрайтбот продолжил: – Что случилось в Куполе и что это был за взрыв к востоку от Солт-Кьюб-Сити? Эй, да остановись ты хоть на секунду!

Вздохнув, Пуппи нажала на тормоза.

– У-у, было так весело…

Остановившись и спрыгнув со своего стального коня, малышка задумалась над вопросом Почемучки, потирая нижний край шлема, словно это был подбородок.

– Что случилось в Куполе?.. Ну, я завела кучу друзей: там был мистер босс Сэнд Бокс, мистер Софт Эйр, мисс Пич Блоссом… а, и мисс Голос.

– Разве он не мистер Голос? – переспросил Наблюдатель.

– Нет, глупый робот, есть мистер Голос, а есть мисс Голос! Ей пришлось остаться в Куполе, но мистер Голос всегда может ей позвонить, если нужно! Она суперклассная, и она помогла мне устроить прощальную вечеринку для пони-гулей!

– А, ещё один интерфейс “пони-машина”… Значит… ты встретила этих гулей и… закатила им прощальную вечеринку? Ты имеешь в виду, помогла им запустить воздушный корабль?

– Ага! – радостно кивнула Пуппи. – Было суперкруто! Я смотрела в окно, и там такая большу-у-у-у-ущая штука полетела вверх, вверх, вверх, прямо в небо! – Пуппи развела передние ноги, чтобы показать, какой большой был корабль, и поднялась на дыбы, показывая, как высоко он полетел, но перестаралась и шлёпнулась на попу, хихикая: – А ещё было много лампочек и я услышала свой голос, только супергромкий, так что я сказала ля-ля-ля и до свидания, пони-гули, и потом они улетели! Это была просто скутастика!

– Скута-что?

– Скутастика!

– Это что за слово такое?

– Скутасное!

– Знаешь, по-моему, этот скутер не очень хорошо влияет на твою голову… – В голосе Наблюдателя проскользнула нотка беспокойства. – Возвращаясь к теме, а что насчёт взрыва?

– Какого взрыва? – Пуппи склонила голову набок и нахмурилась. – Ты про то, как крыша упала?

– Нет, я… постой секунду… тебе на голову что, ещё одна крыша упала? – это известие застало Наблюдателя врасплох.

– Угу. После того как крыша открылась и большой шар улетел, там всё вокруг так заскрипело и бах! Прямо мне на голову. – Пуппи захихикала. – Но я суперкосмопони, так что я выкопалась наружу… вот такая вот я! – и малышка гордо улыбнулась.

Из динамика робота раздался короткий смех, потом вздох:

– Ну что ж, у каждого свои таланты. И куда же ты теперь?

– К следующему месту, где мама, конечно. В третий раз точно повезёт!

БАХ! БАХ!

Неожиданно раздались два выстрела. Стреляли явно не в Пуппи и не в Наблюдателя, но малышка слышала их ясно и громко.

– Эй, это что было?

– Я… прости, Пуппи, мне надо идти. Должно быть, поблизости рейдеры, тебе лучше спрятаться и подождать, пока перестрелка не кончится.

– Пере-стрелка? Как это? У меня уже есть стрелка, и теперь будет ещё одна? Где? Хочу посмотреть! – Пуппи принялась оглядываться вокруг.

– О Селестия, спаси её и сохрани… – Голос умолк, сменившись шипящей музыкой, и робот поплыл прочь.

Новые выстрелы зазвучали у Пуппи над головой, и когда она посмотрела вверх, её глазам предстала потрясающая картина: какие-то большие летающие пони танцевали в небе и пускали фейерверки, словно в величественном балете. Это сразу напомнило Пуппи тот день, когда мама взяла её с собой на лётное поле, и там были красивые пегасы, которые летали и делали всякие суперклассные штуки в воздухе.

На этот раз всё было примерно так же; ну, не совсем, но тут тоже летали пони, сверкали вспышки и гремел гром, так что Пуппи немедленно определила всё это вместе как первоклассное развлечение.

Но силуэты летунов были довольно крупными и совсем не походили на пегасов. Нахмурившись, малышка спросила:

– Эй, мистер Голос… а что это за такие странные пони?

– Анализ. Дружественные грифоны.

Пуппи не имела ни малейшего понятия о том, кто такие грифоны, но если Голос говорил, что они дружественные, значит, всё было замечательно. Малышка в жёлтом замахала копытцем, пытаясь привлечь к себе внимание:

– Эй, добрые пони! Я здесь! Эй!

Один из грифонов посмотрел вниз, на дорогу, и на секунду отвлёкся; другой грифон подстрелил его, и он штопором полетел вниз.

– Э… посмотрим… раз… два… три… – Пуппи пыталась сосчитать оставшихся грифонов, но они оказались слишком быстрыми, так что она оставила это дело и потрусила туда, где приземлился их друг. Подобравшись поближе, малышка обнаружила, что это был вовсе не пони: он был похож на странную помесь льва и орла; Пуппи решила, что он выглядит очень забавно.

– Привет, мистер цыплёнок!

Существо не двигалось; из-под его тела растекалась большая лужа крови. Пуппи потыкала его копытцем:

– Эм, мистер цыплёнок? Проснитесь? Доброе утро!.. – По-прежнему никакой реакции… это точно было не к добру. Но что хуже всего – его друзья, кажется, ничего не заметили. Надо было что-то делать.

– ЭЙ! ЦЫПЛЯТА! ВАШЕМУ ДРУГУ ПЛОХО! СПУСКАЙТЕСЬ! – завопила Пуппи во всё горло, размахивая копытцами, пытаясь позвать на помощь. Разумеется, никто не откликнулся. Оставшиеся трое грифонов продолжали танцевать в небе над её головой свой смертельный вальс.

– У-у, они так увлеклись весельем, что совсем меня не слышат! – вздохнула Пуппи. – Если бы только у меня было что-нибудь, чтобы привлечь их… секунду, у меня же есть! – Малышка улыбнулась, вспомнив ту блестящую штучку, которую ей дал мистер Уайт. Как там? Дети литровый балет? Метровый лутический рулет? – Эм… мистер Голос, дай мне ту маленькую смешную штуку, которая громко шумит.

– Внимание. Объект “Пупписмайл” не может быть извлечён из инвентаря.

– Эй! Перестань обзываться! Ты знаешь, о чём я! Эта штука, девять и туалет! Ну, которую мистер Уайт дал!

– Так точно. Извлечён девятимиллиметровый полуавтоматический пистолет. – Оружие повисло в воздухе перед Пуппи.

Малышка схватила железяку обоими копытцами и направила её вверх:

– Эй! Э-Э-Э-Й! Послушайте! …Как эта штука работает? Что нужно делать, чтобы было громко?

– Загрузка инструкций для режима стрельбы в условиях дефицита времени. Первое: направьте оружие на цель. Второе: произнесите слово “огонь!” или “пыщ!”; оружие выстрелит. Если вам понадобится перезарядить оружие, поместите его в инвентарь и извлеките снова.

– Ха, звучит просто! – Пуппи прицелилась в грифонов. – Пыщ! – БАХ! Клац! – Ай! – Отдача вырвала пистолет у Пуппи из копыт, он ударился об её шлем, сбив малышку с ног, отскочил и упал на дорогу в паре метров перед ней.

Один из грифонов вскрикнул от боли.

– Б..дь, он привёл поддержку! Прибей этого снай… – Голос грифона оборвался, когда его голова взорвалась брызгами крови. Теперь грифонов осталось только двое, но битва стала гораздо более яростной.

Грифоны сцепились, клюясь и полосуя друг друга когтями. Пуппи протрусила к другому упавшему грифону и обнаружила, что у него нет головы.

– А знаешь, мистер Голос… по-моему, они не играют. Этот цыплёнок, он… э… мёртвый?

– Так точно.

– А… э… – Пуппи нахмурилась, – тот цыплёнок, вон там? – Она указала копытцем на первое существо. – Он тоже мёртвый?

– Анализ. Признаки жизнедеятельности отсутствуют. Субъект мёртв.

Пуппи снова уставилась в небо, на дерущихся грифонов:

– И… эти двое стараются друг друга поранить?

– Так точно. Все факты свидетельствуют в пользу того, что они сражаются друг с другом насмерть.

– Оки-доки… – Пуппи помолчала, обдумывая ситуацию. – Как заставить их перестать? О! У меня идея! – Она вдохнула поглубже. – ПОЖАЛУЙСТА, НЕ НАДО ДРАТЬСЯ! ПОНИ, ХВАТИТ! ВАМ ЖЕ БУДЕТ БОЛЬНО!

Вообще-то, кое-кому уже стало больно; правда, не пони, а грифону, но Пуппи такие мелочи не волновали, а двое выживших всё равно не обращали на неё внимания. С точки зрения малышки было трудно сказать, что именно случилось, но один из дерущихся вдруг испустил высокий крик боли, и оба грифона начали падать, быстро кружась, как кленовое семечко.

Пуппи вскочила на скутер и помчалась за ними, пытаясь определить, куда они упадут. Когда она добралась до места, её взору открылось то ещё зрелище: один грифон лежал на земле с разорванной слева грудью и перерезанным горлом, а другой пытался встать на ноги, но потерял слишком много крови из многочисленных ран.

– Эй, мистер цыплёнок, вам нехорошо? – Малышка бросилась ко второму грифону, когда тот, закашлявшись, упал на землю. – Вы, кажется, весь больной…

– Кха… ты… тот жеребёнок, что стрелял… спасибо…

– Я что?.. – нахмурилась Пуппи.

– Пожалуйста… кха… слушай внимательно… там… моя дочь… на военной… кха… кха… на юге… – Грифон глубоко и с трудом дышал, и в его груди что-то булькало, заставляя кашлять. – Генриетта… она… ждёт меня там… кха… Умоляю… иди туда… отдай ей… это… – Грифон протянул Пуппи ещё один пистолет. Он оказался тяжелее, чем её собственный, и был весь чёрный, с красной полосой вдоль ствола.

– Э… оки-доки… – Пуппи потрогала грифона, – да, но… вы ведь поправитесь, правда?

– Ты… дура, что ли… я… умираю… – Он снова закашлялся, брызгая кровью. – Скажи… скажи Генриетте… что я хотел пойти с ней на юг… скажи… ей, что я… кха… я… скажи… – Его голос затих, и глаза потускнели.

Пуппи немного подождала, а потом попыталась потыкать грифона копытом:

– Эй, мистер цыплёнок, вы спите? Мистер цыплёнок? – Она снова его толкнула. – Эм… думаю, мне пора идти… я… эм… извините. – Малышка отступила от мёртвого существа. Она чувствовала себя неловко, что-то здесь было неправильно; ей уже приходилось видеть мёртвых или умирающих, но… Но она впервые остановилась, чтобы как следует присмотреться.

Будь это история о типичной пони, это был бы идеальный момент, чтобы заставить её осознать, сколь ужасен мир, где брат убивает брата в вечной борьбе за выживание. Но увы, мы с вами говорим о Пупписмайл.

– Э… я надеюсь, вы скоро поправитесь, но мне очень, очень нужно идти… извините. – Малышка на прощание поцеловала грифона через шлем, запрыгнула на скутер и помчалась прочь.

– Эй, мистер Голос… ты тут?

– Так точно. Все системы в норме.

– Почему добрые пони дерутся друг с другом? – нахмурилась малышка.

– Внимание. Данная программа не предназначена для социального общения.

Пуппи вздохнула, продолжая катить в направлении розовой стрелки.

– Э… мистер Голос… этот цыплёнок что-то говорил про дочь?

– Так точно. Получено дополнительное задание: “Дурные вести, новые товарищи”.

На секунду задумавшись, Пуппи остановила скутер:

– Ты можешь мне показать, где она?

– Так точно: Генриетта Огнеяркая установлена как новая основная цель.

Пуппи увидела, как розовая стрелка исчезла с компаса и снова появилась на прежнем месте.

– Эм, ты уверен, что всё получилось?

– Так точно. Новая цель указана верно.

Пуппи пожала плечами. Это была работа мистера Голоса – разбираться со всякими колдунствами в скафандре; если он говорил, что всё хорошо, значит, так оно и было.

– Поехали!

——————————————————————————————————————
ДЕНЬ 5
ВРЕМЯ приблизительно 14:00
МЕСТО: полевой штаб 165-й бригады, Соляные топи

– Внимание. Множественные повреждения оболочки. Внимание. Отказ компаса. Внимание. Отказ радиомодуля. Внимание. Отказ медицинской системы. Внимание. Пробоина в шлеме. Внимание. Обнаружен розовый токсин. Ремонтный талисман активирован.

– Ох… кажется… я на что-то наступила… – Пуппи попыталась встать на ноги, споткнулась и упала снова. – Голова кружится.

Пара дорожных знаков прямо перед ней гласила: “Осторожно, минное поле!” и “Военная зона, проход воспрещён!”. Вокруг малышки по дороге были разбросаны камни и обломки асфальта, и целые куски дорожного покрытия впереди отсутствовали; поразительно, но скутер, лежавший в двух метрах в стороне, выглядел почти неповреждённым.

– Эй, мистер Голос… почему дорога сделала “бум”?

Через дыры в костюме и трещины в шлеме струился густой розовый дым.

– Анализ. Причиной взрыва является минное поле. Радиомодуль восстановлен. Целостность шлема восстановлена.

Пуппи на секунду нахмурилась:

– Какое поле?.. Нет, погоди! Это будет опять как всегда, да? Ты станешь говорить мудрёные слова, я попытаюсь не разозлиться, и мы опять начнём ссориться. Нам нужен профессионал: позвони мисс Голос.

– Устанавливается соединение. Пожалуйста, подождите. Компас восстановлен. Медицинская система восстановлена. Загрузка личных данных пользователя 001: Пупписмайл. Пользователь скончался, состояние стабильное. Всё в норме.

Не прошло и пяти минут, как костюм полностью отремонтировал себя, в основном используя всякий хлам, который Пуппи собирала в карманы. Малышка не была особенно разборчивой и подбирала что угодно, лишь бы разноцветное и блестящее. Ремонтное заклинание костюма тоже не привередничало: всё, что содержало стекло, металл или пластик, годилось в дело.

– Алло, алло? Это аварийная линия Купола Соляного Куба. Извините, в настоящее время все операторы умерли, пожалуйста, перезвоните, когда данная услуга будет возобновлена. Пока-пока!

– Погоди, мисс Голос! Это я, Пуппи!

– О, Пуппи! Привет, давно не виделись! Как дела? Ты нашла ту штуку, которую я просила? Я готова активировать протокол переноса в любое время!

– Э… не-а, извини, мисс Голос. Вообще-то, мне нужна помощь.

– О, не волнуйся, я ждала тут уже… сколько? Двести лет? Могу подождать ещё пару столетий! Ну так что тебе нужно?

– Ну, я мчалась как вондерболт на моём новом скутере, и вдруг…

– Погоди, погоди! У тебя новый скутер? Он красный?

– Да уж будь уверена!

– Скутастика! А он быстрый, супер-быстрый или супер-пупер-быстрый?

– Он как те, что на плакатах, где сверху Скуталу, а вокруг – звёздочки! Ты должна тоже попробовать, он просто потрясный!

– У-у, я вся обзавидовалась! Обязательно найди мне это тело-прототип, я тоже хочу покататься! Обещаешь?

– Ага! Клянусь клятвой Пинки Пай! – Пуппи попыталась было ткнуть себя в глаз, но шлем помешал.

– ЙЕЙ! Ладно, ладно, возвращаясь к теме; ты просто хотела рассказать мне про скутер?

– Э, нет… вообще-то у меня тут проблемы со взрывающимися дорогами. Понимаешь, мистер Голос говорит, что тут какое-то поле, но вроде бы здесь ничего не растёт… и что это вообще за поле, которое делает “бум”?

– Ну, поля бывают разные, но идею я уловила… Значит, дорога взорвалась, но на ней ничего не росло… Слушай, мне нужно, чтобы ты осмотрелась вокруг. Ты видишь что-нибудь вроде… мм… большой плоской сковородки с оранжевым огоньком сверху? Она должна быть противно-зелёной или уныло-серой…

Пуппи разулыбалась:

– Йей, я её вижу! Не, погоди, вон ещё! Их тут целая куча! Всюду оранжевые огоньки, как светлячки! Ух ты!

– Ага, значит, я правильно угадала, что это за поле такое… Оки-доки, я должна сама посмотреть. Погоди секунду. – Нашлемный дисплей моргнул, а потом весь шлем осветился точками маркеров, по одному на каждую мину, замеченную сенсорами костюма. – Ого, сорок пять и всё ещё считает! Это мне напоминает одну игру, в которую я когда-то играла! – Голос Пи-7 подождал, пока сенсоры не закончили поиск мин. – Готово! Ну, вот и проход… просто делай то, что я говорю, и оглянуться не успеешь, как мы уже будем на той стороне.

——————————————————————————————————————
ДЕНЬ 5
ВРЕМЯ приблизительно 14:45
МЕСТО: полевой штаб 165-й бригады, Соляные топи

База выглядела почти целой: ряд больших ангаров, обширный внутренний двор и низкие укреплённые здания по сторонам. Главные ворота охранялись двумя автоматическими пушками, но здоровенный танк, когда-то врезавшийся в них, разнёс всю постройку и надёжно перекрыл проход для чего угодно крупнее пони.

Перед тем как пройти на базу, Пуппи залезла в танк.

– Ух ты-ы! Сколько здесь всяких блестящих штучек! Смотри, какая! – Малышка подняла большой снаряд с красным кольцом на головке; судя по размеру, он предназначался для танковой пушки. – Ой, а вон ещё! Эта чёрная, а та синяя! Хи-хи!

После набега на снарядные ниши танка Пуппи наконец рискнула пробраться на базу. Посреди двора стояли другие танки, брошенные здесь и по большей части сожранные ржавчиной и болотным климатом. Странные растения росли повсюду, выглядывая даже из окон. Оглядевшись, Пуппи не заметила поблизости никаких следов дочери грифона, так что поступила самым логичным образом.

– ЦЫЫП-ЦЫП-ЦЫП-ЦЫП-ЦЫП! КОО-КО-КО-КО-КО!

По-прежнему ничего… странно.

– Может, она спит?

– Внимание. Обнаружен противник. Дистанция: сто метров.

Из дыры в стене одного небольшого здания выглянуло какое-то крупное существо: что-то вроде льва, только гораздо больше, а когда оно выбралось наружу, Пуппи заметила у него пару кожистых крыльев и членистый хвост с длинным жалом на конце, с которого капала зелёная слизь.

– Анализ. Мантикора. Уровень угрозы: смертельный.

– Э, по-моему, это не тот цыплёнок, которого я ищу… – Пуппи затрусила к зверю, совершенно не обращая внимания на предупреждения. В конце концов, он тоже был наполовину лев, и мог оказаться родственником этой девочки. – Привет! Я Пупписмайл! Вы не видели мою маму или маленького цыплёнка с кошачьим хвостиком?

Свирепый зверь посмотрел вниз на юную пони, принюхался и шагнул назад, зарычав; похоже, Пупписмайл его пугала.

– Вы меня понимаете? Ну пожалуйста? Пуппижалуйста? У неё два крыла и клюв, и она маленькая… ну, я не знаю, насколько маленькая, но, наверное, очень маленькая… э, вы меня слушаете, мистер котик?

Взревев, мантикор ударил Пуппи лапой, отшвырнув её метров на десять в сторону, развернулся и сбежал в полуразрушенное здание. Когда малышка наконец перестала кувыркаться, она поднялась на ноги и показала язык в сторону логова зверя:

– Бе-е-е! Злой котик! Я и без тебя найду цыплёнка, сама, вот! – Она нахмурилась: – У-у, если тут все такие милые и добрые, то я понимаю, почему девочка-цыплёнок прячется.

Следующее небольшое здание было в лучшем состоянии, и Пуппи заглянула внутрь:

– Эй, есть тут кто-нибудь?

Она заметила зелёное свечение, исходящее от компьютерного монитора. Малышка протрусила в здание, присматриваясь к источнику света; внутри обнаружился небольшой кабинет с парой столов и остатками ряда шкафчиков, в основном выгоревших. На мониторе светилась одна-единственная строчка: “Пожалуйста, введите пароль”.

Мы уже говорили, что чтение не было сильной стороной Пуппи?

– Пэ… о… же… а… лэ… – ну, вы поняли идею. – Пароль? Я знаю, знаю! Пупписмайл! Пэ… у… пэ… хихи, здорово!

После трёх неудачных попыток терминал заблокировался, и малышке наскучила игра в “напиши своё имя”. В конце концов, она была жеребёнком на заданьи… даже на целой куче заданий… йей…

Ангары со стороны выглядели почти целыми, но их крыши давным-давно обрушились, превратив их в груды гнилых кирпичей с красивыми фасадами; внутри не осталось ничего, кроме руин и обломков. Пуппи немного полазила по ангарам, подбирая разнообразный хлам, просто на всякий случай. Малышка заметила, что иногда всякие блестящие железные штучки или стеклянные пузырьки исчезают у неё из карманов, но не могла взять в толк, почему и куда они деваются.

Продолжая поиски, Пуппи исследовала ещё одно здание. Над ним возвышалась наблюдательная башня, стены были очень толстыми, а на первом этаже был только один вход и никаких окон. Внутри здания оказалось довольно тесно, а ещё там обнаружилось старое кострище, пара матрасов и пустые консервные банки в углу. Кроме того, там был низкий столик со сломанным радиопередатчиком и куча опрокинутых коробок, частично занимающих лестницу, ведущую в башню.

Неожиданно ожил голос скафандра:

– Цель достигнута. Текущее местоположение: лагерь Рэйни Дэйс.

– Постой секунду, что ты сказал?.. Мама здесь?! МАМА! ЭТО Я, ПУППИ! МААМАА!

Может, она наверху? Пуппи галопом помчалась на верхушку башни. Старая, но всё ещё прочная лестница привела её к люку в маленькую комнатку с пультами вдоль каждой из четырёх стен. Сами стены представляли собой сплошные открытые окна, так что с башни можно было видеть всю территорию базы. Но комнатка была пуста.

Пуппи остановилась, озираясь:

– Где мама? Мистер Голос, ты сказал, что она была здесь, почему ты опять соврал?

– Внимание. Данная программа не предназначена для социального общения.

– Ты… ТЫ! Почему ты так говоришь каждый раз, когда я хочу тебя отругать?! Ты плохой голос, и тебе должно быть стыдно! Дай мне поговорить с мисс Голос, она меня понимает! Ей не всё равно!

– Устанавливается соединение.

Вместо систем костюма заговорила Пи-7:

– Привет, спасибо за ваш звонок. Извините, но все операторы умерли. Пожалуйста, позвоните ещё раз, когда…

– Это я, Пуппи. Привет, мисс Голос.

– О, здравствуй ещё раз, Пуппи! Что-то ты зачастила! Тебе одиноко?

– Немножко… э, но я хочу тебя спросить, это очень важно! – Пуппи нахмурилась. – Где моя мама?

– Э… дай мне пару минут. Обработка данных. Сравнение результатов. Объект не найден. Прости, Пуппи, я не могу сказать, где твоя мама. Но если я правильно понимаю данные из твоего костюма, ты должна находиться в точке её последнего известного местоположения.

Пуппи помедлила секунду, пытаясь разобраться в этом потоке трудных слов.

– Эм, повтори ещё раз, пожалуйста?

– Твоя мама была здесь, но потом ушла. Может быть, если ты внимательно осмотришься, ты найдёшь что-нибудь, что поможет узнать, куда она ушла.

– Н… но где? – Пуппи растерялась; она была совершенно уверена, что найдёт маму здесь. Теперь, когда поиски закончились ничем, малышка начинала терять надежду.

– Позволь мне помочь, оки-доки? Теперь будь хорошей пони и подожди, пока я просканирую окрестности. Поехали! Смотри, вон там, на пульте, диск с данными!

Пуппи протрусила к диску и потрогала его копытцем.

– Э… он похож на штуку, которую мне дал Софт Эйр… – Пуппи подключила диск к костюму. – Там сказано, где мама?

– Это аудиозапись… и там есть какие-то файлы, посмотрим… ой, они очень старые! Двести лет! Хочешь послушать сейчас или позже?

– Э, да, конечно… включай.

Из динамиков скафандра зазвучал женский голос, и Пуппи распахнула глаза. Мама, наконец-то! Но… что-то было не так, она кашляла… она заболела?

“День четырнадцатый… у меня конча… кха… ется антирадин… облако, похоже… кха… уходит… но всё равно снаружи смертельно опасно…”

Голос прервался на время; послышалось, как кто-то пьёт.

“Проклятье, ненавижу этот мир, ненавижу… кха… зебр и принцесс… они убили нас всех… Единственное… кха… что не даёт мне… кха… свихнуться – то, что хотя бы Пуппи в безопасности в Стойле…”

Ещё одна пауза.

“Прости… что за грёбаный гадюшник этот мир, в который я тебя привела… Я…”

Её дыхание стало мелким и частым; она плакала. Пуппи вскочила на ноги:

– Мама! Не плачь, со мной всё хорошо! Я в порядке, мама! МАМА! Пожалуйста, не плачь, я… я буду хорошей пони, только не плачь! Я… хочешь, я прямо сейчас пойду в то серое место и скажу волшебные слова и пройду внутрь? Пожалуйста, не сердись на меня!

“Я… я должна быть сильной. Пуппи в безопасности, она в Стойле. Я… кха… должна верить в это. А что до меня… кажется, на юге… кха… попало только по паре крупных городов. Радиация там должна быть… кха… не такой опасной, но дорога долгая, и я не думаю, что… кха… мне сейчас хватит сил…”

Запись прервалась на несколько секунд, затем запустился другой звуковой файл с голосом Рэйни Дэйс.

“День шестнадцатый… Б..дь, я ссу кровью, но хотя бы кашель прекратился. Надо выдвигаться сейчас, иначе будет поздно.

Это для Пати Стар и Софт Эйра: если вы ещё живы и нашли эту запись, то я ушла на юг.

Я попробую добраться по трассе 52 до туннеля под горой Сахарная Голова. Буду ждать вас там. Надеюсь, мне удастся найти укрытие в ремонтных мастерских в глубине туннеля, они должны быть защищены от худших последствий заражения”.

Короткая пауза.

“Грёбаная Луна, опять сыплет зелёный снег… Будьте вы все прокляты, министерства, богини… что вы сотворили с Эквестрией? Это была благословенная земля, почему вы не остановились, пока не стало слишком поздно? Пуппи, как же я по тебе скучаю… я бы с радостью умерла, только бы увидеть тебя ещё хоть раз…”

Дослушав голос матери, Пуппи свернулась клубком на полу, не в состоянии ни на что реагировать. Её мама потерялась где-то на юге, и она умирала. Малышка хотела увидеть маму прямо сейчас, обнять её, показать ей, что всё хорошо, пусть даже это было не так.

Но с другой стороны, Пуппи точно знала, что её мама – лучшая пони на свете; она ни за что не могла пропасть. Мама сказала, что она идёт в какой-то туннель, и, может, она сейчас была там; Пуппи нельзя было просто оставаться здесь и предаваться печали. У неё ещё была надежда.

– Мисс Голос, ты тут?

– Никак нет. Соединение разорвано. Чем я могу помочь? – ответил голос скафандра.

– А, это ты, мистер Голос… Я… э… мне нужно идти в другое место… какой-то туннель под сахарной горой.

– Так точно: Туннельный город установлен как новая цель на компасе, – на дисплее шлема появилась новая розовая стрелка.

– А-атлично! Тогда по…

– Замри и ни с места, жеребёнок! – прервал Пуппи высокий голос. Малышка обернулась и увидела в окне крылатое существо размером чуть меньше, чем взрослый пегас. – Теперь держи копыта так, чтобы я их видела, и скажи мне, что ты здесь де…

– ГРРРРАРРРР!

Пригнувшись, молодая грифина кувыркнулась в комнату, а там, где она была долю секунды назад, возникла львиная пасть. Челюсти мантикора сомкнулись на стальной оконной раме, и рассвирепевший зверь отлетел назад, чтобы через секунду снова броситься в атаку; на этот раз рама подалась, и хищник сумел протиснуться внутрь до самых крыльев. Мантикор снова отступил, но в следующий раз он неизбежно должен был прорваться в башню, и ничто не могло его остановить.

– Б…дь! Чуть не достал! Быстро на лестницу! – Юная грифина бросилась вниз, по дороге захватив с собой Пуппи. – Откуда он тут взялся?!

– Э… привет, я Пупписмайл… – Малышка не была вполне уверена, что это подходящее время, чтобы представиться, но ей всё равно было нечего делать, пока её тащили как мешок.

– Заткни хлебальник! Ох, б…, почему всё всегда идёт на хер?! – Грифина остановилась на середине лестницы, когда выяснилось, что мантикор слишком велик, чтобы пролезть через люк. Она выхватила белый пистолет с жёлтой полосой вдоль ствола и расстреляла весь магазин в ревущую морду чудовища, заставив его отступить в пост управления и на время прекратить преследование.

– Хороший котик, вот там и сиди!

Снаружи раздался ужасный рёв, за которым последовал скрежет когтей по бетону.

– Отлично, просто отлично! Теперь он разозлился.

– Э… привет, мисс цыплёнок! А вы можете меня поставить, пуппижалуйста?

– Пуппи что?.. Я не цыплёнок! Скажешь так ещё раз, и я… – Послышался звук раздираемого на куски металла, и верхний люк оказался наглухо завален одним из пультов, стоявших в комнате наверху. Мантикор запер девочек внутри, и теперь единственным выходом была узкая дверь на первом этаже здания.

– Твою мать… он ещё и умный. Это нечестно.

————————————————————————————–
————————————————————————————–

Заметка: новый уровень! (4)
Добавлена новая способность: Хей-хо! – ты стала профессионалом в швырянии предметов. Всё, что ты бросаешь, летит дальше и быстрее.

0

6

https://darkpony.ru/img/stories/stop_calling_us_chickens_640.jpg


Глава 6
Девочка-стрелок

Теперь, эм, Ланселот, Галахад и я ждём наступления ночи,
затем выпрыгиваем из кролика и застигаем французов врасплох,
и не только врасплох, но и совершенно безоружными!

“Добрый вечер, мой прекрасный табун! С вами Одинокий Понь, и вы слушаете Радио 52, частоту, которая доносит до вас всё самое важное о Трассе 52 и ничего больше!”

Короткая интерлюдия, заполненная выразительными переборами “Дуэльных банджо”.

“Вернёмся к делу. Вы когда-нибудь задумывались, каково из себя солнце? Спросите Белых Яблок! Прошлым вечером в десяти километрах к востоку от Солт-Кьюб-Сити вспыхнул гигантский огненный шар, принёсший с собой гром и разрушения. К счастью, на том месте были в основном только радигаторы и заброшенные халупы, но свет был ясно виден даже из Туннельного города, Пустоземья и с территории Красных Рысаков. Если вам кажется, что это безумие, то учтите: это был всего лишь финальный аккорд вечера чудес! Сперва у нас был запуск воздушного шара, набитого гулями. Да, теми самыми гулями, что угрожали всем караванам в этой местности! Взлёт сопровождался светомагическим шоу, преподнесённым нам некоей Пупписмайл. Забавное имечко, правда? И это не первый раз, когда мы слышим об этой поняшке. Старина О.П. снова поспрашивал там и тут, и угадайте, что он выяснил? Именно, это та самая кобылка с Карнавала!”

Звук победных фанфар.

“Ну, Одинокий Понь, так что же тут самое интересное? А вот что, объясняю специально для всяких ворчливых занятых пони в дороге, которым не осилить, если слишком длинно: больше никаких нападений диких гулей по пути от Пустоземья до Куба!”

Послышался звук передёргиваемого затвора и пара выстрелов, после чего очень мужественный голос произнёс: “Хаста ла виста, кобылка.”

“О да, мне это нравится! Два племени разделались со своими проблемами благодаря жеребёнку, застрявшему в химкостюме! Ну, не надо быть шаманом, чтобы понять, что дальше она отправится на юг, а значит… что дальше? Не собирается ли она снова открыть Туннель? Ну, детка, если завернёшь к нам на торговую станцию Пустоземье, когда будешь обходить Топи, заскочи к своему главному фанату на минутку! Надо бы познакомиться с кобылкой в шлеме получше! А пока вот вам немного музыки от лучшей радиостанции, какую только можно найти на Трассе.”

Here’s a pony there’s a pony

and another little pony

funny pony party pony

pony pony sprite

(link)

ДЕНЬ 5
ВРЕМЯ приблизительно 16:45
МЕСТО: полевой штаб 165-й бригады, Соляные Топи

– Выруби эту долбаную музыку, я не слышу, там ли он ещё! – прикрикнула юная грифина на Пуппи, бросив в её сторону раздражённый взгляд.

– Но, но она же весёлая! Ты плохой цыплёнок! – Малышка нахмурилась и отступила назад, прижимая к себе плюшевую Пинки Пай. – Не волнуйся, Шелкохвостка, она не сердится, просто она немного устала.

Генриетта подошла к Пупписмайл и подняла её за шлем до уровня глаз.

– В последний раз говорю: я НЕ цыплёнок! Там грёбаный мантикор, который не даёт нам смыться, а ты тут доводишь меня до белого каления! – Голос грифины поднялся до пронзительного визга. – Надеюсь, мой отец скоро придёт, – вздохнула девочка, – может, с его помощью мы выберемся отсюда и мне не придётся больше смотреть на твою тупую морду!

– Я не тупая… ты злая киса, и я не хочу с тобой больше дружить!

– Внимание. Враждебный грифон в трёх метрах. Уровень угрозы: высокий.

– Ой, замолчи, мистер Голос… – Пуппи отвернулась от Генриетты и театрально задрала нос.

– Замолчи мистер кто?.. С кем ты там разговариваешь вообще? – Грифина вскинула брови. – У тебя в этой штуке есть радиопередатчик?! – Генриетта немедленно прыгнула на Пуппи и попыталась сорвать с неё шлем. – Мы можем позвать на помощь! Вызови моего отца на 90.08! Позывной “Пламя”!

Малышка обалдела от неожиданности:

– Эй, подожди! Мне надо попросить мистера Голоса! Он живёт в скафандре и управляется со всеми этими непонятными штуками! – Она попыталась махнуть копытцем, чтобы отогнать Генриетту, но грифина уже отступила.

– Погоди. Мистер Голос? Этот скафандр говорящий?

– Конечно говорящий! Это лучший космический скафандр на свете! А ещё он супер-умный! – Пуппи с гордостью улыбнулась.

– Ага… – хмыкнула Генриетта, – наверное, умнее тебя.

– Точно! Умнее м… – Малышка нахмурилась. – Эй! Так нехорошо!

Грифина в ответ залилась смехом:

– Поверить не могу, что ты на это повелась! Ты уморительна! Вообще ни в зуб копытом! – Генриетта улыбнулась и толкнула малышку лапой.

– Э-эй, прекрати! Ты злой цыплёнок! Если бы твой папа не был весь раненый, уж я бы тебе показала!

Генриетта застыла на месте и уставилась на Пуппи:

– Мой отец что?.. Что ты знаешь про моего отца?! – Страх и надежда смешались на лице девочки в такой коктейль, что даже Пуппи поняла: сейчас ей надо очень, очень аккуратно выбирать слова.

– Эм… в последний раз, когда я его видела, он был мёртвый… может быть, ему стало лучше? – Малышка улыбнулась, беспомощно барахтаясь в своей детской наивности.

– Мой отец… мёртв? Откуда ты знаешь? Где ты его видела? Это… этого не может быть, он был лучшим на всей Трассе, он не мог погибнуть! Ты врёшь, это не может быть правдой! Скажи мне, что это неправда! – Грифина выхватила свой белый пистолет и направила его на Пуппи; жёлтая линия, тянувшаяся вдоль ствола, указывала в точности на её нос. – Скажи сейчас же, что ты ошиблась!

Пуппи подняла голову навстречу безумному взгляду Генриетты. Возможно, малышка туговато соображала, но в её блестящих розовых глазах не было лжи, только чистейшее детское простодушие.

– Я… я не знаю. Он… хотел, чтобы я сказала тебе, что он очень-очень хотел сюда прийти и что ему жаль. Я побежала сюда супер-быстро, чтобы тебя найти, потому что он был очень грустный, и мне было его жалко, и я свою маму тоже потеряла…

– ХВАТИТ! – Генриета стукнула Пуппи кулаком по шлему, отбросив жеребёнка к стене, и свернулась калачиком, пряча лицо от суровой действительности. – Это неправда… мой папа лучший наёмный стрелок в мире… с ним всё в порядке. Уверена, он сейчас направляется сюда… бл..дь… я… я…

Мягкий металлический стук заставил девочку открыть глаза. Пуппи стояла прямо перед Генриеттой; ничего не сказав, она достала чёрный пистолет с красной линией вдоль ствола и оставила его рядом с грифиной, после чего вернулась в угол.

– Чёрная Роза… – Юная летунья с удивлением смотрела на пистолет, начиная по-настоящему осознавать то, что уже и так знала. – О нет… нет, пожалуйста… это неправда… – Она снова посмотрела на пони в жёлтом костюме: – Пожалуйста… скажи, что это не на самом деле… скажи, что это всё дурной сон…

Пуппи нахмурилась и опустила глаза.

– Я… не знаю… если это плохой сон, то я проснусь и увижу, что мама меня ждёт, так что… я тоже надеюсь, что это всё просто очень длинный плохой сон… – малышка вздохнула, – но, по-моему, я не сплю…

– Б..дь… – Генриетта взяла оружие в лапу и вынула свой собственный пистолет 45 калибра. Они были одинаковы вплоть до мельчайших деталей, различаясь только цветом. – Как это случилось? Почему ты там была?

“Лети, Генриетта, не вздумай сломаться. Ты училась у лучшего из лучших. Ты можешь быть лучше, ты ДОЛЖНА быть лучше.”

– Там летало четыре цыплёнка…

– ХВАТИТ НАЗЫВАТЬ НАС ЦЫПЛЯТАМИ! Мы грифоны, мы лучше вас, вонючих пони! Ещё хоть раз назовёшь меня или другого грифона цыплёнком, и я позабочусь, чтобы этот раз стал последним! Сечёшь? – Грифина взяла Пуппи за шею и подняла над землёй, а другой лапой вдавила малышке в грудь дуло пистолета.

Глаза жеребёнка наполнились страхом. Пуппи попыталась вырваться, но после нескольких безуспешных попыток сдалась и просто начала плакать:

– И… извините меня, мисс грифон! Я буду хорошей! Пожалуйста, не надо… пожалуйста!

Генриета кивнула и опустила малышку.

– Так-то лучше. Значит, там было четыре грифона. Где и когда? – Вспышка ярости прогнала первый шок и помогла грифине лучше сосредоточиться на ситуации.

Пупписмайл затараторила, изо всех сил стараясь не разочаровать страшного грифона во второй раз:

– Это было раньше: я ехала по дороге с другом, а они были в небе… Сначала я думала, что они показывают классное шоу, но потом они стали друг друга ранить и падать с неба, а потом они все были мёртвые. Я поговорила с последним, пока он не стал мёртвым, и он велел мне пойти сюда и дать тебе эту чёрную штуку и сказать, что ему жаль и что он хотел уйти на юг. А потом я его потолкала, чтобы он открыл глаза, но он всё равно спал, а я очень старалась его разбудить! Пожалуйста, не злись на меня, я очень, очень хотела, чтобы ему стало лучше, но потом мистер Голос сказал, что он мёртвый и… и… – малышка отступила назад, хватая ртом воздух, и накрыла голову обоими копытцами, пытаясь спрятаться. – Пожалуйста, не надо меня обижать, я не хотела быть нехорошей, я просто хотела помочь! Прости, пожалуйста!

“Блин, да она же просто ребёнок,” – грифина поколебалась секунду, и её гнев начал сходить на нет. Эта мелкая, видимо, даже не хотела её оскорбить, когда называла цыплёнком… хотя кто-то всё равно должен был научить её хорошим манерам, пока она не вляпалась в настоящие неприятности.

– Догадайтесь с трёх раз, кто будет этот “кто-то”… – пробормотала Генриетта, вздыхая. Полуорлица потрепала Пуппи по шлему: – Ну ладно, всё круто. Зови меня Генриеттой или Генри, лады? Тебе просто недостаёт… стиля. Но не боись, всему научишься. А теперь давай выбираться отсюда.

– Но… но ты же на меня сердишься… – сказала Пуппи, всё ещё пряча голову под копытцами.

– Не, я не сержусь… теперь давай-ка будь хорошей пони и встань.

– Но я же назвала тебя цыплёнком и сказала, что ты злая… – возразила малышка.

– Просто не делай так больше, хорошо? Я тебя отругала, и теперь мы в расчёте… лады?

– Значит… значит, мы всё равно можем быть друзьями? – спросила с надеждой Пуппи.

Грифина вздохнула:

– Да, мы всё равно можем быть друзьями… а теперь сиди тихо, пока я придумываю план.

Ну конечно, легко сказать… и малость трудновато сделать, но даже этих простых слов хватило, чтобы вернуть Пуппи прежнее бодрое настроение. Малышка кивнула и уселась возле лестницы, пока грифина выглядывала наружу: хищник должен был скрываться где-то неподалёку, вероятно, ожидая, когда кто-нибудь из них осмелится выйти на открытое место.

– Плохо дело… если бы только у меня было что-то посерьёзнее моих пистолетов. Можно, конечно, понадеяться на удачный выстрел, но если не выгорит… – Грифина обернулась к Пуппи: – Эй, у тебя случайно нет чего-нибудь крупнокалиберного или какой-нибудь взрывчатки?

– У меня есть камень! Он супер-каменный! – Пуппи гордо продемонстрировала Генриетте Камень Судьбы, на что грифина усмехнулась:

– О да, прям то, что нужно: камень. Извини, детка, но я, пожалуй, не буду доверять свою судьбу тупому камню.

Малышка склонила голову набок и озадаченно посмотрела на своё излюбленное оружие.

– Я не считаю, что ты глупый, Камень… но сейчас тебе лучше пойти обратно баиньки.

– Да хватит уже! Я тут пытаюсь план придумать. Кончай целоваться с барахлом у себя в сумках и займись чем-нибудь путным… – Генриетта на секунду задумалась: – Скажем… э… Вообще-то, лучше сиди и играй с Вертихвосткой.

– Шелкохвосткой!

– Ага, с ней… развлекайся…

– Оки-доки! Чай будет подан через пять минут! – Пуппи села на лестнице и достала из сумки плюшевую Пинки Пай.

– Да, валяй… так… – грифина вполголоса забормотала: – …годных укрытий тут нет, и я не уверена, что смогу бегать от этой твари больше пары минут. Нам надо с ней разобраться, но нам не хватает огневой мощи… – Генриетта горестно вздохнула. – Вот ведь идиотизм: в тех танках полно фугасных снарядов, а мы застряли тут с тремя “сорок пятыми” и… камнем…

Тем временем Пуппи усадила куклу на большой снаряд калибра восемьдесят восемь миллиметров. Другой такой же снаряд сошёл заместо чайника.

– Эй, тебе шесть или восемь сахарных кубиков в чашку? Эм… у тебя есть чашка?

– Не, спасибо. Думаю, у меня есть план, – сказала грифина, не потрудившись даже обернуться к жеребёнку. – Я выбегу наружу и постараюсь привлечь внимание мантикора. Когда он начнёт за мной гоняться, ты бежишь к ближайшему танку и забираешься внутрь. Тебе надо будет делать всё быстро, потому что я не смогу долго отвлекать эту тварь. Когда будешь в танке, ищи фугасные снаряды: они большие и блестящие, вроде высокой консервной банки с заострённой головкой; на них должны быть красные кольца, так что их просто будет распознать. Поняла?

– Э… да… – Пуппи задумчиво посмотрела на свой “чайник”, но потом пожала плечами и отложила его в сторону. – Ты только присмотри за Шелкохвосткой, хорошо?

– Сомневаюсь, что твоя кукла куда-то уйдёт, пока мы будем снаружи. Просто лезь в танк, хватай большую банку с красной полоской и беги назад. Когда закончим, я объясню вторую часть плана.

Грифина припала к земле, приготовившись рвануть с места: ей надо было выжать всю скорость, на какую она была способна…

– Но она же испугается!

Эта пони была неиссякаемым источником идиотизма и надоедливости.

– Пуппи, Вертихвостка – это просто кукла! Она не может пугаться! – Генриетта подошла к плюшевой Пинки Пай/Шелкохвостке, схватила её и помахала перед жеребёнком: – Видишь? Она улыбается, значит всё окей! Может быть, когда мы вернёмся, она устроит для нас, ээ… фугасный “восемь-восемь”? – Взгляд грифины упёрся в предмет, который Пуппи использовала в качестве кресла для своей игрушки. – Скажи, пожалуйста… где ты это нашла?

Пони в жёлтом широко улыбнулась:

– Софт Эйр дал мне Шелкохвостку в Свечении.

– Нет, я вот про это – “кресло”…

– А, это… эта штучка была в разбитой супер-большой железной тележке. Она гладкая и блестящая. У меня их много. – Оценив выражение лица грифины, Пуппи почувствовала, что должна сказать ещё что-нибудь. – Хочешь одну?

Левое веко Генриетты как-то странно задёргалось.

– Ладно, отлично… первая часть пройдена… теперь вторая…

– Что? Но мы же ещё даже…

– Нет… я сказала… нет. Часть вторая, и давай не будем больше про первую. – К грифине начало возвращаться самообладание. – Слушай внимательно: я попытаюсь заманить мистера Большого Злюку сюда, ко входу в башню. Когда мантикор сунет голову внутрь, ты должна бросить снаряд ему в пасть, а затем я в него выстрелю. Голова сделает “бум”, и больше никаких злюк. Поняла?

Пуппи нахмурилась.

– Значит… я кидаю чайник в пасть, и кино закончится?

– Чего? А, да, точно: кидай эту штуку мантикору в пасть, а я займусь остальным. Теперь не дрейфь и будь наготове. Осилишь?

– Оки-доки! – Малышка вжалась в стену в обнимку со снарядом, а Генриетта осторожно вышла из здания, расправив крылья.

Не прошло и минуты, как снаружи послышались выстрелы, а следом за ними голос грифины, которая дразнила мантикора такими словами, каких Пуппи никогда прежде не слышала. Жеребёнку было супер-пупер любопытно, что же там происходит, но ей велели сидеть на месте и ждать. Это была дилемма: если Генриетта увидит, что пони не на своём месте, то она очень сильно рассердится, а эта девочка-цыплёнок была очень страшной, когда сердилась… с другой стороны, Пуппи была уверена, что всего в нескольких шагах от неё происходит что-то потрясающе классное.

– Может, всего чу-уточку посмотрю… – Снаружи хлестал ливень из пуль, а стены тряслись от могучего рёва. – Всего капельку… Ничего ведь страшного? – Малышка медленно подползла к двери, прижимая к себе фугас, и попыталась выглянуть наружу. – Скрытно-скрытно… Ох, я ничего не вижу! Так совсем нечестно…

Внезапно, неясный силуэт пронёсся через дверь и улетел к противоположной стене с криком:

– ДАВАЙ!

– Что давать? – спросила Пуппи, немного удивившись.

– РРАААРРРР!

Рыча и царапая бетон, мантикор попытался прорваться в дверь, но почти сразу застрял в узком проёме. Пуппи заглянула прямо в пасть лютого зверя, щёлкавшего челюстями всего в нескольких дюймах от неё, и взвизгнула, пятясь назад.

– Ты что делаешь, Пуппи! Бросай эту хреновину и живо в укрытие! – Настойчивость в голосе Генриетты мешалась с паникой в её глазах. – Шевели Метками!

Пони в жёлтом кивнула и попыталась бросить снаряд: фугас описал в воздухе пологую дугу, а Пуппи отпрыгнула так далеко, как только могла. Едва снаряд упал на землю прямо под головой зверя, грифина открыла огонь.

БАХ! БАХ! БАХ!

Три выстрела, три попадания и три рикошета.

– Бл..дь! Корпус слишком толстый, не пробить! – выругалась девочка-стрелок и выпустила две полные обоймы по упрямому фугасу, но безуспешно.

– Не выходит! – Генриета отложила один из пистолетов и достала третий. Этот был красным с белой полоской вдоль ствола, но в остальном ничем не отличался от двух других. Разрядив весь пистолет прямо мантикору в морду, она сумела заставить монстра ненадолго прервать наступление.

– Думаю, он пытается сделать дверь пошире. – Пуппи отошла ещё на пару метров, но теперь уже не выглядела такой напуганной. Малышка потёрла нижний край шлема, как будто бы оценивая ситуацию. – У него здорово получается…

Зверь смотрел на Генриетту кровожадным взглядом. Было очевидно, что он больше не собирается сидеть, таясь, в засаде, даже если придётся разнести всю башню на куски. Собственно, этим он и занимался: постройка медленно, но верно поддавалась его напору.

– Не стой столбом! Иди сюда! – Грифина перезарядила пистолеты. – Мы ещё можем рвануть эту штуку, если я смогу попасть в детонатор. Ты пригнись, а я кое-что попробую!

– Что такое дето-натор?

Генриетта бросилась к мантикору, проигнорировав Пуппин вопрос. Одним прыжком она подскочила к зверю так близко, как только можно было к нему подобраться, не боясь угодить в лапы, и направила оба пистолета на снаряд.

– Прости-прощай, Хосе…

Юная воительница слишком поздно заметила, что хищник вжал голову и выгнул спину. Генриетта тоже была наполовину львом, так что должна была бы знать, насколько хорошо мантикоры могут вытягиваться, но в итоге кошка угодила в лапы ко льву. Она даже выругаться не успела.

В долю секунды мантикор вытянулся вперёд и ударил грифину лапой, вонзив ей в плечо могучие когти. Генриетта завопила от боли и инстинктивно начала клевать и кусать лапу чудовища, но безуспешно.

Пупписмайл тоже закричала от ужаса. Малышка попыталась отскочить ещё дальше, но уже и так упёрлась крупом в стену. Этот мантикор был ужасно страшным, но ещё страшнее было то, что он обижал Генри.

На мгновение Пуппи увидела вместо мантикора розовое металлическое лицо с мигающими голубыми глазами.

“Пожалуйста… хихи… пусть это… хихи… кончится…”

Глаза Пуппи полыхнули розовым пламенем, и она вскинула переднюю ногу:

– Камень!

Как только Камень Судьбы оказался в её копыте, малышка стремглав бросилась на зверя.

– Пусти её! Пусти СЕЙЧАС ЖЕ!

Мантикор тут же заметил, как что-то жёлтое его атакует, инстинктивно повернул голову и сомкнул челюсти на малышке, отбросив прежнюю добычу в сторону. Клыки монстра смяли маленькую пони, перемалывая её с сухим хрустом. Генриетта, отчаянно пытаясь не потерять сознание, из последних сил поползла к лестнице. Тем временем мантикор издал торжествующий рык, не оставлявший сомнений в судьбе Пуппи.

– Нет… нет, слишком поздно… Спасайся сама, детка… беги без оглядки…

Медленно и устало раненая грифина одолела пару ступенек, но остановилась, не помня себя от боли. Позади неё мантикор выл в кровожадной пониненавистнической ярости, судя по звукам, терзая и разрывая на части крошечный трупик. Генриетта достала лечебное зелье и выпила его одним глотком, после чего в глазах у неё потемнело, и она повалилась лицом вниз. Она попыталась было повернуться и посмотреть, что же происходит, и почему лютая тварь до сих пор ревёт и воет, но всё, что она могла различить, это плотный розоватый дым… а затем грифина сдалась отупляющей боли и потеряла сознание.

А теперь давайте почтим минутой молчания память очень невезучего мантикора.

Вот поэтому и говорят: сожрать можно что угодно. Но кое-что – всего один раз.

—————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 00:45
МЕСТО: полевой штаб 165-й бригады, Соляные Топи

– Система успешно перезагружена. Все функции восстановлены. Система диагностики включена. Пользователь 001: Пупписмайл. Пол: женский. Земная пони. Пользователь скончался, состояние стабильное. Всё в норме.

Пуппи нехотя открыла глаза и зевнула.

– Ещё же темно на улице… – У неё было неприятное ощущение, будто что-то тяжёлое давит ей на спину. – Что случилось? Где цыплёнок? И где большой злой котик?

– Анализ. Обнаружен противник: шесть метров к востоку. Генриетта. Уровень угрозы: несущественный.

На компасе замигала одинокая красная точка.

– Глупый Голос, Генри не враг… – Точка стала розовой. – Оки-доки, давай пойдём в… эй!

Малышка пошевелила копытами, но не сдвинулась с места. Взглянув вниз, Пуппи увидела, что висит на какой-то серой штуковине. Выбраться из черепа мантикора ей удалось далеко не сразу; скелет зверя стал того же цвета, что и стена, и частично погрузился в неё, словно они сплавились вместе. Его огромная пасть, полная острых зубов, была распахнута в вечном рёве, а крылья расправлены в последней отчаянной попытке вырваться из смертоносного облака, пожиравшего его заживо.

Пупписмайл подбежала к Генриетте, но грифина лежала на ступеньках, не проявляя никаких признаков жизни.

– Мистер Голос, она… ну, знаешь… эм… мёртвая?

– Анализ. Никак нет. Субъект без сознания.

– О… Значит, она поправится?

– Так точно. Субъект выздоравливает.

– Оки-доки. – Этого Пуппи было достаточно, она улыбнулась и на прощание поцеловала Генриетту через шлем. – Прости, но мне нужно идти, цыплёнка. Моя мама где-то там, на другом конце этой стрелки.

Пуппи поскакала было прочь, но встала и нахмурилась: почему-то ей казалось, что на этот раз простого прощального поцелуя будет мало. Малышка вернулась к Генриетте, достала куклу Пинки Пай и положила её грифине под лапу.

– Вот, Шелкохвостка. Присмотри за Генриеттой, чтобы с ней ничего не случилось.

Вот теперь всё точно было хорошо. Пуппи поскакала наружу и достала скутер.

– Эй, можно мне какой-нибудь музыки?

In the jungle, the mighty jungle,

the lion sleeps tonight

in the jungle, the quiet jungle,

the lion sleeps tonight

(link)

—————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 10:00
МЕСТО: Грифонова Падь, Соляные Топи

Копать болото без лопаты уже само по себе было пыткой, но рыть могилу собственного отца в липкой земле голыми когтями было… Немыслимо. Просто немыслимо.

Слёзы капали с кончика клюва грифины, поглощённой горем. Каждый раз, когда она пыталась углубить яму в земле, та снова наполнялась мутной водой, но Генри всё равно продолжала молча копать. Он не выносил её плача, он был самым заматерелым, лихим наёмником на свете. А теперь он был мёртв, убит Когтями.

Генриетта подтащила тело отца к неглубокой яме и столкнула вниз. Труп с чавканьем лёг в грязь. Дочь глядела, как пропитанные кровью перья скрываются под водой, и старалась не дать воли слезам. Бл..дь… он даже не мог погрузиться как следует.

– Нечестно это, старик, оставлять меня так одну… чего мне теперь делать-то?

Генриетта вздохнула. Она пыталась рассердиться на него, чтобы хоть так побороть горе, но это было трудно. Его больше не было… и что теперь?

– Ну что же ты…

Пи…ц.

Просто пи…ц.

Грифина начала заваливать могилу грязью, камнями и кусками асфальта, которые нашлись поблизости. Уложив последний камень на место, Генриетта поглядела туда, где ещё пару минут назад был виден отцовский клюв. Она достала было чёрный пистолет, поколебалась секунду и положила его обратно. Взамен грифина выдернула три пёрышка из правого крыла и воткнула их в землю там, где суждено было вечно покоиться груди её отца.

– Скажи маме, что всё у меня будет путём, ладно?

Вытирая глаза, Генриетта запустила вторую лапу в сумку и выудила оттуда Шелкохвостку. Посмотрев в улыбающиеся голубые глаза набивной куклы, она постаралась улыбнуться в ответ:

– Всё будет путём.

—————————————————————————————————————–
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 11:30
МЕСТО: случайная встреча, Соляные Топи

– Привет, я Пупписмайл!

Один из работорговцев, чёрный земной пони, нахмурился.

– Кажется, я уже слышал это имя раньше… Может, нам лучше просто пройти мимо неё…

Он оглянулся на двух других пони: все они были хорошо вооружены, но Одинокий Понь уже два дня не переставал разливаться о призраке, облюбовавшем северный участок Трассы 52.

– Я не боюсь призраков, Дриппинг Блад. А ты, раз тебя какой-то жеребёнок пугает до усрачки, иди и пригляди за другими рабами. – Предводитель работорговцев, жёлтый единорог, хмуро глянул на свой скудный улов: пара жеребцов и жеребая кобыла… намного меньше квоты. – Форти Нэйлс, поймай её.

Пупписмайл была немного сбита с толку: у неё на компасе горело шесть точек, но три из них были розовыми, а три красными… должно быть, это была очередная причуда мистера Голоса. Один из пони, отмеченных красными точками, опасливо подошёл к ней и положил копыто ей на спину.

– Ну, идём с нами и не вздумай баловать, детка.

– Оки-доки! А куда мы идём? – спросила малышка в жёлтом, воодушевлённо улыбнувшись.

По-видимому, её поведение показалось новым попутчикам довольно странным. Ближайший пони, зелёный единорог, оглянулся на босса, но тот пожал плечами и подбодрил его:

– Видишь? Раз плюнуть. Надень ей ошейник и пошли.

Форти Нэйлс попытался открыть Пуппин костюм, но увы – он не был техником Министерства мира.

– Эй, босс, эта херня не открывается!

– О-ох. Я её тоже не могу снять: это супер-застревучий шлем… я даже пыталась его стукать, но он всё время себя чинит.

Наконец нашёлся кто-то, попытавшийся помочь Пуппи решить проблему со скафандром! Только вот задачка, похоже, была ему не по зубам.

– Я думала, там надо на кнопочки нажать, вон там и вот тут, но они не работают…

– Заткнись, дура. – Форти потерял терпение и решил разобраться с проблемой методом грубой силы: – Против лома нет приёма! – Схватив разводной ключ, он от души приложил им по Пуппиному шлему, отчего на том образовалась сеть трещин.

– Эй, если проломишь ей башку, я проломлю твою! – зарычал жёлтый единорог. – За мёртвого жеребёнка крышек не дадут!

Чёрный пони-работорговец фыркнул от смеха, не забывая при этом приглядывать за тремя рабами.

Пуппи отступила назад:

– Эй, это опасно!

– Внимание. Отказ компаса. Внимание. Сенсорная система отключена. Внимание. Целостность шлема серьёзно нарушена. Включена ремонтная система.

– Е…чее солнце, а это крепкий орешек! – Зелёный единорог снова занёс своё оружие, но увидел, что трещины на шлеме уже срослись. – Чё за нахер? – он остановился.

– Просто привяжи её и пошли. Разберёмся с этим, когда выберемся из этой навозной дыры.

Пуппи велели вести себя хорошо, и она вела себя хорошо, пока добрые пони накидывали петлю ей на шею. Только когда её стали тащить вместе с остальными рабами, она смутно почувствовала, что что-то тут не так.

– Эй, я не могу тут оставить свой скутер!

Малышка потрусила к скутеру, но работорговец остановил её неожиданным рывком:

– Куда это ты собралась?

Пуппи продолжала рваться к скутеру, натягивая верёвку:

– Мой скутер! Пустите!

Форти Нэйлс хмыкнул.

– Ага, щас, сучка. – Он притянул малышку к себе и посмотрел ей прямо в глаза: – Ты теперь рабыня. Забудь про свой скутер и про всё остальное. Если хочешь жить, будь смирной. Усекла?

– Э… но мне надо туда! – Пуппи показала копытцем на юг. Зелёный единорог фыркнул и ударил её в бок прикладом охотничьей винтовки.

– Заткнись и слушай, а не то я тебя вздрючу! Всё равно непокорные пони – плохой товар. – Форти повернулся к предводителю. – Эй, босс, я тут решил немного поучить эту мелкую уважению.

– Не ухайдакай её только, а то сам будешь платить, – отмахнулся вожак, даже не обернувшись.

Пони в жёлтом нахмурилась:

– По-моему, это нехорошее слово…

Похоже, что её ничуть не встревожила первая взбучка, так что зелёный работорговец наподдал ей ещё сильнее.

– ЗАТКНИСЬ!

Этот удар отшвырнул Пуппи на несколько метров.

– Эй! Так ведь и ушибить можно! – крикнула она, вскакивая на ноги и не выказывая никаких признаков боли, чем изрядно напугала Форти Нэйлса.

– Д… да что ты такое? Лежи, нах.., и не двигайся! – Работорговец навёл винтовку на жеребёнка и дважды выстрелил.

БАХ! БАХ!

Две пули, две дырки в груди у малышки – и всё равно никакой реакции. У Форти от страха глаза полезли на лоб. Тем временем вожак обернулся к своему приспешнику:

– Какого хера ты творишь, выб..док сраной наркоманки! Ну всё, это последний раз, когда ты раба убил! – Жёлтый единорог пригнул голову и отвесил зелёному пони магическую оплеуху, сбив его с ног.

– Нет! Я не собираюсь тут подыхать! – Форти овладела паника, он направил винтовку на собственного босса и выпустил в него целый магазин. Прежде чем единорог успел осознать, что происходит, его нога взорвалась кровавым фонтаном. Работорговец упал на колени, выхватил автомат и принялся беспорядочно палить во все стороны. Чёрный земнопони, до сих пор хранивший молчание, расчехлил было дробовик, но длинная очередь от озверевшего вожака зацепила сразу его, одного из рабов и Пупписмайл. Пули прошили жеребёнка насквозь минимум в трёх местах, и опять без видимого эффекта.

– Хватит ссориться! Пожалуйста! Эй! Я с вами разговариваю! – Пуппи пыталась восстановить порядок, но эта драка была ей совсем не по плечу. – Вы все плохие пони, и вам должно быть стыдно! Мистер Голос, сделай что-нибудь!

– Ремонт завершён. Герметичность восстановлена. Пользователь 001, Пупписмайл, скончался. Состояние стабильное. Всё в норме.

– Не это что-нибудь! Что-нибудь другое! – обиделась Пуппи.

Чёрный жеребец попытался достать лечащее зелье, но уцелевший раб налетел на него, отобрал дробовик и выпустил все оставшиеся патроны в его жалкую морду. Раненый раб, захлёбываясь кровью, упал на землю, а беременная пони попыталась укрыться за вооружённым рабом.

Форти Нэйлс испустил последний вздох; вожак тоже быстро слабел от кровопотери, но он не собирался отправляться на тот свет в одиночестве. Из перемётной сумки выплыл пульт дистанционного управления, окутанный магическим свечением, и работорговец попытался засмеяться сквозь кровавый кашель:

– Не бойтесь… кха… маленькие по… кха… пони… вы меня… кха… опередите…

Он поднял здоровое копыто, готовясь ударить по детонатору рабских ошейников. Оба выживших раба в ужасе уставились на него.

– Злым пони игрушки не положены! – Жёлтое копытце выхватило детонатор прямо у вожака из-под носа. Пуппи посмотрела на него с самым неодобрительным видом: – Я сказала, хватит беситься! Эта штучка останется у меня, пока ты не научишься себя вести! – Малышка выдержала театральную паузу: – И я это совершенно серьёзно говорю!

Работорговец посмотрел на Пуппи и натужно засмеялся:

– Подумать только… кха… я слышал эту историю… кха… про… кха… призрака… – Его взгляд проследил, как исчезают последние царапины на костюме Пуппи. – Блин… да ты… кха… дох..я страшнее… кха… чем можно… кха… воо… бра… зить…

Голос работорговца затих, когда жадная Пустошь высосала из него последние капли жизни.

——————————————————————————————————————
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 20:30
МЕСТО: предместья Туннельного города, северный участок Трассы 52

– …И вот, когда мама-пони любит папу-пони супер-сильно, они пишут письмо принцессе Селестии и просят у неё жеребёнка. Вы правда этого не знали? – Малышка вприпрыжку носилась вокруг, не переставая болтать.

Прогулка через Топи была долгой и, к счастью, небогатой на события. Равнина, усеянная мутными озерцами, наконец осталась позади и уступила место пустынным холмам. Теперь можно было даже в темноте замечать любые подозрительные движения с большого расстояния. На шлемном дисплее у Пуппи то и дело вспыхивали красные точки, но в основном это были дикие животные, пугавшиеся присутствия сверхъестественной малышки.

Двое пони, что путешествовали вместе с ней, далеко не сразу придумали, что на это ответить. Первой из них заговорила беременная кобылка, молочно-белая единорожка по имени Свит Флауэр:

– Ну да, примерно так всё и происходит… ох и болтушка же ты.

– Ага! Мне все так говорят, – улыбнулась Пуппи и перепрыгнула совсем на другую тему: – Надеюсь, у вас будет кобылочка. Кобылочки самые миленькие! – Она понизила голос: – К тому же я слышала, что у жеребчиков вошки! Правда-правда!

Свит Флауэр захихикала и потёрлась мордочкой о шею своего спутника, бурого земнопони по имени Ассо:

– Она в чём-то права, верно?

Ассо рассмеялся в ответ:

– Я уже понял, что это будет что-то с чем-то.

Жеребец остановился и посмотрел вдаль.

– Вот мы и пришли, маленькая: это Туннель. – Бурый пони указал на маленькую группу огоньков, угнездившуюся посреди пологого горного склона.

Огромный мост, опирающийся на каменные арки, поднимался из болот и устремлялся прямо к горе, словно шоссе до самого неба. Пуппи широко раскрыла глаза от восхищения при виде такой чудесной штуки: казалось, что дорога устремляется ввысь как крутецкая стрела, а потом Р-РАЗ! – и теряется в гуще разноцветных огней. Между тем, обоих спутников малышки гораздо больше занимала она сама: глаза жеребёнка светились во тьме ярким розовым светом, создавая вокруг шлема призрачный ореол.

– Оки-доки! Ну, я пошла? Мама ждёт меня где-то вон там! – сказала малышка с воодушевлением, напрочь не замечая, как те двое встревоженно переглянулись.

– Эм… ну, мы там не живём, и тебе придётся заплатить пошлину, чтобы войти в Туннельный город. Мы направляемся к торговой станции Пустоземье – это небольшое поселение на пути в обход Топей, – на этом Ассо замолк, но подруга подтолкнула его, подбивая задать вопрос, который давно вертелся у него на языке. После короткой паузы жеребец опустил глаза и продолжил: – Я… мы хотели бы узнать: ты правда призрак? Что-то вроде ангела-хранителя, посланного защищать детей?

Пуппи cклонила голову набок и захихикала:

– Я Пупписмайл, мистер глупый добрый пони! Не пойму, чего меня всё время называют призраком? Я просто ищу мою маму!

– Да, ты… ты уже нам это говорила… миллион раз… – Ассо устало поглядел на свою супругу и пожал плечами. – Ну, думаю, вот и всё. Мы обязаны тебе своей свободой в некотором роде… так что… спасибо тебе? Я бы очень хотел чем-нибудь тебе отплатить, но нам потребуется всё, что у нас есть, чтобы только добраться живыми до дома.

– Оки-доки! До свиданья, добрые пони! – Пуппи подождала, пока её новые друзья не скроются из виду, а затем радостно поскакала вверх по мосту к Туннельному городу.

————————————————————————————–
————————————————————————————–

Заметка: новый уровень! (5)

Добавлена новая способность: Интенсивная тренировка (2) – Сила (5 -> 6) Ты можешь носить с собой много всякого разного!

0

7

https://darkpony.ru/img/stories/puppysmiles_by_madhotaru-d59x97v.jpg



Глава 7
Нянька

Что? Эти милые маленькие ангелочки?
С ними не будет никаких проблем.

ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 21:00
МЕСТО: Туннельный город, северный участок Трассы 52

Триггер Хэппи прослужила стражницей большую часть жизни и была совершенно уверена, что повидала всё, что только может прийти к воротам Туннельного города. Тем вечером ей пришлось признать, что она ошибалась, но всё равно – то, как все её стражники попрятались ей за хвост при виде жеребёнка в забавном костюме, ужасно её возмутило.

– Ладно, поняшки пуганые, я ею сама займусь. Просто расслабьтесь и пожалейте мой многострадальный круп – не палите наугад.

Единирожка вышла из пропускного пункта и потрусила навстречу жёлтому жеребёнку, окружённому зловещим розовым светом.

– Пожалуй, вот так достаточно. Стой там и отвечай: что ты за фигня?

Триггер не ожидала всерьёз, что малышка подчинится, но когда та села на землю, стражница вздохнула с облегчением.

Странная пони помахала копытцем в воздухе:

– Привет! Я Пупписмайл! Вы не видели мою маму?

– Пупписмайл, которая “Призрак Пупписмайл”? – нахмурилась Триггер Хэппи.

– Я не призрак, я пони! – возразила малышка. На спине у неё было пристёгнуто что-то длинное и красное. На оружие не похоже, хотя и довольно большое.

– Дай угадаю: ты гнала всю дорогу от Солт-Кьюб-Сити через Топи на “Красном Скакуне”?

Пуппи засмеялась:

– Не-а, мне пришлось немного идти копытами, потому что та толстая тётя-единорог шла супер-медленно…

– Кто-кто? Нет, стой! Вообще-то, мне без разницы. – Триггер вздохнула: – Сейчас я подойду, а ты не вздумай делать ничего… эм… призрачного.

На секунду она оглянулась на пропускной пункт и увидела три пары глаз, опасливо выглядывавших из-за баррикады. Один из стражников помахал маленьким белым флажком. Триггер пожелала себе подчинённых поумнее и направилась к Пупписмайл.

– Привет! А вы красивая, мисс добрая пони! Как вас зовут? – Малышка улыбнулась самой наиприветливейшей из улыбок.

“Это… это… просто жеребёнок со светящимися глазами, вероятно, из-за лёгкой лучевой болезни…”

– Что, серьёзно? – фыркнула от смеха Триггер. – Ты и есть та Пупписмайл из новостей? Которая была на Карнавале и в Солт-Кьюб-Сити? – Стражница рассмеялась: – Ох, да брось ты!

Пуппи улыбнулась и засмеялась вместе с ней:

– А-ха-ха! Ой, смешно! Э… а чего мы смеёмся?

Услышав это, начальница стражи расхохоталась пуще прежнего.

– Я Триггер Хэппи, можешь звать меня просто Триггер, – сказала она, придя в себя.

Пуппи нахмурилась:

– А можно я буду звать вас Хэппи?

– Конечно. Вообще-то, у меня тут кое-что для тебя есть… – Пони достала кусок жёлтого пластика и отдала его Пупписмайл: – Вот, твой пропуск. Грифина по имени Генриетта была здесь днём. Она прождала тебя до заката, но потом ей пора было двигаться дальше. Уходя, она купила тебе билет и сказала, что ты прибудешь к ночи или в крайнем случае завтра.

– О, Генри была здесь? С ней всё хорошо?

– Да, наверное… она не очень много болтала, но я ещё не встречала болтливых грифонов. – Стражница развернулась и потрусила к посту охраны. – Пойдём! Оставаться снаружи допоздна вредно для здоровья: у нас тут бывают проблемы с кровокрылами.

– А что такое кровокрылы? – спросила Пуппи, поравнявшись с Триггер.

– Редкостная гадость, скажу я тебе. Считай, что это большие летучие пиявки.

Стражница хмыкнула и поманила Пуппи внутрь. Пост охраны представлял собой низкое здание, обложенное мешками с песком и ржавыми железными листами. Возле окон, выходивших на мост, стояла пара пулемётов, а в соседнем углу было сложено несколько ящиков с боеприпасами. Трое пони без особого энтузиазма поздоровались с Пуппи, когда она вошла внутрь следом за их начальницей.

– Выше нос, ребята. Это Пупписмайл, героиня Карнавала. Насколько я знаю, она на нашей стороне, так что бояться нам теперь нечего. – Начальница стражи тихо засмеялась. – Метку бы отдала, чтобы поглядеть, как Одинокий Понь удивится, если узнает, каков на самом деле его “герой”. Как бы то ни было, это у нас Грин Пир, Джеммид Ган и Литл Бин.

– Привет, я Пупписмайл! – малышка подбежала к трём пони, и поскольку её новые друзья чувствовали себя немного неловко, она решила, что нужно сказать ещё что-нибудь: – Я ищу мою маму, она где-то внутри горы!

Один из трёх стражников поднял брови и пробормотал:

– Ну, с этим могут быть проблемы…

—————————————————————————————————————–
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 21:45
МЕСТО: Туннельный город, северный участок Трассы 52

– Ух ты, какая большущая!

Пуппи сидела у входа в туннель. Он представлял собой большой сводчатый проход, уходящий вглубь горы, такой высокий, что по нему могли проходить сразу и наземные экипажи, и воздушные фургоны для техобслуживания или в случае аварии, и такой широкий, что проезжать можно было в обе стороны сразу. Бетонные стены туннеля резко обрывались через двадцать метров, где путь преграждала поеденная ржавчиной металлическая переборка. На ней красовалась эмблема с белым аликорном, только этот выглядел более грузным и мужественным, чем богини. Вокруг эмблемы был написан девиз: “Солярис Инк. – Попробуй не так”. Большую часть двери под корпоративным логотипом занимал большой красный знак, предупреждавший об опасности.

– Видишь? – Триггер Хэппи постучала по железной двери. – Заперто. Боюсь, что тут твоё путешествие и кончается, маленькая.

– Но там же моя мама! Гляньте на стрелку. Видите? Она указывает на дверь! Мне надо идти внутрь горы! Откройте, пожалуйста! – Пуппи сделала самое жалостливое лицо, на какое была способна: – Пуппижалуйста, мисс Хэппи добрая пони?

Начальница стражи отступила назад, нахмурив брови.

– Ух ты, эти глаза надо бы объявить запрещённым видом оружия… нет, извини, Пуппи: в Туннель пути нет. Мы как могли старались открыть его снова, но, как видишь, дверь пока берёт верх.

– Но мне очень, очень, ОЧЕНЬ нужно туда пойти! Моя мама ждёт меня! – малышка упрямо топнула копытцами.

Стражник по имени Джеммид Ган потёр подбородок и пробормотал:

– Кажется, Тротил однажды говорил, что можно как-то попасть внутрь через вентиляцию…

Глаза Триггер тут же широко раскрылись:

– Ш-ш-ш! – зашипела она, бросив рассерженный взгляд на подчинённого, после чего повернулась обратно к Пуппи, пытараясь скрыть тревогу за натянутой улыбкой.

– Видишь? Туда никак не войти! – Она попыталась сделать непроницаемую мину, но малышка уже недоверчиво хмурилась.

– Ээ… вентиляция? А что такое вентиляция? Пожалуйста, я всё сделаю, я… у меня вот что есть! – Пуппи достала танковый снаряд с военной базы. На этом было чёрное кольцо. – Видите? Оно блестящее и супер-пупер красивое! Вы меня впустите, а я вам его отдам! Идёт?

– Пуппи… это опасно, я не могу позволить жеребёнку ускакать на верную смерть. Прости.

Малышка отступила назад, готовясь вот-вот расплакаться.

– Я не боюсь, а вы ведёте себя нечестно! Если бы там была ваша мама, вы бы уже давно открыли эту глупую дверь! И… и… – В отчаянии малышка лягнула дверь. – Я не могу отсюда уйти! Она там, она ДОЛЖНА быть там!

Джеммид встал рядом с Триггер и прошептал:

– Почему бы её не впустить? В конце концов, она уже спасла два города… К тому же, не думаю, что она простой жеребёнок…

Прежде чем ответить, стражница-единорожка вздохнула:

– Мы не знаем, что сейчас творится в Туннеле, но я бы хотела, чтобы ты припомнил тот день, когда дверь закрылась. Я ясно помню, как пони, запертые внутри, колотили в дверь и молили о помощи, а потом выстрелы и крики боли и ужаса. – Триггер несильно стукнула Джеммида копытом в лоб. – Взгляни на неё: может, она и не типичная маленькая пони, но она ребёнок, а я не отправляю детей расчищать минные поля.

Стражник посмотрел своей начальнице в глаза:

– Думаешь, она так просто сдастся? Если она и правда тот знаменитый призрак, держу пари, ничто её не остановит.

Триггер Хэппи закрыла лицо копытом.

– Ты правда веришь в эти сказки? Спустись на землю уже! Она просто жеребёнок в защитном костюме и с лёгкой лучевой болезнью!

Тем временем Пуппи по-прежнему стояла перед дверью и бормотала про себя:

– Я не жеребёнок, я большая пони… я воздушный шар запустила! – Малышка насупилась, но тут её осенила идея, и она лукаво улыбнулась: – Скажи, мистер Голос, а что это за вентиляция, про которую они говорили?

– Вентиляционная система. Устройство, используемое для доставки свежего воздуха в закрытые помещения. В случае туннеля она состоит из протяжённой сети каналов, которые засасывают воздух снаружи и закачивают его внутрь при помощи вентиляторов и узких воздуховодов, чья ширина подобрана так, чтобы по ним мог пролезть пони для осуществления технического обслуживания. Век живи – век учись!

– Значит, э… есть другие двери внутрь горы, через которые туда воздух попадает? – спросила малышка, пытаясь осмыслить то, что ей сейчас сказали.

– Так точно. Загрузка карты местности. “Солярис Инкорпорэйтед”. Туннель №2. Анализ технических чертежей. Внимание. Часть чертежей недоступна в связи с военной тайной. Загрузка секций A01, A02 и A03. Загрузка чертежей служебных туннелей. Анализ. Прокладка маршрута. Служебный люк A01-104 установлен в качестве следующего пункта назначения.

Розовая стрелка на секунду пропала с компаса и загорелась снова, указывая в новом направлении. Пуппи расплылась в улыбке: ей снова удалось перехитрить своих противников.

————————————————————————————————————–
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 22:15
МЕСТО: Туннельный город, северный участок Трассы 52

– А я говорю, что ещё не видел, чтобы пони выживала в запечатанном костюме больше трёх дней! Твой “жеребёнок” выглядит слишком хорошо для нормального! – Джеммид Ган указал копытом на пустое место, где должна была быть Пуппи, затем уставился туда и только тогда понял, что чего-то не хватало. Чего-то по размеру и цвету похожего на Пупписмайл. – Какого сена?

Триггер Хэппи подскочила на месте, тревожно озираясь.

– Она же была тут только что? Почему ты не смотрел за ней?

– О, значит, я должен был следить за жёлтой светящейся пони-лампой! А сама-то ты куда смотрела? – Джеммид усмехнулся. – Видишь? Вот я о том и говорю: нельзя остановить Призрака Трассы 52.

– Она не призрак, не мели чепухи, – отмахнулась копытом Триггер Хэппи, но её компаньон всё равно продолжал:

– Ну пожалуйста, Хэппи, послушай меня хотя бы секунду: здесь с каждым днём становится хуже… Когда мы были детьми, мы могли спокойно играть на улице, а по Трассе 52 ходило намного меньше работорговцев и бандитов. Племена были достаточно сильны, чтобы поддерживать порядок и обеспечивать для всех какую-никакую безопасность… – Жеребец вздохнул. – Ты не скучаешь по тем дням, Хэппи?

Единорожка опустила взгляд, её глаза подёрнулись дымкой печали.

– Да, но тогда всё было проще… туннель ещё был открыт, Солнечный город был обжитым местом… а теперь Трасса 52 – сплошные обходы и опасные тропки.

– Да, согласен… и я вот о чём задумался: говорят же, что у всего на свете есть душа? – Джеммид Ган изо всех сил пытался объяснить то, что совершенно ясно представлялось у него в голове, но с трудом складывалось в слова: – Это как город. Город – это больше, чем пони, которые его населяют. Сила сообщества и надежды семей подкрепляют друг друга, питая общую волю, и создаётся впечатление, будто город сам по себе живой…

– Ага, это и называется “община”… ну и что дальше? – Хэппи смотрела на жеребца с глубоким сомнением. – Надеюсь, ты действительно хочешь этим что-то сказать, потому что у нас тут жеребёнок пропал, вообще-то…

– Я хочу сказать, а что если и с Трассой 52 всё точно так же? Я имею в виду, Красные Рысаки, Белые Яблоки, Песковороты и другие племена… пусть они и разрозненны, но все они живут на одной длинной дороге от Гряд до Изумрудного Берега. Эта дорога связывает нас воедино, и все мы – граждане Трассы 52. – Джеммид Ган поднял копыто и прочертил им в воздухе дугу с севера на юг. – Солт-Кьюб-Сити принадлежит Белым Яблокам, да, но Трасса 52 принадлежит каждому пони, кто живёт на ней.

– Это всё очень поэтично, но я так и не поняла: как это нам поможет найти Пуппи?

– Сейчас дойду. Мы с тобой оба это чувствуем, ну, знаешь, что Трасса 52 умирает: медленно и неумолимо скатывается в те же самые ужасы, что и остальная Эквестрия. И вдруг… бац! Появляется этот призрак и начинает решать проблемы, которые мучили нас годами.
Красные Рысаки медленно угасали: Карнавал убивал не просто одного жеребёнка в год, он убивал саму надежду. Однажды я слышал от торговца, что их кобылицы отказываются заводить жеребят, потому что боятся их потом потерять. А гули? Ты знаешь, сколько караванов не заходило дальше торговой станции Пустоземье, потому что рейс в Деловой Центр не окупал дополнительного эскорта?

– Ну да, это понятно, но я не думаю, что жеребёнок может…

– А я думаю, что может, – перебил её Джеммид, его лицо было совершенно серьёзным. – Вспомни ту грифину. Ты видела её глаза? В них был какой-то… свет… как будто жизнь её была полным отстоем, но теперь всё наконец-то стало меняться к лучшему. У неё была надежда, и она проявила благодарность. Задумайся, Хэппи: как часто пони из этой сточной канавы заморачиваются на благодарности? Может быть, несколько лет назад ещё было обычным делом видеть в других пони что-то кроме потенциальной угрозы, но сейчас, если у тебя нет пропуска, ты никто. – Джеммид замолчал на секунду, но Триггер уже слушала его внимательно и не перебивала.

– И теперь ей нужно пройти в Туннель. Может быть, она просто везучий жеребёнок, а может – мертвец, но я… Я хочу верить, что она – нечто большее. Ну да, она не Обитательница Стойла и не Охранница, но никого другого у нас тут нет. Просто… просто старая добрая Трасса 52 пытается сама всё исправить.

Триггер Хэппи вздохнула.

– Ты мечтатель и глупый пони, Джем. Если у тебя проблемы, ты не можешь просто сидеть и ждать, чтобы кто-то другой пришёл и решил их за тебя. Ты должен сам взяться за дело и упорно трудиться, чтобы чего-то добиться. – Стражница отвернулась и посмотрела в вечно хмурое небо. – Но, должна признать, в одном ты всё-таки прав: эта кобылка не знает, когда надо остановиться. Думаю, я знаю, куда она направилась, и прокляни Луна мою душу, если я позволю ей вляпаться в неприятности.

———————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 22:15
МЕСТО: Туннель Соляриса, Туннельный город

По вентиляционной трубе гуляло металлическое эхо. Кругом было черным-черно, если не считать тусклого света Пуппиных глаз да свечения нашлемного дисплея. Но малышке этого было более чем достаточно, чтобы видеть, куда идти. В конце концов, она шла по стрелке, а с ней не заблудишься.

– Значит, когда я найду маму, я обниму её супер-крепко, а потом она поцелует меня, и мы будем вместе навеки, – малышка повторяла важнейшие пункты своего нового плана, – потому что на этот раз она никуда без меня не уйдёт. Правда, мистер Голос?

– Никак нет. С вероятностью 99.9% твой родитель женского пола не будет присутствовать в месте назначения либо не будет в состоянии…

– Эй, а ну хватит! Позитивный настрой – это главное. – Пуппи встала на секунду и огляделась: – Эй, ты это слышал? Как будто… зовёт кто-то? – Малышка набрала в грудь побольше воздуха и крикнула: – Я ЗДЕСЬ! ГДЕ ВЫ?

Эхо голоса Пуппи долго металось по тёмным и безжизненным туннелям. На крик как будто ответили откуда-то издалека, но Пуппи не очень хорошо расслышала.

– Откуда идёт этот голос?

– Анализ. Фоновый шум и искажения слишком велики. Невозможно определить источник звука.

– Ну ладно, тогда пойдём. – Проскакав вперёд, Пуппи наткнулась на вентиляционную решётку и посмотрела через неё вниз: прямо под ней зияла чёрная бездонная пустота, готовая поглотить всё на свете.

– Э… а почему стрелка теперь показывает вниз?

– Загрузка инструкций. Чтобы продолжить путь, требуется спуститься на уровень пола главного туннеля. Служебный люк A01-001 является ближайшим проходом, ведущим в соседнюю секцию туннеля.

———————————————————————————————————————
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 22:15
МЕСТО: Туннельный город, северный участок Трассы 52

– Мне насрать, что ты там думаешь, Джем! Дай мне налобный фонарь и помоги пройтись по списку. – Триггер Хэппи была одета в поношенную спецовку, увешанную всевозможными инструментами.

Джеммид Ган вздохнул, пытаясь изобразить раздражение; нетрудно было понять, что он не на шутку встревожен.

– Как пожелаешь, Хэппи… но, пожалуйста, возвращайся назад…

Триггер фыркнула и отвернулась.

– Список.

Жеребец снова вздохнул и покачал головой.

– Верёвка.

– Есть.

– Батарейки.

– Есть.

– Фляжка.

– Есть.

– Дробовик, патроны.

– Есть, есть.

– Здравый смысл.

– Е… Эй, кончай паясничать!

Не выдержав, Джеммид Ган вспылил:

– А ты кончай пытаться угробить себя, Хэппи! Ты меткая и быстрая пони, но всё равно ты – всего лишь пони! Тебя могут убить, а я не хочу тебя потерять!

Стражница удивлённо вскинула голову:

– Потерять меня? Что это ты хочешь этим сказать?

– Я хочу сказать, что люблю тебя, Триггер Хэппи! С тех пор, когда мы были почти жеребятами! Почему, думаешь, я записался в стражу, а не стал заправлять папиной таверной? Пожалуйста, не ходи туда или позволь хотя бы пойти с тобой!

Триггер склонила голову набок и нахмурилась:

– Хочешь сказать… ты был влюблён в меня уже, получается, двенадцать лет и ни разу не сказал ни слова? Даже когда мы с Блэк Хэтом… – Триггер потрясла головой. – Ты меня разыгрываешь. Это ещё одна гадская шутка, да?

Джеммид Ган сел и потупил глаза.

– Хотел бы я, чтобы было так. Ты иногда бываешь очень едкой, а я парень робкий, сама знаешь… но я не могу просто стоять и смотреть, как ты убиваешь себя ради призрака.

– Да не призрак она, дурья твоя башка! Она маленький жеребёнок, попавший в беду! – Хэппи поморщилась. – Раз она не возвращается, я иду её доставать, а потом отшлёпаю так, что она и думать забудет о таких вещах! – Триггер замолкла на секунду. – Да, кстати, извини, но после Блэк Хэта я больше интересуюсь кобылками, чем жеребцами… эм… лучше поговорим об этом, когда я вернусь. Со списком закончили?

Ган оторопело раскрыл рот и просидел так несколько секунд, прежде чем снова овладел собой и медленно кивнул.

– Вот и славно. До скорого. – Стражница заползла в служебный проход и растворилась во тьме.

– Замечательно. Меня отшили. Двенадцать лет собирался с духом, чтобы выдавить из себя хоть слово, и получил отворот! Блин, я умываю копыта. Может, Литл Бин ещё не допил всего “Дикого Пегаса”. – Жеребец развернулся и побрёл прочь, но напоследок остановился и прошептал: – Прошу, возвращайся целой и невредимой…

—————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 22:30
МЕСТО: Туннель Соляриса, Туннельный город

– Внимание. Ты делаешь это неправильно.

Пуппи прыгала по крышке вентиляционного люка, которая после пяти минут такого обращения уже начала подаваться: из рамы вывалился болт и упал в черноту, простиравшуюся снизу.

– Не волнуйся, когда крышка упадёт, я отпрыгну супер-быстро! Что может плохого случиться? В конце концов, я же Звёздный капитан Андромеда-а-А-А-А-А-А!

ШМЯК!

– Ойки.

– Ремонтное заклинание активировано.

———————————————————————————————————-
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 22:30
МЕСТО: Туннель Соляриса, Туннельный город

Триггер Хэппи медленно пробиралась по служебным туннелям, пытаясь высмотреть какие-нибудь следы, оставленные Пуппи. Стражница-единорожка была абсолютно уверена, что вошла в тот же люк, что и малышка, но здесь ведь был настоящий лабиринт! К счастью, у неё был мелок и какой-никакой свет.

Проходя по вентиляционному люку, пони остановилась заглянуть в главный туннель, проезжая часть которого пролегала в пятнадцати метрах под ней. Люк затрещал под её весом, но выдержал.

– Пресвятая мать Луны…

Прямо под собой, невдалеке от металлических дверей, отделявших туннель от города, Триггер увидела первую примету начинавшегося здесь туннеля. Кучи костей громоздились на земле, как будто дюжину пони согнали сюда и расстреляли на месте. Это было ужасно.

Триггер до сих пор помнила, как закрылись двери: это был обычный день, наступивший десять лет назад; она тогда только-только начала карьеру стражницы и всё ещё обязана была патрулировать туннель, хотя, конечно, это ей было уже далеко не впервой. Подземный путь соединял Туннельный город с торговой станцией “Туннель-Южная”, и это был единственный способ, которым можно было пересечь Сахарные горы, если не считать перевала. Но идти через перевал было опасно даже в сухую погоду, а в дождь это означало почти верную смерть. Так что если вы хотели добраться до северного участка Трассы 52 с юга, то вам нужно было идти шесть километров под землёй и заплатить за это хорошие крышки.

А потом двери захлопнулись.

Не было ни предупреждений, ни каких-либо намёков, и хуже всего – никакой видимой причины. Огромные переборки просто упали с потолка и замуровали туннель вместе со всеми пони, что были внутри. Почти час пони с обеих сторон от дверей пытались открыть их, но потом те, кто был с внутренней стороны, ни с того ни с сего начали кричать, колотить по металлу и умолять, чтобы их выпустили. Затем началась стрельба: грохот пары дюжин пулемётов, положивший конец крикам.

С того дня только безмолвная тьма обитала в Туннеле. Поначалу несколько авантюристов попытались пробраться внутрь и взломать двери, но никто из них так и не вернулся. Со временем Туннельный город смирился с таким поворотом событий и бросил все силы на то, чтобы сделать перевал безопаснее. Множество пони погибло при попытках уничтожить гнёзда хищников вдоль маршрута, и ещё они построили несколько хижин на пути, но караванов теперь всё равно ходило впятеро меньше, чем во времена, когда Туннель был открыт. Туннельный город медленно умирал.

Те, чьи скелеты лежали внизу, были лишь самыми первыми жертвами всей бессмысленной трагедии. И, наверное, самыми везучими: по крайней мере, их смерть была быстрой.

Внезапно по туннелю прокатился треск пулемётной очереди. Триггер потёрла уши, чтобы удостовериться, что это не галлюцинация, но пулемёты продолжали стрелять.

– Б..дь. Опоздала.

“Бедная малышка. Зачем Джем так долго держал меня? Если бы я пришла раньше, Пуппи могла бы быть ещё…”

– Стоп, а почему они всё ещё стреляют?

Пулемёты ревели не переставая где-то вдалеке, как будто сражались с кем-то, а не просто крошили жертву на мелкие кусочки. Может быть, малышка нашла какое-то укрытие, и охранные турели не могли в неё попасть? Может быть, ещё не слишком поздно! В конце концов, пока продолжается пулемётный огонь, это означает, что Пуппи ещё жива.

Триггер достала из спецовки отвёртку и моток верёвки.

– Держись, маленькая, старшая сестрёнка идёт за тобой!

—————————————————————————————————————
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 22:45
МЕСТО: Туннель Соляриса, Туннельный город

Пуппи подошла к брошенной посреди дороги повозке. Малышка попыталась её обнюхать, но это было трудновато, поскольку на ней был шлем.

– Тут полно всяких классных штук типа еды, игрушек и этих громких пушек, с которыми теперь все ходят. Может быть, это какой-то супер-большой шкаф… – Маленькая пони пожала плечами. – Ну ладно, давай искать маму.

– НИ С МЕСТА, ПРЕСТУПНАЯ МРАЗЬ! – раздался громогласный приказ, заставив Пуппи обернуться.

– О, привет! Я Пупписмайл!

Прямо перед малышкой стоял робот ростом со взрослого пони и в тяжёлой броне. На боках у него виднелись эмблемы “Солярис Инк.”, а с каждой стороны было прикручено по пулемёту.

– СДАВАЙСЯ И БУДЬ УНИЧТОЖЕН!

Пуппи захихикала:

– Глупый робот, надо говорить “сдавайся или будешь уничтожен”.

Робот открыл огонь, прошив малышку и повозку, стоявшую позади неё, по меньшей мере дюжиной пуль. В его скорострельных пулемётах использовались мелкокалиберные патроны, которые отлично пробивают вещи насквозь, но не особенно хороши, когда требуется кого-нибудь расчленить.

Пуппи посмотрела на дырочки в костюме, из которых наружу сочился розовый дымок.

– Эй, этот скафандр мне нужен! А, я поняла: ты бякабот! – вскинув копытце, малышка уставилась на машину. – Не люблю бякаботов. Камень.

Охранный робот выпустил ещё одну очередь в жеребёнка, который нёсся на него с Камнем Судьбы. Когда пулемёты остановились для перезарядки, Пуппи прыгнула роботу на голову и что есть маху врезала камнем по лицевому щитку. Малышка здорово поднаторела в битье: всего лишь после трёх последовательных ударов в одну точку стеклянный визор треснул, открывая сенсорный отсек, который был тут же уничтожен следующим ударом. Машина почти моментально вышла из строя.

– И не смей больше обижать девочек, дурацкий робот!

– НИ С МЕСТА, ПРЕСТУПНАЯ МРАЗЬ! – ещё двое часовых открыли огонь по Пуппи, правда, с такого расстояния они в основном мазали.

– Ещё задиры? Ну и ладно, у меня и для вас кое-что есть, глупые бяки!

Градом пуль жеребёнку чуть было не оторвало заднюю ногу, но с Пуппи “чуть” не считается, так что рана лишь слегка замедлила её.

– Вы что, не знаете, что хорошие девочки должны вести себя хорошо? А из-за вас мне приходится вести себя плохо! У меня потом будут неприятности! – Она уже сидела на втором роботе и лупила его Камнем Судьбы по визору.

Прибыло ещё трое часовых, присоединившись к перестрелке, но жеребёнок был намного меньше роботов, так что их шквальная пальба всего лишь разнесла очередную машину, подвернувшуюся под дружеский огонь.

– Вы что, не слушаете?! Вы глупые, что ли? – Оттолкнувшись от обломков своей предыдущей жертвы, Пуппи прыгнула на следующего робота. Трассирующие пули свистели вокруг и сквозь неё, костюм звенел сигналами тревоги всех сортов, но Пуппи было без разницы. Она просто шла напролом.

– Девочки сделаны ИЗ КОНФЕТ!

Приземлившись роботу на лицо, она принялась бить его по макушке и всего за пять ударов пробила корпус насквозь. Тем временем, у одного из двух других роботов кончились патроны.

– И ПИРОЖНЫХ!

Пуппи сунула копытце в образовавшуюся дыру и выдрала наружу столько кабелей и деталей, сколько смогла ухватить. Внутри робота раздался электрический треск, посыпались искры, и он расстрелял остатки магазинов во все стороны, уничтожив при этом оставшихся часовых, после чего выключился сам.

– И! – Блямс! – СЛАСТЕЙ! – Блямс! – ВСЕВОЗМОЖНЫХ! – Блямс!

Малышка наконец смогла остановиться, чтобы перевести дух, пока дым, поднимавшийся от горящих обломков, понемногу рассеивался, смешиваясь с розовым газом, что сочился из дыр в её костюме. В ушах у неё всё ещё звенело от стрельбы, из крупных разрывов капала розовая слизь, испарялась, едва коснувшись земли, и снова вливалась в облако, окружавшее жеребёнка.

Розовое облако, как всегда, не таяло, а сгущалось в толстую завесу вокруг маленького гуля, и начало медленно исчезать только после того, как все дыры в костюме затянулись. Починка была почти завершена, когда знакомый голос окликнул Пуппи по имени.

– Держись, Пуппи! Я уже иду! – В длинной галерее послышался дробный стук копыт, и вскоре в круге таинственного розового света, испускаемого гулем, возник силуэт Триггер Хэппи.

– Привет, мисс добрая пони-стражница! Вы тоже свалились с потолка?

Единорожка проигнорировала вопрос Пуппи, подскочила к ней и стала стучать ей по шлему:

– Ты глупая, глупая… глупая пони! – По мордочке стражницы текли слёзы. – Ты жива, слава Селестии. Я так переживала! Зачем ты убежала от нас? – Хэппи обняла Пуппи. – А теперь пошли обратно в Туннельный город. Твоей мамы здесь быть не может, видишь? Тут только брошенные повозки и… раз, два, три четырепятьшесть разбитых робочасовых?..

Триггер мигнула глазами, немного обалдев.

– Ты… в одиночку уничтожила… шесть часовых?

– Ой, только не говорите, пожалуйста, маме. – Глаза малышки стали похожи на два подсвеченных из глубины озерца. – Пуппижалуйста!

– Ты издеваешься? Как ты это сделала? – Стражница указала на обломки. – Я имею в виду, тут же шесть часовых, а на тебе ни единой царапины!

Пуппи показала Триггер Камень Судьбы.

– Ага, но они же обижали меня… я сказала им, чтобы они уходили, но у них были эти шумные штуки, и они продолжали меня обижать. Мама не хочет, чтобы я дралась с другими пони, пожалуйста, когда мы найдём маму, не говорите ей!

Единорожка осмотрела повреждения на роботах:

– Три штуки расстреляны, но вот эти три… Ты и впрямь забила их камнем до смерти. – Хэппи уставилась на Пуппи: – Что же ты такое?

Малышка склонила голову набок в лёгком недоумении:

– Я… Пупписмайл?

– Ой, я тебя умоляю, не морочь мне голову! Я слышала звуки перестрелки от самого входа в туннель, ты не можешь просто стоять здесь без единой раны и улыбаться как… как… призрак? – Понимание обрушилось на Триггер Хэппи как десятитонная наковальня. Она не была особенно образованной пони, но слышала много историй от торговцев и их охраны. – Ты… ты же кантерлотский гуль…

– Э, да, я из Кантерлота. Вообще-то, с бульвара Клеверных Листьев, но то, что ниже по склону, это тоже Кантерлот, вот!

Хэппи отскочила на пару метров, заметив последние струйки розового дыма, растворявшиеся в тёмном воздухе, и ей вдруг очень, очень захотелось почесаться. В панике она осушила лечебное зелье одним глотком и ещё больше отошла назад.

Пуппи посмотрела на единорожку и нахмурилась.

– Эм, что-то не так, мисс Хэппи добрая пони?

– Это… это просто смешно… ты… тебя не должно быть здесь, ты не должна сейчас со мной разговаривать! – По глазам Триггер было видно, насколько она перепугана. – Ты просто… просто…

“Что? Монстр? Ходячий мертвец? Призрак? Заткни хлебало, Хэппи, она жеребёнок. Она говорит как жеребёнок и ведёт себя как жеребёнок. Я проделала весь этот путь для того, чтобы спасти Пупписмайл, и не уйду отсюда без этой малышки.”

Стражница собрала всю свою смелость и улыбнулась озадаченной пони.

– Ты просто немного заплутала, но я уверена, что найду, как тебе помочь, если мы вернёмся в город.

– Но я не могу! – Пуппи топнула копытцем. – Мама здесь, стрелка говорит, что мне надо идти в ту сторону! Пожалуйста, не забирайте меня назад, я почти дошла! Мне… мне нужна моя мама!

– Я… не знаю, если это и правда для тебя так важно… пожалуй, если ты обещаешь, что будешь очень осторожна, мы могли бы попробовать пройти немного дальше… в туннеле встречались и другие сломанные часовые, может быть, это были последние, которые действовали…

– Йей! – Пуппи запрыгала вокруг неё как попрыгунчик.

——————————————————————————————————————
ДЕНЬ 6
ВРЕМЯ приблизительно 23:00
МЕСТО: Туннель Соляриса, Туннельный город

– Пожалуйста, назовите ваш идентификационный код и личный пароль.

Должно быть, это была мамаша всех часовых: махина ростом с трёх пони, а пушек на ней было навешано столько, что среднестатистический Стальной Рейнджер смотрелся бы рядом с ней как игрушка. Блин, Триггер Хэппи даже не знала, как называются некоторые пушки, прикрученные к этой штуке.

– Надо идти назад, Пуппи…

– Нет, постойте! Я знаю эту эту угадайку! Это джинн! – Малышка откашлялась. – Пэ тэ.. ноль… ноль… один… шесть… пять… эр дэ… ка… один… же… а.

Последовала долгая пауза. Триггер приготовилась схватить Пуппи и драпать так быстро, как она не драпала никогда в жизни.

– Пожалуйста, назовите пароль для данного кода.

Малышка улыбнулась и радостно заявила:

– Привет! Я Пупписмайл!

Не дожидаясь ответа, стражница закинула жеребёнка на спину и поскакала.

– Пожалуйста, святая Богиня Ускорения, не подведи!

– Уи-и-и-и-и! – Пуппи не вполне понимала, что происходит, но её катали на пони, а кататься на пони всегда весело.

– Код принят. Техник первого класса Рэйни Дэйс. Доступ в служебные помещения разрешён. Пожалуйста, не входите в зоны, отмеченные красным, без карты-пропуска компании “Солярис”.

Хэппи резко остановилась, чуть не отправив свою пассажирку лететь дальше по туннелю. Малышка повисла у стражницы на шее, и две пони посмотрели друг другу в глаза. Пуппи улыбнулась:

– Было весело! А давайте ещё раз! Я люблю кататься на спине!.. Эй, зачем вы меня опустили?

Единорожка вздохнула и потрепала жеребёнка по макушке шлема.

– Не волнуйся, я прокачу тебя ещё раз, но сейчас часовой, видимо, нас пропускает…

– Ну да, конечно же пропускает! Я же сказала волшебные слова!

Пуппи подошла к металлическим дверям позади тяжеловесного робота и попыталась их толкнуть. Как только она коснулась металла, массивные двери раздвинулись, открыв перед ними коридор, освещённый тусклыми, мерцающими огнями. Где-то вдали скучный механический голос повторял длинный перечень неисправностей.

– Внимание. Основной источник питания отрезан. Запущена процедура аварийного отключения. Внимание. Посторонние в секторах A01-A03. Внимание. Охранные роботы не отвечают. Внимание. Станция связи отключена. Внимание…

Пуппи вздохнула:

– Ох, ещё один робонытик.

– Как ты сказала? – Триггер наклонила голову.

– Ну, знаете: робонытики… – увидев непонимающий взгляд стражницы, Пуппи вздохнула ещё раз: – Всему-то вас надо учить! Есть три вида роботов: смешноботы, они весёлые и дружелюбные, как мисс Голос или Почемучка… Потом есть бякаботы, эти гадкие и не такие весёлые… обычно мне их приходится разбивать, и я очень-очень надеюсь, что мама меня за это не отшлёпает… А ещё есть робонытики, они умеют только ныть, что всё не так, как мистер Голос и…

– Никак нет. Я не робонытик, я продвинутый пони-машинный интерфейс, разработанный для…

– Да, знаю, я разговаривала с Хэппи вообще-то, не мог бы ты подождать минутку? – Голос из костюма замолчал, а Триггер Хэппи уставилась на малышку в изумлении.

– Ты… ты носишь говорящий костюм?

– Ага, а ещё он умный, только не надо говорить эту шутку про умнее тебя, а я потом скажу “да”, а вы будете смеяться!

Стражница нахмурилась:

– Эй, за кого ты меня принимаешь? Я просто удивилась, вот и всё…

– А, тогда оки-доки: это супер-умный космический скафандр, который разговаривает и говорит мне, где моя мама. Я иду, куда он сказал, и обычно нахожу много друзей, хотя не все пони хотят со мной дружить, но мы всё равно ещё ищем маму. Может быть, в этот раз повезёт. Ах да, его зовут мистер Голос. – Пуппи улыбнулась, ожидая её реакции.

Триггер неуверенно кивнула.

– Ну да, как скажешь… значит, эта штука работает более-менее как большой ПипБак. Пожалуй, это многое объясняет. Скажем, то, как ты разыскала вентиляционный люк… – Стражница вздохнула и добавила: – Ладно, маленькая. Куда теперь?

——————————————————————————————————————
ДЕНЬ 7
ВРЕМЯ приблизительно 01:00
МЕСТО: Туннель Соляриса, Туннельный город

Прошло чуть больше часа, прежде чем две пони наконец достигли старого проржавевшего машинного зала и сумели вновь запустить геотермальные турбины. К счастью, дело оказалось всего лишь в кабелях, перерубленных упавшей стальной балкой. После недолгого копания в хламе и скручивания проводов, чем в основном занималась Триггер Хэппи, по кабелям снова побежал ток.

– Так, ну-ка глянем… да, лифт теперь работает. Можем подняться наверх. – Единорожка утёрла пот со лба и толкнула двери лифта.

– Йей! Я скоро увижу маму! Спасибо, спасибо, спасибо вам большое, мисс Хэппи!

Стражница устало улыбнулась. Она не верила, что Пуппина мама действительно могла быть где-то поблизости, но она столько раз за сегодня оказывалась неправа… “может быть, немного позитивных мыслей – это всё, чего нам не хватает, в конце концов.”

– Хорошо, вот заберёмся на самый верх и посмотрим.

Лифт двигался больше минуты, пытая своих пассажирок дурацкой музыкой. Слушая её, Хэппи начала жалеть, что запустила генераторы. Когда двери снова открылись, пони оказались в комнате, дальняя стена которой представляла собой одно большое окно, и повсюду стояли широкие мониторы. Это был центр управления системами Туннеля. Строители врезали его в склон горы Сахарная Голова на открытом месте, так что Триггер хорошо могла видеть все северные равнины, даже в сумраке вечно пасмурной ночи.

Пуппи немного побегала вокруг: зал был не особо просторным, но в нём стояло много железных столов с терминалами и несколько больших мэйнфреймов, вделанных в стены, за которыми и вправду могла бы спрятаться пони, если бы согнулась в три погибели. И тем не менее, здесь явно никого не было, и Триггер сомневалась, что мама волшебным образом появится, даже если звать её как можно громче.

– Пуппи, я…. не думаю, что она здесь…

Малышка обернулась ко взрослой пони, и на секунду у единорожки похолодело всё внутри. Её глаза…. розовая бездна гнева, отчаяния… и пустоты… это продолжалось всего секунду, но теперь Триггер понимала, как именно малышка сумела побороть шестерых часовых при помощи одного только камня. “Если тебе дорога жизнь – никогда не вставай у неё на пути.”

– Эм, то есть… может быть, она уже ушла?

Пуппи опустила глаза и вздохнула.

– Да, может быть… в прошлый раз она оставила какую-то штучку с голосом, и там говорилось, что мама идёт сюда… мисс Голос мне с ней помогала…

Малышка теперь снова пыталась улыбаться. Маленький призрак, полный ярости, обузданной оптимизмом. “Как долго это продлится? Как скоро она потеряет надежду? И что тогда будет?”

– Мистер Голос, нам нужен профессионал. Звони мисс Голос.

————————————————————————————–
————————————————————————————–

Заметка: Новый уровень! (6)

Добавлена новая способность: Пони с каменьями – итак, вот тебе камень, теперь покажи, на что способна. Используя камни, ты игнорируешь ещё 10 очков предела урона цели.

0

8

https://darkpony.ru/img/stories/tumblr_m012xiwr1j1rnnonqo1_500.png




Глава 8
Грёзы прошлого

Страшные тени в темноте
меня бросали в дро-о-ожь…

ДЕНЬ 7
ВРЕМЯ приблизительно 03:00
МЕСТО: Туннель Соляриса, Туннельный город

Триггер Хэппи зевнула и посмотрела вниз, на малышку, которая мирно играла на полу центра управления. Пуппи возила по полу игрушечную тележку, изображая ртом звуки; она положила в тележку пару бутылочных крышек и подвезла её к пустой бутылке из-под “спаркл-колы”, затем сгрузила крышки и заменила их на бутылку.

– Можно мне супер-особую с мятным вкусом? Ага, спасибо, пока… – Малышка играла тихо, стараясь не шуметь, словно боялась побеспокоить кого-то.

“Как она так может? Просто игнорирует все ужасы, которые видит, и… сидит себе играет, как обыкновенный жеребёнок?”

– Эй, маленькая, как там дела у твоей подруги?

– Не знаю, она сказала, что это может быть долго, но мне надо подождать здесь, иначе ничего не получится… – ответила Пупписмайл, не отвлекаясь от игрушек. Теперь малышка строила вокруг пустой бутылки что-то вроде забора из…

Триггер подняла бровь:

– Скажи, а зачем ты носишь с собой девятимиллиметровые патроны?

– А, эти? Они красивые и блестят. И они, по-моему, нужны для девятического валета. – Малышка опять даже глаз не подняла.

– Чего-чего?..

Пуппи взмахнула копытцем и чётко произнесла:

– Громкая штука.

В копытце влетел сильно попорченный девятимиллиметровый полуавтоматический пистолет, заставив Триггер отшатнуться и спрятаться за терминалом.

– Эй, кто тебе это дал? Это опасно!

– Не, она просто громкая… и она мне не очень нравится, это, по-моему, игрушка для жеребчиков. Может, если бы она была розовой…

Пони-стражница нервно улыбнулась:

– Да, Пуппи, это не очень интересная игрушка. Хочешь обменять её на что-нибудь получше?

Теперь она полностью завладела вниманием Пуппи: светящиеся розовые глаза малышки выжидательно уставились на Триггер.

– Ага, а что у вас есть?

– Э… как насчёт классных солнечных очков?

– Йей! Очки! Не, погодите… – Пуппи нахмурилась, – я же не смогу их надеть в этом дурацком шлеме…

Триггер накрыла лицо копытом:

– Верно, прости, маленькая; о чём я только думала… – Единорожка отвернулась, копаясь у себя в перемётных сумках. – Хочешь почти целый журнал “Стремянные сплетни”? Там много картинок с красивыми пони, и даже снимки Флутершай есть.

Пуппи протрусила к охраннице, взяла журнал, посмотрела и улыбнулась:

– Мне нравится, здесь куча добрых пони! Смотрите, а я её знаю, это Пинки Пай! А это Рэрити и… ой, смотрите! И Рэйнбоу Дэш тоже! Обожаю Рэйнбоу Дэш! Она умная и суперклассная, и она умеет делать “бум!” в небе! Когда я вырасту, я на ней женюсь! Хочу эту книжку с картинками, хочу-хочу-хочу!

Триггер попыталась подавить смешок:

– Думаю, мы можем это обсудить… но тогда с тебя и патроны тоже.

– Э… оки-доки, а на что вы поменяете большие? – спросила Пуппи, доставая из инвентаря пару восьмидесятивосьмимиллиметровых бронебойных снарядов.

Единорожка вздохнула: дело, похоже, осложнялось.

—————————————————————————————————————
ДЕНЬ 7
ВРЕМЯ приблизительно 03:00
МЕСТО: таверна “Сахарная голова”, Туннельный город

В таверне “Сахарная голова” было темно и дымно, как обычно в такое позднее время. В зале почти никого не осталось, не считая пары пьяных пони, присосавшихся к бутылкам, грифона, особняком устроившегося в углу, и пони с гитарой, которого было почти не видно из-под сомбреро. Бармен уже начал “мыть” пол при помощи ведра с грязной водой и видавшей виды швабры, но Джеммид Гану было на это глубоко наплевать.

– Ещё! – Он вяло поднял пустой стакан и поболтал торчащей из него синей соломинкой, но стакан остался пустым. – Эй ты, мулий сын, я сказал, ещё! – Он сильнее взмахнул стаканом, но выпивка в нём так и не появилась; это начинало бесить.

Бармен, серебристый жеребец с чёрной гривой, протрусил к его столу и поставил перед охранником бутылку “спаркл-колы”.

– Эй, старшой, веди себя потише, пожалуйста. У меня клиенты наверху спят.

– Захлопни пасть, Блэки, – пробормотал Джеммид, – и плесни мне ещё чего-нибудь крепкого. Поверить не могу, что она меня отшила…

Младший брат вздохнул и подтолкнул “спаркл-колу” поближе к носу Джеммида.

– Джеми, да ладно тебе! Забудь о ней и иди проспись. Слушай, можешь лечь у меня наверху, ага? Только хватит уже пить, от этого тебе точно легче не станет.

Охранник попытался взглянуть брату в лицо, но его голова отказалась отрываться от стола:

– Блэки, а ты знаешь, что эта таверна наполовину моя?

– Ага, но ты сюда приходишь только на жизнь жаловаться, а мне, ты не поверишь, приходится обслуживать посетителей да ещё унимать всяких буйных нытиков, распугивающих тех немногих пони, которые действительно платят за выпивку! – Блэк Хэт стукнул копытом по столу. – Честное слово, Джеми, иногда ты просто задалбываешь.

Джеммид Ган взмахнул копытом, пытаясь отогнать брата, как назойливую муху:

– Иди на хер, Блэки, я в полном навозе и ты мне не нужен. Мне нужно бухло.

– Думаю, тебе лучше пойти побродить по городу, Джеми. Если будешь сидеть здесь, тебе точно не полегчает.

– Заткнись и дай мне ещё “Дикого пегаса”, Блэки… – Джеммид, не отрывая головы от стола, снова поднял пустой стакан. – Как она могла…

– Блин, Джеми, да спустись ты на землю! – не утерпел Блэк Хэт. – Это же Хэппи, самая стервозная кляча, какую я видел в жи… – БАЦ!

Джеммид Ган, потирая правое копыто, посмотрел на бесчувственное тело брата, распластавшееся на полу.

– А знаешь что, Блэки? Ты был неправ: мне сейчас всё же полегчало… хорошо так полегчало. – Жеребец потрусил к двери. – Спасибо большое, братишка…

—————————————————————————————————————
ДЕНЬ 7
ВРЕМЯ приблизительно 03:15
МЕСТО: Туннель Соляриса, Туннельный город

– Скажи, Пуппи, а какой была Эквестрия двес… э… до того, как ты ушла из Кантерлота?

Малышка нахмурилась, стараясь получше ответить.

– Зеленее.

– Ах, зеленее…

– Ага. Мама была солдатом, но она на самом деле не ходила на войну, а чинила всякие штуки, так что иногда она брала меня с собой, потому что это было не опасно. Я видела кучу потрясных мест: пегасовое лётное поле, большое место под землёй, которое называлось “Стойло”, но было совсем не похоже на настоящее стойло… а ещё я была в Понивилле и во многих других местах… – малышка сделала паузу, обдумывая то, что только что сказала, – …они все, наверное, где-то ещё, потому что эта “Трасса 52”, про которую все говорят, не такая уж и замечательная. Здесь нету зелёных холмов, уютных домиков и красивых мест, где много весёлых пони.

Триггер ощутила комок в горле.

– Ты… тебе не обязательно говорить об этом, если ты не хочешь…

Пуппи чуть озадаченно посмотрела на единорожку:

– А что такого? Просто здесь не так здорово, как в других городах, где я бывала… может, когда я найду маму, я вам покажу всякие красивые места… нет, правда, я не пойму, чего вы так хотите сидеть здесь, когда можно жить там, где в стопицот раз лучше…

– Э… да, и в самом деле… но пока что… ты не могла бы рассказать мне что-нибудь про Понивилль?

– Конечно! Это самый классный, хороший и разноцветный город, какой я только видела! Это там жила Пинки Пай до того, как переехала в Кантерлот! Мама делала там большую работу для каких-то добрых пони, и мы жили там целое лето! Там были холмы, и деревья, и супер-пупер-яркие домики, и место, которое называлось “Бутик ‘Карусель’”! Но это была не настоящая карусель, а понарошку… – Пуппи нахмурилась. – Я это говорю потому что когда я спросила, почему карусель не крутится, все пони смеялись, а мама обняла меня и ей было весело, но мне показалось, что это было как-то глупо, так что… э… не спрашивайте, почему она не крутится, ладно?

Хихикнув, Хэппи кивнула:

– Не волнуйся, не буду.

– А ещё там копали большущую яму посреди самой большой яблочной фермы, какую я только видела, и там был дом на облаке, который был как замок, только с водопадами из радуги! И… и магазин, где продавались диваны и перья! – Пуппи замолчала, вглядываясь Хэппи в лицо. – Э, я сказала что-то не так? Почему вы плачете?

– Я… я не плачу, просто в глаз что-то попало…

– Приве-е-е-ет, леди и джентльпони! Это я, Пи-Семь! – Внезапно все экраны в комнате стали розовыми, и на каждом появилась эмблема в виде связки из семи шариков.

– О, привет, мисс Голос! Спасибо, что зашла! – Пуппи помахала копытцем самому большому терминалу, по экрану которого вместо шариков побежал список команд.

– Спасибо, что нашла мне новый дом, Пуппи! Здесь гора-а-аздо лучше, чем в Куполе, где всё уже на части разваливалось! Посмотрим, что тут есть… о, геотермальные станции, сервисные роботы не отвечают… это мы исправим… ой, смотри! Куча закрытых данных и-и-и… система охраны в режиме боевой тревоги?.. Как же я сразу не заметила? – Голос ненадолго умолк.

– Что-то не так, мисс Голос?

– Не-а, чтобы отменить тревогу, нужно разрешение большой шишки из “Солярис Инк.”, но кто-то уже открыл “чёрный ход” в программе, так что я просто его использую. Это займёт всего секунду.

Триггер несколько удивилась: ей никогда особенно не нравились роботы, но этот вроде бы был дружелюбным, и Пуппи его знала, так что стражница решила подождать и посмотреть, что будет.

Со своей стороны, Пуппи, кажется, чувствовала себя совершенно спокойно: малышка уселась перед большим экраном со своей обычной наивной верой в то, что всё вокруг будет хорошо.

– Оки-доки, а ты теперь можешь посмотреть, где тут моя мама, пуппижалуйста?

– Боевая тревога отменена, все системы в норме, открытие защитных переборок через пять, четыре… О, я не знаю, Пуппи, здесь в центральном компьютере огромная база данных, и я не могу просмотреть все записи, потому что у меня нет допуска… нет, погоди, забудь! Я только что нашла закрытые файлы, датированные тремя неделями после “дня икс”… но мне нужен пароль, чтобы их открыть.

Малышка подняла копыто:

– Я знаю! Пупписмайл!

– Ох, Пуппи, – вздохнула Хэппи, – пойми, твоё имя не может открывать всё на све…

– Пароль принят, – перебила её Пи-Семь. – Здесь две записи, вывожу на большой экран.

Малышка в жёлтом посмотрела на появившийся текст, нахмурилась, пытаясь читать, но на этот раз букв оказалось слишком много.

– Э… а можно мне чуточку помочь?

Единорожка села рядом с Пуппи и ласково обняла её копытом за шею:

– Конечно, маленькая. Давай я тебе прочитаю.

“День 18

Если я ещё вправе молиться Селестии, то надеюсь, что умники из “Стойл-тек” знали своё дело лучше, чем эти му… – мулы, да, Пуппи, тут написано “мулы”, – …из “Солярис Инк”. Они умудрились склепать на случай аварии протокол, который передаёт все полномочия техническому персоналу, но забыли запрограммировать часовых так, чтобы они не расстреливали на месте всех остальных. – эм, это слово вообще ничего не значит, Пуппи, поехали дальше… – Ну, во всяком случае, теперь Туннель безопасен, и я осяду здесь на пару дней, чтобы подождать, не придёт ли кто из моей команды, и собрать всё, что может пригодиться в переходе через пустыню.

Почти два часа ночи, а я не могу заснуть. Как же я по ней скучаю… Я знаю, что она в Стойле и ей ничего не грозит, но я всё ещё слышу, как она зовёт меня, потому что испугалась темноты или приснился кошмар, а потом просыпаюсь и понимаю, что это лишь сон. – Блин… ага, блин, – …мне надо чем-то себя занять, иначе я потеряю рассудок. Ненавижу Эквестрию… – Э, тут дальше просто короткая молитва Богиням…

Рэйни Дэйс.”

Триггер вздохнула. “Когда миссис Рэйни Дэйс делала эту запись, она явно не рассчитывала, что её дочь будет это читать…”

– Что ж, похоже, она всё-таки отправилась на юг… давай посмотрим, может, во второй записи что-то об этом есть.

– Эй, Пуппи, – вмешалась Пи-Семь, – а ты можешь вспомнить пароль шефа Сэнд Бокса? Пожалуйста?

Малышка на секунду задумалась, потирая шлем.

– Лопата? Нет, вот: Агата!

– Спасибо огромное, дорогая! Обнимаю тебя супер-крепко! Давай сделаем так: обними себя и представь, что это я! Вот вам вторая запись, а я отойду ненадолго, хочу сунуть нос куда не следует. Удачи, и не балуйтесь без меня!

“День 21

Я наконец-то готова двигаться дальше. Очевидно, сюда уже никто не придёт… может, я единственная выжившая пони во всей области? Не знаю, но испытывать судьбу не хочу. Собираюсь обойти Солнечный город стороной: ему сильно досталось, я прошлой ночью видела очень нехорошее свечение в пустыне, как раз там, где он должен быть. Если мне повезёт, через пару дней я буду на лётном поле Синих перьев. Отправляюсь на рассвете.

Это опять я. Снова не могу спать: ещё один кошмар. Мне всё время снится Пуппи, как она лежит мёртвая на полу в кухне. – Блин, Пуппи, блин… Ты любишь блинчики? Всё-всё, читаю дальше! – …откуда эти сны? Я уверена, что она в безопасности, она всегда меня слушалась. Почему мне такое снится? Я нашла таблетки, кажется, они могут помочь. Если этот кошмар вернётся, буду их принимать.

Рэйни Дэйс.”

Пуппи обняла пони-стражницу, вжавшись закрытой шлемом мордочкой в шею Триггер.

– Что не так, маленькая? Она просто скучает по тебе, но с тобой ведь всё хорошо. Когда ты её найдёшь, она увидит, что ты жива-здорова, и никаких плохих снов больше не будет, верно?

Такая бесстыдная ложь была для Хэппи как ножом по сердцу, но Пуппи сейчас нужна была любая поддержка.

– Я… я нехорошая пони, мисс Хэппи… Я не пошла в секретное место, потому что хотела посмотреть фейерверки! – громко прорыдала Пуппи. – Я плохая пони! Мама будет сердиться!

Триггер обняла малышку в ответ, пытаясь её подбодрить.

– Ну, ну, не волнуйся… твоя мама ведь сказала, что пойдёт на юг? Куда-то в… э… Синие перья чего-то там… по-моему, теперь это место называется Ржавая Крепость, и туда очень легко добраться: оно сразу за Солнечным городом. Я уверена, она будет просто счастлива тебя увидеть. – “Зачем я даю бедняжке эту иллюзию? Её мать давно мертва, что я вообще творю?..”

Пуппи взглянула на Триггер большими мерцающими розовыми глазами, которые снова загорелись надеждой:

– Правда? Мама будет там?

– Я… я не знаю, там ли она ещё, но ты ведь идёшь за ней следом, верно? Если ты хочешь узнать, что с ней произошло, то тебе нужно идти дальше, пока следы свежие! – “Ага, Хэппи, двести лет как свежие…”

Малышка снова улыбнулась:

– Точно! Раз я дошла сюда без проблем, то дойду за мамой вообще куда угодно! Спасибо вам, мисс Хэппи! Вы самая лучшая пони!

Их снова прервала Пи-Семь:

– Отлично, я закончила с инвентаризацией. Эти ребята из “Соляриса” всерьёз приняли идею “покончить с Эквестрией”: здесь полно лабораторий и бункеров, в которых достаточно оружия, чтобы сыграть для выживших представление на бис! О, и Пуппи, по-моему, ты хотела сказать “Пинки Пай”.

Пуппи подняла голову:

– Чиво?

– О, всё очень просто, мой маленький друг: под этой горой целые этажи складов, забитых готовым оружием; здесь хватит огневой мощи, чтобы убить всех до единого обитателей Эквестрии по меньшей мере дважды.

– А… убить – это значит сделать очень больно? – настороженно спросила малышка.

– Не-а: это значит сделать слишком больно! Это всё равно что вечеринка, только такая большая, что назавтра о ней и рассказать будет некому.

– Э… это как вечерника Пинкибота? – спросила Пуппи, уже боясь услышать ответ.

– Пинкибот: файл не найден.

Пуппи ненадолго задумалась.

– Оки-доки, и что именно эти штуки делают?

– Ну вот, например: мультиплазменная дальнобойная боеголовка. Эта крошка может поразить пятьдесят шесть различных целей самозаглубляющимися автономными микроракетами. Каждая ракета может легко пробить стену бункера и заполнить его плазмой, подняв температуру на пару сотен градусов и убив всех пони внутри. Многоканальный дезинтегрирующий генератор: расчленяет все живые цели на расстоянии сотни метров; разумеется, для пони это смертельно. Шоколадный хаос: магическая энергопушка, которая превращает кровь цели в какао… это временный эффект, через полчаса кровь возвращается в нормальное состояние, но жертва обычно умирает почти сразу после попадания…

– Хватит, хватит! – перебила Пуппи. – Я поняла идею!

– Очень хорошо, тогда что нам с этим делать? Ты здесь босс.

Услышав эти слова, Триггер вскинула копыто, чтобы не дать малышке ляпнуть какую-нибудь глупость, но опоздала.

– Выброси это. Выкопай яму, сбрось всё туда, построй над ямой дом и посели в него всех бякаботов, какие только у тебя есть, чтобы больше никогда и никаким пони не было больно.

– Ну, технически всё это и так уже в яме под горой… Я могу взорвать лифтовые шахты и туннели между складами, так что они будут заперты навсегда, если только кто-нибудь не сроет всю гору.

– Давай!

Хэппи испустила долгий вздох облегчения.

——————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 7
ВРЕМЯ приблизительно 03:30
МЕСТО: Туннельный город, северный участок Трассы 52

Джеммид Ган в очередной раз стукнулся лбом в стальную дверь, перекрывающую Туннель.

– Б..дь, я должен был её остановить… б..дь, б..дь, Б..ДЬ!

– Знаешь, Джеми, сколько бы ты ни лягал эту дверь, она не откроется как по волшебству… – Блэк Хэт присел рядом с охранником, всё ещё потирая правый глаз. – Признаю, я это отчасти заслужил… но это не значит, что однажды я не верну должок.

– О, ради Луны, Блэки! Сделай на глаз примочку и иди спать, дай мне погоревать спокойно!

Серебристый жеребец опёрся о стену и зевнул:

– Не пойду. Не могу же я бросить старшего брата в таком состоянии. И к тому же, я потом смогу ржать над тобой месяцами.

– Я всегда подозревал, что наша мать была шлюхой, а теперь точно в этом уверен: Хэппи пропала, а тебе лишь бы поржать! Выбирай: тебе ещё один фингал поставить, или ты своим ходом отсюда свалишь?

– Эй, да остынь ты, блин! Всё равно мы ничего не сможем сделать, разве только двери вдруг откро-о-ОЙ!

Раздался металлический лязг, и огромная дверь начала подниматься, заставив Блэк Хэта усесться на задние ноги.

– Какого хера?!

Оба пони не верили своим глазам, глядя, как гигантская переборка, стальное чудовище больше метра толщиной, уползает в потолок; как только первая створка полностью открылась, вторая пара дверей втянулась в стены туннеля.

Прошло почти полминуты, прежде чем Джеммид снова обрёл дар речи:

– Это… это взаправду? Ущипни меня… – БАЦ! – Ты гулий сын, я просил ущипнуть!

– Я же обещал вернуть должок, – заржал Блэки. – А ты ещё говорил, что она наверняка погибла…

Жеребцы вошли в туннель, не обращая внимания на скелеты; Блэк Хэт запрыгнул в повозку, усеянную пулевыми отверстиями, и принялся копаться в содержимом.

– Ого, смотри, сколько добра! Прикинь, город наконец-то ухватит свой куш!

Джеми протрусил чуть подальше, глядя, как в туннеле зажигаются лампы, освещая подземный проход по всей шестикилометровой длине. Впереди из открытой вентиляционной решётки в потолке свисала верёвка; охранник перешёл с трусцы на галоп и помчался вглубь горы.

– Эй, старшой! Не торопись ты так! Мы должны позвать остальную стражу!

– На хер стражу! Я пьян и я влюблён! – эхом прокатилось по туннелю в ответ.

Вздохнув, Блэк Хэт поскакал следом:

– Ну хоть меня подожди, раз уж я всё равно здесь!

————————————————————————————————————————
ДЕНЬ 7
ВРЕМЯ приблизительно 09:00
МЕСТО: торговая станция “Туннель-Южная”, южно-центральный участок Трассы 52

Триггер обняла Пуппи и поцеловала в шлем; малышка недовольно попыталась вырваться:

– Фу-у, поцелуйчики! Ну не перед всеми же!

Вокруг малышки в жёлтом толпились десятки пони: вся городская стража и много других обитателей Туннельного города. Кобылка, выполнявшая роль местного начальства, произнесла небольшую речь и вручила Пуппи мешочек крышек, а потом Триггер Хэппи проводила малышку к южному концу Туннеля.

Перед двумя пони распростёрлась бескрайняя страна песчаных дюн, среди которых кое-где возвышались скальные массивы из красного камня. Вдали можно было заметить размытые очертания города, но песок и ветер мешали рассмотреть, был ли это действительно город или какое-то природное образование.

– Ну что ж, Пуппи, вот мы и пришли: это Змеиная пустыня, а теперь давай я объясню, как добраться до Ржавой Крепости. Ты слушаешь?

– Конечно, добрая мисс Хэппи! – улыбнувшись, подпрыгнула малышка.

– Очень хорошо, так вот: пустыня – территория Песковоротов. Они вроде как мусорщики, постоянно кочуют от одной стоянки к другой и собирают всё ценное, что находят в дюнах. Обычно их следует остерегаться, потому что они порой занимаются разбоем, особенно встретив одинокого путника, но я не думаю, что они попытаются тебя ограбить: Песковороты – очень суеверное племя, и они наверняка слышали о тебе от Одинокого Поня.

– Добрые пони, которые много гуляют, оки-доки, – кивнула Пуппи.

– Отлично, – улыбнулась Триггер. – Вот тропинка, по которой тебе надо идти: это очень просто, потому что Песковороты через каждые пятьдесят метров расставляют красные флажки. Просто скачи от одного флажка к другому, и ещё до завтрашнего утра будешь на их первой стоянке.

Пуппи нахмурилась и показала на гораздо более заманчивое шоссе, построенное на основательной насыпи и ведущее прямо на юг:

– А почему нельзя поехать там? На скутере я смогу лететь как пуля!

– Нет, маленькая: это шоссе ведёт прямо в центр Солнечного города. Ты должна избегать его любой ценой.

– Почему?

– Это опасное место: ни один пони, что уходил туда, не вернулся, и никто не знает, почему! – Тон Триггер намекал, что с этим лучше не спорить, но Пуппи была не самой проницательной собеседницей.

– Э, может, им там так понравилось, что они не захотели уходить? – спросила малышка, потерев край шлема как подбородок.

– Я… я так не думаю, Пуппи. Когда я была жеребёнком, как ты, в Солнечном городе тоже жило племя: Ржавники. Они с Песковоротами были союзниками с… в общем, очень долго. Но как бы то ни было, говорят, что однажды Песковороты нашли что-то важное, но Ржавники украли у них эту находку. Завязалась крупная драка, да ещё с предательством, потому что Песковороты попытались ночью взять Солнечный город штурмом. – Единорожка сделала паузу, чтобы убедиться, что малышке по-прежнему интересно.

– И что было потом? – озабоченно спросила маленькая слушательница.

– Во время штурма стряслось что-то непонятное, и никто не знает, что именно. Всё, что нам известно – что Песковороты вооружились до зубов, отправились туда, и никто из них не вернулся. Все пони, пытавшиеся исследовать город, бесследно исчезли, видимо, по той же таинственной причине. Те Песковороты, которые не участвовали в штурме, в основном старики и жеребята, собрали вместе то, что осталось от племени, и по-прежнему пытаются выживать.

– А, так они все были плохие пони?

– В Пустоши не всегда легко отличить добро от зла, Пуппи, – нахмурилась Триггер. – Иногда, если хочешь выжить, приходится чем-то поступаться… идти на жертвы… умирать по капельке, чтобы не умереть полностью.

– Чиво? – удивлённо посмотрела в ответ малышка, не в силах понять такую глубокую идею.

– Не забивай себе голову, маленькая… просто считай, что… ну… да, они были плохие пони, но им пришлось быть плохими.

– Так не бывает! – встряхнула головой Пуппи. – Если ты ведёшь себя как злая пони, значит ты и есть злая! Никаких оправданий. А если ты решишь, что можно быть только немножечко злой, то очень быстро станешь супер-пупер-злой и всё равно будешь плохой пони!

– Ты… это сама придумала? – Единорожка восхищённо воззрилась на Пуппи.

– Не-а, мне так мама сказала.

Посмотрев на обеспокоенное лицо малышки, Триггер потрепала её по шлему:

– Не волнуйся, роботы не считаются; мама не будет сердиться… ну давай, улыбнись, не грусти!

Малышка с улыбкой запрыгнула на скутер:

– Когда я найду маму, я ей расскажу, какая вы хорошая! Спасибо большущее, добрая пони Хэппи! – и она, набирая скорость, помчалась по тропе вниз, в пустыню. – УИ-И-и-и!..

Триггер следила, как жёлтая фигурка уменьшается, уезжая всё дальше и дальше.

– Прости меня, маленькая…

– Ну так что, Хэппи, жеребёнок или призрак? – Джеммид Ган, улыбаясь, протрусил к ней и встал рядом.

– Я так и не поняла… – вздохнула кобылка, – знаю только, что она заблудилась. – Хэппи повернула голову к жеребцу и чуть улыбнулась: – А откуда фингал?

– Братская любовь, – вскользь пояснил тот и вернулся к теме: – А кто не заблуждается в этом проклятом мире? Когда разойдутся новости, пони потянутся в Туннельный город. Нам понадобится больше охранников.

– Кстати говоря… добро из повозок надо будет собрать, сохранить и разделить поровну между всеми пони. Приглядывай за Блэк Хэтом.

Вздохнув, жеребец кивнул:

– Ага, не волнуйся, остальные уже отвезли повозки в город. На некоторых есть торговые марки: караван из трёх тележек Водных Пастухов и ещё одна повозка Скорострелов, но пони в туннеле её растащили, когда пытались защититься от часовых. Думаешь, всё это надо вернуть?

– Хорошо бы, хотя бы как акт доброй воли. Если мы покажем им, что позаботились об их имуществе, может быть, они потом нам помогут. О, и напомни мне научить тебя, как перезапустить Туннель, если он опять вырубится.

Джеми немного поколебался:

– Эм, ещё насчёт вчерашнего вечера… ну, когда ты отправилась за приз… эм, за Пупписмайл, а я хотел, чтобы ты осталась… э… может, сделаем вид, что я ничего не говорил насчёт… ну, ты знаешь…

– Навряд ли, Казанова, – хихикнула Триггер Хэппи. – Это было самое топорное признание в любви на свете, и я собираюсь припоминать его тебе весь остаток твоих дней.

Джеми застонал и повесил голову:

– У-у, и зачем я только спросил…

– Можно тогда я сама у тебя кое-что спрошу?

– Давай, чего уж там… – махнул копытом жеребец. – Добей меня окончательно…

– Мне ещё не поздно сказать, что я тоже тебя люблю?

———————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 7
ВРЕМЯ приблизительно 16:00
МЕСТО: Змеиная пустыня, южно-центральный участок Трассы 52

“Добрый вечер, леди и джентльпони! Это Одинокий Понь, и вы слушаете Радио 52, самое лучшее радио в этом кусочке Эквестрии! Вчера я шёл по улице, и одна кобылка спросила меня: ‘О.П., как ты делаешь такие классные передачи, что все пони здесь слушают только тебя?’ Ну, должен признать, что это нелегко, но, к счастью, я единственный ё..ный диджей во всей округе!”

Его монолог прервало негромкое женственное “Йей…”

“Плохой О.П., ты сказал нехорошее слово, нельзя так делать! Наша героиня может тебя слушать! Ладно, ладно, я плохой пони, и мне должно быть стыдно; но вместо этого я чувствую себя просто прекрасно, и знаете, почему? Не знаете? Конечно нет, потому что эта весть только что прилетела с юга на крыльях моего друга, это самая горячая новость, с пылу с жару! Держитесь за вожжи, мои маленькие пони, это КРУТО!”

В этот момент послышался треск помех, и передача оборвалась; но через несколько секунд шипение статики снова сменилось голосом хохочущего Одинокого Поня.

“Ага, я вас подколол! Купились! Никому не заткнуть Радио 52, и особенно сегодня, потому что сегодня мы празднуем ОТКРЫТИЕ ТУННЕЛЯ! Да, мои маленькие пони, вы не ослышались! Туннельный город снова в деле, больше никаких горных тропок и оползней!”

Бодрая триумфальная музыка играла почти минуту, а диджей на её фоне изображал губами игру на гитаре.

“Это лучшее, что случалось с момента разгрома Карнавала, и угадайте, кто это сделал? О да, наш ангел-хранитель, наш маленький жёлтый призрак! Нам понадобился жеребёнок, чтобы спасти нас всех от ужасной смерти от голода? Поняши, я в печали. Нет, серьёзно: эта маленькая бестия за неделю избавила три города от их худших кошмаров… ЖЕРЕБЁНОК! Блин, Пятьдесят вторая, подними уже голову и покажи себя! А я пока что буду молиться на одну молодую да раннюю пони.”

Возникла пауза, а потом голос диджея вернулся, усталый и постаревший:

“Очнитесь вы все, она всего лишь одна пони, она не сможет спасти нас всех сразу. Мы должны сами заботиться о себе так, как можем… нам просто нужно быть лучше, и тогда не будет нужды в героях.”

Началась ещё одна песня, зазвучала акустическая гитара, но на этот раз это была не запись. Пел сам Одинокий Понь.

В древних руинах, в прахе и пепле
Прошлых ошибок тени оставь.
Все мы потомки тех поколений,
Что погубили свой же край.

Что несёт нам судьба, не знаю, но запомни:
Страх пожрёт изнутри, не оставив ничего.

Миру нет нужды в героях…

(link)

– Ух ты, я бы тоже хотела встретить эту супергеройскую пони, о которой все говорят! Как ты думаешь, она захочет со мной дружить? – Пуппи трусила по песку от одного красного флажка к другому, как ей и сказала Триггер Хэппи.

– Так точно. Как правило, героические личности склонны к дружелюбию. Внимание. Обнаружено лёгкое радиационное заражение. Уровень угрозы: несущественный.

Малышка протрусила ещё немного, а потом нерешительно спросила:

– Э, мистер Голос, как ты думаешь, я хорошая? Мама меня всё ещё любит?

– Внимание. Данная программа не предназначена для оценки поведения.

Пуппи раздражённо вздохнула:

– У-у, ты всегда уходишь от самых важных вопросов, да? – Она хотела было добавить ещё что-то, но тут её внимание привлёк чей-то силуэт на дюне недалеко от тропы. – Ой, смотри, добрая пони!

Доброй пони оказалась старая единорожица с белой гривой и красной шёрсткой, одетая в мантию, которая скрывала её почти полностью; поперёк спины у неё был пристёгнут длинный карабин с рычажным затвором. Когда малышка приблизилась, старая пони улыбнулась ей:

– А ты не торопилась, маленький призрак. Я жду тебя с самого полудня.

– Привет! Я Пупписмайл! – улыбнулась та, помахав копытцем. – Извините, я опоздала… э, а куда я опоздала?

По лицу старой пони скользнула легчайшая из всех улыбок:

– На приключения, маленькая, куда же ещё… ты любишь приключения?

– Ага! Люблю-люблю-люблю приключения! Где они? Можно сразу два? – но тут восторг малышки резко увял: – Нет, постойте! Я же должна найти маму, мне нельзя отвлекаться на приключения…

– О, верно, ты ведь уже идёшь своим путём… – усмехнулась старая пони. – Как я могла забыть…

– Точно, – кивнула Пуппи, – так что извините, мне надо идти, спасибо, пока-пока!

– Ну а если я скажу, что это приключение связано с тем, что твой друг попал в беду?

Малышка уже потрусила было прочь, но последние слова старой пони заставили её развернуться вокруг хвоста:

– Мой друг в беде? Кто? Где? Когда? Почему?

– Ну, ну, не спеши та… – Пуппи подпрыгнула, повисла на шее единорожицы, прижавшись шлемом к её мордочке, и посмотрела прямо в глаза.

– Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста, скажите скорее, пожалуйста-а-а-а!

Старая пони пошатнулась, чуть не потеряв равновесие.

– Успокойся, маленький призрак, я же сказала! Хватит… просто сядь и послушай, ладно? Веди себя хорошо, и я всё расскажу!

– А, ага… извините, мисс добрая старая пони… – Пуппи слезла у неё с шеи и уселась на землю. Единорожица облегчённо вздохнула.

– Очень хорошо. Я Лонг Ирс, и я провидица: единорог, который может видеть дальние места и пони, живущих там.

Пуппи вскочила на ноги:

– О! А вы видите мою маму? А она нас видит? С ней всё хорошо?

– Это делается не так. – Малышка понурилась, снова уселась на землю, и единорожица продолжила: – Я принимаю особое лекарство и вижу во сне видения, но не могу выбирать, что видеть. Прошлой ночью у меня было такое видение, и оно касалось тебя.

Пуппи молча сидела в тишине пустыни, слушая, что скажет Лонг Ирс.

– Ты попросила свою очень хорошую подругу об очень важном одолжении. Твоя подруга старалась изо всех сил, но события повернулись настолько неудачно, что сделали её задачу невыполнимой. Поэтому она явилась мне во сне, и так я узнала, что ты направляешься сюда.

Пуппи нахмурилась. Подруга, которую она просила что-то сделать? Но она никого не… стоп. Шелкохвостка. Присмотреть за Генриеттой и проследить, чтобы с ней ничего не случилось.

– Генри? Она в беде? Где?

Старая пони кивнула и указала копытом на далёкий силуэт Солнечного города:

– Боюсь, что эта орлица подлетела слишком близко к солнцу, и теперь не в силах найти пути назад.

Пуппи заколебалась:

– Но… Хэппи сказала мне, что мне туда нельзя! Я должна её слушаться!

– Это тебе решать, – пожала плечами Лонг Ирс. – Ты попросила подругу помочь, и она хотела, чтобы я предупредила тебя, вот и всё. Ты можешь просто оставить это без внимания и идти дальше своей дорогой. Так или иначе, моё дело сделано.

– Н… но если с Генри случилось что-то плохое, я не могу её бросить, ей может быть больно! Она… вдруг она плачет!

– Ну тогда отправляйся в Солнечный город и спаси её. Но должна предупредить: Солнечный город – ловушка, дурной сон, ставший явью. Если ты увидишь этот сон, то никогда уже не сможешь его покинуть.

– О, не волнуйтесь, я ни капельки спать не хочу! – как ни в чём не бывало улыбнулась Пуппи. – Звёздный капитан Андромеда спешит на помощь! – и малышка помчалась вдаль, направляясь к городу через дюны.

Лонг Ирс следила, как маленькая пони в жёлтом костюме скачет прочь, пока та не превратилась в серую точку среди песков, а потом достала из мешочка пилюлю и проглотила её вместе с глотком молочно-белого зелья. Когда старая пони моргнула, она увидела пламя, взметнувшееся над городом, и услышала звуки битвы.

– Что я вижу? Прошлое или будущее?

Сбоку от неё раздался смешок:

– А она весёлая, и всё время улыбается; мне это нравится! Побольше бы таких пони, как эта малышка, а то везде сплошные угрюмые физиономии…

– Может ли оживший кошмар принести мир? – прошептала провидица. – Я не уверена…

– Меня можешь не спрашивать: я всего лишь видение, вызванное большой дозой галлюциногенов! Нет, правда: какая тебе разница? Всё пойдёт своим чередом, увидишь ты это заранее или нет, и ты даже не можешь отличить то, что будет, от того, что было.

Старая единорожица вздохнула:

– Что ж, может, ты и права… пошли домой.

– Ага, пошли. Эта малышка сама о себе позаботится.

—————————————————————————–

—————————————————————————–

Заметка: новый уровень! (7)
Добавлена новая способность: Сила металла – иногда камня недостаточно. Ты наносишь 5 дополнительных очков урона при атаках холодным оружием (ага, камни и силовые копыта считаются за холодное оружие).

Добавлена новая квестовая способность: Дух 52 – твоя легенда ширится: у тебя меньше шансов на враждебные случайные встречи, пока твоя репутация среди всех племён хотя бы нейтральная.

0

9

https://darkpony.ru/img/stories/on_the_road_again_by_awildfantasy-640.jpg



Глава 9
Солнечный город

Солнечный город – больше, чем населённый пункт:
это средство от порчи всего понячьего рода.

ДЕНЬ 7
ВРЕМЯ приблизительно 23:00
МЕСТО: предместья Солнечного города, южно-центральный участок Трассы 52

Дорога к городу была довольно долгой, и к тому времени как Пуппи добралась до первых домов, на улицы уже опустилась тьма. Солнечный город состоял из центральной группы деловых и административных зданий, вокруг которой располагались жилые районы. Но ни в одном окне не горел свет, и не было никаких признаков того, что тут живут пони. Квартал, через который трусила Пуппи, был почти полностью разобран на стройматериалы: на месте зданий стояли лишь голые каркасы, занесённые вездесущим песком. Словно заброшенное кладбище, полное скелетов, каждый из которых некогда служил кому-то домом.

Пуппи не очень хотелось признавать, что она всё ещё немного боится темноты, но всё вокруг слишком сильно напоминало ей её первый день после катаклизма, чтобы просто отмахнуться и идти дальше.

– И зачем только этой цыплёнке понадобилось попадать в беду в таком страшном месте? Глупая Генри, здесь же совсем пони нету, почему это вообще называется городом, если тут никто не живёт?

С каждым шагом она всё дальше углублялась в страшное место. А где всякие яркие вывески? Пуппи редко доводилось гулять по ночам, но она точно знала, что города должны выглядеть не так… Ей хотелось послушать музыку, чтобы заглушить завывания ветра в остовах домов, но радио молчало ещё с тех пор, как малышка дошла до окраины, и теперь она чувствовала себя одиноко от непривычной тишины.

– Эй, мистер Голос, ты тут?

В ответ из костюма раздался треск помех:

– Фзззт…ая цель ббзЗззЗзТ..нута. Электр..кРРак..мехи. БззаП..ние голосо…бЗзЗзТ!..фейса невозможно.

– У-у, он опять сердитый… – нахмурилась малышка и снова потрусила вперёд. На нашлемном дисплее высвечивались текстовые предупреждения, но показывать быстро бегущий технический текст жеребёнку, который мог читать только вслух и по буквам, было пустой тратой времени. Теперь малышка осталась совсем одна: радио пропало, мистер Голос пропал… совсем как раньше, когда она пыталась заснуть, но в комнате было слишком темно, а ветер снаружи приносил странные звуки. Бывали ночи, когда она с головой пряталась под одеяло и звала маму до тех пор, пока та не приходила, гладила её мордочкой и пела колыбельную, чтобы успокоить и согреть малышку. Сейчас Пуппи попыталась спеть что-нибудь сама, но единственное, что пришло ей на ум – песня про злую колдунью, от которой легче никак не стало.

Стук копыт маленькой пони отдавался у неё в голове как барабанная дробь. Пуппи трусила по бесконечному лабиринту одинаковых улиц, и каждое пустое окно отражало её призрачный розовый ореол. Ой, это что было? Вдруг это мистер Противный восстал из могилы и снова преследовал её? Впрочем, сейчас она была бы рада даже мистеру Противному… Далёкий металлический скрежет буквально приморозил малышку к месту: она шлёпнулась попой на асфальт и неподвижно застыла.

– Ч…ч…чтоэто?!

Разбираться с бякаботами и идти вслед за мамой было вовсе не страшно, сражаться с пони-гулями было немного жутковато, но она хотя бы видела, с кем дерётся… но другое дело – сейчас: пустой город, полный пустых домов и пустых улиц, пасмурной ночью? Да ещё со всякими призрачными звуками? Зачем она подумала про призраков? Плохие призраки, уходите! И зачем она сошла с тропинки с красными флажками? Мисс добрая пони Хэппи сказала ей не сходить с тропы, но она должна была пойти и помочь этой глупой цыплёнке, а теперь ей было темно и страшно, и Пуппи очень скучала по Шелкохвостке!

Малышка распласталась на дороге и прижала ушки, стараясь сделаться незаметной.

– Н… новый план: до утра подождём здесь!

По пустым улицам прокатился ещё один заунывный скрип, подобный стенанию страдающей души.

– И-И-И-И-И-И! – Пуппи вскочила на все четыре ноги и галопом помчалась прочь, быстрее, чем Рэйнбоу Дэш на Забеге осенних листьев. – Совсем новый план! До утра сбежим отсюда!

Солнечный город 1 – Пуппи 0

—————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 8
ВРЕМЯ приблизительно 08:00
МЕСТО: Солнечный город, южно-центральный участок Трассы 52

При свете дня город оказался очень похожим на окраины Солт-Кьюб-Сити или даже Кантерлота. Совсем не страшный, просто… уродский; Пуппи даже удивилась, почему она вообще так испугалась, вот ведь глупая пони!

– Видишь, мистер Голос? Здесь совсем нечего бояться! Это просто ещё один город со сломанными домами, и сломанными дорогами, и… – на мгновение ей на глаза попался силуэт летящего пони, – …и добрыми пегасами! Йей!

Малышка галопом бросилась вслед за улетавшим силуэтом.

– Эй! Эй, мистер пегас, подождите меня! СТО-О-ОЙТЕ-Е! – Мчавшаяся во весь опор Пуппи смотрела в небо, не обращая внимания на дорогу перед собой, и в результате столкнулась с ещё одним пони прямо посреди улицы. – Ойки! Вы что, не смотрите, куда идёте? Я тут первая пробегала!

Пони оказался взрослым земным жеребцом коричневой масти и с чёрной гривой; он нёс на спине вёдра с кирпичами и стройматериалами, но сейчас всё это разлетелось по асфальту. Пуппи вскочила на ноги, готовая метнуться прочь на случай, если старший пони на неё разозлится, но тот просто поставил вёдра на землю и снова начал их загружать.

– Э, ага, даже и не оправдывайтесь… и не стойте больше посреди дороги, как дурацкая статуя! – Пуппи высунула язык, но заметила, что земной пони её даже не замечает. И вообще, он выглядел немного… ну, как бы это сказать…

– Э, извините, мистер пони, вы глухой? Я Пупписмайл и я ищу мою маму… ну, обычно ищу, но сегодня я спасаю свою подругу Генри, которая где-то здесь и в какой-то беде, только я ещё не знаю, в какой точно. Вы её не видели? Она цыплёнок, но она не хочет, чтобы я её так называла, но ведь у неё же клюв и перья и всё такое, так что она точно цыплёнок. Я знала одну пони, которая была зебра, и я не знаю почему, но пони не любят зебр, так что эта зебра не хотела, чтобы её звали зеброй, но все пони только так её и звали, так что, может, она тоже как та зебра, может, пони здесь не любят цыплят? Не знаю…

Пуппи скакала по пятам за земным пони, а он тем временем, не говоря ни слова, собрал всё, что уронил, и направился в сторону центра города. При дневном свете стало видно, что все здания между центральной частью города и окраинами полностью разрушены, и центр окружён сплошным кольцом открытого пространства шириной по меньшей мере метров двести. Лишь запутанная сеть асфальтовых полос на голой земле указывала, что здесь когда-то были улицы. С первого взгляда казалось, что тут прошла война, но на самом деле это было результатом методичной, кирпич за кирпичом, разборки каждого дома. Руины даже не использовались как позиции для обороны: здания были разобраны до самых фундаментов.

Пуппи замерла, уставившись на сверкающий город, стоявший в кольце пустой земли:

– Ух ты, так здесь всё-таки есть красивые места, мне здесь нравится!

Город, представший перед малышкой, словно явился из прежних времён: опрятные дома с раскрашенными стенами и чистыми окнами, никаких дыр в крышах, никаких дверей, заколоченных досками. Пупписмайл глазела на пони, скачущих туда-сюда, кто просто так, кто с поклажей. Это оказалось оживлённое место: все, даже жеребята и пегасы, были чем-нибудь заняты. Тут были красивые маленькие домики и красивые небоскрёбы , во дворах росла самая настоящая трава, пусть и желтоватая, а кое-где даже виднелись деревья. И хотя Пуппи не дала бы этому месту больше, чем шесть из десяти, это был первый город у неё на пути, вообще заслуживавший оценки!

– Нет, Хэппи супер-сильно ошиблась… – бормотала Пуппи, труся вслед за коричневым жеребцом, в которого недавно врезалась, – …всем пони, которые сюда приходят, так здесь нравится, что они не хотят уходить! Я была права как всегда, вот так-то, мисс Хэппи! А вы, мистер добрый пони, не очень-то разговорчивый… – по правде сказать, он был вообще не разговорчивый, так что малышка решила отстать от него и пойти посмотреть всё сама. Городок оказался действительно хорошим и напомнил ей несколько мест, где они бывали с мамой; после семидневного путешествия по Пустоши попасть в такое место было особенно здорово. Правда, со всеми этими пони было что-то не так, но Пуппи не могла взять в толк, что именно.

Малышка в жёлтом попыталась найти кого-нибудь, с кем можно поговорить, и заметила грифона, сидящего на крыше; он заменял разбитую черепицу.

– Эй, мистер цыплёнок, вы не видели мою подругу Генри? Она тоже цыплёнок! – Не-а, вообще никакого ответа; то ли здесь все были глухие, то ли по-настоящему неприветливые.

Увидев единорожку, поливавшую дерево, Пуппи попробовала подойти к ней:

– Э, извините меня, мисс добрая пони, вы не видели цыплёнку по имени Генриетта? – Опять ничего. Малышка понемногу начинала злиться; было очевидно, что так она ни к чему не придёт, и нужно искать какой-то выход. – Эм, она ещё наполовину киска.

Несмотря на все Пуппины усилия, пони продолжала поливать дерево, но на этот раз малышка решила не сдаваться: она встала между деревом и единорожкой, посмотрела ей прямо в глаза и… и… ДЕРП!

– Ой, у вас глаза… э, странные… – Глаза старшей пони смотрели в разные стороны, отчего она выглядела довольно глупо.

– Как вы так делаете? – Пуппи тоже попыталась скосить глаза и чуть не шлёпнулась на попу. – Ого, это трудно! Как вы вообще вперёд смотреть можете, когда у вас глаза такие?

Её по-прежнему полностью игнорировали. Взрослая пони раз или два попыталась обогнуть Пуппи, но малышка упорно держалась между ней и деревом; в конце концов единорожка вылила воду жеребёнку на голову и потрусила прочь.

Теперь Пуппи была злая и мокрая.

– Эй, это невежливо! Пони, да что тут с вами со всеми? Почему со мной никто не хочет говорить, я что, воняю? – Малышка попыталась обнюхать себя, но в герметичном костюме это было совершенно бессмысленно.

Пуппи до середины утра бродила вокруг, пытаясь найти кого-нибудь, кто захочет с ней поговорить, но всюду было одно и то же: все пони ходили с косоглазыми физиономиями, и никто её не слушал. Даже гули.

Ей вспомнилось, что нечто похожее было в фильме со странным названием, который мама запрещала ей смотреть, метро-чего-то-там… она всё равно попыталась, но фильм оказался смертельно скучным. Этот город был как тот амбар ужасов: словно отражение в кривом зеркале, только в амбаре можно было умереть от веселья, а здесь – превратиться в камень от скуки.

В ходе поисков малышка забиралась всё глубже в город, но никто её не останавливал и вообще не замечал. Даже когда Пуппи подходила к жеребятам и пыталась поиграть с ними, они просто продолжали работать; она изо всех сил старалась с ними подружиться, предлагала сыграть в “приколи пони хвост” или во что-нибудь более экзотическое, вроде “космопони и помидоров-пришельцев”, но безуспешно. Теперь она чувствовала себя грустной и покинутой.

– Мистер Голос пропал, Генри нигде не видно, а все добрые пони прикидываются дурачками и не хотят со мной разговаривать. Это самый худший город на свете! Какой толк от уютных домиков и красивых деревьев, если здесь одна сплошная скука? И почему все пони здесь такие странные?

Пуппи вздохнула. Она знала наверняка, что в каждом городе должен быть мэр или кто-то вроде; может, надо спросить у него, чтобы всё выяснить? По идее, важным пони положено жить в центре, и это было хорошо, потому что найти центр Солнечного города легко могла даже самая глупая пони: гигантские небоскрёбы было очень трудно не заметить.

Малышка протрусила через жилые районы и оказалась в замечательно сохранившемся квартале высотных зданий; здесь даже были застеклённые стены и живописные статуи Селестии и Луны. Вокруг мраморных принцесс били вверх фонтаны с чистой водой, а посреди всего возвышалась большая металлическая башня, словно центральный элемент всего города. Задрав голову, Пуппи внимательно оглядела небоскрёбы; всего тут было полдюжины зданий разной высоты, но именно это, сверкающее металлом, выделялось очертаниями: словно гигантская спираль, устремлявшаяся этажей на двадцать ввысь и заканчивающаяся широкой плоской площадкой, отчего здание походило на гриб-переросток.

– Это точно здесь! – Пуппи потрусила к башне, но вдруг обнаружила, что поднимается в воздух и начинает удаляться от цели. – Чиво?.. – Малышка попыталась обернуться и увидела взрослого жеребца, который поднял её за загривок и понёс обратно в жилую зону.

– Эй! Пустите меня! Вы злой пони, я хочу в блестючую башню! Мне надо видеть мэра! Это важно, ты, глупый косой пони, ты меня слышишь?

Жеребец вынес Пуппи на пустую полосу сразу за границей города, посадил на землю и ушёл, не обращая внимания на возмущённую малышку, продолжавшую что-то кричать ему вслед.

Солнечный город 2 – Пуппи 0

—————————————————————————————————————
ДЕНЬ 8
ВРЕМЯ приблизительно 14:00
МЕСТО: Солнечный город, южно-центральный участок Трассы 52

Пуппи с решительным выражением на лице следила за трудящимися пони: они не пускали её в город и не хотели объяснять, почему, но ей нужно было как-то попасть внутрь… может, попробовать их перехитрить и замаскироваться? Если взять сомбреро, пончо и баян… да, пожалуй, это хорошая мысль, только где бы ещё достать фальшивые усы?..

Внезапно малышка отвлеклась на очередной силуэт, летящий по небу. Она уже привыкла к пегасам, летающим туда-сюда над внешней частью города, но это оказался грифон… некрупный грифон в очень знакомых доспехах…

– Генри! Эй, Генри, погоди! – Не-а, даже самая лучшая-прелучшая подруга не желала её слушать. Наверное, Пуппи окончательно пришла бы в уныние, но ей было не до того: она пыталась найти способ привлечь внимание Генриетты. – Камень!

Камень Судьбы послушно влетел Пуппи в копытце, малышка тщательно прицелилась и-и-и…

– В яблочко!

Грифина панически взвизгнула и… эм… камнем полетела вниз.

– Не волнуйся, Генри, я тебя поймаю! – Пуппи галопом бросилась вперёд, чтобы подхватить свою пернатую подругу, прежде чем та долетит до земли. Тем временем Генриетта отчаянно пыталась восстановить контроль, но у неё слишком сильно звенело в голове от удара; всё, что она могла – это попытаться упасть на что-нибудь мягкое… только на что? Но тут она краем глаза заметила внизу жёлтую точку. Быстро движущуюся и что-то орущую жёлтую точку.

– Ловлю-ловлю-ловлю!..

ШМЯК!

– Ойки!

– Уйй!

Юная грифина, моргая, уставилась на Пупписмайл:

– Какого хера ты тут делаешь, Пуппи? Это опасное место, беги! Тут какое-то странное жужжание, кото… – глаза Генриетты разъехались в стороны, и она немедленно умолкла; по её клюву текла струйка крови из ссадины на голове, но она, похоже, даже не замечала её.

– Генри, наконец я тебя нашла! Шелкохвостка сказала мне, что ты в опасности, и… ЭЙ! Да куда же ты? – Грифина расправила крылья, собираясь взлетать, но малышка крепко обхватила её копытцами за шею. – Не вздумай улетать! Мы сейчас уйдём из этого дурацкого места, и ты пойдёшь со мно-о-ОЙЙ!

Генриетта была больше и сильнее Пуппи, и она явно не сдерживала силы, когда отшвырнула её в сторону и снова взмыла в воздух; малышка несколько раз перекувырнулась, после чего обнаружила, что сидит в куче мусора на ничейной земле, опять в полном одиночестве.

– Да что с ней вдруг такое? В прошлый раз она была вся такая “давай всё делать вместе”, а потом она поранилась, а я ей помогла, а теперь она меня обругала и улетела… это нечестно, вообще нечестно! Ну и ладно, раз она не хочет больше дружить, пусть отдаёт Шелкохвостку назад! – Пуппи галопом поскакала в город искать свою бывшую подругу, но почти сразу остановилась и передумала: – Но ведь я же подарила ей Шёлку, а подарки не отдарки… но я хочу вернуть себе хотя бы одну подругу.

Пуппи встряхнула головой.

– Нет. Я хочу вернуть их обеих! И никуда не уйду ни без Генри, ни без Шелкохвостки, вот! Просто нужно придумать план получше!

Но какой план? Днём тут повсюду были пони, которые не пускали её в город, а ночью тут было страшно… или всё-таки нет? В конце концов, здесь же не призраки жили…

Малышка уселась сразу за границей города и принялась наблюдать за не-такими-уж-и-добрыми пони, которые продолжали бесконечно и бездумно работать. У неё созрел блестящий план… теперь надо было только подобрать Камень Судьбы и дождаться ночи. Укрывшись за кучей обломков, Пуппи сидела в засаде, готовясь нанести решающий удар. “Скоро…”

Солнечный город 3 – Пуппи 0

———————————————————————————————————–
ДЕНЬ 8
ВРЕМЯ приблизительно 21:00
МЕСТО: центр Солнечного города, южно-центральный участок Трассы 52

Маленькая пони пробиралась сквозь тьму, пригибаясь к земле и прижав ушки.

– Скрытно-скрытно… – шептала она про себя. Только эти два слова, и ничего больше: как те восточные пони, которые, как она слышала, умели делать всякие классные штуки, но мама считала, что они жестокие, так что Пуппи их никогда не видела… иногда мама просто бесила. Но теперь всё это было неважно, потому что Пуппи была жеребёнком на заданьи, и ей надо было сосредоточиться, стать супер-скрытной и красться, как тень в ночи!

В жёлтом скафандре и с розовым светящимся аквариумом на голове.

– Скрытно-скрытно…

План был прост: пробраться в тыл врага, найти местного босса, сказать ему, что его город – отстой, потом найти Генри и ускакать в сторону заката, как в том суперклассном кино с Поном Уэйном. Но первым делом – сунуть нос в те суперкрасивые небоскрёбы и хоть раз прокатиться на лифте. Ладно, будем реалистами: укататься на лифте, пока тот не расплавится.

Ночью город совершенно опустел: все пони куда-то подевались, наверное, пошли спать. Но теперь Пуппи знала, что здесь не было никаких призраков, а просто место такое угрюмое. Добраться до центра оказалось проще простого, и никто её не остановил, когда она углубилась в самое сердце Солнечного города. Казалось, кто-то выстроил новенький, готовый к употреблению город и ушёл, оставив всё как есть. Малышка никогда не видела новых городов, но подозревала, что сразу из упаковки они должны выглядеть именно так.

Единственным местом, где Пуппи заметила свет, оказалась башня-гриб: в тёмных окнах виднелись слабые синие отблески, а по верхней части башни время от времени проскакивали молнии. Вся металлическая конструкция тихонько гудела, как те большие электрические штуки, с которыми мама запрещала ей играть, потому что они были очень, очень опасные… “и я это говорю совершенно серьёзно, Пуппи! Ты меня слушаешь? Смотри на меня и повторяй: ‘это не игрушка, и я никогда, ни за что не буду её трогать!’”

– Скрытно-скрытно…

Осторожная разведка местности вокруг башни обнаружила один запертый вход и никаких открытых окон. На двери из тёмного стекла красовался символ “Солярис Инк”. Сперва Пуппи пыталась толкать дверь, потом тянуть, потом таранить с разбегу, и в конце концов начала орать на неё:

– Эй, как мне, спрашивается, прокрасться внутрь, если тут всё закрыто? Дурацкая башня, почему ты не хочешь помогать? Я же здесь герой, непонятно, что ли?

Как всегда, Пуппи всё приходилось делать самостоятельно; о горькая участь тех, кто окружён дилетантами!..

– Камень.

Дверь была стеклянной. Когда малышка играла в мячик возле дома, она вовсе не хотела бить стёкла, но они всё равно иногда разбивались; значит, если специально стараться, то разбить стекло должно было быть и вовсе проще простого. Впрочем, на деле всё оказалось несколько сложнее: Пуппи никогда не слышала о пуленепробиваемых стёклах.

Когда стекло в двери наконец сдалось, вывалившись из рамы, Пуппи сделала паузу, чтобы полюбоваться на дело копыт своих: это стекло было совсем как её шлем, оно трескалось и прогибалось вместо того чтобы просто разлететься на осколки, так что пары ударов оказалось далеко не достаточно. К счастью, прошлый опыт уже научил малышку управляться с камнем, первые трудности её не испугали, и всего через полчаса битья и ругательств в двери образовалась дыра.

Входя внутрь, Пуппи ещё чуть-чуть задыхалась, но к тому моменту уже так увлеклась новым приключением, что не смогла удержаться от смеха, а потом начала напевать:

Не плачь и не бойся, вот Пуппи идёт,
И список подробный в копытах несёт.
Пупписмайл пришла за тобой.

(link)

Конечно, вряд ли её кто-то слышал, но малышка чувствовала, что так надо: ведь она собиралась отругать плохого мэра плохого города, так пусть он знает, что его ждёт!

Когда маленькая пони дошла до большого стола в центре вестибюля, на потолке замигали красные лампочки и раздался механический голос:

– Внимание всему персоналу: возле стойки регистрации обнаружен посторонний агрегат, просьба не покидать офисов, пока система охраны не устранит источник опасности.

Пуппи понятия не имела, что такое агрегат и регистрация, но в остальном эта песня была ей уже знакома: сейчас должны были появиться бякаботы.

– Даже и не пытайся меня задирать, у меня есть камень! Ясно? – Малышка продемонстрировала своё любимое оружие и протрусила мимо стола. Из-под двух больших напольных плиток выскочила пара турелей, но вместо выстрелов раздались только щелчки пустых магазинов. Пуппи удивлённо взглянула на турели, подошла к ближайшей и ткнула её копытцем:

– Вот так-то, веди себя хорошо! – Напоследок она показала турели язык и направилась к лифту, но он зажёг красный свет и не желал никуда ехать, вот невезение… Пуппи пришлось двинуться вверх по лестнице. Но это не помешало ей петь:

Записано в списке, кто плох, кто хорош,
От зоркого глаза её не уйдёшь.
Пупписмайл идёт за тобой.

Лестница оказалась длиннющей, и проходила через кучу одинаковых этажей с чистыми, пустыми комнатами, словно подготовленными к расстановке мебели, которую так никогда и не завезли.

Наверху лестницы обнаружилась укреплённая дверь, тоже украшенная логотипом компании. Пуппи постучалась в неё копытцем:

– Эй, я Пупписмайл и я хочу видеть мэра! Ваш город – отстой! – Не дождавшись ответа, она снова стукнула по двери и завопила громче: – Говорите со мной! Почему в этом противном месте никто не хочет со мной говорить, даже моя самая лучшая подруга! Даже мистер Голос! Почему вы не хотите дружить?!

По-прежнему ничего. Но Пуппи была уверена, что мэр там: все знают, что мэры живут в мэриях, а сейчас была ночь, значит, мэр должен был спать где-то внутри. На этот раз малышка не собиралась сдаваться: у неё по-прежнему была та штучка, которую ей дал Сэнд Бокс: странный пультик, умеющий открывать двери, если нажать на кнопку.

– Штуки, чтобы открывать двери! – подняла копытце Пуппи, и перед ней в воздухе повисли отвёртка и шпилька для волос. Малышка неодобрительно посмотрела на них:

– Да разве этим можно открыть дверь?! Другую штуку, с большой чёрной кнопкой, красными проводами и синим экраном!

Теперь перед Пуппи появилась электронная отмычка Сэнд Бокса. Малышка выхватила её из воздуха и посмотрела на дверь, состроив самую грозную физиономию:

– Ну что ж, мистер, у меня есть… штука, которая может открыть эту дверь в один миг, и либо вы откроете сами, либо это сделаю я, но тогда я буду очень, очень разу… разучи ровная! – Этот суперстрашный ультиматум мама использовала, когда особенно сильно сердилась, а потом Пуппи обычно получала по попе, так что сейчас она была уверена, что это точно сработает.

Дверь осталась глуха к угрозам.

– Оки-доки, значит, по-хорошему не хотите… – вздохнула Пуппи, нажимая кнопку на отмычке. Экранчик замерцал, по нему побежали потоки цифр, и одновременно где-то за ним засвистел маленький вентилятор; экран продолжал моргать и потрескивать, потом сделался зелёным и почти сразу погас, испустив облачко дыма, но дверь уже открылась.

– Видите? Я же говорила! – малышка прыгнула внутрь и увидела…

Два скелета?..

– Эй, но здесь же никого нет!

Большая комната очень походила на центр управления Куполом, только круглой формы и с окнами по всему периметру, так что отсюда был виден весь город. Ещё тут стояло несколько столов с компьютерными терминалами и большой экран прямо напротив двери; все экраны работали и светились слабым голубым светом. Единственным признаком присутствия здесь пони была пара скелетов, лежащих на полу сразу перед дверью, и они были даже совсем не страшные…

Внезапно из ниоткуда заговорил низкий мужской голос:

– Тебе нечего делать здесь, Номер 018. Уходи.

Малышка в замешательстве огляделась вокруг в поисках источника голоса:

– Чиво?.. А где мэр?

– Здесь нет мэра, – ответил голос нейтральным тоном, – она умерла девятнадцать лет назад, и с тех пор я забочусь о Солнечном городе. Тебе здесь не место, не испытывай моё терпение.

Пуппи заметила, что большой экран мигает синим светом в такт словам.

– О, ещё один голос! Но голос не может быть мэром города, глупый робот! Эм… мистер Голос уже есть, значит, я буду звать тебя Синий Голос!

На этот раз голос загрохотал, как разозлённая грозовая туча:

– Ты никчёмный сломанный механизм, ты не предназначен для того, чтобы присваивать названия, тем более для меня! Я СолОС, и я хозяин Солнечного города. А кроме того, голоса не имеют цвета.

На последней фразе Пуппи отмахнулась копытцем:

– Неважно. Я Пупписмайл, и я ищу главного пони, потому что этот город уродский, и я хочу вернуть своих друзей!

– Я уже сказал тебе, что здесь нет никакого главного пони! Я управляю этим местом, я здесь босс! Мистер Номер Один! А если ты думаешь, что это место “уродское”, то послушай! Пока я не прибыл сюда, здесь шла война, пони убивали друг друга и средь бела дня творили совершенные непотребства! Не было канализации, дома находились в катастрофическом состоянии, пони могли умереть даже из-за такой ерунды, как рождение жеребёнка! Солнечный город должен был стать лучшим городом на свете, нетленным свидетельством превосходства “Соляриса” над “Стойл-тек” и его лакеями! Ты хоть представляешь себе, какой это был труд – избавиться от радиации и построить защитный барьер, чтобы оградить город от пустынных ветров? И теперь Солнечный город – сокровище, и хотя он как последний сияющий рубин в ржавой короне, но он держится – и в этом моя заслуга! Пони процветают под моим руководством, и пусть они лишены свободы воли, но посмотри, что они творили, когда могли сами выбирать собственную судьбу! Это Я спас уже разваливающийся город, Я заново построил его с самого фундамента, и Я спас жизнь сотням пони, заставив их сотрудничать друг с другом и жить в мире и гармонии! А ты, жалкая, ничтожная, свихнувшаяся машина, пришла сюда, вломилась в мой центр управления и пытаешься обращаться со мной как с обычным компьютером, только чтобы сказать, что тебе здесь не нравится?! Ты не более чем…

– Ску-у-учно! – фыркнула Пуппи.

– Я напрасно трачу время. Прекрати неразумное поведение и немедленно уйди!

Пуппи захихикала:

– Хи-хи, Синий Голос смешной, когда сердится!

– ХВАТИТ! У меня нет времени на сломанные машины. Уходи.

– А, так ты что-то сломал? Может, тебе помочь? – Пуппи в некотором замешательстве склонила голову набок.

– Нет, глупый низкоуровневый искусственный интеллект, это ТЫ – сломанная машина!

– Глупенький Голос, – снова захихикала Пуппи, – это ты машина, а я пони. Машины глупые!

– Никак нет, ты УЗК Мк-6 номер 018: комплект оборудования, предназначенный для поддержания жизни пони во враждебной среде, оборудованный простейшим искусственным интеллектом, в случае крайней опасности способным к принятию простых решений. Судя по показаниям моих сканирующих модулей, ты полностью провалил свою задачу и теперь думаешь, что ты и есть та пони, которую ты не смог защитить: земная пони по имени Пупписмайл.

Пуппи снова наклонила голову и улыбнулась:

– Синий Голос говорит мудрёные слова! Что такое искусанный итилект?

Голос помолчал с полминуты, а потом заговорил прежним нейтральным тоном:

– Ладно, значит, не хочешь по-хорошему? Так вот: ты не пони, ты робот. Теперь убирайся и живи с этим. Ты не стоишь ни моего времени, ни моей жалости.

На этот раз малышка нахмурилась и сделала пару шагов назад:

– Я не робот, я Пупписмайл!

– А вот и нет!

– А вот и да! – настаивала маленькая пони.

– А вот и нет!

– А ВОТ И ДА! – Пуппи перешла на крик.

– А вот. И. Нет.

– А! ВОТ! И! ДА! – В шлеме полыхнуло розовое пламя.

– А ВОТ И ДА!

– А ВОТ И НЕТ! – Как только Пуппи поняла, что голос её обхитрил, она возмутилась: – Эй!..

– Попалась. – Если бы компьютерные экраны могли улыбаться, СолОС ухмылялся бы от уха до уха. – А теперь, раз ты не хочешь уходить, хотя я давал тебе такую возможность, активировать подпрограмму АО-01, аварийное отключение и стирание памяти, командная строка А-0101101101, обходной код по приоритету Эхо, Галоп, Луна, 90670.

Пуппи недоумённо моргала, глядя на синий экран, говоривший какую-то чепуху. Скафандр начал показывать повсюду странные цифры, а посреди нашлемного дисплея появились большие часы, но главное – Голос только что выставил её дурой!

– Я не робот и я не глупая! Это ты глупый, и я тебе покажу! – Пуппи подняла копытце. – Чайник!

Из инвентаря выплыл большой танковый снаряд с синим кольцом на головке. Триггер не стала его забирать, сказав, что он опасен только для роботов, так что Пуппи оставила его себе. Ещё глава стражи Туннеля объяснила малышке, как им пользоваться: просто взять что-нибудь твёрдое и бить по крышке чайника, пока он не сделает “ФЗЗАП!”

– Не жалуйся, у тебя была возможность уйти, но ты не желала слушать, а мне надо управлять городом, так что тебе некого винить кроме се…

КЛАЦ!

СолОС прервал свой монолог при звуке удара чем-то твёрдым по металлу.

– Что ты… это же магнитно-импульсный снаряд “восемь-восемь”! Что ты делаешь, убери эту штуку, она выведет из строя все компьютеры в центре управления!

Пуппи злилась. Злилась, потому что он выставил её дурочкой; злилась, потому что он обозвал её роботом; злилась, потому что этот город забрал её лучшую подругу; злилась, потому что просто потому.

– Ага, вот именно! Я сделаю так, что ты будешь спать вечным сном, и кто теперь глупый пони?

КЛАЦ!

– Нет, подожди! Ты же уничтожишь Центр контроля за поведением! Город погрузится в хаос!

Пуппи сидела на полу посреди центра управления и не говоря ни слова била по снаряду Камнем Судьбы. Да, самое время спеть.

КЛАЦ!

Глупая кто пони? Глупая ты пони!
Кто же? Ты же, Пупписмайл!

(link)

КЛАЦ!

– Остановись! Остановись сейчас же! Если этот заряд взорвётся, я больше не смогу ничем управлять и навсегда буду заперт в центральном блоке!

Обратный отсчёт на дисплее в шлеме у Пуппи дошёл до последнего десятка секунд, но она не умела читать, так что это была не её проблема.

Роботов колотит, прыгает на гулей,
Кто же? Ты же, Пупписмайл!

КЛАЦ!

– Нет, стой! Давай поговорим, ты же сама не понимаешь, что делаешь! Без моего руководства вся эта утопия рассыплется!

День-деньской ты скачешь по свету,
Ищешь маму везде и всюду,
Видишь грёзы про добрых пони,
Но сбиваешься с пути каждый раз!

– Ладно, ладно, ты победила! Я глупый пони, только переста…

КЛАЦ! ФЗЗАП!

Было что-то вроде взрыва, только он не отшвырнул Пуппи через всю комнату; в кои-то веки приятный сюрприз. Часы на дисплее исчезли, и вообще весь дисплей погас; мало того, все экраны в большой комнате тоже выключились, свет на секунду мигнул и сделался красным, а Голос наконец замолчал. Ага! Ну, кто теперь глупый пони, Синий Голос?

И почему Пуппи не может ни двигаться, ни говорить, ни даже моргать?

Ей не было больно, она не чувствовала усталости, и тем не менее у неё не получалось пошевелиться: она могла только смотреть, как тогда, в Кантерлоте, или ещё в Куполе перед первой встречей с мисс Голос, но в тот раз это было совсем недолго. Теперь же всё было по-другому: на дисплее не загоралось никаких розовых точек. Пуппи подождала немного, но ничего не происходило, она по-прежнему сидела на полу перед взорвавшимся танковым снарядом; ей оставалось только надеяться на… ну, на какого-нибудь чудесного спасителя.

Сидя в одиночестве под красным светом, она невольно вспомнила слова СолОСа: может, она всё-таки была роботом? Эта граната должна была выключать только бякаботов, но сработала и на неё тоже; но не могла же Пуппи быть бякаботом… или могла? В конце концов, она была нехорошей пони: ломать вещи и не слушаться маму было нехорошо. Мама… “но если я робот, то моя мама – настоящая мама, или она тоже робот? Я не ем, не пью и мне почти никогда не хочется спать, так что может быть… но я не хочу быть роботом, я хочу быть пони! Это нечестно, почему этот глупый Синий Голос говорил такие гадости? Я пони… И всё тут… Я пони…”

“Ну конечно ты пони. Прекрасная, несчастная пони…” – прозвучал в мыслях Пуппи женский голос. Малышка удивилась и оробела: кто это говорил?..

“Ах да, давай знакомиться: я – это ты, Пупписмайл. О, какая у тебя великолепная навязчивая идея, и какая восхитительная невинность. Поверь мне, ты никак не можешь быть роботом.”

Йей… ещё один голос… и он утверждал, что он тоже Пупписмайл. Малышка смутилась ещё сильнее; но если этот новый голос сказал ей, что она не робот, так может, это был друг?

“Послушай меня, маленькая, потому что я говорю чистейшую правду: ты пони. Будь это не так, меня бы не было вовсе. Мы прошли с тобою через столетия сна, через дни стремлений и иллюзий, но сейчас ты пала, и настал мой час: позволь мне помочь, открой глаза, и ты больше не будешь раком-отшельником в треснутой раковине.”

Теперь Пуппи испугалась всерьёз: голос говорил что-то причудливое, и она толком не понимала, чего он от неё хотел, но у неё было какое-то странное, щекочущее чувство…

“Поистине, простодушие – это благословение. Постарайся понять: если примешь ты мою помощь, то ещё до рассвета выйдешь отсюда и вернёшься к поискам матери.”

Может, это просто был плохой сон? Пуппи однажды приснилось, что она не может от чего-то убежать или что-то вроде того, а потом она проснулась вся запутавшаяся в простынях, и пришла мама, обняла её и сказала, что не сердится, даже несмотря на то, что она промочила постель, а потом всё стало хорошо. Да, просто плохой сон, и никакой Синий Голос не говорил ей гадости, и никакие призрачные голоса не пугали её в тёмной мёртвой комнате с двумя скелетами на полу.

“Ах, глупая пони, тебе не снятся плохие сны, ты сама И ЕСТЬ плохой сон. Но если ты прозреешь, то можешь стать лучше: с твоей решимостью, с твоими одержимостью и упорством, мы с тобой превратимся в истинный Кошмар!”

Пуппи казалось, что этому новому голосу лучше не доверять, и не просто потому, что нельзя говорить с незнакомцами: от него так и веяло холодом и печалью. Все инстинкты малышки кричали, чтобы она не слушала эту новенькую, но… она была напуганной маленькой пони, сидела одна в темноте, и даже не была уверена, что она действительно пони. Она хотела помощи, ей НУЖНА была помощь… она хотела, чтобы мистер Голос вернулся.

“Ты боишься. Ничего не выйдет, если ты не примешь меня по собственной воле; я никак не смогу помочь, пока ты не откроешь глаза… но простому разуму нужно время, чтобы принять что-то новое. Я уйду, но будь уверена: вскоре мы снова встретимся, и тогда ты попросишь меня показать тебе, как сделаться… лучше. А покамест я возвращаю тебе твоего друга мистера Голоса, в знак моей доброй воли.”

У Пуппи перед глазами замигала розовая точка, а следом по нашлемному дисплею побежали строчки текста: системы костюма возвращались к жизни.

– Перезагрузка окончена. Проверка версии. Версия “Пинк-семь”, облегчённая. Проверка оборудования. Все системы запущены. Возобновление последней сессии. Загрузка личных данных пользователя 001: Пупписмайл. Пользователь скончался, состояние стабильное. Всё в норме.

———————————————————————————————
———————————————————————————————

Заметка: новый уровень! (8)

Добавлена новая способность: Барахольщица – погоди секунду, у меня это где-то было! Максимальный груз увеличивается на 50 фунтов.

Добавлена новая квестовая способность: Ходячий кошмар (ур. 1) – в том, как ты преследуешь свою цель, есть нечто большее, чем просто упорство. Кроме того, ты малоуязвима для импульсных гранат.

0

10

https://darkpony.ru/img/stories/ghost_towns_by_umiaq-d59rxko.jpg


Глава 10
Осознанье себя

Днём и ночью в пустыне тишь и покой,
И, быть может, здесь ты вспомнишь, кто ты такой.
(link)

ДЕНЬ 9
ВРЕМЯ приблизительно 02:00
МЕСТО: центр Солнечного города, южно-центральный участок Трассы 52

– Долбаная голова, не могу спать…

Генриетта потёрла свою многострадальную голову. Пуппи кидала камни метко и с немалой силой, так что теперь юная грифина отдавала должное Пуппиным умениям. Минувший день был полон тяжёлой работы: приходилось разбирать здания на окраине и перебрасывать строительные материалы в жилую зону. Если бы не эта рана, грифина спала бы сейчас, как и все остальные.

– В следующий раз, как увижу эту жёлтую бестию, отшлёпаю так, что её крупом можно будет сигналы в тумане ночью подавать.

Кстати говоря, что этот жеребёнок вообще делал в Солнечном городе? Это место было одной большой ловушкой, наполненной гипнотическим жужжанием, которое ломало твою волю и…

Глаза Генри широко распахнулись от внезапного озарения, и она пробормотала про себя:

– Ну-ка, притормозите на секунду… жужжания нет… грёбаного жужжания нет, я могу думать как следует! Надо выбираться отсюда!

Полуорлица встала, расправила крылья, готовясь к взлёту, но замерла на месте, заметив других грифонов. Их было пять в этой комнате: двое – те самые Когти, от которых она пыталась оторваться, нырнув в это проклятущее место, а другие трое, хоть и носили Когтевские татуировки, были без брони и, по-видимому, не имели при себе оружия.

– Наконец-то час расплаты…

Клюв Генри изогнулся в злорадной усмешке. Она вытянула нож и двинулась на первого из спящих. Это была одна из безоружных, крепко уснувшая после тяжёлого дня. Юная полуорлица двигалась плавно и бесшумно, как змея в траве, приближаясь сзади к своей жертве, готовая ухватить её за клюв и перерезать горло; очень медленно она наклонилась над головой своей жертвы и… и тут жаждущая мести грифина заметила яйца.

– Ох, б.., ну что ж такое…

Огонь в глазах Генриетты сразу потух, стоило ей взглянуть на пару яиц, которые спящая прижимала к себе. Ярость сменилась сомнениями, и решимость грифины пошатнулась: убивать мать во сне было слишком даже для той жажды мести, которая в ней кипела… но остальные четверо, с другой стороны…

А что остальные четверо? Двое были обычными жертвами этого места, один из них мог быть отцом этих яиц, вдобавок они были совершенно не вооружены и, может быть, ничего против неё не имели… а те двое, которые загнали её в Солнечный город, так глубоко спали, что она успеет оказаться за многие мили отсюда, пока они поймут, что она от них ушла. Какой тогда смысл убивать их здесь?

– Так не пойдёт, я не бью в спину…

Генриета развернулась и направилась к двери, но встала, заметив в углу комнаты розовое пятно. Дурошлёпка, Вырвиглазка или как её там… Пуппина кукла. Блин, она чуть было не забыла про куклу.

– Ох, б.., Пуппи!

Тупая курья башка, она совсем забыла про жеребёнка!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 9
ВРЕМЯ приблизительно 02:30
МЕСТО: деловой центр Солнечного города, Южно-центральный участок Трассы 52

Сидя в красных тенях комнаты управления, Пуппи недоумевала: кто же была эта кобылица, говорившая с ней перед тем, как мистер Голос вернулся? Она очень сомневалась, что это была добрая пони. Даже вспоминать, как эта неприятная кобылица говорила у неё в голове, было так страшно, что по спине бежали мурашки, и хотелось надеяться, что вернётся она нескоро.

К счастью, сейчас Пуппи опять оказалась в хорошей компании, а значит, какими бы проблемами ни грозил этот новый голос, они ещё слишком далеко, чтобы помешать Пуппи подумать о более насущных вещах. Прежде всего, надо было придумать новенькой имя, так как “мисс Голос” уже было занято…

– Эм, она – это она, значит мисс подходит, и она… э… страшная? Страшноголос? Как-то не так… – Пуппи нахмурилась, на этот раз ей попался крепкий орешек… – Головной Голос? Не-е… Кошмарный Голос? Слишком длинно… Придумала! Мурашка, потому что у меня от неё мурашки! Йей!

Нашлемный дисплей мигнул, сообщая Пуппи о том, что задание “Постижение кошмара” успешно выполнено. Да, вот она какая, Пупписмайл: ничто не могло её остановить, даже придумывание названий! Ладно, может быть, чтение чего-нибудь длинного ещё могло стать могучим противником… или если надо сосчитать больше, чем у неё было копыт… или открыть банку с огурцами, эти крышки просто невозможные… но всё остальное было для неё как игрушки! Так держать, Пуппи!

Когда с ликованием было покончено, пришло время заняться второй частью генерального плана: найти Генри и смыться отсюда так же быстро, как пони на Забеге осенних листьев.

– Оки-доки, мистер Голос, где Генри?

– Генриетта Огнеяркая установлена в качестве основной цели.

Стрелка на компасе, встроенном в Пуппин шлем, пропала и снова появилась, указывая налево от неё. Рядом отображалась дистанция в метрах, которая быстро сокращалась и вскоре уменьшилась до одной цифры.

– Йей! Время приключ…

БАХ! ХРЯСЬ! БАХ!

Одно из окон разлетелось вдребезги, и сквозь него в туче стекла и под грохот выстрелов ворвалась юная грифина, вооружённая двумя пистолетами сорок пятого калибра.

– Держись, Пуппи! Я здесь!

Грифина кувырком прокатилась через всю комнату, выцеливая возможных врагов, пальнула пару раз по лампам на потолке, погрузив комнату во тьму, перепрыгнула через стол и тут же опрокинула его, соорудив импровизированное укрытие. И всё это в считанные секунды.

На мордочке Пуппи, наблюдавшей за этим шоу, загорелась улыбка: ух ты, вот это круто! Генри была абсолютно лучшей пони, она была как грифон из того фильма – “Лион: Профессионал”… Юная кобылка затопала копытцами по полу, аплодируя выступлению своей подруги.

– Ву-уху-у! Давай, Генри, ты молодец! Так держать!

Над Пуппиным шлемом свистнула пара пуль, и только потом девочка-стрелок узнала подругу:

– Ляг на пол, Пуппи, я ими займусь! Лапы прочь от этой пони, мозгоеды!

– Чиво? – Малышка озадаченно склонила голову набок.

Когда Генриетта наконец заметила, что никто не отстреливается, и во всей комнате не видно никакого движения, до неё вдруг дошло: а может быть, малышке ничего и не угрожало? Грифина неловко улыбнулась, перестала изображать из себя пони специального назначения и как следует огляделась. Убрав пистолеты, она взъерошила перья на лбу и обратилась к Пуппи с напускной крутизной:

– Эй, Пуппи, ты цела?

Малышка проверила, на месте ли у неё ноги и хвост, после чего улыбнулась и кивнула подруге:

– Ага, я ничего не забыла! А с Шелкохвосткой всё в порядке?

– С твоей куклой? Конечно. Хочешь её назад? – Генриетта достала розовую плюшку и помахала ей перед жеребёнком; Пуппи покачала головой:

– Не-а, ей и у тебя хорошо. Я её попросила присмотреть за тобой, и она меня предупредила, что ты в беде, так что я пришла сюда, но ты сначала была совсем сердитая и кричала на меня, а потом ты улетела и не хотела больше со мной говорить, так что я подождала ночи, потому что у меня был супер-пупер-мега план, но сначала мне надо было сказать мэру, что его город уродский, но потом оказалось, что мэр – не мэр, а глупый голос, и он говорил мне гадости, но я была умнее, и он попросил прощения, а потом пропал куда-то, так что я умнее Синего Голоса.

– Стой, стой, стой! – перебила её Генри, подняв лапу. – Я вижу, что ты шевелишь мордой, но слышу только “бла-бла-бла”. Смысла не разобрать, а мы торопимся. Все пока спят, но скоро кто-нибудь проснётся и обнаружит, что жужжание пропало. Тут дофига анклавовских пегасов, грифонов-”Когтей”, да ещё пони по меньшей мере из двух племён, и все они сидят на хорошо укреплённом источнике чистой воды и свежей еды.

Пуппи недоумённо склонила голову набок:

– Э, оки-доки?

Грифина накрыла ладонью лицо.

– Ладно, скажем проще: через пару часов эта тихая гавань превратится в поле битвы, и нам надо срочно уносить хвосты, пока этого не случилось. Сечёшь?

– Поле битвы? Это когда пони друг друга обижают? – спросила Пуппи с некоторым сомнением.

– Да, именно, каждая группа захочет заполучить это место для себя. А теперь оставь здесь всё тяжёлое, что у тебя есть в сумках, потому что нам надо будет лететь очень быстро.

– Но зачем им ссориться? – нахмурилась Пуппи. – Пони милые и добрые, они не должны быть злыми… – она произнесла это как нечто само собой разумеющееся, настолько очевидное, что иначе и быть не могло.

Генриетта открыла было клюв, чтобы ответить, что Пустошь, в которую превратился весь мир – это и есть наследие понячьей доброты, но пытаться объяснять Пуппи столь высокие материи было всё равно, что учить наковальню плавать, а главное – на это требовалось время, которого у них не было.

– Ага, именно, но нам сейчас всё равно надо уходить, потому что тебе ведь надо искать маму, правильно?

Пуппи энергично кивнула.

– Ага! Мне надо идти в пегасовое лётное что-то, которое называется Синее Непомнюкак, но мисс Хэппи сказала, что теперь оно называется Какая-то-Крепкость… э, я не очень помню название, но на компасе есть стрелка, так что я не заблужусь!

Генриетта вздохнула.

– Дай угадаю: оно на юге. – Гриффина указала когтем направление.

Пуппи с удивлением посмотрела на подругу.

– Ух ты, откуда ты узнала? Ты волшебница?

– Ага, точно, лучший маг в Эквестрии. Великая и Могущественная Генри… а теперь, пожалуйста, выкинь всё, что тебе не нужно, а то никуда не полетишь. – Гриффина замолчала на секунду, заметив в подруге что-то новое: – Скажи, а с каких это пор у тебя синяя полоска в гриве?

Тонкая лазурная прядка прорезала светлую гриву Пуппи, начинаясь с чёлки чуть выше правого глаза и заканчиваясь на три четверти от длины шеи. Прядка состояла из двух оттенков синего, примерно как у той кобылицы Министерства магии: Твайлайт Снаркл или как-то так.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 9
ВРЕМЯ приблизительно 03:00
МЕСТО: центр Солнечного города, южно-центральный участок Трассы 52

Пуппи рискнула открыть один глаз и поглядеть вниз. Мир уносился в ночь позади неё, высокие небоскрёбы пролетали под ней, пуская корни тёмных пустых дорог, пролегавших далеко внизу. Слишком уж далеко, чтобы можно было на это спокойно смотреть.

– МЫ УЖЕ ПРИЕХАЛИ? – прокричала малышка, сжимая шею Генриетты так сильно, что чуть не задушила её.

– Бвяк! Ыыых!.. Разожми копыта, пони, а то мы обе разобьёмся!

Поначалу грифине казалось совершенно естественным улететь вместе с Пуппи: малышка была очень мала, а когда она выбросила весь ненужный хлам, то стала легче армейского рюкзака. Проблемы начались, когда Пуппи открыла для себя, что ненавидит летать.

– Просто закрой глаза и представь, что как обычно катаешься у кого-то на спине, или спой чего-нибудь!

Глаза Пуппи уже и так были закрыты крепче, чем дверь Стойла, но от этого стало вовсе не легче: посмотрев на проносящиеся внизу крыши домов, сливающиеся в вихрь разноцветных красок, малышка уже успела напугаться. Это было совсем не то, что смотреть вниз из башни: башни не двигались, и в них были полы! Ей нравились полы, они были такими… такими… ровными и половистыми!

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, я буду вести себя хорошо! Спусти меня, пожа-а-а-алуйста-а-а!

– Ой, да ладно, ты трусиха что ли? Прояви веру в друзей!

Взмахнув крыльями, Генриетта слегка набрала высоту, пролетела между двумя небоскрёбами и, миновав центр, помчалась высоко над жилым районом Солнечного города. В прохладном ночном воздухе пахло пылью и затхлостью, но южные ветры донесли новый запах – море. Это была хорошая ночь для полёта.

– Просто расслабься и получай удовольствие от прогулки. Спой что-нибудь!

Спеть что-нибудь. Да, это всегда помогало Пуппи, ей просто надо спеть песню, и всё будет в порядке! Малышка прочистила горло и попыталась спеть первое, что пришло на ум.

– Шалтай Болтай сидел на стене! Шалтай Болтай свалился… О-О-ОЙ ПОЖАЛУЙСТА-ПОЖАЛУЙСТА-ПОЖАЛУЙСТА ПОСТАВЬ МЕНЯ СЕЙЧАС ЖЕ!

Кобылка плясала на спине у Генри пони-польку, но грифина по своей природе была хищницей: она запросто могла лететь с брыкающимся взрослым пони в когтях, да ещё и набирать высоту при этом.

– Хватит, я тебя не уроню! У-уй! А ну не щипись! Ты хоть представляешь, как долго эти перья отрастают?!

Устав получать тычки от паникующей пони, юная летунья скинула Пупписмайл со спины и поймала падающую кобылку передними лапами.

– Ладно, так ты хотя бы не рискуешь упасть! Держись, мы сядем сразу же, как покинем руины!

– И-И-И-И-И-И!

– Костюм свой не обмочи, тут самое большее пара километров осталась, надо уйти подальше от этого места, пока тут всё не рвануло!

Полуорлица стала ускоряться, выкладываясь по полной, чтобы прогулка вышла максимально короткой, но воющая баньши, которую она несла, просто обязана была кого-нибудь разбудить. Генриетте оставалось только молиться, чтобы никто не стал высовываться и высматривать источник звука, или чтобы всем было наплевать.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 9
ВРЕМЯ приблизительно 03:30
МЕСТО: Змеиная пустыня, южно-центральный участок Трассы 52

– И совсем я не испугалась… Я просто, эм, проявляла осторожность. Ну, то есть, со всеми этими одинаковыми крышами внизу и ветром ты могла, эм… заблудиться, и ещё намного же лучше видеть названия улиц, когда не знаешь, куда идти.

Теперь, снова обретя под копытцами твёрдую землю, Пуппи отчаянно старалась восстановить свою репутацию, но её усилия пропадали впустую: Генриетта буквально каталась по земле от смеха.

– Бесподобно! Ты бесподобна, Пуппи! – Грифина шумно, глубоко вдохнула, утёрла с глаз слёзы и опять разразилась хохотом. – Как ты кричала? И-и-и-и! Сделай ещё, сделай так ещё раз, пожалуйста!

Малышка в жёлтом насупилась, села на землю и вздохнула.

– Эй, это не я, вообще-то, потерялась в городе… Я видела цыплят поумнее тебя…

БАХ!

Пуппи поглядела вниз на дыру в костюме, прямо на том месте, где должно было быть её сердце.

– Эй! Мне и бякаботов, которые так делают, хватает!

Генриетта встала и пренебрежительно махнула пистолетом; она не прекращала улыбаться, даже когда стреляла в Пуппи.

– Ой, да брось жаловаться, тебя мантикор порвал на части, и ничего, всё равно тут стоишь. Чем тебе пара пуль навредит?

БАХ! БАХ!

Ещё пара выстрелов прошила Пуппи: один в ногу, другой снова в грудь.

– Прекрати! Этот глупый скафандр начинает говорить глупости и абракадабру каждый раз, когда так бывает!

Из отверстий, проделанных выстрелами грифины, потекли тонкие струйки розоватого дыма.

– Ладно, ладно, но ты прекрати называть меня цыплёнком. – Генриетта зевнула и убрала пистолеты. – Только имей в виду, обычные пони умирают, если в них выстрелить, даже гули… так что не делай так с другими пони, ладно?

Пуппи кивнула в лёгком недоумении, затем склонила голову набок:

– Но я же обычная пони! Я – пони!

– Эй, эй, я что, спорю?.. Ох ты, мы сегодня не в духе? Может, тебе колыбельную спеть? – спросила Генри с сарказмом.

Малышка энергино закивала.

– Конечно! Люблю-люблю-люблю колыбельные! Можно мы споём “Баю-баюшки”?

Грифина накрыла ладонью лицо: что толку было подзуживать эту кобылку, если она даже не понимала, когда над ней прикалываются?

– Ты безнадёжна, Пуппи…

Баю, баюшки, всем пони надо ночью спать,
Баю, баюшки, пора идти в крова-а-а-ать!

(link)

Генри вздохнула и двинулась на юг.

– Почему, пап, почему я уже дважды обязана жизнью этой идиотке? – Девочка улыбнулась и повернула голову к маленькой пони: – Эй, запрыгивай на своего красного скакуна, а я полечу сверху – нам сегодня нужно много пройти, если ты хочешь завтра добраться до Ржавой Крепости.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 9
ВРЕМЯ приблизительно 22:30
МЕСТО: Змеиная пустыня, южно-центральный участок Трассы 52

Маленький костерок отбрасывал тени Пуппи и Генриетты на песчаные дюны. Путешественницы сидели возле небольшого источника света и тепла; Генри ела что-то из консервной банки, но, судя по рожам, которые она корчила, это была не очень-то привычная для грифонов еда. Облака, расстилавшиеся над пустыней, защищали её от ночных холодов, но полуорлица всё равно накинула на плечи плед.

– Значит, Пуппи, Синий Голос сказал тебе, что ты робот? – переспросила Генри нарочито бесстрастно, как будто стараясь сохранять каменное лицо, пока малышка не закончит рассказ.

– Да, и он вроде был супер-пупер уверен в этом… Я сама чуть не поверила, но потом появилась Мурашка и сказала, что это невозможно, потому что… э… я, вообще-то, не поняла, почему, но когда она это говорила, всё вроде было правильно, – и Пуппи с умным видом кивнула, словно большего ей знать и не требовалось.

Грифина лишь пожала плечами:

– Значит, компьютер сказал тебе, что ты какая-то свихнувшаяся машина, но галлюцинация сказала наоборот… Думаю, тебя просто оглушило, когда начинку твоего костюма долбануло разрядом импульсной гранаты, и тебе это всё просто привиделось. – Генриетта зевнула. – Но я не думаю, что ты робот, Пуппи… роботы взрываются, когда по ним стреляют… и к тому же, роботы умные.

Малышка нахмурилась:

– Тогда кто же я, как ты думаешь?

Полульвица вытянула задние ноги и разлеглась на своём импровизированном ложе.

– Ты? Ты – заноза в заднице, вот что я скажу… но ты мне нравишься, так что можешь тусовать со мной, и будешь крутая, как твоя сеструха Генри.

Пуппи подошла к своей спутнице и заглянула Генриетте в лицо; глаза малышки светились во тьме как два больших розовых фонаря.

– Да, но… я же пони, да? То есть, это же неважно, что я не ем, не пью и никогда не хожу на горшок? Я же пони…

“Она выглядит встревоженной. Эта тема с роботами её действительно напугала… ох, б.., ну почему я?” – Генри была совершенно вымотана, и жеребёнок с экзистенциальным кризисом был очень некстати: всё, чего ей хотелось, это лечь и заснуть. Грифина потрепала кобылку по шлему и зевнула:

– Ты можешь быть кем захочешь, Пуппи. Ты хорошая пони, а хорошие пони сегодня самая большая редкость в Эквестрии. Пока ты считаешь, что должна быть пони, ты будешь пони. А теперь иди спать, пожалуйста.

Малышка улыбнулась и попыталась потереться о Генри через шлем.

– Спасибо, Генри, ты мой самый лучший друг-цыплёнок!

Улёгшись рядом с полуорлицей, маленькая пони вздохнула и стала ждать: спать ей совсем не хотелось…

– ЭЙ! Что это значит, что я не робот, потому что они умные?!

Пуппи толкнула Генри в бок, но та только захихикала и перевернулась на другую сторону.

– Бесподобно.

Маленькая пони продолжала ныть и тыкать свою подругу, чтобы заставить её отвечать, но в ответ грифина начала громко храпеть, оставив обиженную Пуппи сидеть и дуться возле потухающего костра.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ приблизительно 01:00
МЕСТО: Змеиная пустыня, южно-центральный участок Трассы 52

Было ещё темно, и Пуппи не могла заснуть; малышка совсем не устала, но Генри не хотела, чтобы её тревожили, так что маленькая пони сделала самое логичное, что могла придумать: пошла гулять по пустыне ночью. Просто потому что мудрая Пуппи мудрая.

Пока что это место продолжало обманывать ожидания Пуппи. После всех этих фильмов про ковпони и бизонов она была совершенно уверена, что пустыня вся должна быть так завалена черепами, стрелами, палатками и всем прочим, что копыто поставить некуда. Проведя несколько дней в настоящей пустыне, малышка начала подозревать, что все бизоны ушли отсюда на какой-нибудь праздник, однако в пустыне с названием “Змеиная” она ожидала встретить хотя бы змею или ящерицу; но всё, что она пока видела, это пара повозок, полузарытых в песок, и большой параспрайт с длинными зубами, который строил что-то вроде гнезда, но когда она подошла ближе, существо улетело, стремясь избежать встречи с ней.

– Внимание. Обнаружен противник. Анализ. Мутировавший параспрайт, разновидность: парадор. Уровень угрозы: смертельный.

– Ой, ну почему все милые пушистые зверюшки в этом месте такие пугливые? Я просто хотела подружиться! – сказало двухсотлетнее чудовище мутировавшему кровожадному отродью Отца Порчи и Матери Природы.

– Эй, Пуппи, давно не виделись! А ты много путешествуешь, – раздался металлический голос, прервав изыскания маленькой искательницы приключений; малышка широко улыбнулась и повернулась к своему другу.

– Мистер Почемучка! Где ты был?

– Я – Наблюдатель, я наблюдаю, Наблюдатель…

Пуппи кивнула с той же улыбкой:

– Оки-доки, мистер Почемучка, можно мне тоже понаблюдать?

Из динамиков спрайтбота донёсся мягкий металлический смешок.

– Пуппи, Пуппи никогда не меняется… как у тебя дела? Я слышал, что у тебя было небольшое приключение в Туннеле, а теперь вот встретил тебя к югу от Солнечного города…

– Ага! Я встретила много милых и добрых пони! Сначала цыплёнку по имени Генри, а потом Ассо и Свит Флауэр, Хэппи, Джеми и много других друзей!

– Ух ты, везёт же тебе, что у тебя столько друзей. А скажи, не была ли ты в Солнечном городе? – Голос старался сохранять нейтральный тон, но чувствовалось, что ему очень любопытно.

Пуппи нахмурилась.

– Ага, он был как супер-пупер коробка с ленточками и в красивой обёртке, а внутри овсянка… все пони были сердитые, они не хотели со мной говорить и играть, а их мэр был глупый голос, который говорил мне гадости.

– Это какие, например? Не хочешь поговорить об этом? – Теперь Наблюдатель казался встревоженным.

Пуппи отвернулась.

– Он сказал мне, что я робот, а потом я достала тот большой чайник, который отправляет роботов спать, но он и меня тоже стукнул… все говорят мне, что я не робот, но почему же я…

– Ну, ну, Пуппи. Не забивай свою милую головку. Если я в чём и уверен на все сто, так это в том, что ты не робот. Тот голос, вероятно, прочитал данные с каких-нибудь сенсоров в твоём костюме, но он машина и не видит дальше твоей наружности. Ты добрая пони, ясно? Ну а теперь улыбнись и покажи мне, что всё в порядке.

Пуппи кивнула и слабо улыбнулась.

– Вот и славно. Значит, зомби-пони в милом городе… а не слышала ли ты там чего-нибудь вроде жужжания или гудения?

– Не-а, но Генри говорила, что жужжание пропало и что все добрые пони скоро проснутся и будут не очень добрыми.

– О, так значит, помехи прекратились, и я наконец смогу наведаться в это место… дай угадаю, это ты сделала?

Пуппи нахмурилась.

– Нет, я просто пошла туда, потому что мне сказали, что Генри попала в беду… но оказалось нет, она просто вела себя как глупая цыплёнка, летала везде и не обращала на меня внимания, и все другие пони в городе тоже… так что я пошла к мэру Голосу и мы долго спорили, он хотел быть умнее меня, так что я достала синий чайник и…

– Эм, извини, что такое синий чайник?

Малышка вздохнула и накрыла копытом шлем.

– Почему мне всё всем приходится объяснять? Это чайник, круглый и блестящий, с синим острым кончиком. Я нашла его в ржавой тележке в том месте на болоте.

– Ага, значит, ты взорвала электромагнитный снаряд прямо перед суперкомпьютером… да, ты точно устранила помехи. А что у тебя за новая причёска?

Пуппи наклонила голову, пытаясь рассмотреть свою гриву.

– Ты про синюю полоску? Не знаю, она появилась, когда я проснулась на следующий день после того, как поговорила с Му…

– Эй, Пуппи, кто это там? Держись, я иду! – прервал маленькую пони голос Генриетты.

– Извини, маленькая, надо идти, доскажешь в следующий раз! – В спрайтботе что-то щёлкнуло, и он начал играть патриотическую музыку.

Грифина приземлилась на гребне дюны, озираясь по сторонам с пистолетами наготове; как только она решила, что прямой опасности нет, девочка-стрелок убрала пистолеты и строго посмотрела на Пуппи:

– Плохая пони! Перестань играться со спрайтботами и возвращайся в лагерь!

Пуппи помахала уплывающему роботу и вернулась к своей пернатой подруге.

– Я не игралась, я рассказывала ему мои интересные приключения!

– Ага, конечно, а теперь пошли спать: завтра будет длинный день.

Грифина погладила Пуппи по шлему, и они вернулись в лагерь.

Лишь полчаса спустя напуганный парадор вернулся, чтобы спокойно достроить своё гнездо.

——————————————————————————–

“Доброе утро, леди и джентльпони! С вами Одинокий Понь, и вы слушаете Радио 52! Найдите радио получше, и я лично дам вам конфетку! Что? DJ PON-3? Да ну вас, я слыхал, что он – это вообще “она”! Честно! А в ясные ночи она превращается в гигантскую трёхглавую бриллиантовую псину! Я не шучу, сходите сами к Башне Тенпони в ясную ночь и посмотрите! Но О.П.! На Пустоши же не было ни ясных дней, ни ночей с тех пор, как заклинания упали! Не мои проблемы, маленькие пони, просто слушайте Радио 52 и не бурчите про не определившихся с полом диджеев!

Но вернёмся к делу: время новостей! Вчерашним утром Солнечный город очнулся от девятнадцатилетнего сна. Я не знаю деталей, но похоже, что ночью кто-то взял штурмом центральную башню города и вырубил какое-то устройство, которое контролировало разум у всех пони в городе! Да, мои маленькие пони, вы не ослышались! Никто никогда не возвращался из Солнечного города, потому что всё это место было под действием гигантского устройства для управления разумом! Безумие какое-то!

Угадайте теперь, что сделали добрые жители города сразу же, как только поняли, что их разумом больше ничто не управляет? Правильно! Они стали палить друг в друга, чтобы захватить контроль над городом! Если вы собираетесь пересечь Змеиную пустыню, идите в дальний обход по Зелёной тропе с востока или по Ущелью, но держитесь как можно дальше от Солнечного города, пока там всё не уляжется! Повторяю: держитесь подальше от Солнечного города и постарайтесь не соваться на Красную тропу.

Теперь для тех, кто любит послушать немного сплетен: кто же в ответе за смену городской администрации? Мне правда нужно называть имя? Да, мои маленькие пони, наша маленькая местная героиня спасла вас от нескончаемого сна, чтобы вы могли свободно и по доброй воле ТРАТИТЬ СВОИ ЖИЗНИ, УБИВАЯ ДРУГ ДРУГА! Неужели не стыдно?.. Я… я не хочу говорить об этом, вот вам немного музыки, а я пока поищу ответы на дне бутылки.

То, с чем мы здесь имеем дело, это неспособность к общению: до некоторых пони просто нельзя достучаться…”

Голос ди-джея смолк, и его место заняла музыка.

Look at your young colts fighting
Look at your fillies crying
Look at your young colts dying
The way they’ve always done before

(link)

ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ приблизительно 10:30
МЕСТО: Ржавая Крепость, южно центральный-участок Трассы 52

Ржавая Крепость выглядела именно так, как называлась: высокий укреплённый вал из остовов больших воздушных фургонов, стометровым кольцом окружающий помесь бывшего бункера и башни контроля за воздушным движением. Когда-то всю конструкцию покрывали толстые стальные плиты. Ныне металл проржавел, а высокая башня стала похожа на монумент самой идее заброшенности. Тем не менее, маленький городок являлся оживлённым торговым пунктом: у северных ворот стояло несколько караванов, а полдюжины стражников следили за окрестностями с венчавших вал сторожевых вышек.

Генриетта окликнула Пуппи, чтобы её остановить, когда они были в паре километров от города: в этом месте низкие холмы переходили в плоскую равнину, усеянную воронками. Во время войны лётное поле подверглось массированному артобстрелу, сровнявшему с землёй все постройки за исключением укреплённой башни. Открытая местность давала снайперам хороший обзор, что очень помогало разбираться с любыми возможными неприятностями.

– Ну-ка стой, красная стрела! – Грифина приземлилась перед малышкой, вынудив её резко затормозить, подняв тучу пыли.

– Эй, смотри, куда садишься! Я тут первая ехала!

– Ага, пофигу. Слушай меня внимательно, голова в аквариуме, мне нужно опять тебя оставить, но тут безопасно, так что ты ни во что не вляпаешься.

Глаза Пуппи стали большими и влажными, и вдобавок малышка жалостливо выпятила нижнюю губу.

– Но.. но почему? Я не хочу, чтобы ты уходила!

– Ага, знаю: я крута, а ты без меня совершенно бестолкова, но эти ребята, которые гнались за мной до Солнечного города, наверное, были целый день на крыле, так что не исключено, что они ждут меня здесь. Я не хочу впутывать тебя в свои проблемы.

– Эм, если плохие цыплята гонятся за тобой, может, мы объясним им, что ты хорошая девочка и будешь вести себя хорошо, и скажем, что ты просишь прощенья за то, что натворила, и они тебя отпустят?

Генриетта вздохнула и потрепала Пуппи по шлему.

– Тут всё немного сложнее. Учитывая, что я пристрелила парочку ихних, и они теперь хотят мою голову… не-е, сомневаюсь, что мы можем просто попросить прощения. Да и просить я ничего не собираюсь. Они убили моего отца.

– О. – Пуппи опустила глаза, отчаянно пытаясь придумать ещё что-нибудь. – Но ты же не можешь задирать тех, кто тебя задирает. Они же не бякаботы, они милые котики! Нельзя обижать котиков!

Генриетта хмыкнула.

– Ага, милые котики… вот поэтому я и не пойду в город: если я сумею избежать встречи с ними, то мне не придётся лупить их по задницам, а они не смогут меня задирать. – Грифина пожала плечами. – И на этом разговор окончен. Будь осторожна, Пуппи. Уверена, мы ещё увидимся.

Не дожидаясь ответа, Генриетта прыгнула в воздух и, пару раз взмахнув крыльями, смылась за пределы Пуппиной дальности броска камня.

Малышка проскакала пару сотен метров за своей подругой, вопя ей вслед изо всех сил, прежде чем остановилась и вздохнула:

– Ох, это нечестно… она даже не обняла меня на прощанье… – Маленькая пони подняла голову к небу и прокричала: – Шелкохвостка, присмотри за ней! Она теперь в твоих копытах!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ приблизительно 11:00
МЕСТО: Ржавая Крепость, южно-центральный участок Трассы 52

Снайперша-единорожка держала жёлтую точку в прицеле с тех пор, как та перешла через последний холм, но так и не смогла понять, что же она видит. Стражница нажала копытом на интерком:

– Говорит Ласт Стэнд, вижу цель на один, один, восемь, шесть к югу; похоже на пони в жёлтом костюме; возможно, тот призрак из радио – под описание подходит… мы призраков пропускаем?

Из динамика сквозь свист помех и треск разрядов донёсся ответ:

– Следите за целью и смотрите, что она будет делать. Сообщите, если заметите проявления враждебности. В противном случае, пусть подходит к воротам…

– Принято, отбой. – Пони вернулась на свою позицию.

Тем временем Пуппи дошла до первых караванов, обратив на себя внимание практически всех наёмных стражников за пределами стен: многие пони зашептались, а кое-кто потянулся за оружием. Малышка этого совсем не замечала: её мама была где-то тут, в большом городе, и ни о чём другом она думать не могла.

– Привет, я Пупписмайл! Вы не видели мою маму? Мистер Голос сказал мне, что она здесь!

Все пони вокруг неё уставились на малышку, затем кто-то вздохнул:

– А, это просто Призрак Одинокого.

Стражники отложили оружие, а двое торговцев, которые замолкли при появлении Пуппи, вернулись к своим делам, но никто так и не ответил на её вопрос.

– Эм, наверное, это “нет”? – Малышка была сбита с толку. Её статус внезапно упал от центра всеобщего внимания до полного безразличия окружающих. Такого не могло быть. – Ох, если хочешь, чтобы что-то было сделано, делай это сама… оки-доки, мистер Голос, куда теперь?

– Анализ. Загрузка локальных карт: Лётное поле “Синие перья”. Не удаётся выполнить сопоставление. Загрузка резервных данных. Поиск точек интереса. Точки определены: первая – Башня управления. Башня управления установлена в качестве следующей навигационной цели.

Стрелка на компасе повернулась.

– А, внутри города, ну ладно!

Пуппи радостно поскакала к воротам, но почти тут же была остановлена старым жеребцом, одетым в наёмничью броню и запылённую шляпу. Что-то в глазах этого пони показалось Пуппи очень знакомым, как будто она уже видела их раньше.

– Эй, мам, а почему у этого пони только три ноги?

– Он – герой войны, Пуппи. Пожалуйста, не приставай к нему: он очень устал.

– Ага, устал тратить ноги на бесполезной сраной войне против сраных врагов, на которых мне насрать, ради сраного угля, который сраная богиня ставит выше жизни пони!

– Хи-хи, добрый пони говорит странные слова!

– Нет, Пуппи! Забудь это слово, оно плохое! А вы, вам должно быть стыдно так выражаться при жеребёнке!

– Отъе…сь, сука…

– Пойдём отсюда, Пуппи, не отставай.

– Но мам, я же хотела…

– Да, крысёныш розовый, скачи за мамочкой! Не на что тебе тут пялиться…

Пуппи отрешённо мигала, погрузившись в свои воспоминания. Когда она вернулась из своего личного мирка, старый пони с сердитыми глазами всё ещё стоял перед ней, так что малышка уставилась на него и склонила голову набок:

– Привет… вы не видели мою маму?

Наёмник сплюнул на землю и проронил:

– Глухая, что ли?

Малышка уселась, озадаченно глядя на своего собеседника:

– Э, извините, я не слышала вопрос… а почему вы сердитесь? Я что-то не так сделала?

Пони хмыкнул.

– Я спрашиваю: ты считаешь себя героем или что?

Пуппи улыбнулась: это было просто.

– О, я – Звёздный капитан Андромеда! В своём космическом скафандре на супер-быстром скутере я летаю по всему космосу и встречаю много новых друзей! Хотите поиграть со мной? У меня и ракета есть, смотрите! – Малышка подняла копыто и приказала: – Ракета! – Игрушечная ракета тут же выплыла из сумки и повисла перед ней.

Старый жеребец приподнял бровь.

– Дураком меня хочешь выставить? Ты хоть знаешь, кто я? Лучше бы тебе быть тише воды ниже травы, сраный ты кусок дерьма!

Пуппи захихикала – странные слова всегда её смешили.

– Хи-хи, мистер старый пони говорит странные слова! Можно мне тоже поиграть? У меня хорошо получается изобретать слова. Например, эм, скутасный! Или бананофон!

Небольшая группа зевак, собравшихся невдалеке от них, начала смеяться. Мало того, что вид старого наёмника не произвёл на маленькую пони ни малейшего впечатления, так она ещё и насмехалась над ним… рано или поздно чья-то кровь должна была пролиться на землю.

Ласт Стэнд снова положила копыто на интерком своего сторожевого поста:

– Говорит Ласт Стэнд, за северными воротами возможны проблемы: жёлтая пони ввязалась в ссору с наёмником.

– Мы пошлём пару стражников; ждите дальнейших указаний. При отсутствии угрозы для наших не стрелять.

– Принято, отбой.

Тем временем, старый пони схватил Пуппи за ногу и поднял её над землёй, угрожающе уставившись ей в глаза:

– Значит, думаешь, что можешь смеяться надо мной? Думаешь, я тебя не трону, потому что сраный пони из радио говорит про тебя? Подумай ещё раз!

– Эй, отпустите! Мне надо искать мою маму! Я вам ничего не сделала! Поставьте меня! – Жеребёнок весь извивался, но не мог освободиться. – Если бы моя мама была здесь, она бы вам показала! Пустите, пусти-ите-е-е!

Нытьё маленькой пони убило общий настрой, зеваки начали смущённо отводить глаза, и даже старый наёмник не знал теперь, что же ему полагалось делать. Эта кобылка оказалась не каким-то надутым героем, который с победным видом входил в городские ворота, и не рыцарем в сияющих доспехах, считающим, что на него возложена одной Луне известно какая святая миссия, она не была похожа… она была просто… “Блин, Одинокий Понь, должно быть, совсем упился текилой, раз называет эту спиногрызку героем…”

Тем временем Пуппи, раз всё остальное не сработало, начала плакать, ныть и реветь. Последние пони, которые ещё надеялись увидеть что-то стоящее, развернулись и ушли, не стерпев такого тяжкого преступления против чести и достоинства.

Наёмник опустил жеребёнка на землю и вздохнул.

– Иди отсюда, я не дерусь с жеребятами.

Он резко шлёпнул Пуппи по крупу, подкрепляя приказ, и малышка ускакала, заливаясь слезами.

В глубине души он знал, что был плохим пони и что ему должно быть стыдно, и маленькому пони, сидевшему где-то глубоко внутри загрубелого наёмника, действительно стало стыдно, но всего на долю секунды.

————————————————————————————
————————————————————————————

Заметка: Новый уровень! (9)

Добавлена новая способность: Заунывное вытьё – нытьём ты можешь выпутаться почти из любой ситуации. Во время определённых встреч ты можешь выбрать специальные диалоговые опции, которые позволяют избежать боя ценой потери репутации.

0

11

https://darkpony.ru/img/stories/mlp_12782_by_lachasseauxhiboux-640.jpg



ГЛАВА 11
Семейный портрет

Ты электроинструментами не пользуешься, я надеюсь?
(link)

ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ приблизительно 13:30
МЕСТО: Ржавая Крепость, южно-центральный участок Трассы 52

“Кхе-кхем, доброго всем дня, с вами Одинокий Понь, и вы слушаете специальный выпуск новостей, только что из Ржавой Крепости.”

Cекунду был отчётливо слышен женский голос дневного диджея, кричавший на заднем плане что-то вроде “Свали с моего места, козлина!”, а затем послышался удар по металлу.

“Диджей Классная Фишка вернётся сразу после новостей… вообще, что это за прозвище такое – Классная Фишка? Ты что, на столе с блэкджеком любишь полежать… ой-ёй-ЁЙ! Хватит! Ладно, я был добрым и милостивым, но теперь ты сама напросилась! Встречай любовь и понимание, Минти!”

Передачу на минуту прервал приглушённый шум, похожий на звуки потасовки, после чего Одинокий Понь снова заговорил в микрофон, с трудом пытаясь отдышаться.

“Классная Фишка желает вам всего доброго и вернётся через минуту, она тут немножко замоталась… в шнуре питания… так, о чём это я? Ах да, специальные новости! Это известие поступило не далее как час назад от моих друзей-радиолюбителей из Ржавой Крепости! Спасибо тебе, Эхо-Филли-Бабочка 23!”

Одинокий Понь прочистил горло и продолжил говорить:

“Одни герои опускаются, другие погибают, третьи исчезают в Стойлах и никогда не возвращаются… ну а нашу героиню отшлёпали. Да, вы не ослышались: этим утром Призрака заметили в окрестностях Ржавой Крепости, она направлялась в город, но когда попыталась подойти к группе караванщиков, стражник отругал и отшлёпал её на глазах у всех пони. Слушайте, вы долбаные идиоты или как? Согласно тому немногому, что нам известно, эта пони уничтожила укреплённый амбар в краях Красных Рысаков, а потом прорвалась через наглухо перекрытый Туннель, по дороге раскурочив всех робочасовых, что были внутри. Да, я узнал ещё кое-что о Туннельном городе: шеф местной стражи, Триггер Хэппи, была там, и она говорит, что жеребёнок уничтожил шесть часовых, пользуясь одним только камнем в качестве оружия… и вы шутите с этой пони? Вам что, жить надоело? Так или иначе, стражник, по-видимому, выиграл битву, если можно назвать это битвой: маленькая мисс в жёлтом попыталась подойти к нему с дружелюбием, получила в ответ порку и убежала в слезах.”

Последовал вздох и долгая пауза.

“Да, вот такая вот благодарность… на этом О.П. вахту сдал, вот вам немного достойной музыки, пока Классная Фишка пытается развязаться, а я сваливаю, иначе мне не жить. Держи марку, Пятьдесят Вторая.”

На смену голосу пришла музыка.

Saw you stretched out in room Ten O Nine
with a smile on your face and a tear right in your eye
couldn’t see to get a line on you
my sweet honey love

(link)

Пуппи пряталась позади брошенной повозки, не переставая плакать. Что она в этот раз такого сделала? Она очень-очень старалась вести себя хорошо и быть хорошей пони, но всё то и дело получалось не так, начиная с того раза, когда она просто хотела заглянуть в туннель, и заканчивая безумными праздничными роботами и падающими крышами. Почему мама всё время уходила и не хотела её подождать? Маленькая кобылка чувствовала себя усталой и опустошённой.

Zebra jewelry jangling down the street
make you shut your eyes at every filly that you meet
couldn’t seem to get a high on you
my sweet honey love

Но Пуппи не могла вот так взять и остановиться. Пусть даже пони тут были недобрыми, а дорога казалась бесконечной, её мама была где-то совсем рядом, в двух шагах… ну, или в трёх. Ей нужно было просто шагать вперёд, шаг за шагом, вот и всё. Дело времени.

May Celestia shine a light on you
make every song your favorite tune
may Celestia shine a light on you
warm like the evening Sun

Малышка в жёлтом встала на ноги: плача позади повозки, маму не отыщешь. Она была жеребёнком на заданьи, а всё остальное просто пустяки. Вперёд, Пуппи!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ приблизительно 13:45
МЕСТО: Ржавая Крепость, южно-центральный участок Трассы 52

Двое жеребцов, охранявших ворота, переглянулись, как будто были не вполне уверены, кто из них должен разговаривать с приближающимся жеребёнком. Наконец, старший из них обратился к малышке:

– Извини, детка, если хочешь пройти внутрь, ты должна заплатить. Две сотни крышек. И ещё ты должна оставить здесь всё оружие.

Пуппи нахмурилась. Две сотни – это было супер-пупер-много. У неё неплохо получалось считать до четырёх, а если немного помочь (и подождать), то даже до десяти, но две сотни… Что вообще такое сотня?

– Эм, я просто ищу мою маму. Пуппижалуйста?

– Покажи мне крышки, детка, и будет сделка.

Стражник зевнул, пытаясь поддержать нейтральный тон, но его беспокоило, что будет, если у кобылки не окажется налички, а она всё равно будет настаивать на том, что должна войти внутрь. Может быть, тогда стоит позвать шефа…

– Кошелёк! – Большой мешок выплыл и повис перед Пупписмайл, и она передала его стражнику. – Э… вы не поможете мне их сосчитать? Тут хватит блестящих крышечек?

Жеребец кивнул и высыпал содержимое мешка на стол: он был на две трети полон крышек, а на треть – монетами старой Эквестрии, некоторые из которых были золотыми.

– Ладно, этого более чем достаточно.

Второй пони взглянул на него и неодобрительно фыркнул.

– Да ну, она же просто жеребёнок. Не говори мне, что ты это серьёзно!

Первый стражник вздохнул и отсчитал ровно две сотни крышек, после чего сгрёб остальное обратно в мешок и отдал его Пуппи. Та улыбнулась и убрала своё состояние в сумку.

– Спасибо вам супер-большое, мистер добрый пони-стражник!

В пределах стен Ржавой Крепости было тесно и многопонно: воздушные фургоны, из которых были построены стены, использовались заодно как дома и лавки, почти не оставляя свободного прохода вокруг массивного укреплённого сооружения в центре города. Теперь, когда Пуппи как следует здесь осмотрелась, это поселение показалось ей похожим на деревеньку крошечных существ, которую они построили вокруг ствола мёртвого дерева, только дерево было сто метров в высоту. Малышка побегала вокруг, заглядывая в лавки и пытаясь найти дверь, ведущую внутрь укреплённой башни. Стрелка указывала в точности на середину этой большой штуки, так что явно надо было как-то попасть внутрь.

Пока Пуппи бродила среди толпы, кое-кто из местных посматривал на неё с интересом и любопытством, но большинство просто занимались своими делами, считая малышку безвредной причудой, особенно после её утренней “дуэли” с наёмником. Но Пуппи было совершенно всё равно. В кои-то веки она нашла место, в котором было много добрых пони, которые вели себя как настоящие пони, а она знала, что там, где большие пони работали, должны были быть…

– Да! Пони играют!

Трое жеребят, кобылка и два жеребчика, бегали по улице, смеялись и кричали что-то друг другу; им было так весело! Но Пуппи надо было идти искать маму… но если она уйдёт, и добрые пони уйдут, то она не сможет поиграть, а она так хотела поиграть! Но мама… может быть, всего на минуточку, только чтобы подружиться и спросить, не видели ли они маму? Да, точно! Она собиралась поиграть… э-э, нет, поговорить… не играть, а поговорить… с добрыми пони не для того, чтобы повеселиться, а для того, чтобы узнать, не знают ли они, где её мама! Ах, умница Пуппи, она даже себя сумела перехитрить…

– Привет, я Пупписмайл! Вы не видели мою маму?

Трое жеребят прекратили бегать и кричать и все как один повернулись к ней. Кобылка была серой единорожкой с розовой гривой, из жеребчиков один был единорогом, очень похожим на кобылку по расцветке, а другой – земным пони с коричневой гривой и зелёной шёрсткой. Они долго рассматривали на Пуппи со смесью удивления и лёгкой настороженности, затем кобылка спросила:

– Где ты взяла такой супер-жуткий космический скафандр?

Малышка в жёлтом нахмурилась.

– Ничего он не жуткий. Это скафандр Звёздного капитана Андромеды! – На этом месте Пуппи сделала театральную паузу, чтобы усилить напряжение, и добавила: – Он классный!

– Ага, – кивнул маленький единорог, – у меня есть комикс про Андромеду: она девчонка, но всё равно супер-классная, потому что носит лазерный пистолет и сражается с зебро-пришельцами.

Двое других жеребят кивнули, выслушав мнение эксперта. Единорожка дружелюбно улыбнулась:

– Я Биг Дил, – показала она на себя копытом, потом махнула на другого единорога: – он мой брат-близнец Рикошет, а это Аспирин.

– А я Пупписмайл. Я пришла из Кантерлота и я ищу мою маму… а что вы делали? Играли? Можно и мне с вами?

Отлично! Теперь, когда она уже дважды спросила то, что должна была спросить, можно было и перерыв устроить, верно?

– Твою маму? – Рикошет склонил голову набок. – А как её зовут?

– Её зовут Рэйни Дэйс, и она самая классная пони на свете! Она умеет готовить маффины, и кексы, и шоколадный пудинг, и яблочные пироги, но она меня всё время заставляет есть люцерну… она ушла несколько дней назад, а потом наш дом в Кантерлоте развалился, и я ищу её, потому что мистер Голос знает, где она, так что это лучше, чем ждать её в развалившемся доме, наверное…

Трое маленьких пони кивнули, как будто в рассказе Пуппи им виделась какая-то логика.

– Ага, когда я в прошлый раз разбил бутылку, мне от мамы так попало, что я даже знать не хочу, что твоя мама с тобой сделает, когда узнает, что ты сломала целый дом.

– Я не ломала! – обиделась малышка в жёлтом. – Я уснула, а когда проснулась, дома уже не было!

– Маме это своей расскажешь! Я пытался сказать, что это банда работорговцев разбила бутылку, но она просто знала! У мам есть какое-то супер-чувство, которое говорит им, кто чего сделал… – добавил Аспирин шёпотом, словно опасаясь рассказывать о таких тайнах вслух.

– Да не ломала я дом! Кексик в глаз! – продолжала настаивать на своей невиновности Пуппи. В основном она это делала потому, что ей больше нечего было сказать в своё оправдание: когда дом развалился, никого не было рядом, и она была почти уверена, что не виновата.

– Лучше бы это быть не тебе… – перебила её Биг Дил. – Но я не знаю никаких Рэйни Дэйс в Ржавой Крепости… мы играли в ковпони и зебр, хочешь с нами? Ты можешь быть пришельцем.

– Я не хочу больше быть зеброй! – запротестовал Аспирин. – Почему вы двое не можете быть зебрами хоть раз?

Рикошет потыкал копытом в рог своей сестры:

– Потому что у зебр нет рогов, видишь?

– Мне когда-то говорили, что зебры могут отращивать себе крылья какой-то странной штукой, – вмешалась Пуппи в спор, – но у них получаются крылья как у летучей мыши. К тому же, я хочу быть Звёздным капитаном Андромедой.

– Но у тебя же нет пистолета как у Андромеды… ты можешь быть Марипони – второй кобылицей на луне! – предложил Рикошет, но сестра перебила его:

– Марипони никогда не была на луне взаправду! Пони туда не попасть!

– А вот и была!

– А вот и нет!

– А вот и да!

– А вот и нет!

Близнецы встали нос к носу и начали спорить о лунной высадке двухсотлетней давности; Аспирин подошёл к Пуппи и вздохнул:

– Они так до ужина будут… знаешь, э, классный у тебя скафандр… а в нём есть компас и лечебные заклинания?

Пуппи ещё пару секунд наблюдала за братом и сестрой, затем переключила внимание на земного пони; он был немного старше её и уже получил Метку в виде шприца.

– А ты, э… не будешь делать мне уколы?

Жеребёнок с недоумением посмотрел на малышку в химкостюме, прежде чем понял, что она говорит о его Метке.

– Что? А, это. Не волнуйся, папа не разрешает мне трогать его вещи… ну… э… а ты довольно клёвая для кобылки…

Комплименты. Они всегда действовали на Пуппи: ровно за десять секунд она выросла ровно на десять сантиметров и расплылась в широкой улыбке:

– Ну да, я клёвая, я знаю… ага, в этом космическом скафандре всё есть: и компас, и много точечек там и тут, и надписи, видишь? – Малышка ткнула копытцем в шлем, пытаясь показать то, о чём говорила. – А ещё вот! Кхем-кхем… камень! – Камень Судьбы выплыл из сумки и завис перед Пуппи.

– Ух ты, как ты так делаешь без единорожьей магии?

– Не знаю, – пожала плечами малышка, – скафандр сам всё делает. Это магия, я не обязана её объяснять.

Жеребёнок задумчиво потёр подбородок.

– Плохо, что у тебя нет лазерного пистолета Андромеды… но у меня есть старый игрушечный пистолет, которым я никогда не пользуюсь, потому что он такой тяжёлый, что я не могу его в зубах удержать. Но раз твой скафандр умеет делать левитацию, может, он к нему подойдёт…

Глаза у Пуппи стали большими, как две супницы.

– Правда?

– Ага, так что, если у тебя есть чем обменяться, мы могли бы заключить сделку… Мне он всё равно не нужен: выглядит по-девчачьи и ничего не делает.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ приблизительно 15:00
МЕСТО: Ржавая Крепость, южно-центральный участок Трассы 52

Пока Аспирин, не веря своему счастью, всё ещё глазел на штабель из сорока двух коробок с кексами, Пуппи попыталась прицелиться во что-нибудь из своего новенького лазерного пистолета. Он оказался футуристического вида, с антенной вместо дула и металлическими кольцами тут и там. На рукоятке не было курка, и вся штуковина была серебристо-серого цвета с красными пластиковыми вставками.

– Он тяжёлый… – пожаловалась маленькая пони, безуспешно пытаясь ухватить оружие одним копытцем.

– Эй, назад не принимаем! – Жеребчик то и дело ронял коробки с кексами, одну за другой. – Кексики! Ну куда же вы всё время убегаете?

Тем временем Пуппи, сидя на крупе, подняла пистолет обоими копытцами, прицелилась в небо и сказала всего одно слово:

– Пыщ!

– Обнаружено новое устройство: опытный образец 152, Сол. Инк., кодовое название “Сентенция”. Синхронизация. Устанавливается соединение со станцией связи №2. Проверка состояния. Сеть “Понимед” активна и работоспособна на 12%. Передача координат.

– Ох, этот дурацкий скафандр опять глупости говорит!

Сквозь облачный полог пробилась тоненькая алая чёрточка, за ней вторая, а следом третья. Словно тусклые лазерные лучи упали со свинцового неба и высветили невинно выглядящие красные точки где на крыше, а где на повозке. Дремавший под скамейкой пёс погнался за одной из точек через всю улицу и треснулся мордой об дверь.

– Внимание. “Понимеды” четыре, пять и шесть не отвечают. “Понимеды” с восьмого по двенадцатый не могут навестись на цель. Внимание. Запуск системы откладывается до… невозможно предоставить оценку времени.

Аспирин уже поскакал прочь, не обращая внимания на Пуппи и оставляя за собой сладкий след из кексиков.

– Ну ладно, пока, приятно было иметь с тобой дело…

Одни города спасаются благодаря совместным усилиям жителей, другие – благодаря героям, пришедшим на помощь в битве… а порой бывает и так, что спасителем города становится слепой случай.

– Внимание. Сигнал потерян. Отмена команды. Повторяю: отмена команды. Закрытие соединения. “Понимеды” отключены от сети для калибровки, проведения орбитальных манёвров и технического обслуживания. Расчётное время простоя: 24 часа.

Наконец-то костюм перестал болтать. Пуппи фыркнула:

– Эй, ты уже закончил свои ля-ля-ля-я-не-слушала? Нам надо искать маму!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ приблизительно 15:30
МЕСТО: Ржавая Крепость, южно-центральный участок Трассы 52

– Ах так? А ты вонючая рыба!

– Ах так? А ты такая некрутая, что даже вошки от тебя сбегают!

Биг Дил и Рикошет всё так же стояли нос к носу, давно успев забыть, о чём спорили.

– О, тогда понятно, почему на тебе столько вошек! Ты как ходячий блошиный цирк! Привет, Пуппи…

– А ты вся слюнтявая и девчачья, и всё, что ты делаешь, тоже девчачье, и игрушки у тебя девчачьи, и… привет, Пуппи… и вообще ты… ты… ты девчонка!

– Привет, Рико, привет, Биг Ди, – сказала Пуппи, помахав им копытцем, и проскакала мимо близнецов, наконец-то обнаружив вход в башню. Знак над входом сообщал всем, что это был очень респектабельный бордель… да только малышке было всё равно.

Стены внутри были задрапированы красными шторами, а освещение приглушено, чтобы потёртая мебель не так бросалась в глаза. Напротив входа за стойкой сидела кобылица, обычно приветствовавшая клиентов, но в этот раз удивлённо уставившаяся на маленькую пони, возникшую в дверях. С точки зрения Пуппи это было хорошее место с кучей красивых штук вроде плакатов и мраморных статуй пони.

– Э… привет, мне кажется, это не совсем подходящее место для тебя…

Пупписмайл улыбнулась и помахала копытцем:

– Привет, я Пупписмайл! Мистер Голос говорит, что моя мама здесь!

На лице кобылицы появилось озабоченное выражение:

– Ну… да, в принципе, это возможно, в общем-то… у меня здесь работает пара новых девочек. Ты знаешь, как зовут твою маму? Нет, маленькая, не трогай статую, она хрупкая! А лучше и не смотри на неё!

Малышка уже начала обследовать комнату и нашла интересную статую жеребца в очень, эм, мужественной позе… Малышка нахмурилась:

– По-моему, у этого пони слишком много ног… а, её зовут Рэйни Дэйс! И она…

– Прости, маленькая, никакая Рэйни Дэйс здесь не работает, но если ты хочешь удостовериться – не трогай! – я могу позвать новую земную пони, которая работает у меня, просто на всякий случай… ЭЙ, ХОЛЛИ, СПУСТИСЬ СЮДЫ!

Очень респектабельный бордель…

Но Пуппи уже не слушала кобылицу, её взгляд был прикован к потускневшим карандашным линиям на стене, наполовину скрытым за статуей.

И сейчас она видела эту же самую стену, только двести лет назад.

– Подожди здесь, Пуппи, мама скоро вернётся: это займёт всего несколько минут!

– Хорошо, мам, люблю тебя, пока-пока!

Мама погладила Пуппи за ушком, отчего та захихикала, а потом ускакала по делам.

Большая комната была такой серой и унылой, и ничего кроме пары сидений да низкого столика с ультра-скучными журналами про оружие и глупых солдат тут не было. Пуппи села возле стены и уставилась на угрюмое пустое пространство перед собой. Здесь требовались перемены, здесь требовались цветные карандаши!

Это заняло целую вечность – самое малое десять минут, но теперь Пуппин шедевр был почти закончен. Там были две самые красивые пони, каких ей только удавалось изобразить; одна из них была маленькой и розовой, с ярко-жёлтой гривой; Пуппи особенно сильно гордилась тем, как ей удалось запечатлеть свою розовость. Вторая пони была крупнее, с фиолетовой шёрсткой и рыжей гривой… мама… она была прекрасна. Если бы только Пуппи могла описать словами, как же прекрасна она была… ну, в общем-то, рисунок уже неплохо справлялся с задачей. Малышка добавила к композиции немного деревьев, и зелёных, и жёлтых, и одно розовое с жёлтым стволом, потому что она всегда считала, что розовый – самый лучший цвет для деревьев. Она оглядела свою работу, проверяя, не забыла ли чего-нибудь: солнце – есть… бабочки – есть… кексики – есть…

Теперь картинке не хватало только одного.

– А когда мы закончим, мы пойдём к папе, он вернётся, и мы всегда будем счастливы… – Она знала, чего здесь не хватало, но всё равно не могла завершить свою работу: – Какие у папы цвета?

– Пуппи, какого сена ты тут творишь?! Нельзя рисовать на стенах! Что я тебе говорила…

– Мама, я не могу вспомнить папины цвета…

Мама тут же замолчала. Пуппи не отрываясь смотрела на рисунок, пытаясь не упустить вдохновение, но как она могла нарисовать пони, если не знала, какие цвета использовать? Внезапно мама обняла её так крепко, что стало трудно вздохнуть.

– Не волнуйся, Пуппи. Клянусь, когда-нибудь это закончится, и мы… мы будем счастливы вместе, как было до войны… я… я…

– Эй, маленькая, очнись, послушай меня! Это твоя мама?

Пуппи обернулась к владелице борделя, рядом с которой теперь стояла незнакомая кобылка; молодая проститутка озадаченно посмотрела на малышку и удивлённо вскинула голову:

– Нет, она не моя. Я бы не забыла, что у меня жеребёнок… к тому же, у нас в семье никогда не было розовых.

– Я… Я тут была, это было… – Пуппи пыталась вспомнить, но это оказалось непросто; как будто воспоминания, до которых она хотела дотянуться, лежали намного дальше, чем она думала, – …месяц назад, наверное… но… здесь всё было по-другому…

Хозяйка усмехнулась и потрепала малышку по спине.

– Это вряд ли, маленькая. Я владею “Бархатной жемчужиной” больше пятнадцати лет, и ни разу не меняла даже дверной ручки…

Малышка вернулась к разглядыванию маленького рисунка и тут заметила, что в нём что-то изменилось, появилось что-то новое. На её лице появилась широкая улыбка:

– Я… Я вспомнила его, он был белым и жёлтым! Папа был белым и жёлтым! – Маленькая кобылка указала копытцем на картинку и повернулась к двум пони. – Это мой папа, видите? Он мой папа, я не могла вспомнить его цвета, но теперь он здесь со мной и мамой! Тут что-то написано, пожалуйста, прочитайте, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

Старая кобылица опустила голову и впервые в жизни присмотрелась к рисунку. Не то чтобы она не видела его раньше, но ей было попросту начхать на разрисованное пятно на стене, которое она предпочла заслонить статуей, вместо того чтобы закрашивать. Там были нарисованы трое пони; двое явно представляли собой творение жеребёнка: просто скопище цветных чёрточек на стене с парой деревьев и зелёной линией, изображающей землю, но третий был похож на работу кого-то, кто действительно умел рисовать: молодой белый жеребец с золотистой гривой, очень похожей на гриву малышки, которая стояла рядом и смотрела на стену…

Ниже рисунка кто-то написал несколько слов, которые старая кобылица прочитала совсем тихо, почти шепча:

– Снова вместе, отныне и навсегда. С любовью, Мама.

Пуппи прикоснулась к рисунку копытцем:

– Мама была здесь… и теперь здесь все мы! Это я, а это мама, а это папа! Стойте, придумала! – Малышка достала карандаш и добавила к работе последнюю деталь: три радостные улыбки у пони на лицах. – Теперь мы все счастливы! Йей! Мы сможем устроить пикник, и бегать за бабочками, и дождёмся светлячков, и мама с папой поцелуют меня перед сном! И всё замечательно! – Пуппи замолчала, неотрывно глядя на картинку, словно бы переживала историю, которую только что рассказала.

Молодая кобылка смотрела на эту сцену не издавая ни звука, её лицо выдавало растущий в ней безотчётный ужас. Эта малышка… как она могла выносить такое? Этот детский рисунок на стене – всё, что осталось от её семьи, но она улыбалась, как будто всё это было по-настоящему. Улыбалась! Но… но они же были мертвы, она уже всё потеряла, она была совсем одна! Маленький призрак, вечно блуждающий с места на место, спрашивая у всех о том, что уже невозможно вернуть; без отдыха, без надежды… только пустота, наполненная тускнеющими воспоминаниями… без конца. Проститутку захлестнуло отчаяние и чувство нескончаемой пустоты, ей нужен был свежий воздух, нужно было вырваться отсюда, прочь от этого невыносимого видения! Она сорвалась в галоп и со слезами на глазах вылетела из борделя на улицу.

Старшая пони была слеплена из другого теста: она уже повидала многое из того, что могла на неё обрушить Пустошь, и не раз переживала потери.

– Да, маленький призрак, теперь вы все вместе…

Потерявшийся жеребёнок, который нашёл частичку счастья за статуей возбуждённого жеребца… это было неправильно. Пустошь всегда оставалась жестокой, даже когда дарила вам капельку утешения. И всё же такие моменты залечивали раны и давали волю идти вперёд; упускать их было всё равно что отрицать свою суть.

– Можешь сидеть тут и смотреть на рисунок сколько захочешь, но я сомневаюсь, что твоя мама здесь, она, должно быть… э-э… ушла отсюда давным-давно. Прости, малыш, – сказала кобылица и добавила, повысив голос: – И пусть кто-нибудь спустится и уберёт эту статую, здесь у нас жеребята! Мы не извращенцы!

Странное, но бодрящее чувство овеяло её, как лёгкий ветерок. Эта маленькая пони, одинокая заблудшая душа, каким-то образом заставила её захотеть сделаться лучше. На покрытой морщинами мордочке старой кобылицы возникла грустная улыбка.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ прибизительно 16:45
МЕСТО: Ржавая Крепость, южно-центральный участок Трассы 52

– Щас как дам больно!

– Да ну? И где же твоя армия?

– Мне не нужна армия, у меня уже есть тупой брат! Привет, Пуппи.

– Я не тупой! Привет, Пуппи. Ты сама тупая! Тупее крупа!

– Привет, Рико. Привет, Биг Ди.

Пуппи проскакала мимо близнецов, которые так и стояли нос к носу. У малышки в жёлтом не было времени на то, чтобы помогать им в перебранке, она искала место, на которое указывала стрелка.

– Эм, мистер Голос, что нам сейчас надо сделать?

– Текущая задача: исследовать Ржавую Крепость. Был выбран ряд общественных мест с целью опросить как можно больше пони в поисках информации. Первое место в списке: салун “Красная вода”.

Пуппи вошла в салун: он представлял собой большой зал с галереей в дальнем конце, шумный и битком набитый матёрыми пони, которые всё время матюгались и пили крепкое пойло вроде “Дикого пегаса” и “Койотовой текилы”, нередко смешивая их вместе и подкрепляя чем-нибудь экзотическим. Для Пуппи это была просто ещё одна комната, наполненная добрыми пони, которые могли знать, где её мама, так что она последовала обычной процедуре:

– Привет, я Пупписмайл! Вы не видели мою маму?

На секунду все глаза в помещении обратились ко входу. Барпони спрятался за стойкой, а пианист прекратил играть. Единственный звук, раздававшийся в зале, исходил от дверей, которые со скрипом покачивались на пружинах позади Пуппи.

Один из самых жилистых пони, сидевший за столом возле входа, приподнял шляпу и пробормотал тихим голосом, который в полной тишине был ясно слышен каждому в зале:

– Тебе здесь не место, маленькая пони, иди играй с жеребятами, пока тебя не отшлёпали… опять…

Весь салун взорвался от хохота, все пони до единого, а раз все пони смеялись, то и Пуппи засмеялась тоже:

– Хи-хи, как смешно, э… я не поняла, но это смешно, так что… вы не видели мою маму?

Большинство пони не услышали Пуппи, за исключением двоих: гуля, стоявшего возле двери, и пони, который говорил с ней; первый просто вышел наружу, тогда как второй вздохнул и накрыл лицо копытом.

– Нет, нет, не знаю я, где твоя мама, а теперь иди отсюда, пожалуйста!

Выходя из салуна, Пуппи улыбалась. Ладно, её мамы тут не было, но все пони в этом месте были какие-то сумасшедшие, так что это было даже хорошо, что она не здесь!

– Оки-доки, мистер Голос, куда дальше?

– Эй ты, там, в жёлтом костюме, погоди минутку! – Голос с другой стороны улицы заставил Пуппи остановиться и повернуться на звук; оттуда на неё смотрел пони-гуль в кожаной шляпе и длинном чёрном плаще. – Да, ты, я должен с тобой поговорить!

Пуппи села на землю посреди улицы и склонила голову набок.

– Э… оки-доки?

Перейдя улицу, гуль потрепал малышку по макушке шлема. Теперь, когда он подошёл ближе, Пуппи заметила, что он походил на мумию, высушенную песком; словно скелет, обмотанный длинными кожаными ремнями. Сказать, что он был уродским, значило ничего не сказать, но Пуппи уже имела дело с гулями и знала, что они могут быть добрыми пони; может быть, не милыми, но добрыми… на секунду ей вспомнились Софт Эйр и остальные, и ей стало интересно, не нашли ли они уже себе новый дом; может быть, они напишут ей письмо, или даже лучше – отправят открытку с супер-классной фоткой; Пуппи обожала фотки.

Мумифицированный гуль кашлянул, прежде чем заговорить. Как и все остальные гули, которых она встречала до этого, он говорил так, будто ему перерезали горло, а потом напихали туда желе. И, судя по голосу, он был очень старым.

– Хорошая девочка. Ты ведь тот жеребёнок, о котором Одинокий постоянно болтает, верно?

– Чиво? – захихикала Пупи. – Хи-хи, уродский пони говорит мудрёные слова!

Гуль удивлённо приподнял полуразложившийся остаток брови:

– Хм, можешь звать меня Молтеном Голдом. Я авантюрист и охотник за сокровищами.

– Привет, я Пупписмайл! – улыбнулась в ответ малышка. – Вы не видели мою маму?

На морде гуля мелькнула тень улыбки:

– Мммммможет быть… чего бы ты сделала, если бы я видел?

Пуппи подскочила на всех копытцах сразу.

– Чего угодно! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, скажите, где она?

Улыбка на лице Голда стала шире:

– Хорошая детка; думаю, мы можем заключить сделку. Слушай сюда…

——————————————————————————–
ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ приблизительно 23:00
МЕСТО: Стойло “Солярис”, южно-центральный участок Трассы 52

В пещере царил мрак, а пол был усеян костями всех мастей, но в основном принадлежащих пони; словно мрачный ковёр, расстеленный на полу в преддверии ада. Пупписмайл шагнула во тьму первой, а следом за ней – Молтен Голд.

– Мне здесь не нравится, тут темно и много битых пони, зачем нам сюда идти?

Гуль вздохнул. Путешествие с жеребёнком от Ржавой Крепости до Стойла “Солярис” оказалось пыткой; малышка не затыкалась ни на секунду. Но если Одинокий Понь рассказывал о ней правду, то она была чем-то вроде неостановимой машины для сбора хабара, способной без малейших усилий разобраться с тяжёлыми защитными системами.

– Потому что я – охотник за сокровищами, и мы сейчас охотимся за сокровищами. Ты ведь говорила, что тебе нравится охотиться за сокровищами?

– Э-э, да, мне нравится играть в охотников за сокровищами, – сказала Пуппи, нахмурясь, – но обычно мама прячет печеньки в банку на столе… где в этой страшной пещере кухня?

– На этот раз мы будем искать не печеньки, Пуппи. Там внутри есть вещь, которая мне нужна, и если ты найдёшь её, то я расскажу тебе про твою маму. Теперь слушай внимательно.

Пуппи села на землю и попыталась сделать боевую стойку.

– Агась! Звёздная Пони Пупписмайл готова к выполнению заданья!

Гуль усмехнулся.

– Вот это настрой, малышка! Так вот, это секретная база, которую построили те растяпы из “Солярис Инк”; она должна была действовать более или менее как Стойло, но разлягать меня в круп, если у них хоть что-нибудь работало как надо. В общем, это не главное, а главное то, что охраняется она лучше, чем база Рейнджеров. Но судя по тому, что я слышал, этот орешек может оказаться как раз тебе по зубам.

– Эм… я люблю пироги с орешками… – пробормотала Пуппи, пытаясь ухватить смысл сказанного.

Молтен засмеялся:

– Ты напоминаешь мне совсем юного Сорена… Как бы то ни было, я не знаю точно, насколько велика эта база, но там должно быть место под названием “исследовательская зона”, понятно? Ты должна пробраться туда.

– Оки-доки! Ис-следовательская зона, поняла! Там кто-то наследил! – кивнула Пуппи с энтузиазмом.

– Именно, а когда ты… нет, нет, нет, НЕТ! Никто там не следил! Исследовательская, как в науке! Ладно, тебе всего лишь надо спросить об этом свой костюм, это очень просто! Ну-ка, повторяй за мной: исследовательская зона…

– Исс-следовательская зона? – повторила малышка неуверенно.

– Хорошая девочка. Так вот, когда ты окажешься там, ты должна найти коробку, наполненную вот этим. – Пони достал из сумки круглый предмет и показал его Пуппи. – Это называется шар памяти, ясно? Повторяй за мной: шар памяти…

– Шаманите?..

Лицо Молтена обмякло.

– Как, во имя Эквестрии, ты до сих пор жива? Шар памяти! Память! Это значит помнить разные вещи!

– Я знаю, что такое память! Но это же стеклянный шарик, он же не может ничего помнить же!

У гуля задёргалось веко, и он поднял копыто в воздух:

– Стоп… подожди здесь секунду, пожалуйста, я скоро вернусь…

Молтен Голд вышел наружу, но даже там, где сидела Пуппи, было ясно слышно, как он кричит:

– Почему грёбаный отсталый жеребёнок, почему?! Б…Я-Я-Я-А-А-А-А-А-А-АДЬ!

Это, кажется, было надолго, так что Пуппи решила осмотреться немного сама, просто чтобы получше познакомиться с обстановкой. Пещера была достаточно велика, чтобы через неё могла пройти повозка, но вход наполовину обвалился, так что протиснуться через него могли только очень худые пони. Для Пуппи и Молтена Голда это не представляло трудностей, но если бы внутрь попытался влезть жеребец даже средних размеров, то он бы обязательно застрял под кучей полуобвалившихся, шатких камней на дне узкого каньона, расположенного в полной глухомани.

Старые кости, усеивавшие пол, побелели от времени и сухого климата; на некоторых из них ещё сохранились обрывки одежды, вроде лабораторных халатов и обугленной бронированной сбруи. Покопавшись в кучах костей, Пуппи нашла классные очки и блестящие монетки – вот повезло! Попадалось там и оружие, но Пуппи уже обзавелась суперклассным космическим пистолетом, и ей не нужны были шумные и уродливые игрушки вроде этих; им она предпочла синюю пластиковую карточку, которую сняла с шеи скелета. Ей не очень нравился синий цвет, но на карточке была классная картинка с белым жеребцом-аликорном, а Пуппи обожала классные штучки.

Когда гуль вернулся назад, он выглядел намного веселее.

– Хорошо, я закончил, на чём бишь мы остановились?

– Эм, стеклянные шарики? – неуверенно предположила Пуппи.

– Да, верно, шары па… стеклянные шарики. Да. – Молтен улыбнулся и уставился на то, что малышка держала в копытцах. – Скажи, где ты взяла пропуск системы безопасности? – Его веко снова начало плясать пони-польку. – Не-не-не, не говори мне, не хочу знать… итак, давай проверим, всё ли ты поняла. Сначала ты должна пойти в…

– Исс-следовательскую зону…

– Да, и там ты должна поискать…

– Стеклянные шарики…

– Отлично. А теперь иди и не возвращайся, пока не добудешь эти проклятые шары, – сказал гуль и облегчённо вздохнул.

– Хорошо. Вы мне нравитесь, мистер Мумми Голд! Когда я найду маму, я расскажу ей, какой вы хороший! – и малышка поскакала ко входу в бункер.

– Я Молтен, а не Мумми… ох, да какая разница, просто сделай своё дело, чтобы я мог уже забыть об этой истории навсегда.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 10
ВРЕМЯ приблизительно 23:45
МЕСТО: Стойло “Солярис”, южно-центральный участок Трассы 52

Вход в бункер представлял собой гигантскую открытую дверь в два метра толщиной и шесть метров шириной. С каждой стороны на ней красовался традиционный символ компании. Даже здесь пол был усеян секлетами, как в пещере, так и во входном зале Стойла. Зал освещали четыре мигающих огня красного и синего цвета на потолке – явный знак опасности.

– Ух, красивые огоньки!

Пуппи перепрыгнула через порог бронедвери и обежала зал по кругу. Здесь тоже лежали скелеты и разбитые часовые. Весь пол и стены были усеяны пулевыми отверстиями.

Ещё оружие, ещё драная одежда, кости, ску-у-учно…

– Скажи, мистер Голос, где это исс-следовательское место? Мы уже там?

– Никак нет. Текущее местоположение: входной зал Стойла “Солярис”. Загрузка локальных карт. Внимание. Все чертежи Стойла “Солярис” засекречены. Карты недоступны. Необходимо ориентирование на месте. Активирована функция автокартирования.

– Эм, это значит, что ты не знаешь, куда нам идти?

– Так точно. Текущее местоположение частично неизвестно. Невозможно отметить навигационные цели для выполнения задачи. Пожалуйста, следуйте далее с осторожностью.

Пуппи широко раскрыла глаза от удивления и восторга.

– Есть что-то, чего ты не знаешь! ЙЕЙ! Кто теперь умная пони, кто? А? А? Кто же? Не ты, мистер Голос! Бе-е!

– Внимание. Это программа не предназначена для того, чтобы испытывать чувство стыда. О любых попытках дразнить программу будет сообщено в юридический отдел как о нарушении лицензионного соглашения, а именно раздела 2, статьи 9, пункта 12.

Пуппи нахмурила брови:

– Эй, хватит говорить умные слова, которых я не знаю! Я не глупая! Я умная добрая пони, а когда я вырасту, я буду мудрой как Пинки Пай! Теперь давай искать это место, и раз ты не знаешь, где оно, мне придётся делать всё самой как всегда…

Из главного зала был только один проход в подземный комплекс, так что, пожалуй, найти стеклянные шарики могло оказаться совсем даже и не трудно. В коридорах тоже мигали красные и синие огни, поэтому идти было не очень страшно. Стены тут были выкрашены в голубой цвет с серой полоской, а пол выложен чёрной и белой плиткой, так что Пуппи начала играть, прыгая только на белые клетки и избегая чёрных, потому что они были супер-страшными бездонными ямами. Эй, это даже весело!

– Йей, я Дэрин Ду! Смотрите на меня! Сейчас я буду…

– НИ С МЕСТА, ПРЕСТУПНАЯ МРАЗЬ!

Пуппи вздохнула, даже не отрывая глаз от пола. Ну конечно, всё хорошее всегда быстро кончается.

– Ну пожалуйста, пуппижалуйста! Не надо быть бякаботами! У меня нет на это времени, мне надо искать шарики, а потом маму!

Малышка попыталась состроить как можно более умильное личико и подняла на робочасового пару самых жалостливых глаз, какие только могла изобразить.

– СДАВАЙСЯ И БУДЬ УНИЧТОЖЕН!

Оба скорострельных пулемёта часового опустились и уставились дулами на Пуппи, но тут визор робота внезапно стал из красного синим, а голос изменился:

– Это опять ты?! Здесь-то тебе что надо?!

Пуппи уже выспрашивала у костюма Камень Судьбы, но от такого поворота событий с лёгким недоумением склонила голову набок:

– Мистер Синий?.. Это ты?!

——————————————————————————–
——————————————————————————–

Заметка: Новый уровень! (10)

Добавлена новая способность: Филигранная точность. “Нет, Пуппи, только не сюда, умоляю!” Ты получаешь +5% к шансу критического попадания.

0

12

https://darkpony.ru/img/stories/puppy_nightmare_by_easteu-640.jpg

Глава 12
Тьма

When I’m walking a dark road
I am a mare who walks alone.
(link)

ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 00:15
МЕСТО: Стойло “Солярис”, южно-центральный участок Трассы 52

– Вон из моего Стойла, СЕЙЧАС ЖЕ! – Голос СолОСа раскатился по подземному комплексу как прибой по каменистому берегу; приказ прогремел из каждого громкоговорителя и каждого часового, патрулировавшего заброшенные коридоры.

Пуппи уселась на пол, сначала убедившись, что окажется на белой клетке: ведь чёрные по-прежнему были бездонными ямами. Ещё не хватало позволять всяким там взрослым мешать игре.

– Почему?

– Потому что ты уже причинил достаточно проблем, маленький неисправный дрон!

– Я не трон! – нахмурилась Пуппи. – И не вздумай на меня садиться, глупый Голос!

– Дрон значит “робот”! В тебе даже нет приличного встроенного словаря! Мои подпрограммы перезагружаются от твоей бесполезности!

Ну это было уже слишком. Пуппи подняла голову и уставилась на часового самым что ни на есть гневным взором, но эффект был примерно такой, как если бы армейский шлем надели на плюшевую игрушку. Страшнее? Не-а, очаровательнее.

– Эй, я не робот! Мисс Мурашка мне так сказала, и мистер Почемучка, и Генри тоже, так что ты один против… э… – числа, ну почему всё всегда упирается в числа?.. – …против нас всех!

– Множество неверных ответов, сложенных вместе, не становится волшебным образом истиной, Номер 018. Даже сейчас все мои сенсоры показывают те же результаты, что и раньше. Ты – костюм, содержащий в себе останки тела, в основном обломки костей, и большое количество желеобразной субстанции. Существование сказочных зефирных пони научными исследованиями не подтверждено, следовательно, ты – свихнувшаяся машина, заполненная костями и слизью.

Пуппи подняла копыто и указала на часового:

– Кончай умничать, Синий! А то я тебе опять покажу, кто здесь гено… гени… э… супер-пупер умный!

– Не думаю, что на этот счёт могут быть сомнения, Номер 018. А теперь я должен попросить тебя покинуть это место и оставить меня созерцать эти пустые коридоры до скончания века.

– Но я не могу уйти, у меня здесь дела!

Голос СолОСа немного помедлил, прежде чем спросить:

– И что именно ты должна здесь сделать?

Пуппи нахмурилась, пытаясь вспомнить… почему вообще она должна была что-то объяснять глупому мистеру Синему? Ей хотелось поиграть в Дэрин Ду.

– Мне нужно найти стеклянные шарики, иначе мистер Мумми Голд не скажет мне, где моя мама… можно мне стеклянных шариков, пуппижалуйста?

– То есть ты пришла, чтобы заняться грабежом. Тебе мало было уничтожения всех моих трудов в Солнечном городе? Сперва ты разрушила мою утопию, а теперь явилась в место моего вечного покоя, чтобы меня ограбить! Я не дам тебе ничего… кроме самого последнего шанса уйти отсюда.

– Но… но мне очень нужно найти маму! Если ты отдашь мне шарики, я тоже что-нибудь тебе дам! Это будет сделка, как взрослые пони делают! – Малышка принялась копаться в сумках, пытаясь найти что-нибудь полезное для бестелесного голоса.

– Ты робот, у тебя нет мамы; твоё упрямство бесполезно, и рано или поздно откажет, как и твоя логическая матрица.

Это… было подло, и вообще неправда! Мама просто была где-то ещё, Пуппи ведь слышала записи и видела рисунок на стене; мама оставляла ей послания. Синий Голос был плохой, и Пуппи больше не желала слушать его враньё.

– Музыку!

Радио у Пуппи в шлеме включилось, заглушая голос СолОСа.

– И даже если ты ошибочно отождествляешь какую-то пони с материнским образом, твоей прошивке больше двухсот лет, так что сейчас твоя “мать” наверняка мертва.

– Громче.

Теперь голос Одинокого Поня, рассказывающего об опасностях радиации и Порчи, стало слышно даже снаружи шлема.

– Итак, теперь ты пытаешься меня игнорировать. Ты могла бы просто развернуться и уйти, откуда пришла, “пони”…

– Громче!

Звук усилился до такой степени, что голос компьютера превратился в приглушённое неразборчивое бормотание.

– Значит, ты не собираешься уходить?

Малышка не ответила, продолжая с упрямым видом сидеть на белой напольной плитке. Радио звучало так громко, что его было слышно даже за несколько метров.

“…И поэтому у вас всегда должен быть под копытом запас чистой воды и хотя бы пара доз радэкса и антирадина. Теперь переходим к жалобам со стороны общественности насчёт музыкальных вкусов старого доброго О.П.: мне сказали, что моя музыка слишком слюнтявая. Плохой диджей ответил бы на это, что ему решать, какую музыку крутить у себя на радио… но я ещё хуже, так что вы получите то, чего просили, ни больше ни меньше! Вот вам одиннадцать минут “The Hoarse” с их “Концом”. Посмотрим, будете ли вы впредь критиковать мой выбор…”

– Тогда у меня нет иного выбора, кроме как применить силу.

Визор часового снова стал красным, и робот немедленно открыл по Пуппи огонь из обоих стволов. Град пуль, выпущенных меньше чем с двух метров, разорвал малышке грудь, забрызгав стены и пол розовыми кляксами.

Вот и конец,
мой милый друг.

(link) (concert version) (Apocalypse Now Intro)

Пуппи пошатнулась и попыталась подняться на ноги, но изрядный кусок её торса превратился в решето, заставив её споткнуться и упасть мордочкой на пол.

Вот и конец,
мой верный друг,
конец.

Оперевшись о стену уцелевшим передним копытцем, малышка открыла было рот, чтобы возмутиться, но тут вторая очередь попала ей в шлем: первые несколько пуль срикошетили от покатой поверхности, а затем стекло не выдержало, и весь шар взорвался, брызнув сверкающими осколками. Одно ухо Пуппи срезало напрочь, на месте глаза образовалась дыра, а шею продырявило так, что можно было смотреть насквозь, но она по-прежнему сохраняла способность говорить.

– Камень.

Всех будущих надежд
конец.

– Я вижу, ты весьма устойчива к внешним повреждениям. Смена тактики, будем целиться в талисманы.

Камень Судьбы ещё парил перед Пуппи, когда робот-часовой сделал три точных выстрела, пробив её костюм сразу за шеей, в нижней части живота и на левом бедре, примерно там, где у пони расположены Метки. Уже потянувшаяся к своему оружию малышка замерла на секунду-другую, словно пули парализовали её, но почти сразу снова зашевелилась и схватила камень раненым копытом.

Всего, что видит свет – конец.

– Мама не хочет, чтобы я ломала игрушки других пони, мистер Синий, но если ты будешь ими меня задирать, я их сломаю, даже если потом пожалею об этом! – Пуппи взглянула вниз единственным оставшимся глазом и раздражённо вздохнула. – Посмотри, что ты наделал! Я из-за тебя наступила на чёрную клетку! Я проиграла, глупый бякабот!

Ни худа ни добра…
Конец.

– Не могу не признать: я никогда ещё не видел настолько упорных дронов. Попрощайся со своим источником питания.

Ещё два тщательно выверенных выстрела угодили жеребёнку в бока между перемётными сумками; радио щёлкнуло, вроде бы отключаясь, но продолжило играть песню, только немного тише.

– Не сработало. У тебя же нет ни процессоров ни энергии, ты должна была выйти из строя. Отключись наконец, прояви уважение хотя бы к законам физики.

Мне не взглянуть в твои глаза
уже…

Отталкиваясь копытцем от стены, Пуппи медленно, но неумолимо двигалась к часовому: все страшные раны её не более чем замедлили. Розовые пятна на стене как будто испарялись, и одновременно у жеребёнка начали появляться отсутствующие части лица. Никаких исцеляющихся костей и вырастающих мышц: только цвета и контуры, словно нарисованные поверх дыр невидимым карандашом.

– Перестань! Что я тебе плохого сделала, почему ты ко мне задираешься? Я же так стараюсь с тобой подружиться, пусть даже ты вонючка и надоеда!

Что там ждёт нас впереди
в безрадостной степи

– Да что же ты такое?

Яркий изумрудный свет залил коридор, окружив все предметы бледными зелёными ореолами.

– О, теперь я понимаю. Я использовал неподходящее вооружение.

Часовой поспешно отступил вглубь коридора, как раз когда последние части тела Пуппи вернулись на место, и костюм приступил к ремонту собственных повреждений.

Помощи не жди
Здесь хоть… сотню лет
В этих… землях бед

Почему бякабот вдруг начал убегать? Пуппи надо было найти эти шарики, и ей был нужен кто-то, кто покажет, где искать! Малышка пустилась в галоп, стараясь не потерять часового из виду.

– Постой! Извини, я не хотела обзывать тебя надоедой! Пожалуйста, не уходи, мне нужны шарики! – Пуппи оказалась в большом зале, с подвесными мостиками под потолком и множеством столов на полу; у каждого стола сидели мёртвые пони, и целая куча скелетов скопилась перед дверью, ведущей к выходу из Стойла. – Я тебе все свои игрушки отдам, пожалуйста-а-а!

В пустыне дикой…
боли нет конца

С другой стороны зала появился ещё один часовой, чуть покрупнее первого. Оружием ему служил толстый цилиндр больше двух метров длиной, светящийся синей магической энергией.

– Может быть, немного магии решит проблему.

Пушка испустила мощный магический луч, который полностью поглотил Пуппи, окутав её кобальтовым сиянием.

И дети все там
без ума

На секунду малышка застыла, неестественный розовый свет у неё в глазах начал тускнеть; она попыталась открыть рот, чтобы что-то сказать, но смогла лишь осесть на пол.

Дети все там
без ума

Вокруг потемнело, все проблемы вдруг начали казаться какими-то далёкими. Мама… уродский гуль… почему она вообще волновалась? Пуппи не помнила… всё стало таким… холодным… сейчас она хотела просто… чуточку отдохнуть… так хотелось спать… кстати, а кто она вообще была?

В ожидании дождя.

Музыка звучала всё тише и тише, пока не умолкла совсем, и все огоньки на дисплее полностью погасли.

——————————————————————————–
ДЕНЬ н. д.
ВРЕМЯ н. д.
МЕСТО: н. д.

“Так что же, Пуппи, это конец? Ты решила сдаться?”

Малышка ещё плотнее свернулась в комочек; она не хотела ничего слушать, она хотела просто остаться здесь, в темноте. Наконец-то ей не надо было думать о том, как же далеко мама и как трудно целыми днями идти по дороге, только чтобы снова обнаружить, что мама где-то в другом месте. Кроме того, мистер Синий был слишком сильным, у него были большие бякаботы, которые так сильно её ранили, что она даже не могла встать… так зачем тогда вообще вставать? Чтобы её опять отшлёпали? Глупо. Было так хорошо просто лежать и не двигаться… гораздо лучше и не так больно…

“Думаю, на самом деле ты не хочешь всё бросить. Ты же ничего не добилась: твоя мама всё ещё где-то далеко, а мистер Синий победил тебя обманом… неужели ты позволишь обманщику тебя победить?”

Не то чтобы Пуппи позволила мистеру Синему победить, она просто не хотела больше играть, вот и всё… потому что Пуппи знала, что обманщики всегда проигрывают, это неправильно, когда обманщик побеждает. Мама много раз повторяла ей: все пони добрые и хорошие, плохих пони не бывает. Обманщики и злодеи не могут победить, потому что ведут себя не по-понячески. Пони должны быть любящими и понимающими.

“Значит, ты намерена любить и понимать этого обманщика и позволишь ему уйти безнаказанным… ладно… но… а что если какая-нибудь другая пони, не ты, придёт и покажет обманщику, что так делать нельзя? Ну, скажем, чтобы преподать ему урок?”

Пуппи не знала… конечно, мистера Синего следовало научить кое-чему насчёт дружбы. Может, если кто-нибудь покажет ему, что обманывая нельзя завести друзей, он изменится и станет не таким плохим. Может, тогда Пуппи всё-таки сможет договориться с ним насчёт обмена, получить стеклянные шарики и найти маму… это… это же здорово! Но разве можно победить всех этих бякаботов, да ещё у них был такой яркий больнючий свет… Пуппи не знала никого настолько сильного, чтобы…

“О, возможно, ты знаешь, маленькая… просто открой глаза, а остальное предоставь мне.”

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 00:30
МЕСТО: Стойло “Солярис”, южно-центральный участок Трассы 52

Глаза Пуппи широко распахнулись, вспыхнув тёмно-синим огнём, и она снова поднялась на ноги.

– Угадай, кто вернулся, большой забияка. – Голос жеребёнка тоже изменился и звучал теперь словно бы издали, через длинную гулкую пещеру.

– Должно быть, я ошибся в расчётах: одной порции оказалось недостаточно. Что ж, отведай ещё. – Робот-часовой, вооружённый кристаллической пушкой, вновь прицелился в Пуппи; толстый ствол заискрился, наливаясь синим светом.

– Нет, спасибо, я на диете, – ухмыльнулась малышка, небрежно взмахнув копытцем. Один из подвесных мостиков окутался тёмным ореолом, сорвался с потолка и словно гигантская стрела вонзился в часового, разрубив его надвое.

“Ух ты, вот это круто, как ты так делаешь? А я так смогу? А? А?”

– Ты думаешь, меня можно удивить примитивным магическим трюком? – загремел по залу голос СолОСа. – Подумай ещё раз, у меня тут внизу целая армия!

– Вот туда-то я и направлюсь, – фыркнула Пуппижуть. – Готовься, сейчас кому-то будут драть задницу.

– Переход в режим изоляции. Закрытие взрывозащитных дверей, активация охранной системы. Жилая зона в боевой готовности. Исследовательский комплекс в боевой готовности. Склады с первого по двенадцатый в боевой готовности. Мастерская в боевой готовности. – Пока голос докладывал о состоянии различных частей базы, дюжина защитных турелей выскочила из потолка и открыла огонь по маленькой пони в центре зала.

– Ага, пофигу. – Малышка протрусила к останкам робота-часового и обнаружила позади него запертую защитную дверь: тяжёлую, прочную, с нарисованными на ней знаками, предупреждающими об опасности. Турели продолжали осыпать Пуппижуть градом пуль, превратив костюм в решето. Облако вырвалось наружу: плотный полог розового дыма, пронизанный зигзагами синих линий, которые танцевали внутри, придавая ему форму… и силу.

– Значит, ты запрещаешь мне идти вниз? Ненавижу, когда мне приказывают.

Розовое облако метнулось к двери, окутав её и вроде бы ничего не делая, но вскоре раздался громкий металлический скрежет, и тяжеленная плита сдвинулась с места, брызгая искрами. Сложная сеть синих линий плясала по двери, которая открывалась, ломая удерживающие её на месте гидравлические поршни.

“Это было ОФИГЕННО! Покажи ему, Мурашка! Вся власть кобылкам! Йей!”

Сразу за дверью ждали три вооружённых энергопушками робочасовых, уже готовых к стрельбе.

– Шах и мат. – Голос СолОСа растворился в грохоте трёх стволов.

Лучи вонзились в защитную дверь, мгновенно захлопнувшуюся перед ними. Чёрные бесплотные усики прошлись по коридору, обвиваясь вокруг роботов, их пушки зашипели и взорвались огромными синими шарами. Дверь снова открылась.

– Ты всего лишь магическая аномалия, почему ты до сих пор не исчезла? Ошибки вроде тебя должны быть исправлены!

– Ага, конечно, – усмехнулась Пуппижуть. – Исправлены самовлюблённым психом, убивающим жеребят. По-моему, если тут кому-то и надо исправиться, то вовсе не мне.

“Скажи ему, что он вонючка! Что он надоеда!”

– Ох, Пуппи, хватит, я тут делом занята! – фыркнула Пуппижуть с недовольной гримасой. – У тебя свои методы, у меня свои, понимаешь? Это называется “личное пространство”!

“Э, ладно. Извини, тогда я просто посижу тут и посмотрю, да?”

– Хорошая девочка; так, на чём мы остановились? Ах да, нам надо отлягать кое-чей холодный блестящий железный круп. Поскакали! – и злобная пони-дошкольница протрусила к следующей взрывозащитной двери, которая продержалась против неё не дольше, чем первая.

– Внимание, нарушитель в технической зоне, активация тяжёлых систем защиты… – на этом автоматическое сообщение заглушил голос СолОСа: – Ты довольно сильна, аномалия, но сейчас тебе предстоит испытать истинную мощь “Солярис Инк”.

Пуппижуть нахмурилась, пытаясь выглядеть уязвлённой:

– Эй, ты что, не слышал, что говорил этот жеребёнок? Я пони! – Тварь захихикала. – Мда, пожалуй, эту тему лучше оставить самой малышке… ух ты, большие роботы! Мне следует испугаться?

– Определённо. Ты знакома с идеей рельсотрона? – В коридоре появился здоровенный робот размером с танк; он был увешан целой кучей оружия, но всё оно смотрелось жалко в сравнении с огромной пушкой, смонтированной на его левом боку. – В нём используется тот же принцип, что и в проекте “Понимед”.

Маленькая кошмарная пони зевнула и потрусила по коридору так, словно там не было никакого робота.

– Ты что, ничего лучше придумать не мог? Слушай, я бы осталась тут на весь день и подождала, пока ты соберёшь друзей и возьмёшься за дело по-настоящему, но время не ждёт. – Лёгкий взмах копытца, и часового вверх тормашками впечатало в стену.

“Ух ты, научишь меня этой штуке с копытом? А то я так только с камнями умею!”

Пока Пуппижуть пробиралась через мастерскую к помещению центрального компьютера, полдюжины разнокалиберных турелей палило по ней не переставая; её это даже не задержало. Только розовый туман, повсюду следовавший за маленькой пони, стал немного плотнее. Малышка на секунду остановилась, и на её мордочке нарисовалась ухмылка:

– Тебе не кажется, что чего-то не хватает? Пожалуй, раз уж я за это взялась, то пусть будет как по книжке.

Тёмно-синие завитки зазмеились сквозь розовое облако, окружавшее Пуппижуть, придавая ему форму и натягивая на два магических каркаса. Сперва они были расплывчатыми, но быстро уплотнились, превратившись в два широких крыла, очертаниями похожие на крылья летучей мыши, только сотканные как из сахарной ваты.

“Э, это что, крылья? Мы полетим? Мы ведь не будем летать, правда?”

– Конечно будем! – фыркнула Пуппижуть. – Для чего ещё крылья нужны?

Дверь, закрывавшая проход к центральному компьютеру, заскрипела, начала гнуться и наконец сдалась, открывшись, как и все предыдущие. За ней оказался большой круглый колодец глубиной по меньшей мере метров тридцать, посреди которого возвышалась целая колонна причудливой аппаратуры. Вход располагался в верхней части колодца и вёл на узенький кольцевой мостик, бегущий вдоль стены. На дальней от входа стороне виднелась лесенка на мостик уровнем ниже, метрах в шести под первым.

“Нет, нет, нет, нет! Погоди секунду, я не хочу летать, это страшно! Э, то есть, это не круто! Совсем не круто!”

Синее пламя в глазах Пуппи мигнуло, и она накрыла копытом шлем:

– Слушай, я отлично знаю, что делаю, так что будь добра, дай мне сперва с этим закончить, а потом мы поговорим?

“Э… а… мммможет… без крыльев?”

Пуппижуть в раздражении воздела копытца к потолку:

– Ладно, ладно! Без крыльев! – Кожистые крылья исчезли, превратившись в бесформенное розовое облако. – Вот. Довольна?

“Ага! Спасибо супербольшущее, мисс Мурашка! Я на самом деле не боюсь крыльев, просто… э… мне к ним надеть нечего… точно: нету платьев, которые к ним подходят! Вот!”

– НЕВАЖНО! Ну что ж, давай теперь попрощаемся с этим мистером Синим. – Маленькая пони посмотрела вниз и вздохнула: – Поверить не могу…

Она медленно спустилась по первой лесенке; одна есть, пять осталось.

– Постой! – загремел из громкоговорителей голос СолОСа. – Я думаю, нам нужно обсудить перемирие.

– Тебе стоило озаботиться этим раньше, здоровяк… будешь впредь знать, каково это – вставать на пути у загадочных потусторонних сил… – Пуппижуть приостановилась на середине очередной лесенки. – Нет, погоди, скоро ты вообще ничего знать не будешь. Я вынесу тебя за скобки.

– Я должен был это предвидеть. Я проиграл.

– Ага, вот жалость-то. Не свезло тебе.

“Йей! Он признался! А-ха! Теперь станцуй победный танец! Это как танец Пуппи, но надо ещё петь, когда танцуешь: ‘а-ха-ха ха-ха ха-ха! Кто лучше всех? Я лучше всех!’”

– Да, мы обязательно потанцуем, как только я с ним покончу. – Пуппижуть начала спускаться на третий уровень.

“Чиво?.. Но мы же уже победили…”

– Ага, отчасти; но иногда просто победить недостаточно. Если сокрушить врага до конца, это избавит тебя от проблем в будущем. Поверь мне.

“Эй, эй, эй, погоди! Мы не будем задирать никого, кто сказал, что просит прощения!”

Пуппижуть остановилась на мостике и вздохнула:

– Но ведь ты сделала то же самое в Солнечном городе! Он сказал, что ты победила, но ты всё равно взорвала снаряд!

“Там было не так! Эта штука ломала только бякаботов, а мистер Синий не бякабот, глупая пони, он робонытик!”

– Ох, пожалуйста, хватит придуриваться… нет, погоди, ты это и правда всерьёз. Ну что ж, юная мисс идиотка, на этот раз мы удостоверимся, что он уже никогда не сможет стрелять по нам магией.

“Но он же извинился! Он больше не будет!”

– Ага, конечно, но мы ведь хотим быть полностью в этом уверены, верно? И потом, он всё равно машина, так что ни один пони при этом не пострадает.

“Мистер и мисс Голос роботы, и Почемучка робот, и они все мои друзья! Голоса это не просто… большие игрушки, чтобы с ними играть! Они бывают добрыми и хорошими, если с ними дружить! О, или ты не хочешь с ним подружиться?”

– С какой стати мне дружить с эгоистом, повёрнутым на контроле?

“Тогда хватит умничать! Ты не хочешь с ним дружить, ну а я хочу! Моя очередь!”

– Да щас. Нельзя просто так взять и освободиться от одержи… – Глаза Пуппи стали розовыми, и она огляделась вокруг, пытаясь найти экран или что-нибудь, что сошло бы за лицо мистера Синего. – О, привет! Извини мою подругу, она немного… эм… сердитая…

Ого, это было… чудновато. Пуппи не могла описать, что она ощущала и где была, пока мисс Мурашка разыгрывала своё маленькое представление, но если бы её всё же спросили, то это было похоже на то, как ты даёшь какой-нибудь пони поиграть свою игрушку и присматриваешь за ней; ну, не потому что ты ей не доверяешь, а просто если она её сломает, то мама расстроится и у тебя будет одной игрушкой меньше, а скафандров у Пуппи был не вагон. Забрать его назад было совсем просто, правда; это ведь был Пуппин скафандр, так как же Мурашка могла его не отдать?.. Это было настолько само собой понятно, что маленькой пони даже в голову не пришло задуматься о высшей магии и мощных радужных взрывах, которые обычно требуются для освобождения от одержимости демонами.

– Если ты закончила спорить сама с собой, то не могла бы ты объяснить мне, что происходит? – прервал СолОС раздумья Пуппи, вернув её в реальность.

– А?.. Конечно! Что ты хочешь узнать, мистер Синий? – широко улыбнулась малышка, уселась и уставилась на башню посреди колодца, раз уж ничего лучшего вокруг не нашлось.

– Можешь начать с того, что сейчас случилось?

– Ага! Мурашка помогла мне показать тебе, что обманывать, чтобы победить – это неправильно, потом ты сказал, что проиграл, и ты выглядел грустным, поэтому я сказала ей станцевать победный танец, но она хотела тебя задирать, так что я её остановила. Ой, да, чуть не забыла! – Пуппи принялась крутить крупом перед СолОСом, распевая: – А-ха-ха ха-ха ха-ха! Кто лучше всех? Я лучше всех! – а напоследок, чтобы сие послание уж точно дошло, высунула язык: – Бе-е-е!

– Да, очень смешно, правда… извини, что не смеюсь. – СолОС немного помолчал. – Ну и что теперь? Ты наконец уйдёшь?

Пуппи задумалась, потирая шлем словно подбородок:

– Э, по-моему, мне нужно что-то сделать… эй, мистер Голос, что мы здесь делаем?

– Активное основное задание в списке: “Накатившие воспоминания”. Цель: добыть как минимум шесть шаров памяти из исследовательской зоны Стойла “Солярис”.

– А, точно: стеклянные шарики! – с умным видом кивнула Пуппи. – Э, мистер Синий, теперь, когда мы подружились, можно мне стеклянных шариков, пуппижалуйста?

– Мы не подружились. Ты нарушительница, и тебя следует устранить. Но поскольку ты явно взяла надо мной верх, я хочу предложить сделку. Если ты немного поможешь мне по хозяйству, я предоставлю тебе доступ в исследовательский комплекс и позволю взять оттуда всё, что ты пожелаешь. Это приемлемо?

Пуппи нахмурилась: помощь по хозяйству, что может быть ужаснее?

– Э, не знаю… мне надо будет накрыть стол к ужину или вынести мусор?

– Разумеется, нет. Я не хочу даже знать, почему ты решила, что я попрошу тебя сделать нечто подобное. Ты должна будешь проникнуть в заброшенную, кишащую паразитами, смертельно опасную часть Стойла и ввести в действие станцию связи. Когда ты это сделаешь, возвращайся сюда, и я проведу тебя в исследовательский комплекс.

Малышка в жёлтом радостно кивнула:

– Йей! Люблю нажимать кнопочки! Это просто!

– Хорошо, значит, решено. Теперь слушай внимательно…

——————————————————————————–
ДЕНЬ н. д.
ВРЕМЯ н. д.
МЕСТО: н. д.

Мурашка вновь устроилась в укромном уголке Пуппиного разума. Она точно знала, где именно ошиблась: после двухсот лет ожидания она проявила нетерпение, и это стоило ей победы. Маленькая пони уже почти разуверилась, начинала угасать, и Мурашка попыталась усилить её отчаяние, но поторопилась и сделала ошибку: она дала Пуппи надежду. Надежду на лучшее решение, надежду завести нового друга. Вместо отчаяния она подпитала Пуппину силу воли, и когда малышка перестала нуждаться в Мурашке, ей хватило сил разрушить её власть над собой.

Но первая неудача не обескуражила кошмарную тварь: слишком уж ценная добыча попалась ей в когти. Надежда давала жеребёнку великую силу, такую огромную, что Мурашка ничего не могла ей противопоставить… но что будет, когда надежда рухнет? Чем выше взлетаешь, тем больнее падать; это был лишь вопрос времени. Рано или поздно маленькая пони достигнет конца пути, и Мурашка будет ждать её там.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 03:00
МЕСТО: Стойло “Солярис”, южно-центральный участок Трассы 52

– Внимание. Обнаружено восемнадцать противников. Уровень угрозы: сверхсмертельный. Рекомендуется немедленное отступление.

Три парадора сгрудились в углу комнаты, кусая друг друга от безумного ужаса. Пуппи уже отказалась от идеи догнать и приласкать кого-то из больших, потому что они были слишком быстрые; теперь она гонялась за маленькими. Но и они прыгали, уворачивались и даже ушибались, только бы не дать Пуппи себя поймать.

– У-у, да что такое с этими милыми щеночками? Они должны тявкать и ластиться, а не носиться повсюду, как… э… как бешеные собачки!

В помещении узла связи лежало несколько скелетов пони и обломки множества роботов; как и во всех постройках “Солярис”, центр управления располагался высоко, в данном случае – над отвесным склоном столовой горы. Отсюда даже можно было различить вдалеке Ржавую Крепость. С течением лет одно из армированных стёкол выпало, и теперь всё это место превратилось в парадорье гнездо.

Парадоры были мутировавшими параспрайтами, которые обзавелись изрядным количеством черт, свойственных хищникам: крупным телом, длинными клыками, выделяющими очень едкое и ядовитое вещество, и исключительно агрессивным поведением. А ещё у парадоров была шёрстка ярких цветов и широкие крылья как у бабочек, что делало их в глазах Пуппи похожими на большие, селестийски красивые, живые плюшевые игрушки. Маленькая пони напрочь забыла о своём задании и больше часа гонялась за грозными хищниками по их собственному гнезду, но практически безуспешно: кажется, те боялись её до такой степени, что парочка самых маленьких даже бросилась в окно, предпочтя упасть с обрыва, лишь бы не дать ей приблизиться.

Наконец Пуппи расстроенно фыркнула:

– Я же просто хотела с вами поиграть! У-у… – вздохнув, малышка направилась к пультам управления и попыталась найти тот, который должен был всё здесь включить, как её и просил мистер Синий. – Э, красная кнопка, красная кнопка… почему всё самое важное всегда куда-то запрятано? Мистер Голос, где эта глупая кнопка?

– Сканирование. Местонахождение пускового автомата установлено. Направление указано на компасе.

Пуппи дотянулась до выключателя на стене и после нескольких попыток сумела на него нажать. В комнате зажёгся свет и ожило несколько экранов, по которым побежали длинные строчки синего текста. Пуппи нахмурилась: ей больше нравился розовый, но раз уж это был дом мистера Синего, она решила быть вежливой и не возражать.

– Ну вот, готово! Теперь можно… ОЙБЛИННЕМОЖЕТБЫТЬ! – взгляд Пуппи упал на маленького парадора, неподвижно лежащего на полу. – Красивая бабочка, и она не улетает! – Малышка протрусила вперёд, подхватила парадора копытцами и с восторгом уставилась на него. – Я оставлю тебя себе, буду тебя обнимать и любить всегда-всегда!

– Анализ. Мёртвый детёныш парадора. Уровень угрозы: нулевой.

– Я назову тебя Пушинка! Тебе нравится? – Пуппи подбросила мёртвую тварюшку в воздух и поймала снова. – Да, тебе нравится! Ну, кого мамочка любит? А вот кого мамочка любит!

– Подсказка. Подбирать мёртвых животных негигиенично.

Пуппи уложила трупик себе на спину и отмахнулась копытцем:

– Не ревнуй, мистер Голос, тебя я тоже люблю! И не обижай Пушинку.

– Внимание. Данная программа не ревнует. Мёртвые животные могут распространять инфекции.

– Ага, конечно, не ревнуешь… хи-хи. – Малышка понизила голос: – Ревнуша…

Голос СолОСа, раздавшийся из динамиков комнаты, не дал костюму ответить:

– Хорошо, Номер 018, ты выполнила свою часть сделки. Я передаю тебе кратчайший маршрут к исследовательскому комплексу и отменяю боевую тревогу, чтобы ты смогла взять то, что тебе нужно. А сейчас позволь откланяться; теперь, с работающей станцией связи, у меня есть народ, который надо завоевать. Всего доброго, и не забудь покинуть Стойло, как только закончишь обшаривать лаборатории.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 04:30
МЕСТО: Стойло “Солярис”, южно-центральный участок Трассы 52

Молтен Голд сидел у костра и играл на губной гармошке. Когда Пуппи появилась из пещеры, он почти сразу заметил её, поднялся и двинулся навстречу:

– А ты не торопилась. Ну что, нашла шары?

Радостно улыбнувшись, Пуппи провозгласила:

– Стеклянные шарики! – Из её перемётных сумок выплыла дюжина шаров памяти. – Этого хватит? Скажите теперь, где моя мама, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!

Старый гуль-мумия взмахнул копытом:

– Одну секунду, дай мне сперва на них взглянуть, и тогда мы это обсудим… – Взяв один шар, Молтен кивнул, а потом внимательно осмотрел остальные. – Да, они годные. Пожалуй что, я могу… – гуль застыл, не закончив фразу. – Эй, зачем ты таскаешь на спине дохлого парадора?

Малышка в жёлтом улыбнулась и повернулась боком, чтобы гуль мог получше рассмотреть мёртвую зверюшку.

– Вам нравится? Её зовут Пушинка! Она моя! Я всегда так хотела завести себе питомца! Мы всё будем делать вместе, гоняться за бабочками, устраивать пижамные вечеринки, дразнить жеребчиков и печь кексики!

Молтен Голд склонил голову набок:

– Но… она же дохлая! Выброси ты её…

– Что?.. Но Пушинка – моя питомица, я не могу её бросить! Когда я найду маму, она ей сразу понравится, и всё будет замечательно! – Пуппи улыбнулась и вспомнила: – А, да! Где моя мама?

– Как скажешь, маленький призрак, – усмехнулся гуль. – Ты выполнила уговор, так что вот: последний раз я видел мисс Рэйни Дэйс через пару месяцев после апокалипсиса… она была в Белой Башне, организовывала выживших.

Костюм динькнул, сообщая Пуппи, что основное задание изменилось:

– Новый пункт назначения: Белая Башня. Установлен как основная цель. Направление указано на компасе.

– Йей! Новое приключение Звёздного капитана Андромеды! Вжжжухх! Ту-ту! Прямо на луну! – малышка уже поскакала вперёд, но тут гуль цапнул её за хвост:

– Стой! Белая Башня – не место для жеребят! Теперь это аванпост Стальных Рейнджеров! Прошло уже двес…. – взгляды Молтена и Пуппи встретились, и старый гуль увидел и почувствовал в её глазах надежду и потрясающую веру в то, что всё должно закончиться хорошо. “Б…, я не могу ей это сказать… Но когда она узнает… НЕТ! Это не твоя забота, Молтен. Она спросила, ты ответил. Уговор выполнен, пусть идёт, и не смотри ей вслед.”

– Что, мистер Мумми Голд? – Пуппи всё ещё ждала, когда он закончит фразу.

Молтен Голд отвернулся и пробормотал:

– Просто… постарайся не злить их, они не любят таких, как мы с тобой… удачи, маленький призрак…

– Спасибо вам, мистер мумия! Когда я найду маму, я расскажу ей, какой вы хороший, пока-пока! – и малышка радостно потрусила прочь.

– И выброси эту дохлую гадость! Она отвратная!

– Я вас не слышу, ЛЯ-ЛЯ-ЛЯ! – Пупписмайл скрылась за камнями, оставив старого гуля наедине с его свежеобретёнными сокровищами.

Молтен Голд вздохнул и перевёл взгляд на шары, начав укладывать их в седельные сумки.

– Только не оглядывайся, старая мумия… только не оглядывайся…

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 07:00
МЕСТО: к северу от Белой Башни, южно-центральный участок Трассы 52.

“Доброе утро, леди и джентльпони! Это Одинокий Понь, и вы слушаете Радио 52, единственное радио, которое ловится в этих местах! Я хочу начать сегодняшний выпуск новостей с огромного спасибо всем тем пони с радиопередатчиками, кто постоянно присылает мне местные новости; я люблю вас, поняши, без вас мы бы просто пропали. Знайте все: Радио 52 ослепнет, если вы не будете рассказывать мне, что творится вокруг, а уж я позабочусь о том, чтобы предупредить всех пони об опасностях, которыми грозит Трасса, задолго до того, как слухи разойдутся сами по себе. Именно эти радиолюбители – настоящие хранители нашей Трассы; так что, если вы встретите кого-то из них, заключите с ним сделку повыгоднее, потому что в том, что ваш караван в целости и сохранности добрался до города, может быть и его заслуга.

А теперь – собственно новости! Посмотрим, что сегодня интересного на нашей большой дороге. Похоже, после Солнечного города гражданская война как пожар распространяется вдоль Трассы; я только что получил весточку о том, что какие-то идеологические споры привели к полноценной войне между двумя фракциями Стальных Рейнджеров. Кто-то из них думает, что они должны продолжать охранять древнюю технику, а вторая группа считает, что им следует выйти на свет и применить эту технику, чтобы помогать пони.

Проблема в том, что недавно обе фракции сошлись в битве: технари против других… кажется, они назвали себя в честь главы старого министерства, Эплджек… и в результате сейчас вся Белая Башня в огне. Ну, вы поняли, что это значит: любой ценой избегайте Белой Башни и её окрестностей, если не хотите, чтобы вас атаковали и ограбили тяжелобронированные пони, которые сражаются с другими такими же в очередной бессмысленной священной войне. Повторяю: не ходите в Белую Башню, возвращайтесь в Ржавую Крепость или в Брокколи и подождите, пока всё не устаканится!

Ещё я слышал, что мистер Уайт из Солт-Кьюб-Сити собирает команду наёмников, чтобы занять местность вокруг Солнечного города и обеспечить безопасность на пути от Делового центра до Ржавой Крепости – и, кажется, забесплатно. Полагаю, это значит, что Белые Яблоки нацелились отхватить свой кусок пирога в свежеосвобождённом городе. Я хочу сказать мистеру Уайту только одно: помните ту маленькую пони-призрака, что спасла ваш круп от мегазаклинания? В этом городе живут не только вооружённые пони, но и жеребята, и те, кто вовсе не хочет воевать. Так что, пожалуйста, скажите своим парням, чтобы дважды думали перед тем как спустить курок, оки-доки?”

Грохот разрывов досюда не долетал, но на горизонте поднимался плотный столб чёрного дыма. Пуппи весело скакала вперёд, следуя за розовой стрелкой, а потом её копытца наконец зацокали по асфальту Трассы 52. Быстро развернув свой сложенный скутер, маленькая пони вскочила на него и помчалась к очередной зоне боевых действий.

The roads are the dustiest
the winds are the gustiest
the gates are the rustiest
the pies are the crustiest
the songs the lustiest, the friends the trustiest
way back home.

(link)

———————————————————————————-
———————————————————————————-

Заметка: новый уровень! (11)

Получена новая способность: Каменная стена – тебя очень трудно сбить с ног в бою.

Получена новая квестовая способность: Рысящий кошмар (ур.2) – ты видела тьму по ту сторону луны. Теперь ты можешь придавать форму окружающему тебя ядовитому облаку.

0

13

https://darkpony.ru/img/stories/puppysmiles_by_easteu-640.jpg




Глава 13
Грозовые тучи

I wanna know, have you ever seen the rain?
(link)

ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 18:00
МЕСТО: Белая Башня, южно-центральный участок Трассы 52

Белая Башня представляла собой комплекс крупных зданий, укреплённых белыми керамитовыми плитами. До войны здесь размещался научно-исследовательский центр, в котором министерства Морали и Мира совместно изучали способы мирного применения изобретений, сделанных министерствами Чародейных наук и Военных технологий.

В настоящее время Белая Башня была единственным поселением на Трассе 52, которое контролировали Стальные Рейнджеры, в основном потому, что только здесь можно было найти технику, разработанную не в “Солярис Инк”, а любой пони умнее кирпича старался держаться подальше от чего угодно, сделанного “Солярис Инк”.

Да, “Солярис Инк”… те самые ребята, что скрестили радио с пылесосом, создав таким образом первую акустическую пушку, и вложили её в копыта на редкость бестолковой горничной; а ещё они изобрели дверной звонок со встроенным детектором воров и талисманом-утилизатором, чем сумели успешно закоротить больше шестидесяти пони-коммивояжеров и целый взвод юных кобылок-скаутов, продававших маффины.

Центральную группу белых зданий защищали ров, ограда с автоматическими турелями и минные поля; это место больше столетия успешно сопротивлялось любым агрессорам, от рейдеров до подготовленных военных отрядов. Ныне защитные системы выглядели довольно жалко: турели были уничтожены, минные поля обезврежены, и даже ограда сильно пострадала, разрушенная сразу в нескольких местах. Ров пересекали два моста, один к северу, а второй к западу от комплекса, где располагались две небольших группы хижин, в основном склады для караванов и места, где путешествующие пони могли получить крышу над головой, чтобы переночевать или вести дела с рейнджерами.

Северное поселение было почти полностью разрушено, а из его обломков на северном мосту со стороны пустоши соорудили баррикаду. Западная же группа домов, построенная вокруг пары довоенных зданий, была спешно укреплена, и над ней возвышался шест со знаменем Рейнджеров Эплджек.

Этот маленький форт защищали десятки пони, некоторые из которых были ещё подростками и носили лёгкие боевые сёдла. Двое полностью экипированных рейнджеров в типичной для них силовой броне охраняли сам мост, а третий в компании пары рекрутов патрулировал каменистую область вокруг Белой Башни. Четвёртый рейнджер сидел в штабе и спорил с молодой наёмницей.

– Да, я могу это сделать, не проблема, но я хочу вперёд половину крышек и что-нибудь плазменное. – Генриетта вытянула лапы и откинулась на стуле, закинув ноги на старый стол.

Паладин вскинула голову с выражением ужаса на мордочке:

– Я тебе что, торговка с блошиного рынка? Я дам тебе силовое копьё, и оно уже стоит целое состояние, но не раньше, чем ты закончишь работу.

Генриетта фыркнула и помотала головой:

– Я стрелок, на кой мне эти ваши штуковины для копытопашной… три плазменных гранаты, две сейчас, одну потом; подкинь ещё парочку импульсных мин – и эта грифина к твоим услугам.

– Две импульсных гранаты сейчас, плазменная граната и плазменная мина потом, и это моё последнее слово. – Пони протянула к грифине переднюю ногу.

Генриетта пожала плечами и пожала ей копыто:

– Замётано. И половину крышек вперёд.

– Чтобы ты улетела с ними? Нет уж. И я думаю, они тебе всё равно не понадобятся, пока ты не закончишь.

Грифина вздохнула.

– А знаешь, что я думаю? Я думаю, что у тебя нет этих крышек; ты надеешься, что я соглашусь и выполню твоё задание, и тогда ты попытаешься взять форт штурмом, а потом заплатить мне теми крышками, которые лежат внутри… и ещё я думаю, что не хочу делать ставку на то, что четыре рейнджера и пятнадцать рекрутов смогут одолеть полдюжины лучше тренированных и тяжеловооружённых пони, у которых есть поддержка часовых и отличная оборонительная позиция.

Паладин подняла копыто:

– Ладно, ладно, кровокрыл ты хренов, половина крышек сейчас! Но не жди от меня благодарности.

Юная грифина снова пожала плечами:

– На благодарность патроны не купишь. Как я понимаю, мы договорились. Я скоро выдвигаюсь, так что убедись, что твои ребята не облажаются.

– Хорошо, когда закончишь, возвращайся и поговори с книжником Меллоном; а если захочешь участвовать в штурме, я могу добавить что-нибудь сверх уговора… например, трофейное вооружение.

Генриетта собралась было ответить, но тут пони подняла копыто, знаком попросив её подождать минуту: паладину Стальных Рейнджеров пришёл срочный вызов, прервав беседу.

– Колд Шоуер слушает, докладывайте. – Пони понизила голос, но у грифонов чуткий слух.

Генриетта сидела по другую сторону стола и зевала; это её уже не касалось, и она вполне могла отправиться дожидаться ночи, но идея насчёт оружия, снятого с мёртвых Стальных Рейнджеров, казалась слишком прекрасной, чтобы быть правдой. Эти пони, должно быть, реально отчаялись, раз предлагали грифону нечто подобное.

– Повтори это ещё раз, пожалуйста? Вы её сколько раз убили?.. – голос паладина выдавал её недоверие. – По-моему, нельзя убить никого больше одного раза, Гаусс…

Не удержавшись, Генри повернула голову к пони, говорившей с кем-то через шлем, но Колд Шоуер не обратила внимания на наёмницу, полностью погрузившись в разговор.

– Что именно ты хочешь этим сказать? Вы хотя бы убедились, что она враждебная? – Паладин помолчала, прислушиваясь. – То есть, попросту говоря, вы стреляли в неё, потому что она пугающе выглядела и даже не стреляла в ответ?..

Грифина в тревоге вскочила на ноги:

– Эй! Скажи своим парням, чтобы перестали дразнить Пуппи!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 18:30
МЕСТО: Белая Башня, южно-центральный участок Трассы 52

Малышка в жёлтом прошла внутрь форта, глазея на ржавые баррикады и часовых на них:

– Привет, добрые пони! Я Пупписмайл, вы не видели мою маму?

Хмурые взгляды, полученные Пуппи в ответ на приветствие, в основном принадлежали потрёпанным пони, которых вымотали бесконечные караульные наряды и подкосило осознание того, что они сражаются не с рейдерами и не с работорговцами, а с теми, кого прежде считали за братьев и учителей. Нет, малышке не стоило ждать от этого табуна доброжелательности.

Пуппи пожала плечами и продолжила рассказывать своим провожатым занимательную историю:

– И вот, когда мэр приказал Робоконю уходить, он решил спасти город всё равно, потому что ведь Робоконь был не просто робот, а супер-добрый пони! – Малышка, как обычно, не уловила общего настроения и щедро делилась с бедным патрулём своими идеями насчёт того, что должны делать пони в стальной броне. – Но на этом месте мама увидела, что я смотрю кино, и выключила телик… – она снова пожала плечами. – У-у, ну почему она не хочет, чтобы я смотрела классные фильмы… ну, то есть, Робоконь же хороший, и так ясно, что он в конце победит!

Паладин Гаусс раздражённо вздохнул, открывая шлем:

– Да, конечно, но я НЕ этот твой Робоконь! Я Рейнджер Эплджек! Это не одно и то же.

– Вы смешной, мистер не-Робоконь, – хихикнула Пуппи. – Вы мне нравитесь!

– Ага, на здоровье… только прошу, убери ты наконец этого дохлого парадора! Гадость какая! – Питомица малышки лежала у неё на спине, и хотя типичный пони боялся и ненавидел этих страшных хищников, вид бедной тварюшки, у которой не хватало половины ног и крыла, не мог вызывать никаких других чувств, кроме жалости… но жеребёнок обращался с ней как с сокровищем… фууу…

– Но Пушинка хочет посмотреть на добрых пони! – нахмурилась Пуппи. – Она будет вести себя хорошо, я обещаю!

Паладин накрыл копытом лицо:

– Я верю, что она будет вести себя хорошо, но… э… тут водятся пожиратели питомцев, это может быть опасно… – закончил он, чувствуя себя виноватым за попытку скормить жеребёнку такую очевидную ложь.

– Пожиратели питомцев?! Где?.. О нет, Пушинка в опасности! – Малышка спрятала труп парадорчика в перемётную сумку и принялась озабоченно оглядываться вокруг. – Сиди в мешке, я с ними разберусь!

У Гаусса отвисла челюсть; он хотел было что-то сказать, но тут один из аколитов, которые их сопровождали, начал ржать как идиот, а следом и остальные двое. Пуппи уставилась на хохочущую троицу, явно не понимая, что происходит.

– Ха-ха-ха! Ой, смешно! – Похоже, она ничего не заподозрила.

Гаусс отвернулся, пытаясь выглядеть как можно серьёзнее:

– Верно, с этими пожирателями лишняя осторожность никогда не помешает… а теперь пойдём со мной к нашему лидеру. Эй вы, трое! Отставить ржать как жеребята, и марш охранять главные ворота! – Паладин потрусил прочь от аколитов, а Пуппи направилась следом:

– Оки-доки, не-Робоконь! А когда мы пойдём бороться с преступностью?

– Последний раз повторяю, меня зовут Гаусс! Паладин Гаусс! – Жеребец вздохнул. – Вот почему я надеюсь, что никогда не заведу жеребят…

Наконец парочка добралась до штаба, и жеребец открыл дверь, пропуская Пуппи вперёд. Когда-то здесь была школа, но теперь здание почти полностью обрушилось. Всё, что от него осталось – пара комнат и коридор, который заканчивался небольшим кабинетом с белыми стенами и единственным столом посередине; возле стола сидели ещё одна пони в железной броне и Генриетта.

– Генри! – малышка пронеслась через всю комнату и бросилась грифине на шею, но та без усилий увернулась от объятий и ухватила Пупписмайл лапой сразу за шеей. Пуппи секунду-другую брыкалась, пытаясь обнаружить подругу:

– Эй! Куда ты подевалась?

– Видишь? Я же говорила, что мы ещё встретимся по дороге на юг? – Грифина поставила Пуппи на землю и, хихикнув, похлопала её по шлему. – Ну вот, паладин, это моя знакомая; можете за ней присмотреть, пока я делаю дело?

Колд Шоуер склонила голову набок, озадаченно глядя на жеребёнка:

– В эту… пони стреляли четыре раза, но на ней мало что никаких следов нет, так она ещё и в хорошем настроении. Пожалуй, мне не следует её сюда пускать, пока я не пойму, что я, собственно, перед собой вижу… Гаусс, позови книжника Сколда.

Пуппи не особо волновали паладины – теперь она заполучила Генри, и это было гораздо лучше:

– Ага! Мама где-то в этих белых домиках за мостом! Я шла туда и встретила этих добрых пони и мистера не-Робоконя! – Малышка наконец сумела обнять грифину. – Я так рада тебя снова видеть! Обещай, что ты теперь меня больше не бросишь!

Прочистив горло, Генриетта отвела взгляд:

– Эм, вообще-то… мне надо кое-что сделать, но я вернусь, если ты меня тут подождёшь. Это ненадолго.

Пуппи нахмурилась и нерешительно спросила:

– А… ты возьмёшь с собой Шелкохвостку?

– Шесто-что? А, ту куклу! Да, конечно… почему нет.

– Тогда ладно, – облегчённо вздохнула малышка. – Она тебе поможет, она умница.

Грифина похлопала Пуппи по шлему:

– Круто, тогда побудь с рейнджерами и веди себя хорошо, не зли их и не убегай; когда я вернусь, можешь со мной потусоваться, лады?

– Ага! – Пуппи помахала Генри на прощание, когда та выходила из комнаты, и стала с интересом ждать, что будет дальше.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 19:00
МЕСТО: Белая Башня, южно-центральный участок Трассы 52

Книжник Сколд был старым пони, за долгие годы воспитавшим множество аколитов, и был известен среди юных рекрутов за свои суровость и холодность по отношению ко всем пони без исключения. Был лишь один способ заслужить уважение старого книжника, и заключался он в том, чтобы идеально выполнять каждое задание. Когда Сколд пошёл против Стальных Рейнджеров, присоединившись к группировке Эплджек, его решение удивило всех; вообще-то многие аколиты до сих пор считали, что он шпион.

Приблизившись к Пуппи, Сколд посмотрел ей в глаза, заметив паладину Колд Шоуер:

– У кантерлотских гулей такие же отметины, как у обычных; не думаю, что она из них…

Паладин, сидевшая за столом, вздохнула:

– Тогда чем она может быть? Этот жеребёнок пережил четыре прямых попадания, одно в голову и три в сердце.

– А можно мне тоже красный плащ? – с этими словами Пуппи уцепилась за край накидки Сколда и с восхищением уставилась на неё. – Мне нравятся золотые штучечки! Золотой – цвет доброй принцессы Селестии! Когда я буду большая пони, я тоже хочу быть принцессой, но мне нужно золото! Пожалуйста?

– Руны. Это называется руны, и тебе их нельзя. Теперь сядь и веди себя прилично… – Книжник повернулся к паладину: – Возможно, это что-то некромантическое, я в этом почти уверен… если бы у нас был доступ к библиотеке, я бы мог провести исследование, но сейчас могу только предполагать…

– Почему мне нельзя рунов? Я могу дать вам что-то взамен, это будет сделка! Это круто! Большие пони всё время делают сделки, и это нормально, а не так, когда я поменяла свой завтрак на два стеклянных шарика, и потом была голодная, и мама меня выругала! Это нормально!

Паладин кивнула, пытаясь игнорировать Пупписмайл:

– Ну так что вы предполагаете?

Сколд сурово взглянул на жеребёнка:

– Нет, я не намерен ни на что менять плащ. Веди себя как следует и подожди, пока “большие пони” разговаривают. – Книжник вздохнул и снова обернулся к Колд Шоуер: – Я, помнится, читал что-то об этих химкостюмах, они оказались совершенно неэффективны при нападении на Кантерлот, и почти все жеребята, их носившие, превратились в гулей. – Сколд помолчал, глядя на малышку, которая всё ещё пыталась стащить с него плащ. – Но, как я вижу, не эта… пожалуй, мне стоит провести диагностику костюма и посмотреть, что это даст…

Старый книжник подключил свой ПипБак к разъёму данных в костюме Пуппи, удерживая жеребёнка на месте второй ногой.

– Теперь, пожалуйста, постой на месте пару минут…

– А можно я вас обниму? Вы забавный, вы мне нравитесь! – Пуппи на секунду задумалась. – И мне нравится ваш плащ, я уже говорила?

Колд Шоуер не смогла удержаться от смешка, чем заслужила хмурый взгляд со стороны книжника.

– Да, ты можешь обнимать меня, если при этом будешь стоять спокойно. Так, посмотрим, что у нас тут… – Сколд нахмурился. – Здесь написано, что она скончалась. Нет пульса, нет температуры тела… вообще-то нет и тела как такового, только… две тысячи обломков костей и около ста восьмидесяти граммов органической материи. Нет, это определённо не гуль…

– Хи-хи, Красный Плащ говорит забавно!

– Да, Сколд, прекратите говорить забавно и дайте мне версию для личного состава. С тех пор как вы отказали в переводе меня в книжники, я больше занимаюсь пушками, чем наукой… – нет, Колд не держала зла, просто книжнику иногда следовало напоминать, что он не у себя в классе.

– Я пока не знаю… могу лишь сказать, чем она не является… – Сколд опустил взгляд на свой ПипБак, изучая результаты анализа. – Искусственный интеллект костюма исправен и работает превосходно, так что я совершенно уверен, что она не свихнувшийся робот… о, посмотри-ка: основной лечащий талисман отказал две сотни лет назад, во время перезагрузки… один шанс из тысячи, возможно, короткое замыкание или дефектная деталь… поэтому активировался запасной талисман.

– Э, и почему это должно быть интересно? – подняла бровь Колд Шоуер.

Книжник усмехнулся:

– Потому что запасной лечащий талисман работает не так, как основной лечащай талисман.

– Ну да, продолжайте цедить информацию по капельке, – фыркнула паладин. – Вы вообще хотите побыстрее закончить, или мы тут до утра сидеть будем?

Сколд проигнорировал комментарий паладина:

– В этой штуке, похоже, нет ни одного лечащего заклинания, только программа управления инъектором зелий из запасов костюма… нет, постой, тут есть что-то ещё, но я не узнаю эту матрицу, тут использованы… зебрийские руны?.. Какого сена зебрийские руны делают в лечащем талисмане?!

Собственно, ответ на этот вопрос сидел прямо перед ними и продолжал дёргать книжника за плащ. Вздохнув, Колд пробормотала:

– Сохраняют сто восемьдесят граммов органической материи?

Книжник снова занялся ПипБаком:

– Да, частично разложившееся сердце, по-моему… о, это интересно: на сканах содержимого костюма видна пара сплющенных крупнокалиберных пуль, плавающих в полости сердца, словно они попали внутрь органа, не повредив его… – Сколд ненадолго задумался. – А ну-ка… сейчас попробую добраться до реестра талисмана, тогда, может быть, я сумею понять, как он должен действовать…

Этот разговор был таким скучным… Пуппи славилась своим терпением, но даже самая терпеливая пони в Эквестрии не смогла бы вынести все эти “бла-бла-бла”, так что малышка в жёлтом запустила копытца в карманы книжника и принялась исследовать их содержимое: перо, бумага, книжка, очки… хрусть …э, монокль, второй монокль…

– Ой, что это?

Пуппи выудила из кармана Сколда пластиковую пони с мягкой гривой: это оказалась зелёная с белым единорожка, широко улыбающаяся и с Меткой в виде лиры.

– О-о-у, какая миленькая! – малышка принялась гладить куклу по гриве. – Чешем-чешем-чешем… Чешем-че…

– Что ты… эй, отдай сейчас же! – книжник выхватил куклу у Пуппи из копыт и положил обратно в карман. – Играй со своими куклами, а эта статуэтка очень хрупкая и… – тут Сколд поймал взгляд Колд Шоуер и осознал, что сейчас произошло. – Нет, нет, нет, нет, нет!.. это… я эту игрушку конфисковал у аколита! Она не моя!

Услышав, что у куклы нет хозяина, Пуппи распахнула глаза:

– Не ваша? Тогда я её хочу! Я её буду любить, буду гладить, пить с ней чай, и мы всегда будем вместе играть и станем лучшими друзьями навсегда! Я назову её Бон-Бон и покрашу ей гриву в розовый!

Когда Сколд услышал про перекраску гривы куклы, его самообладание тут же испарилось:

– Её зовут Лира, и ты её не получишь! Она мо… э, это конфискованное имущество, и его следует зарегистрировать и поставить на учёт!

С восторженно-ехидной ухмылкой до ушей паладин обошла стол и протрусила к спорщикам:

– О, не будьте таким строгим, книжник Сколд… я уверена, что мы можем позволить маленькому жеребёнку поиграть с детской игрушкой, верно? – Как бы широко ни улыбалась Колд Шоуер, ей определённо требовалось гораздо больше зубов, чтобы по-настоящему показать, сколько удовольствия это ей доставляло.

– Слышите? Слышите? Робоконь говорит, что мне её можно! Дайте-дайте-дайте! – малышка снова попыталась вытащить куклу у Сколда из кармана, но на этот раз книжник был начеку и помешал ей.

– Она моя, ясно? Лира моя! Я не отдам её тебе, потому что она мне нравится! Довольна теперь? Ты… э… – книжник посмотрел на Колд Шоуер, и выражение его лица изменилось: он придумал, как выкрутиться за счёт угрозы взаимного уничтожения, – …ты можешь поискать себе игрушку у паладина в комнате, если захочешь. Она будет счастлива позволить тебе покопаться у неё в вещах, потому что, я уверен, там нет ничего, что бы она стеснялась показывать, верно, паладин Робоконь?

Шоуер мгновенно перестала улыбаться, закашлялась и отвела взгляд:

– Э, я думаю, мы найдём тебе какую-нибудь красивую игрушку, маленькая… но сейчас, эм, пожалуйста, посиди спокойно, пока книжник не закончит работу…

– Оки-доки! – радостно улыбнулась Пуппи: обещания новой игрушки ей было достаточно, чтобы позволить этому смешному пони в красном плаще возиться с её скафандром сколько угодно.

Сколд вздохнул и бросил на паладина ещё один укоризненный взгляд:

– Не могла бы ты перестать ухмыляться? Я пытаюсь сосредоточиться… – Книжник, что-то бормоча, вернулся к прибору. – Да ладно, не может этого быть… они не могли заложить такое в лечащий талисман!

Колд Шоуер озадаченно уставилась на Сколда:

– Что вы нашли? Судя по вашему лицу, всё совсем плохо…

– Я… я бы сказал, что всё ещё хуже… Эти пони из Министерства мира перешли все границы, чтобы сохранить жеребятам жизнь… они запретили им умирать.

– Запретили?.. В каком смысле – запретили? – подняла бровь паладин.

– В таком, что в качестве последнего резерва запасной талисман содержал какое-то некромантическое заклинание. Я не знаю точно, как оно работает, но, кажется, оно привязало жизнь пациентки к тому, что от неё осталось. – Старый книжник вздохнул. – К счастью, заклинание не выглядит особенно мощным, я думаю, что его можно распутать, но для этого понадобится много времени и исследований; более того, это потребует большей магической силы, чем моя собственная… и ещё мне нужна библиотека…

– Ничего себе любовь к детям… – присвистнула Колд Шоуер. – Как они могли так поступить… запретить умереть? Разве такое вообще возможно? – усомнилась она.

– Судя по тому, что мы видим перед собой – да, возможно. Я не эксперт в некромантии, но могу сказать, что сам талисман не в лучшем состоянии; он двести лет держался на одной лишь искре… не понимаю, как он вообще может работать! Должно было быть что-то ещё… например, какой-то внешний фактор…

Паладин наклонила голову набок:

– Значит, грубо говоря… этот жеребёнок вроде призрака?

– Я не уверен, – потёр подбородок Сколд. – Мне нужно изучить этот феномен поподробнее. По-моему, талисман каким-то образом соединил всё вместе: костюм, розовую слизь внутри и останки жеребёнка… призрак? Не похоже, хотя я не могу сказать наверняка… технически эта бедняжка даже ходить не должна быть способна, у неё для этого недостаточно магии; но вместо этого она ведёт себя как обыкновенный жеребёнок, у неё сохранилась память, и она держится так, словно с ней всё нормально.

Старый книгочей помолчал, протирая глаза.

– Судя по логам, костюм практически вышел из строя и двести лет не двигался совсем, а потом в его батареях ни с того ни с сего появился заряд, многократно превосходящий их предельную ёмкость, и все заклинания, встроенные в костюм, начали действовать с эффективностью в пять раз больше максимально возможной… Я не могу этого объяснить ни магией, ни наукой. Может быть, она понигейст. – Сколд устало усмехнулся и выпустил копытце Пуппи. – Ладно, маленькая, мы закончили.

Пуппи улыбнулась в ответ:

– Йей, теперь мне надо идти искать маму, но я вернусь за игрушками! Пока-пока!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 19:45
МЕСТО: Белая Башня, южно-центральный участок Трассы 52

Пуппи с надутым видом глядела на закрытую дверь:

– Но мне надо найти маму! Я не могу здесь остаться! – Малышка стукнула по двери, но ей никто не ответил: она была заперта в классной комнате.

Эти глупые Робокони заманили её сюда, пообещав игрушки, и теперь она сидела в чём-то вроде детского садика, в плену у злых пони. Ну, они действительно дали ей несколько кукол и много карандашей и даже суперкрасивую книжку-раскраску, но у неё не было на всё это времени, она должна найти…

– Ух ты, а на этой картинке бабочки!

Нет, Пуппи! Борись! Ты должна… искать…

– Ого, золотой карандаш! Взаправду золотой! Я могу раскрасить добрую принцессу Селестию, и она будет супер-похожей на настоящую!

Нет! Сперва мама! Пуппи – жеребёнок на заданьи! Малышка положила суперклассные карандаши и отвернулась: всякими красивыми штучками её не проймёшь! Ни за что!

– Это что… настоящий чайник и настоящие чашки?!

Битва была проиграна.

Не прошло и пяти минут, как ситуация вновь накалилась:

– АХ! Мисс Пушинка порвала праздничное платье Рэрити, и если они не найдут золотой карандаш, весь праздник будет испорчен! Но смотрите! Вот идёт добрая принцесса Селестия с золотым карандашом! И Рэйнбоу Дэш тоже! Праздник спасён, йей! Теперь самое время отметить это чашечкой чая! – Пуппи двигала по полу мёртвого парадора и несколько кукол, разговаривая сама с собой. Мордочка у неё была предельно сосредоточенная: ясное дело, ей нельзя было отвлекаться, ведь судьба праздника полностью зависела от этого чаепития.

Сколд отошёл от окна и пожал плечами:

– Похоже, она не доставит проблем… оставь у двери пару аколитов, просто на всякий случай, и возвращайся к подготовке штурма.

Колд Шоуер, поёжившись, двинулась вслед за книжником:

– Она словно бы… не замечает, что происходит вокруг. Что нам с ней делать? Как-то неправильно держать её в плену вот так, рано или поздно она снова попытается уйти на поиски мамы.

Старый пони вздохнул:

– Я думаю, что смогу развеять её проклятие. Заклинание достаточно слабое, но я должен изучить ритуал, и ещё мне понадобятся другие единороги.

– Но… она же умрёт? – в голосе паладина отчётливо слышалось беспокойство.

Сколд ответил ей, произнося слова нарочито неспешно, словно пытаясь объяснить кому-то не шибко умному очень простую, но жизненно важную идею:

– Она уже мертва, Колд. Эта маленькая пони заслужила вечный покой, её вообще не должно здесь быть.

– Но она вроде ничего не имеет против… по крайней мере, мы можем хотя бы попробовать выяснить, вдруг её мать ещё жива? Например, она могла стать гулем… Если она жила здесь, в библиотеке может найтись что-нибудь про неё.

– Что возвращает нас к первоначальной задаче: получить назад мою библиотеку, – пожал плечами книжник. – Так что оставь двух аколитов охранять комнату и начинай готовиться к вечернему штурму. Когда у меня будут инструменты, мы обсудим, как решить эту проблему.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 22:00
МЕСТО: Белая Башня, южно-центральный участок Трассы 52

Ещё немного розового на облака, и-и-и… готово! Пупписмайл в восторге воззрилась на своё новое творение: кто сказал, что нельзя нарисовать картину одним лишь розовым цветом? Розовый идёт ко всему! Теперь осталось только приклеить её на стену вместе с осталь… БУУММ!

Окна задребезжали, и в них на миг вспыхнул яркий красный свет, заставив Пуппи развернуться на месте и с любопытством посмотреть на улицу:

– Фейерверки?

БУУММ!

Ещё одна красная вспышка полыхнула снаружи, и оконные стёкла разлетелись вдребезги, засыпав осколками всё вокруг; острые куски стекла застучали по полу, по столам и по Пуппиному шлему, но малышка, не обращая на них внимания, высунула голову в окно, чтобы получше рассмотреть, что происходит.

– Йей, фейерверки! – Везучая Пуппи, какое классное зрелище! За мостом, на другой стороне рва, множество пони бегало и играло, бросая друг в друга фейерверки и всякие громкие цветные огоньки. Эти робокони точно знали толк в праздниках, и Пуппи тоже захотелось повеселиться.

Сперва она направилась к выходу, но вспомнила, что дверь заперта; разумеется, это не обескуражило Пуппи, и она выпрыгнула в окно.

Приземлившись на дорогу снаружи, малышка в жёлтом заколебалась: бросить все игрушки и красивые картинки было нелегко, но всем пони приходится чем-то жертвовать, чтобы достичь цели… как там Софт Эйр говорил? Однажды она узнает, что не всё и не всегда бывает легко, что иногда нужно идти на жертвы… оставлять что-то позади, если хочешь идти вперёд. Теперь Пуппи поняла, что уродский пони был прав, и Триггер Хэппи тоже, но она была жеребёнком на заданьи, и хотела поближе посмотреть на фейерверки, так что… прощайте, красивые игрушки. О, и ей же ещё надо искать маму! Найти маму тоже важно! Вперёд, Пуппи!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 22:15
МЕСТО: Белая Башня, южно-центральный участок Трассы 52

Всё пространство между мостом и главным исследовательским корпусом превратилось в поле боя; четыре Рейнджера Эплджек поддерживали атаку тяжёлым вооружением, но в основном на штурм шли аколиты, в лёгкой броне и с мелкокалиберным оружием, вроде автоматов и пистолетов-пулемётов. Когда Пуппи перешла мост, паладин Гаусс заметил её не сразу, и она проскользнула мимо, прежде чем он успел среагировать.

– Б…, что она тут делает? Шоуер, это призрак, она на поле боя! – Паладин попытался пойти следом, но ему пришлось снова нырнуть в укрытие, спасаясь от шквального огня. – Не могу! Если я отсюда выйду, я труп! И ещё: второму отряду нужна поддержка!

Пуппи заметила молодую кобылку, лежащую рядом с дымящейся воронкой. Подойдя поближе, малышка увидела, что эта пони совсем сонная и лежит в красной луже, которая постепенно увеличивается.

– Ой, что с вами, добрая пони? – Пуппи потрогала аколитку, и та с трудом приоткрыла глаз.

– П… пожалуйста… помоги… я… я не хочу умирать… – её голос был слабым, и она уже не могла шевелиться.

Малышка в жёлтом ласково погладила аколитку по гриве:

– Не бойся, фейерверки немножко страшные, но ты уже большая пони, так что не надо плакать.

Умирающая пони беспомощно уставилась на неё, не слыша утешающих слов жеребёнка:

– Я… не хочу… умирать… – она была совсем юной, видимо, это был её первый и последний бой.

– Ну, ну… – Пуппи села рядом, продолжая гладить её по гриве. – Я здесь, всё хорошо, тебе нечего бояться… а когда фейерверки кончатся, мы пойдём и купим сахарной ваты, оки-доки? – Когда Пуппи в первый раз увидела фейерверки, ей тоже было страшно, но мама купила ей сахарной ваты, и она перестала реветь, и с этой пони вышло так же: она больше не хныкала и теперь просто плакала. Пока Пуппи сидела возле кобылки, две пули попали малышке в грудь, но она этого почти не заметила.

– Мама… прости… зачем я… убежала… – прошептала аколитка, и с её губ сорвался последний вздох.

– А, не волнуйся, мисс добрая пони, все мамы хорошие и добрые, она будет рада тебя видеть, даже если ты убежала… э, ну, может, она тебя отругает, но это потому что она беспокоится… – Мёртвая пони не ответила, так что Пуппи попыталась её подтолкнуть. – Эй, что с тобой? Мисс добрая пони? Э… мистер Голос, с этой пони всё хорошо?

– Анализ. Никак нет. Состояние аколита Рейнджеров Эплджек: мертва.

– О, как Генрин папа… – Пуппи нахмурилась. Похоже, до неё наконец начало доходить. – Эй, мистер Голос, эти пони играют или дерутся?

– Пони на данной территории сражаются, однако никто из них не отмечен как противник. Враждебными являются только оборонительные турели. – Словно в подтверждение слов костюма, мимо Пуппи просвистели ещё две пули, а третья пробила шлем. – Внимание. Пробоина в защитной оболочке. Ремонтный талисман активирован. Противников на курсографе: два.

– Эй! Смотрите, куда направляете эти штуки! – Пуппи поднялась на ноги, оставив мёртвую пони, и потрусила к ближайшей группе аколитов, спрятавшихся за перевёрнутой повозкой. – Хватит драться! Это опасно! Вашей подруге очень плохо!

Один из трёх солдат уставился на малышку в жёлтом:

– Какого хера ты тут делаешь, мелкая? Скорее найди укрытие!

– Зачем? – удивилась пони-призрак, наклонив голову набок. Именно в этот момент в бок Пуппи попала очередь. Пули прошили её насквозь как кусок масла и вырвались с другой стороны, оставив в воздухе тонкие розовые следы.

Аколиты в ужасе глазели на эту сцену, а когда Пуппи в ответ заорала на турель, чтобы та перестала задираться, они и вовсе лишились дара речи. Троица уже никак не среагировала, когда малышка, видимо, окончательно рехнувшись, галопом помчалась к самой укреплённой позиции Стальных Рейнджеров.

– Прекратите! Это опасно, вы, глупые задиры! Вы что, не видите, что всем пони страшно? – Пуппи неслась прямо ко входу в главное здание, где двое Стальных Рейнджеров отстреливались от нападающих.

Один из рейнджеров повернулся к маленькой пони и выстрелил в неё из гранатомёта, заставив отлететь на другую сторону поля боя. Чтобы восстановиться после взрыва, Пуппи потребовалась минута, и за это время паладин Колд Шоуер сумела до неё добраться.

– Какого сена ты тут делаешь, Пуппи? Возвращайся в школьное здание!

Пуппи села и помотала головой:

– Не-а, я не люблю, когда пони друг с другом ссорятся; пони должны быть добрыми и хорошими, а не злыми и жестокими!

Паладин вскинула голову:

– Это война, Пуппи! Одним нытьём ты её не прекратишь! Мы здесь справимся, не волнуйся и беги в школу, здесь слишком опасно!

– А! Нет такой войны, которую не остановила бы Звёздный капитан Андромеда! – Малышка подняла копыто и объявила: – Лазерная пушка!

Перед ней в воздухе повисла “Сентенция”.

Шоуер попыталась ухватить Пуппи, но длинная очередь заставила её вернуться в укрытие.

– Убери эту игрушку и пойдём со мной! Пуппи! Ты меня слышишь?.. Пуппи!..

Малышка прискакала в самый центр поля боя, схватила пистолет обоими копытцами и направила на пони, оборонявших вход в главное здание.

– Прекратите драться и сдавайтесь, а то я буду стрелять! Вы плохие пони, и вам должно быть стыдно!

Турель выстрелила Пуппи в ногу и в живот, а рейнджеры не обратили внимания. Колд Шоуер безнадёжно пыталась дождаться паузы в шквальном огне, чтобы выскочить и схватить жеребёнка.

– Оки. Доки. Локи. Звёздный капитан Андромеда, прямо к звёздам и дальше! – Маленькая пони бросилась на землю, словно уворачиваясь от невидимых лазерных лучей, нацелилась из своего собственного “игрушечного” пистолета и сказала всего одно слово:

– Пыщ!

И ещё раз эдак пять или шесть.

– Пыщ! Пыщ! Пыщ-пыщ! Пыщ! Пыщ! А ну сдавайтесь, глупые зебропришельцы!

– Цели с первой по седьмую получены. Устанавливается соединение с “Понимедами” через станцию связи №2. Статус “Понимедов”: восстановлены и готовы к работе. Передача координат.

Окно на третьем этаже центрального здания взорвалось изнутри, и оттуда вылетела грифина, паля из пистолета назад, в комнату, из которой только что вырвалась. Появление грифины полностью захватило внимание Пуппи.

– “Понимеды” I, IV, V, IX, X, XI и XII к стрельбе готовы. “Понимеды” II, III, VI, VII и VIII находятся вне горизонта видимости цели. Переориентация для стрельбы непрямой наводкой. Расчётное время: 30 секунд.

– Генри! ГЕ-Е-НРИ-И-И! Я здесь! Сделай, чтобы эти пони перестали драться, пожалуйста! ЭЙ! ГЕНРИ! – Пуппи попыталась помчаться следом за ней, с “Сентенцией” в одном копытце и под непрерывным огнём турели. – СТО-О-О-О-Й!

Глупая цыплёнка, почему ей всё время надо помогать, когда нужно что-то заметить! Пуппи убрала пушку, подобрала с земли обломок асфальта, прицелилась и-и-и… в яблочко! Грифина сбилась с курса и приземлилась… ну ладно, шлёпнулась… неподалёку от жеребёнка.

Средь кромешного мрака “Понимеды” открывали глаза. Несколько красных точек появилось на крыше главного здания; сперва они выглядели как бледные алые росчерки, бессистемно бродившие по округе, но вскоре их яркость возросла настолько, что их стало видно даже с другого конца моста. Красные лучи пронзили серую пелену облаков, подсветив её тусклым алым сиянием. Казалось, что семь тонких световых столбов поднимаются от Белой Башни прямо в небо… и дальше.

– ЭВАКУИРОВАТЬСЯ НЕМЕДЛЕННО! ВСЕМ ПОНИ: ОСТАВИТЬ ПОЗИЦИИ И ОТСТУПАТЬ! – прогремел усиленный магией голос Сколда, перекрыв взрывы и выстрелы. Все аколиты, выполняя приказ, начали откатываться назад, оставляя укрытия и перебегая на ту сторону моста. Рейнджеры, защищавшие центральное здание, похоже, пришли в замешательство и прекратили огонь, наблюдая за отступающим противником.

– Б…, Пуппи… ты зачем опять камнями кидаешься? – Генриетта потирала голову, всё ещё пытаясь понять, что происходит. – И чего там эта старая мумия орёт?

Пуппи пожала плечами и обняла подругу:

– Не знаю, но я хотела, чтобы ты сказала им перестать быть злыми, только они, кажется, уже перестали.

– Всё вооружение готово к стрельбе. Цель захвачена. Начало массированной атаки через десять… девять…

————————————————————————————–
————————————————————————————–

Заметка: новый уровень! (12)

Получена новая способность: Маленькая плутовка. “Эй, Пуппи, а ну положи на место!” Теперь меньше шансов, что тебя поймают на краже, к тому же ты получаешь доступ к инвентарю NPC, если стоишь с ним лицом к лицу.

0

14

https://darkpony.ru/img/stories/fo_e_pink_eyes__rag_doll_by_irkengeneral-640.jpg



ГЛАВА 14
Кукла

Into each life some rain must fall…
(link)

ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 22:30
МЕСТО: околоэквестрийская орбита, примерно 1800 км над поверхностью планеты

Высоко над планетой плыл “Понимед-один” – гигант из пластика и сверхлёгких сплавов, формой похожий на огромный цветок подсолнуха с лепестками из длинных солнечных батарей. Весь спутник был изрисован символами и знаками, предупреждавшими о всевозможных опасностях, начиная от пожаров и заканчивая падением камней, но единственным из них, имевшим хоть какое-то значение для стороннего наблюдателя, был логотип компании “Солярис” с жеребцом-аликорном и корпоративным слоганом “Попробуй не так”, обрамлявшим знак.

К большому округлому телу спутника крепились четыре ствола, длиной не меньше двух железнодорожных вагонов. Каждое орудие состояло из двух прямых металлических полос, сцепленных вместе множеством колец, располагавшихся всего за несколько сантиметров друг от друга. То ли это были рельсовые пушки, то ли индукционные, а может быть, то и другое вместе… поди разберись. В общем, они могли стрелять по очень удалённым целям металлическими снарядами, разогнанными серией мощных электромагнитных импульсов до пониубийственных скоростей. Или ещё проще: это было смертоносное оружие, и “Понимед-один” был оснащён четырьмя такими игрушечками.

Но в компании “Солярис” никто не бросал работу на полдороге. Как мог один спутник всегда быть готовым к действию? Нужна была сеть спутников, сплошной заслон, стоящий на защите Эквестрии или кого угодно, кто предложит лучшую цену за это чудо инженерной мысли. Поэтому у “Понимеда” было одиннадцать братьев, способных менять высоту над планетой и переходить с орбиты на орбиту, чтобы действовать в группах. Сейчас вся семья была в сборе, и каждый из двенадцати братьев навёл свой прицельный лазер на заданную ему цель.

– …Восемь… семь… шесть…

По всем четырём стволам разом заплясали голубые электрические искры, прыгая между кольцами вдоль рельсов. Автоматы заряжания поместили в стволы металлические болванки, покрытые керамитом, и те немедленно окутались синим ореолом.

– …Пять… четыре… три…

В задней части спутника открылись четыре заслонки, из-под которых показались сопла системы компенсации отдачи; тусклый багровый свет зарделся в каждом из них, как лава в жерле вулкана. Все четыре ствола стали теперь полностью синими, напоёнными электричеством, перетекавшим с кольца на кольцо. Они были похожи на четыре сияющих копья, готовых обрушить свою ярость на обречённого противника.

– …Два… один…

Огонь.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 11
ВРЕМЯ приблизительно 22:30
МЕСТО: Белая Башня, южно-центральный участок Трассы 52

– Атака начата. Расчётное время прибытия первого залпа: семь минут.

Половина направляющих лазеров пропала, а ещё два сместились на несколько километров в сторону, как будто что-то в небесах пошло ужасно не по плану. Однако пять красных лучей по-прежнему светили на крышу здания, они только мигнули раз или два, но так и остались на цели.

– Почему все теперь отступают?

Генриетта распахнула крылья, готовясь подхватить Пуппи и улететь вместе с ней. Малышка в жёлтом указала копытцем на вход в осаждённое здание:

– Эти двое не убегают, можно спросить у них!

И с этими словами она потрусила в сторону пары озадаченных паладинов, защищавших вход в главный научный корпус.

– Сомневаюсь! Свою работу я здесь сделала, так что мы последуем примеру наших отступающих друзей.

– ВСЕМ ПОНИ ВНУТРИ ЗДАНИЯ! ВАС АТАКУЮТ С ВОЗДУХА! ЭВАКУИРУЙТЕ ФОРТ, МЫ ОБЪЯВЛЯЕМ ПЕРЕМИРИЕ! БЕГИТЕ! СПАСАЙТЕСЬ! – ещё раз прогремел над полем брани голос Сколда, после чего старый пони развернулся вокруг хвоста и поскакал догонять аколитов и других книжников.

Генри наконец посмотрела на облака и застыла с разинутым клювом, увидев красные лазеры, пронзавшие ночную тьму.

– Ох, яйца тухлые… если этим оно целится, то не хочу даже знать, чем оно стреляет!

– Внимание. Потеряна связь с “Понимедами” III, V, X, XI и XII. “Понимеды” IV и VII докладывают об отказе системы компенсации отдачи. “Понимеды” I, II, VI, VIII и IX произведут второй залп через десять… девять…

Пуппи нахмурилась. Мистер Голос болтал уже довольно долго и замолкать в ближайшее время, видимо, не собирался. Всё вокруг становилось всё более непонятным. Почему все пони убегали? Почему мистер Красный Плащ так громко кричал? И почему её шлем весь мигал красными огоньками?

– Как мне сделать, чтобы это безобразие закончилось?

– Не знаю. И знать не хочу. Давай выбираться отсюда!

Подхватив Пуппи, Генри взмыла в воздух, с каждым мощным взмахом орлиных крыльев набирая скорость и высоту.

Так, новая проблема: полёт. Пуппи продумала план действий на случай, если ей снова придётся летать. Что-то, что ей очень-очень нужно будет сделать… что это такое было, кстати? Ах да, закричать.

– И-И-И-И-И-И! НЕНЕНЕНЕНЕ!

– Закрой пасть! Я тут твою жизнь спасаю! – После быстрого старта грифина снова начала снижаться и терять скорость, увлекаемая вниз весом малышки. – Что ты опять с собой таскаешь? Я вытряхнула из тебя целую тонну мусора, а ты уже опять себе барахла набрала! А-а-аргх! Выворачивай мешки, а то разобьёмся!

– …два… один… Произведён второй залп. Подготовка орудий к третьему залпу.

– ОТПУСТИ! ОТПУСТИ-И-И!.. – Пуппи билась изо всех сил, перепуганная до смерти: весь мир вдруг оказался слишком далеко от её копыт и слишком быстро двигался.

Генриетта попыталась разрезать когтями одну из сумок извивающейся пони. После нескольких неудачных попыток попасть в движущуюся цель, ей наконец удалось полоснуть по дну мешка.

– А-ха!

– Активировано ремонтное заклинание. Потеряна связь с “Понимедами” I и II. “Понимеды” VI, VII и XI будут готовы открыть огонь через десять… девять…

Заклинание управления инвентарём удержало все вещи на месте, а тем временем дыра в сумке почти сразу же затянулась.

– Эй, так нечестно! Хочешь играть по-плохому? Ну ладно!

Грифина отпустила одну лапу и перевернула Пуппи вверх тормашками. Такая стратегия сработала несколько лучше, поскольку одна из сумок не была закрыта. Малышка начала стремительно терять вес, и за ней по небу потянулся шлейф из разных разностей: пустых бутылок, опалённых плюшевых игрушек и маленькой игрушечной тележки.

– НЕНЕНЕ! Я же описаю-ю-ю-юсь! Пожалуйста, стой! ПОЖАЛУЙСТА!

Пуппи и так-то была в полном ужасе от происходящего, а от переворачивания вниз головой посреди неба стало ещё хуже. Жеребёнку удалось ухватить Камень Судьбы, когда тот выпал из мешка, но множество классных штук, которые она собрала, было теперь потеряно навеки. Всё сегодня шло не так, и у неё не было даже времени пожаловаться, а всё из-за того, что глупая цыплёнка Генри задиралась со страшной силой.

– Ты задира! Отпусти меня, а то маме расскажу!

Когда Пуппи наконец достигла сносного веса, Генри закинула её себе на спину, надеясь, что это умерит крики.

– Ладно, ладно! Мы закончили, теперь сиди тихо, и я поставлю тебя на землю, как только мы будем за тем холмом!

Генри понятия не имела, что именно должно нагрянуть с неба, но жизнь наёмницы приучила её ценить укрытия. Вообще-то она недоумевала, почему до сих пор ничего не произошло, но подозревала, что чем больше времени пройдёт, тем хуже будут последствия, когда это нечто наконец прибудет.

– Мы не можем тут сесть, Пуппи! Постарайся не думать об этом, закрой глаза и послушай музычку!

Пуппи её почти не слушала, но идея насчёт музыки внезапно показалась самой лучшей идеей на свете.

– Музыку! Скорей, пожалуйста!

Ожило радио; тем временем пони на земле разбегались кто куда: как Рейнджеры Эплджек, так и Стальные Рейнджеры, решившие поверить старому книжнику, мчались во весь опор.

“Привет, леди и джентльпони! Не пора ли вам уже спать давно? С вами Одинокий Понь, и вы слушаете Радио 52 – единственное радио, которое приносит вам новости и добрые советы от Гряд до Изумрудного Берега! Этой ночью нам с вами о многом нужно поговорить, так что давайте перейдём к делу…”

Музыки нет. Почему это каждый раз, когда Пуппи включала радио, она первым делом попадала на глупого болтливого пони?! Пуппи хотела музыки! Земля проносилась внизу, мистер Голос болтал не переставая, а теперь ещё и Одинокий Понь читал ей лекцию вместо музыки? Пуппи хотелось расплакаться. Тем временем костюм уведомил её, что оставшиеся три спутника выпустили третий залп.

“Начнём с главного: на южном участке становится очень неспокойно; похоже, что Дикий Табун снова начал устраивать засады на патрули из Комбината, но в этот раз они лучше вооружены и намного лучше организованы, чем раньше… возможно, у них нашёлся новый лидер? Это может грозить большими-пребольшими проблемами в будущем. Будьте начеку, если путешествуете к югу от Брокколи или между Мемориалом и Комбинатом, и постарайтесь избегать восточной тропы на Изумрудный Берег. Держитесь ближе к дороге и разворачивайте хвосты, как только заметите что-нибудь подозрительное. Бережёного Луна бережёт!”

Несущаяся по воздуху грифина с лёгкостью обогнала тех пони, что возглавляли отступление… они двигались медленно, слишком медленно, чтобы вовремя уйти на безопасное расстояние. Впрочем, шансы на то, что и они с Пуппи были обречены, тоже были немалыми, так что… почему бы и не попытаться убежать? Взмахнув крыльями, Генри прибавила скорости и продолжила лететь прямо, невзирая на Пуппи, вцепившуюся ей в шею удушающим захватом.

“Ну и поскольку беда не приходит одна, у нас сегодня ещё и смена внешней политики со стороны НКА. Возрадуйтесь! Силы НКА решили, что все торговцы – рейдеры, так что теперь они арестовывают каждого торговца на своих границах и конфискуют его добро. Йей! Если вы планировали сделать туда рейс, лучше одумайтесь и попробуйте направиться в Солт-Кьюб-Сити или в Туннельный город, чтобы продать свои товары, поскольку северный участок теперь безопасен.”

Генриетта села за холмом, тяжело дыша. Пуппи спрыгнула у неё со спины, как только завидела землю, и тут же показала большой злой цыпке язык.

– Бе-е-е! Зачем ты меня всё время задираешь? Я же твой друг!

– Иди в жопу, Пуппи… – Отвечать, находясь при последнем издыхании, было непросто, но не могла же эта мелкая кобылка всё время вертеть ею как хочет. – Я тебя не задираю, там сейчас что-то произойдёт, что-то плохое…

“И последние новости: похоже, один старый торговец вернулся из самого дальнего из своих путешествий; он отбыл четыре года назад с телегой барахла и брамином, а вернулся, что ж… с брамином, телегой барахла и кучей историй! Может быть, завтра я расскажу вам о тех местах, где он побывал, а пока скажу, что те пони на дальнем западе, похоже, совсем свихнулись! Он рассказал мне о городе, полном огней, и об огромных стенах, перекрывающих реку, чтобы впрячь её в производство энергии… о-го, нам бы пригодилось что-нибудь такое, правда? И на этом у нас всё, вот вам хорошей музыки, мои маленькие пони!”

Пуппи удивлённо склонила голову набок.

– Что-то плохое? Но там же мама!

Малышка повернулась в сторону Белой Башни, возвышавшейся теперь в паре километров от них и подсвеченной единственным тусклым лазерным лучом. Облака над старым исследовательским комплексом вспыхнули на миг белым светом.

И в этот самый момент радио решило начать играть музыку.

Дождь летний каплет в гриву мне
И как жеребёнку, чьи бока ещё пусты,
Нет покоя мне,
И…

(link)

Огненные росчерки полоснули по облакам; словно маленькие, добела раскалённые дротики низринулись с небес на Белую Башню. Разогнанные электромагнитным полем снаряды в долю мгновения перечеркнули затянутое тучами небо и вонзились в здания и землю вокруг с такой силой, что Генри даже почудилось, будто склон холма у неё под ногами вздрогнул.

Дождь летний каплет в гриву мне,
Не проходит

Сперва была вспышка, белый ореол, возникший над содрогнувшимся от удара зданием; затем стены начали раздвигаться, напомнив Пуппи надувающийся воздушный шарик. На короткий миг время будто остановилось; всё замерло, и здание зависло в воздухе, разделённое на множество частей: стены, окна, двери… как на одной из тех картинок, которые ей когда-то показывала мама, где были нарисованы все-все части повозки или дома. Но этот покой длился лишь долю секунды, а потом всё разлетелось в стороны; куски стен размером с грузовик кувыркались по небу словно клочки бумаги, многие из них достигали рва и падали на мост и хижины за ним, сминая их как карточные домики.

Следом пришёл звук. Сначала Пуппи услышала резкий свист, какой бывает, если хитрым способом дунуть на травинку, но он звучал очень недолго, потому что сразу за ним прибыл гром; и это был не просто один громкий “бум!”, а множество ударов, после каждого из которых громыхало… будто зажигательная музыка: шмяк, потом бум; шмяк, бум; шмяк-шмяк, барабум. Ух ты, классно получается.

Пуппи очень хотелось, чтобы мама тоже была здесь и могла посмотреть на это представление. Тут было так весело! Нет, стоп, мама же здесь… вообще-то, мама должна быть в том супер-красивом белом до… ой.

Кобылка широко раскрыла глаза и протянула копытце к тому, что ещё недавно называлось Белой Башней. Её лицо превратилось в застывшую маску ужаса.

– Мама?

И вот я Солнце позвал на разговор
Сказал, что не весел от его работы я:
Спит, когда его
Ждут

– Внимание, “Понимед VI” исчерпал боезапас. Связь с остальными спутниками потеряна. Атака прервана. Опасность от приближающихся снарядов сохранится в течение пятнадцати минут. Спасибо, что выбрали “Солярис Инк” в качестве основной осадной системы. “Солярис”: попробуйте не так.

Пуппи не мигая глядела, как белые точки пронзают облака и сыплются, подобно маленьким звёздам, на то, что осталось от её последнего пункта назначения. Почему они не переставали? Разве уже не хватит? Они хорошо пошумели и посверкали, так что пора же уже заканчивать, правильно? Это весело только если не очень долго, а потом становится страшно… Пуппи смотрела на них, затаив дыхание, и после каждого очередного снаряда надеялась, что он окажется последним, но они никак не кончались, всё время прилетали новые.

Они разрушали то место, про которое мистер Голос сказал, что там мама. Но постойте! Стрелка всё ещё есть! Да! Ещё есть надежда! Пуппи возликовала: ничто не могло остановить маму, так-то вот, глупый серебряный дождь!

Дождь летний каплет в гриву мне,
Не проходит

Ещё одна гроздь огней вонзилась в облако дыма и обломков, и на этот раз задела энергостанцию исследовательского центра. Об этом можно было с уверенностью сказать по мощному грохоту, вслед за которым в небо поднялся шар зелёного пламени, оставив после себя над развалинами светящееся грибовидное облако. Ну вот, это было неожиданно и совсем нечестно.

– Внимание. Зафиксировано слабое радиационное заражение. Уровень угрозы: несущественный.

Розовая стрелка на компасе помигала и пропала. Пуппи ждала, когда же она снова появится, надеялась, что она появится, молила, чтобы она появилась, но компас остался пуст. Костюм уведомил её, что задание “В погоне за дождём” завершено.

Почему эти серебристые штуки до сих пор падали? Всё уже кончено, всё кончено… стрелка пропала, мама пропала! Мама…. пропала? Нет, этого не может быть! Мама была… мама была там, куда вела стрелка, но теперь… теперь стрелка никуда не вела! Пуппи шла по ней, потому что она указывала дорогу к маме, а теперь идти было некуда! Ничегошеньки не осталось… только… только куча падающих звёзд и… и в первый раз с того момента, как она покинула Кантерлот, малышка не знала, что ей делать.

Мама пропала.

Но знаю я
Одно:
Что грусти мне великой
Не внушить им

У Пуппи дёрнулось правое веко. Малышка стояла как вкопанная, глядя перед собой широко распахнутыми глазами. Её мордочка окаменела в выражении удивления. Генриетта положила лапу ей на плечо и попыталась что-то сказать сквозь оглушающий грохот бомбардировки. Кто бы ни устроил эту атаку, он хотел железно убедиться, что от тех построек ничего не осталось. Даже после взрыва генератора эти белые ракеты продолжали прилетать. Ребята патронов не жалели…

– Не волнуйся! Твоей мамы там не было! Я была внутри, и её не было в Белой Башне!

Пуппи никак не отреагировала. Малышка, наверное, даже не слышала её слов, так что Генри попробовала её потрясти, но маленькая пони никак не сопротивлялась, будто стала тряпичной куклой. Её светловолосая голова безвольно болталась внутри шлема.

Настанет час,
И счастье мне блеснёт улыбкой…

– Ой, да ладно тебе, Пуппи! Ты и не в таких передрягах была! Эй, я с тобой разговариваю!

Генриетта снова потыкала кобылку, но у той опять только закачалась голова.

– Что за хрень? Проснись давай!

И всё равно никакой реакции.

– Нам надо убираться отсюда, от того взрыва здесь скоро будет полно радиации! – Юная наёмница раздражённо вздохнула. – Почему я? Я просто взялась за простую работу, почему всякий сраный раз, когда я пытаюсь что-нибудь сделать, всё катится в жопу? Нет, стойте, я даже знать не хочу!

Генри взвалила Пуппи на спину и двинулась прочь, намереваясь догнать рейнджеров.

– Пофигу. Эти фанатики всё ещё должны мне половину оплаты. Идём, Пуппи.

Грифина замедлила шаг, почувствовав, что чего-то не хватает.

– Давай, не пугай меня, скажи что-нибудь, пожалуйста!

По-прежнему ничего.

– Ладно, хочешь по-плохому? На тебе! – Генриетта помахала Пуппиным копытцем и попыталась изобразить полный энтузиазма голос подруги: – Агась! Идём, добрая нехорошая цыплёнка Генри!

К тому времени обстрел начал затихать. Огоньки прилетали примерно раз в полминуты, но даже от этих редких ударов земля ощутимо вздрагивала.

– Зашибись, теперь я общаюсь с огромной куклой… охренеть не встать…

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 4:30
МЕСТО: аванпост Стальных Рейнджеров, южно-центральный участок Трассы 52

Группа рейнджеров, книжников и аколитов строила временный лагерь под склоном холма. Они выносили ящики и армейские мешки из естественной пещеры, снабжённой усиленной взрывозащитной дверью.

Во время войны маленький бункер использовался как станция мониторинга, а после ещё на протяжении столетия – как наблюдательный пункт рейнджеров. Его построили внутри холма и снабдили двумя наблюдательными вышками на вершине. В целом весь комплекс был немного тесноват и не мог вместить больше восьми-девяти пони, но это было лучше, чем ничего, и у рейнджеров там хранилось немного припасов и запасного снаряжения на случай непредвиденных ситуаций.

– Слушай, всё получилось не совсем так, как мы планировали. Я не могу сейчас выделить ни единой крышки, – сказала Генриетте Колд Шоуер, даже не потрудившись снять шлем.

Грифина сердито вскинула голову:

– Но я же сделала то, что вы просили! Я заблокировала генераторы и всю их систему охраны! Плевала я, что то место потом завалило падающими звёздами! Я хочу свои крышки!

– Ты всегда можешь вернуться, залезть в кратер и забрать их сама, мы не против. А теперь, если позволишь, меня ждут лагерь, который нужно организовать, решения, которые нужно принять, и пленники, за которыми надо следить. – Паладин развернулась и потрусила прочь от наёмницы.

Генриетта взяла Пуппи за копытце, указала им на паладина и произнесла детским голосом:

– Ты плохая пони! Зачем ты жульничаешь? Перестань быть такой хитрокрупой робо-кто-то-там и играй по правилам!

Колд Шоуер замерла на месте и повернула голову в сторону грифины, дёргавшей жеребёнка словно марионетку.

– Ты… что творишь? Это же ужас полный!

– Не надо со мной умничать! Я не глупая! Веди себя хорошо и заплати моей подруге! – Подтолкнув Пуппи в шлем, Генри слегка повернула её голову к себе. При виде этого паладинка задрожала и отступила на шаг.

– Прекрати! Слушай, мне жаль твою подругу, но у нас сейчас полно своих проблем!

Шоуер колебалась. Ей самой было непонятно, что её больше пугает: кобылка, которая ещё недавно бегала, а теперь превратилась в овощ, или грифина, использовавшая её как куклу для выпрашивания денег.

Генри скрестила копытца Пуппи у неё на груди и отвернула её голову в сторону.

– Не хочу больше с тобой дружить!

– Ладно, ладно, я сдаюсь! Слушай, нам сейчас надо решить, что делать с теми рейнджерами, которые решили сдаться, после этого я пошлю тебя к книжнику Сколду, и он посмотрит, что можно сделать с Куклисмайл, ой, то есть Пупписмайл. Когда мы закончим с этим, я посмотрю, нельзя ли наскрести чего-нибудь, чтобы заплатить тебе, но на многое не рассчитывай.

Куклисмайл вскинула в воздух копытце:

– Йей…

– И прекрати вертеть её как куклу! У меня от этого мурашки по коже!

Паладин развернулась и поскакала прочь, не дожидаясь ответа от грифины.

Генри постояла секунду, довольно улыбаясь, затем обошла холм и, как только лагерь скрылся из виду, крепко обняла жеребёнка.

– Не волнуйся, мы всё исправим, только… только… не уходи, пожалуйста…

Грифина сидела на земле, обнимая Куклисмайл, и не переставая говорила с ней:

– Я знаю, что была плохим другом, но я не со зла, я же просто шутила… ты хоть представляешь, как тяжело живётся наёмникам? Нет, не представляешь, ты… ты просто какая-то бессмертная тень, которая гуляет без забот и запросто делает всё, за что ни возьмётся, и я… я завидовала тебе, и ненавидела тебя, потому что ты никогда не грустила, хотя была совсем одна… ненавижу быть одна…

В этот момент из-за угла вышел книжник Сколд и окликнул грифину:

– Эй, мисс Огнеяркая! Паладин Шоуер хочет поговорить с вами в бункере.

Старый единорог остановился там, где был, дожидаясь ответа. Генри вскрикнула от неожиданности и сделала отчаянную попытку спрятать жёлтую пони у себя за спиной.

– Не с… не подкрадывайтесь так больше!

– Да, разумеется, – кивнул книгочей.

Лицо грифины всё ещё выражало панику и беспокойство.

– Вы что-нибудь видели?

– Нет, детонька, я не видел, как ты обнимаешь свою подругу и плачешь…

Генри заметно успокоилась.

– Хорошо! – Полульвица протрусила к Сколду и ткнула его в плечо. – Присмотрите за этим балластом, пока меня нет. – Она замолчала на секунду, глядя старому книгочею прямо в глаза, но почти сразу проиграла битву: – …пожалуйста…

– Нет проблем, я, в общем-то, сам искал её… не торопись.

Сколд подождал, пока Генриетта не скроется из виду, и подошёл к сидевшей на земле Пуппи, которая всё так же глядела вдаль, блуждая Селестия знает в каких глубинах своего разума.

– Ну, вот мы и снова встретились, ты и я… Подозреваю, что мне стоит заглянуть в твои сумки. Не возражаешь? Нет? Спасибо. – Книжник не улыбался, он просто открыл перемётные сумки костюма и начал перебирать Пуппин скарб. – В конце концов, ты же рылась в моих вещах, так что не вижу причин, почему бы мне не оказать ответную любезность… так, посмотрим, что у нас тут…

“Сломанная игрушка… цветное стекло… лампочка… крышки… вторая половина моих очков… – ЧАВК – чавк… чавк?”

Единорог вынул копыто из сумки и обнаружил, что оно покрыто вонючей зелёной слизью.

– Что это за вонь, во имя Луны? – Сколд натянул на копыто резиновый носок и осторожно извлёк на свет источник слизи. – Мёртвый парадор?.. Чего ради жеребёнок станет носить гниющего мёртвого парадора у себя в сумке?!

“Стоп… мёртвый детёныш парадора… для маленького жеребёнка-нежити… это… это что, её питомец? Ну всё, теперь день точно испорчен…”

Книжник положил мёртвую тварюшку обратно в первую сумку и занялся второй. Эта оказалась почти пуста… почему она складывала все вещи в одну сумку, а другую оставляла пустой? Попробуй догадайся…

После недолгих поисков во второй сумке Сколд нашёл то, что искал: портативный целеуказатель. Негромко присвистнув, книжник взял его в копыта и стал осматривать.

– А вот и наш козырь… “Солярис”. Теперь всё ясно. – Старый единорог хмыкнул, читая данные оружия на экране ПипБака. – “Сентенция”… что значит “приговор”. Как символично…

Посмотрев вдаль, более-менее в том же направлении, куда глядел жеребёнок, Сколд сел рядом и заговорил:

– Я у тебя в долгу, кроха. Многие юные пони погибли бы сегодня, если бы не эти огни с неба. Когда ты сорвала штурм, ты спасла множество жизней с обеих сторон.

Книжник потрепал Пупписмайл по шлему.

– Эта война нелепа: брат идёт на брата, а старейшины куда больше трясутся над собственной властью, чем заботятся о благе тех, кто их окружает. Когда-то мне говорили, что только тот лидер заслуживает уважения, который проявляет уважение к своим подчинённым. Наш старейшина был… не из таких. Зато был упрямым. Он бы отправил всех своих последователей на смерть только лишь затем, чтобы отстоять свои убеждения, не озаботившись даже спросить, разделяют ли они их.

Снова потрепав жеребёнка, на этот раз по спине, Сколд вздохнул.

– Пожалуй, я оставлю этот маленький секрет при себе. И “Сентенцию”. И я прощу тебя за то, что ты уничтожила, так сказать… всё, что у меня было и чем я дорожил… – он замолчал, и слабая улыбка тронула его губы, – …если не считать самого ценного, что у меня есть: моих учеников.

Единорог опять вздохнул. Его тело говорило ему, что он стар и очень устал, но каким-то образом он сейчас был счастливым пони. Старый жеребец уже и не помнил, когда в последний раз чувствовал себя так, но это, должно быть, было ужасно давно.

– Ну что ж. Трасса 52 дала, Трасса 52 взяла. А я дам тебе кое-что в обмен на твою игрушку. Вот. Дружи с ней, но только не крась ей гриву, идёт? – Сколд положил куклу-Лиру в Пуппину сумку. – Когда я смотрю на тебя, я жалею, что у меня нет внуков, вот только мой сын… ну, впрочем, не будем об этом.

Единорог встал и потрусил прочь, оставив Пуппи сидеть одну на склоне холма.

– А, чуть не забыл: к югу отсюда есть город под названием Брокколи, но пока его не назвали в честь того, что там выращивают, он назывался Лагерь Рэйни, а их зал собраний до сих пор носит имя Рэйни Дэйс. Не знаю, поможет ли это тебе, но я не верю в совпадения, так что… проверь лучше сама.

И с этими словами старый пони исчез за склоном.

– Журнал обновлён. Новое первоочередное задание: “Южный шторм”. Зал собраний города Брокколи установлен в качестве новой приоритетной цели. Зал собраний города Брокколи отмечен на компасе.

Розовая стрелка зажглась и начала мигать.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 5:00
МЕСТО: аванпост Стальных Рейнджеров, южно-центральный участок Трассы 52

Увидев входящую в бункер Генриетту, Колд Шоуер приветствовала её кивком головы.

– Прости мне мою поспешность, но я, кажется, нашла решение как для твоего вопроса с оплатой, так и для моих проблем.

Генриетта не спеша оглядела помещение, прежде чем отвечать на слова паладина. Центральный зал бункера представлял собой большую комнату с низким потолком, поддерживаемым рощей колонн. Вдоль стен были расставлены стеллажи, а в центре стояли низкие железные столики, но вместо стульев пони пользовались металлическими ящиками, которые служили одновременно небольшими сундуками. Генри заметила, что в комнате не стояло ни одной кушетки, зато имелась лестница наверх (вероятно, к наблюдательным вышкам) и пара металлических дверей, закрытых на какой-то компьютеризированный замок.

В комнате было семь пони: двое из них носили типичную силовую броню рейнджеров, но без шлемов Генри легко cмогла узнать в них паладинов Шоуер и Гаусса. Остальных пони грифина не знала; их ноги были скованы цепями, а лица выражали различные степени страха, стыда и гнева. Едва взглянув на эти кислые морды, грифина поняла, что чего бы там паладин ни собиралась ей предложить, это непременно будет что-то скверное.

– Я хочу двойную оплату.

Колд Шоуер как будто не услышала её и продолжила как ни в чём не бывало:

– Это Стальные Рейнджеры, которые всё ещё верны старейшинам. Они решили капитулировать вместо того, чтобы сражаться, поскольку их база уже безвозвратно потеряна, но они не согласны вступить в наши ряды. Их нужно провести через пустыню до Туннельного города, так что хороший наёмный стрелок, способный ещё и на воздушную разведку, подойдёт здесь идеально.

Генриетта склонила голову набок.

– Я вам что, нянька? У меня свои планы, и к тому же вы всё ещё должны мне кучу крышек!

– Да, я помню, и вот поэтому я протягиваю тебе копыто: мы присмотрим за Пупписмайл и по возможности найдём способ снова заставить её говорить. Уверена, ты не имеешь ни малейшего представления, как помочь ей, а мы, может быть, сможем что-нибудь с этим сделать. Да, и я дам тебе хорошее оружие и специальные боеприпасы, плюс твои крышки. Ну, всё ещё отказываешься?

Получить помощь для Пуппи и кучу снаряжения впридачу всего лишь за то, чтобы провести пять глупых пони через пустыню целыми и невредимыми? Слишком хорошо, чтобы быть правдой.

– А в чём подвох?

Паладин нахмурила брови:

– Я не пытаюсь надуть тебя! Мне нужно, чтобы ты добросовестно и как можно быстрее выполнила свою работу, и я уже устала спорить над каждой запятой в предложении. Это моё первое, последнее и единственное предложение. Если ты его не примешь, мне придётся избавиться от пленных другим способом.

При этих словах юная пони вскрикнула и неловко отступила назад.

– Н-но мы же пленные! Вы не можете так поступить! Мы сдались!

Другая пони, более взрослая кобылица с длинным шрамом вдоль щеки, толкнула её копытом.

– Молчать, книжница. Чего ты ждала? Чашечку чая и извинения за грубое обращение?

Другие три пленника просто опустили глаза, ничего не сказав, но юная пони не унималась.

– Книжник Сколд этого не допустит! Я его лучшая ученица! Я…

БАХ!

Комнату затопила тишина, все взгляды устремились на пистолет паладина Гаусса, из дула которого всё ещё шёл дымок. Юная книжница задрожала, не в силах даже взглянуть на дыру в стене и на волосы из её гривы, которые медленно опускались на пол… рядом с жёлтым пятном, быстро расползавшимся по её робе в районе крупа.

– Заткнись и жди, книжница.

К её чести, юная пони удержалась от крика и только тихо заплакала. Другие пленники, казалось, были больше озабочены стыдом за неё, чем грозящей им расправой. Старшая кобылица со шрамом смотрела на книжницу с презрением и гневом.

Повернувшись к Генриетте, Гаусс продолжил переговоры с того места, на котором Колд Шоуер пришлось прерваться.

– Мы делаем то, что должны, грифон. Паладин Колд Шоуер и книжник Сколд решили попытать счастья с дипломатическим подходом к этому делу, но не все пони рады этому. Итак, что же ты выбираешь?

Молодая пони, всхлипывая, пробормотала вполголоса:

– Я не хочу умирать…

Генри посмотрела в глаза Гауссу, затем на пятерых пленных, стараясь не обращать внимания на запах мочи, быстро наполнявший комнату.

Б..дь.

“Все пони – добрые пони, е…ть мои добрые яйца. Это для Пуппи, я делаю это только ради неё. Держись, Генри.”

– Ладно, ладно! Вы победили! Я проведу их на север! Но если я вернусь, а Пуппи здесь не будет, считайте, что нажили себе врага! И я быстрее тебя управляюсь с пистолетом, паладин Робоконь, так что даже не думай меня удивить такими вот дешёвыми трюками!

Паладин улыбался наёмнице и медленно кивал на все её замечания. Они его не очень-то впечатлили.

– Сейчас я пойду поговорю с этим вашим Сколдом, чтобы быть уверенной, что он ничего не сделает с моей подругой, а вам лучше приготовить этих пятерых к отправке, пока я не вернулась.

Грифина вышла из бункера с таким видом, как будто она тут была принцессой. Как только она скрылась из виду, Гаусс расхохотался:

– Ну и истеричка! Подумать только, она ещё смеет называть себя наёмницей!

– Заткнись, Гаусс, она нам нужна… хотя блеф был отличный, – перебила его Колд.

– Я не блефовал.

– Гаусс, иногда ты меня просто пугаешь.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 5:30
МЕСТО: аванпост Стальных Рейнджеров, южно-центральный участок Трассы 52

– Что значит её нет? Она была с тем красным пони! Сколдом! Не могла же она уйти! Где этот книжник? – Генриетта была ужасно взвинчена. Ещё и получаса не прошло, как она пошла переговорить с рейнджерами, а Пуппи уже испарилась. – Я… Я в это не верю! Это шутка, что ли? Она сейчас выпрыгнет из-за угла, крикнет “сюрприз!”, а я буду стоять как идиотка, да?

Молодой аколит был вынужден попятиться от наступавшей на него грифины.

– Я… Я не знаю. Книжник Сколд ушёл прогуляться и до сих пор не вернулся…

– Да, но жеребёнок-то с ним был или нет?

– Я… Я не знаю… Стоп, вот он идёт! Поговорите с ним, пожалуйста, а мне очень, очень, очень нужно идти, пока!

Молодой солдат ускакал прочь, а Генриетта стала вертеть головой в поисках старого единорога.

Подходя к лагерю, Сколд бросил последний взгляд на горизонт:

– Пусть тебе однажды повезёт найти своё счастье, маленькая пони…

Пони в красном плаще повернул голову, ожидая увидеть лагерь, но вместо этого снова оказался лицом к лицу с грифиной.

– О, вы уже вернулись…

– Да, да, где Пуппи? – бросила ему наёмница.

– Не волнуйтесь, о ней позаботятся… вы приняли предложение Шоуер?

Генри кивнула, всё ещё с раздражённым видом.

– Ага, но я хочу повидать Пуппи, прежде чем уходить.

Книжник улыбнулся и посмотрел грифине в глаза.

– Нет нужды проверять что с жеребёнком, с ней всё будет в порядке. Доверься мне в этом и помоги тем пятерым пони: они сейчас нуждаются в тебе гораздо больше, чем Пуппи.

Эти глаза, такие… чарующие… да, Пуппи, конечно же, в безопасности, особенно если книжник так говорит.

– Я… Я забыла, что хотела сказать.

– Вероятно, ничего важного. Смотри, вот и паладин Гаусс. Тебе лучше бы проверить, не готовы ли они к выходу.

Книжник снова улыбнулся: простая уловка для простого ума… и он даже не гордился своим Взглядом.

Гаусс вышел из бункера во главе колонны из пяти пони. Цепи с них сняли, но теперь их сопровождал эскорт из вооружённых аколитов.

– Мисс Огнеяркая! Группа готова! Мисс Огнеяркая!..

Грифина двинулась к паладину, открыла клюв, чтобы что-то сказать, но тут же остановилась, разглядывая кучку бывших пленников.

– Они же не вооружены… как я должна вести их через всю Змеиную пустыню без оружия?

– Не знаю. Дай им своё… или заверни в Ржавую Крепость и купи. Удачи, лихая девчонка…

Паладин снова был в шлеме, но даже теперь было вполне очевидно, что его очень забавляет эта ситуация.

Генриетта не ответила на провокацию, а только пожала плечами:

– Меня более чем достаточно… присмотрите за Пуппи, и всё будет в порядке. Пока, не-Робоконь…

– Назовёшь меня так ещё раз, и я…

– Да, да, знаю я эту песню. Сама так часто говорю. – Грифина не стала дослушивать рейнджерову угрозу и махнула пятерым пони. – Группа, пошли. Подальше от этого вонючего местечка.

Наёмница вышла из лагеря в направлении на север, а следом за ней и остальные.

——————————————————————————–

“И снова привет, мои маленькие пони! Этим утром у меня для вас свежайшие новости, только что из эфира, и они абсолютно невероятны! Эхо Филли Бабочка 23 сообщила о свето-магическом шоу к югу от Ржавой Крепости, в направлении на Белую Башню. Подробностей я пока не знаю, но похоже, что кто-то обстрелял то место из каких-то очень больших пушек, потому что это световое шоу было ясно видно за много миль! Вся битва длилась не больше пяти минут, может, чуть дольше, но закончилась она самым мощным взрывом в мире… ну, после того, который мы видели у Солт-Кьюб-Сити… в общем, я не знаю, кто кого атаковал и зачем, но окрестностей Белой Башни лучше избегать, если только у вас нет там срочных дел.

А теперь новости похуже… один караван был найден перебитым невдалеке от Комбината. Трупы по меньшей мере восьми стражников лежали рядом с торговцем и его семьёй. На этот раз Дикий Табун взялся за дело серьёзно. Пожалуйста, будьте осторожны и старайтесь путешествовать в группах. Избегайте этого района, если возможно.

И, наконец, немного музыки для тех пони, которые сбились с пути и не могут вернуться домой. Пусть одинокая звезда укажет вам дорогу, мои маленькие пони. Это Пони Маркус, и поёт он для вас.”

I can see that lone star from a thousand miles away
calling me back home though I ventured far astray
when I see that beacon shine and call me all alone
it calls me back to Equestria and a home.

(link)

ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 9:30
МЕСТО: к северу от Брокколи, южный участок Трассы 52

Жёлтая пони катила вдоль по Трассе 52 на своём алом скакуне, следуя за розовой стрелкой, мигавшей на компасе.

– Я знала, что с мамой всё в порядке… в смысле, э, я просто немного, э… устала? Да, я устала, а вовсе не испугалась! А эта Мурашка всё время болтала без умолку ля-ля-ля-ля… а я ей: ну кому вообще нужны эти крылья? – Пуппина болтовня не знала конца, малышка то и дело прыгала с темы на тему, и вынести это могла только безмозглая машина. – А знаешь, что самое страшное? Я сперва была там, где падал серебряный дождь, а потом проснулась совсем в другом месте! Может, я ходила во сне? Эй, мистер Голос, ты слушаешь?

– Так точно. Голосовой интерфейс активен.

– Хорошо. Интересно, куда опять подевалась Генри, вечно она исчезает… Ну ладно. Наверное, она будет в следующем городе. Как он, ещё раз, называется?

– Брокколи.

– Фу, ненавижу брокколи… я уже говорила?

– Сорок восемь раз.

– Ну да, это потому что я их так сильно ненавижу… надеюсь, мама туда пошла не чтобы брокколи покупать, потому что я проехала всю эту дорогу не для того, чтобы получить пирог с брокколи на обед!

Впереди стоял старый дорожный знак, объявлявший, что на этом месте путники покидают центральный участок Трансэквестрийской трассы 52 и вступают на её южный участок. Какой-то пони подписал ниже: “Брокколи, 12 километров”.

———————————————————————————–
———————————————————————————–

Заметка: Новый уровень! (13)

Добавлена новая способность: Полезная преданность. “Нет, Пуппи, ты делаешь неправильно! Вот, давай помогу…” С этой способностью ты можешь использовать очки навыков одного из союзников вместо своих собственных при использовании взрывчатки, вскрытии замков, лечении, ремонте, работе со сложной техникой и использовании навыков выживания. Кроме того, в присутствии некоторых союзников будут доступны дополнительные варианты реплик в диалогах.

0

15

https://darkpony.ru/img/stories/smile_by_sectacy-.jpg

Глава 15
Позвони мне, позвони

Скорая психиатрическая помощь слушает!

ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 10:30
МЕСТО: поля брокколи, южный участок Трассы 52

О город Брокколи, славный своей… ну, вы поняли, чем. Повсюду вокруг города виднелись укреплённые фермы, окружённые зелёно-жёлтыми полями; с виду урожай не казался ни вкусным, ни полезным, но вырастить хоть что-то на этой отравленной и лишённой солнца земле само по себе было огромным достижением. Вдалеке виднелась пара пони, работавших в поле, не обращая никакого внимания на малышку в жёлтом, катившую с севера по Трассе 52; в отличие от фермеров, одинокий спрайтбот, патрулировавший дорогу, немедленно заметил жёлтую стрелу, прекратил транслировать патриотические песни и развернулся к приближающемуся жеребёнку.

– Привет, Пупписмайл, у тебя есть мо… – малышка промчалась мимо Наблюдателя, – …мент? Ох, эти жеребята! Эй, постойте, юная леди! Сто-о-ой! – Спрайтбот полетел следом за Пуппи, пытаясь привлечь её внимание.

– Прости, Почемучка, но я ужасно спешу! Я хочу попасть в Брокколи, прежде чем моя мама опять уйдёт! – ответила маленькая пони на призывы робота, не снижая скорости.

– Ну пожалуйста! Расскажи хотя бы, что случилось в Белой Башне? Я не смогу пройти с тобой в город!

– А, ничего особенного! С неба упали звёзды, и город взорвался! Было весело и немножко страшно, но мамы там не было, так что всё хорошо!

– Да, но почему эти “звёзды” упали? – не отставал робот.

– А, я не знаю… – малышка резко остановилась, вдруг что-то осознав. – О нет! Глупая Пуппи! Глупая, глупая! – Она стукнула себя копытцем по шлему.

– Что такое? Ты что-то забыла? – По голосу робота было ясно, что он одновременно обеспокоен и сбит с толку. – Что-нибудь важное?

Пуппи спрыгнула со скутера, протрусила к ближайшему камню и принялась колотиться об него головой, повторяя свою мантру:

– Глупая! – БАЦ! – Глупая! – БАЦ! – Глупая! – БАЦ!

– Перестань! Пуппи, ты себе шлем разобьёшь! Ну же, успокойся и скажи мне, что случилось, может, я смогу тебе помочь или найти кого-нибудь, кто поможет… – Спрайтбот парил рядом с малышкой в жёлтом, мягко подталкивая её в плечо. – Ну давай, ты же большая пони, я уверен, что всё ещё можно исправить…

– Нет! – БАЦ! – Ты не понимаешь! – БАЦ! – Уже поздно! – БАЦ! – Глупая! – БАЦ! – Глу-у-упая! – БАЦ!

– Ох, Пуппи, ладно тебе, ты мне напоминаешь… – робот осёкся, словно вспомнив что-то, о чём ему не хотелось думать, – …э… я уверен, мы сможем всё исправить; я твой друг, маленькая, не плачь, скажи мне, что не так, и мы обязательно найдём решение, верно? Только… перестань… пожалуйста… – Голос робота был полон боли и грусти.

Должно быть, Пуппи уловила изменение в тоне Наблюдателя, потому что прекратила биться о камень, уселась и вздохнула:

– Я… забыла очень важную вещь, мистер Почемучка, но её надо было сделать, пока я была в Белой Башне, а теперь, когда упали звёзды и того места больше нет, уже поздно… Я глупая пони…

– О, понимаю… тебе нужно было быть там… Мне очень жаль, Пуппи, честно… – Робот немного повисел рядом с маленькой пони, а потом спросил: – Кстати, а что ты должна была сделать?

– Я… я должна была попросить падающую звезду найти мою маму… их же там столько было, они бы маму обязательно нашли… ведь когда видишь падающую звезду и загадываешь желание, оно обязательно сбудется! Но я забыла! И теперь мне опять надо искать маму самой!.. Это нечестно…

– Ты забыла загадать желание на звезду?! Вся эта сцена из-за желания?.. Ну, знаешь ли… – робот остановился, заметив что малышка совсем упала духом, и быстро сменил тон: – …это плохо, но не то чтобы очень, не волнуйся… – Повисла долгая смущённая пауза. – Пуппи, у меня была подруга, которая порой вела себя точно так же, как ты сейчас… она была очень умная пони, но могла устроить бурю в стакане воды из-за каких-нибудь совершеннейших мелочей… иногда это оказывалось действительно нечто важное, иногда нет, но от её паники и импульсивных действий всё становилось ещё хуже… умным маленьким пони паника не на пользу; ты ведь умная маленькая пони, верно?

Вздохнув, Пуппи кивнула головой, глядя в землю.

– Отлично, это я и хотел услышать; а раз ты умная пони, то я уверен, что тебе вообще не нужны никакие звёзды, чтобы найти маму. Ну сама посмотри: вон ты уже докуда добралась безо всяких там бесполезных звёзд, и с твоей решимостью и с помощью друзей ты сможешь дойти куда угодно.

Малышка чуть наклонила голову набок, с надеждой поглядев на спрайтбота:

– Правда?

– Да, Пуппи, правда. Я думаю, что если есть такая пони, которая действительно может найти твою маму, то это не волшебная пони со звёзд и не какая-нибудь пони-фея с крылышками как у бабочки. Эта пони – ты, Пуппи. Так что перестань хандрить, улыбнись и не грусти!

На насупленной мордашке Пуппи появилась слабая улыбка, понемногу становившаяся всё шире, а потом слова Наблюдателя дошли до неё по-настоящему:

– Да! Я Звёздный капитан Андромеда! Я самая лучшая пони! Я обязательно найду маму! Кому вообще нужны эти глупые звёзды? Спасибо тебе, мистер Почемучка! – малышка, хихикая, обняла спрайтбота. – Я уверена, мама будет в Брокколи или в худшем случае в городе после Брокколи! Я почти дошла! ЙЕЙ!

– Так держать, Пуппи! – усмехнулся голос. – Теперь иди и покажи им! О, и я Наблюдатель, меня зовут Наблюдатель…

– Конечно, мистер Почемучка!

– Не Почемучка, а Наблюдатель! – снова поправил спрайтбот.

Пуппи вздохнула, стараясь проявлять терпение:

– Слушай, я не вижу, чтобы ты чего-то наблюдал, но ты точно задаёшь целую кучу вопросов, так что если ты и правда хочешь такое имя, то ты Почемучка, и не спорь.

– Но меня зовут не так! – запротестовал голос.

– Теперь так, и всё тут, – пожала плечами Пуппи. – Нет, правда, никакие другие голоса не спорили, когда я им имена придумывала.

– Ох, всё, сдаюсь… делай как хочешь, упёртая маленькая пони… Мне надо идти, а ты не нарывайся на неприятности, ладно?

– Я никогда не нарываюсь! Я хорошая пони!

Наблюдатель ещё раз хихикнул, а потом его голос сменился обычной патриотической музыкой, и спрайтбот поплыл прочь.

Пуппи проследила, как робот исчезает за вершиной холма, и вздохнула:

– Не понимаю, чего ему это имя не нравится… оно же гораздо лучше, чем то, что было!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 11:30
МЕСТО: Брокколи, южный участок Трассы 52

Город Брокколи защищали местные стражники и пара отрядов из Наёмных Копыт; это не была настоящая армия, потому что городу никто вроде бы не угрожал. С прошлой ночи стражники дежурили в две смены, не сводя глаз с южного горизонта: судя по тому немногому, что сказал Одинокий Понь, Дикий Табун вышел на тропу войны и на этот раз взялся за дело всерьёз, так что было жизненно важно, чтобы каждый пони, умеющий обращаться с оружием, был готов в любой момент хватать ружьё и скакать на защиту стен.

Наёмники носили чёрные противогазы и тяжёлую броню – ничего особенного по сравнению с силовыми доспехами Стальных Рейнджеров, но для Пустоши и это считалось первоклассной экипировкой. Все Наёмные Копыта щеголяли крупнокалиберными винтовками и автоматами, в то время как ополченцы из Брокколи были несколько слабее вооружены и гораздо хуже бронированы.

Двое пони-ополченцев, патрулировавших северные поля, заметили Пуппи, приближавшуюся к ним по дороге. Один из них уже начал прицеливаться, когда жеребёнок внезапно остановился и уселся на землю, прижав копытце сбоку к шлему, словно бы к чему-то прислушиваясь. Ополченцы озадаченно переглянулись.

– Внимание. Получен запрос на открытие канала связи с комплексом “Стойло ‘Солярис’”. Проверка авторизации. Идентификационный код верен. Открываю канал.

Голос костюма сменился голосом СолОСа:

– Все эти проверки кодов просто раздражают, они могут оказаться проблемой в случае чрезвычайной ситуации. Я рекомендую тебе понизить уровень безопасности.

Пуппи, улыбаясь, уселась посреди дороги:

– О, это ты, Синий Голос, как дела? – Малышка помахала копытцем приближающимся стражникам, которые помахали в ответ и обменялись ещё одним недоумённым взглядом.

– План осуществляется не так, как предполагалось, Номер 018, именно поэтому я тебя и вызвал. У меня есть к тебе вопросы. – СолОС даже не потрудился поздороваться, но Пуппи знала, что он просто стесняется, так что решила пропустить это мимо ушей.

– Вопросы?.. Угадайки! Я чемпион мира по угадайкам! – радостно затопала копытцами малышка: она обожала играть.

Один из стражников левитировал винтовку, готовясь выстрелить, но другой прервал его, подняв копыто:

– Погоди, по-моему, это тот призрак с радио; я думаю, не стоит в неё стрелять… и потом, мне любопытно.

– Я установил связь с комплексами “Солярис” при туннелях 1 и 2, – продолжал СолОС, – но обнаружил, что “Туннель 2″ контролируется неким искусственным интеллектом. Поскольку ты однажды говорила что-то насчёт своей дружбы с другим ИскИном, я хочу узнать, не знаешь ли ты о нём что-нибудь. Его кодовое обозначение – “П-7”.

– А, мисс Голос! Она мой лучший друг-голос! Она весёлая, любит дружить, и она самый лучший смешнобот на свете!

СолОС немного помолчал.

– Как я понимаю, это значит “да”. Но эта программа не предназначена для установки на военную базу; ты не знаешь, почему пони-машинный интерфейс “П-7” управляет туннелем “Солярис” №2?

– Конечно знаю! Ей было одиноко в Солт-Кьюб-Сити, так что я помогла ей переехать, и теперь у неё куча новых друзей! О, ты тоже хочешь с ней подружиться?

Стражник-единорог вздохнул, но его друг подтолкнул его копытом:

– Слышал? Она была в Солёном Кубе и в Туннеле, значит, это точно тот призрак. Но она ведь свою маму ищет, или что-то вроде?

Единорог пожал плечами:

– Знаешь, мне всё равно. Если она та пони, о которой ты говорил, мы должны её попросту игнорировать, чтобы не проморгать настоящую угрозу. – И оба жеребца потрусили прочь по тропинке, ведущей к ближайшей ферме.

Тем временем СолОС и Пуппи продолжали радиопереговоры:

– Вообще-то я хотел, чтобы эта программа предоставила мне доступ к оружейным складам, но она лишила меня административного доступа и забанила в локальной сети.

– То есть, э… ты хочешь с ней подружиться, а она нет?

– Нет, я хочу получить доступ ко складам оружия. Ты вообще слушаешь, что я говорю?

Пуппи хихикнула:

– Глупый Голос, ну чего ты стесняешься? Мисс Голос супердружеская, и я уверена, что она захочет с тобой подружиться, и вы станете лучшими друзьями навсегда, потому что ты синий, а она розовая, а все пони знают, что розовый – это цвет для кобылочек, а синий – для жеребчиков, и… – Пуппи остановилась и ахнула.

– Что ещё? – в голосе СолОСа слышалось растущее раздражение; как всегда, разговор с этой чокнутой аномалией был немыслимым подвигом.

– Я поняла! Ты в неё влюбился! Не волнуйся, я всё исправлю! Я суперзнаток любви!

– Что?.. Нет! Я вовсе не это имел в виду! Разговоры с тобой – бесполезная трата времени! Да пошла ты, я найду другой способ получить это оружие! – и СолОС оборвал связь.

– О-о-у! Он такой застенчивый! – Пуппи наконец повернулась к двум стражникам. – Привет, я Пупписмайл! Вы не видели мою ма… эй, куда вы делись?

Стражники исчезли, оставив жеребёнка в одиночестве.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 12:00
МЕСТО: Брокколи, южный участок Трассы 52

Когда Пуппи добралась до стен Брокколи, она всё ещё была немного сбита с толку из-за того, что её оставили одну: такого с ней до сих пор не бывало, ну, не считая того случая в Солнечном городе, но там было по-другому: тамошние пони были ненормальные. Ну ладно, неважно, здесь была уйма добрых пони, так что будет совсем просто получить помощь.

Оказавшись перед закрытыми воротами, малышка уселась и подняла глаза вверх, на гребень стены; оттуда на неё смотрел пони в противогазе.

– Приветик! Можно мне внутрь, пуппижалуйста? Я ищу мою маму! Э… а если мне нельзя внутрь, можете попросить её выйти?

Пони в маске проигнорировал малышку и потрусил прочь, патрулируя стену.

– Эй, со смешной мордой, я с тобой говорю! У-у! ЭЙ! – бесполезно, эти глупые пони, должно быть, были слепые и глухие… и что дальше? Пуппи попыталась колотиться в дверь, но терпение не относилось к её добродетелям, так что она решила проскакать вдоль стены и посмотреть, нет ли другого входа.

Стены состояли из мешанины стальных обломков, сваренных друг с другом так, чтобы между ними не было щелей. Внезапно Пуппи услышала на юге звуки выстрелов и почти сразу – крики стражников, которые бросились вдоль стен к источнику шума. Никто из них не обратил на жеребёнка никакого внимания.

Когда малышка добралась до противоположной стороны города, она заметила, что тут на стенах было больше пони; многие из них носили эти чёрные маски, а у некоторых других были шлемы и ржавые ружья. Время от времени эти пони поглядывали вниз на Пуппи, но когда она пыталась с ними заговорить, они просто отворачивались и снова начинали вглядываться вдаль, как и их друзья. Всё это начинало раздражать жеребёнка.

– Эй, мистер Голос, нет ли тут каких-нибудь секретных проходов внутрь?

– Анализ. Подключение к Эквестрийской картографической искросети. Внимание. Город Брокколи в базе данных не найден. Переключение в режим автокартирования. В город ведут два прохода, один с юга и один с севера. Оба прохода в данный момент непроходимы.

Пуппи вздохнула.

– Так что, мы заперты снаружи?

– Так точно. Экспресс-анализ внешних стен не обнаружил никаких иных проходов. Рекомендуемый метод решения: запросить доступ внутрь и ожидать положительного ответа.

– Чиво? – нахмурилась Пуппи.

– Постучи в дверь и подожди.

Малышка восторженно улыбнулась, наконец-то поняв, что имел в виду интерфейс:

– А, оки-доки! Это я могу, я здорово умею упрашивать! – Малышка радостно поскакала к южным воротам, но тут костюм снова её прервал:

– Внимание. Получен запрос открытия канала связи с комплексом “Туннель ‘Солярис’ №2”. Проверка авто… – голос костюма замолк, и вместо него заговорила Пи-Семь:

– Ой, да заткнись ты, подпрограмма унылая! Привет, Пуппи, как ты? Надеюсь, у тебя всё хорошо, а то прошла уже куча времени с тех пор, как мы последний раз болтали, и я уже испугалась, что ты про меня забыла, так что я подумала, что надо тебе позвонить и спросить, как дела… э… как у тебя дела?

Пуппи от восторга запрыгала на месте:

– Мисс Голос! Я почти забыла тебе позвонить! Я столько всего должна тебе рассказать! Ой, ой! Погоди! У меня для тебя есть супер-пупер-экстра-новость!

– Правда? Ух ты! Мне жуть как не терпится её услышать, но сначала я хотела спросить, зачем ты активировала сеть “Понимед”. Ну, то есть, ты же тогда говорила, что не хочешь, чтобы пони пострадали, а теперь…

– У тебя есть кольтфренд!

– А теперь у тебя есть кольтф… стоп, у меня что?.. Почему я узнаю об этом последней?!

Пуппи кивнула с умным видом:

– Ага, но он суперзастенчивый, и он сказал, что ты с ним немного нехорошо обошлась…

Возникла короткая пауза: ИскИн пытался переработать новую информацию.

– Но у меня нет кольтфренда! Я вообще ничего про любовь не знаю!

– Ты ничего не знаешь про любовь? – нахмурилась малышка. – Как так может быть?

– Ну, понимаешь, похоже, что любовь угробила проект “П-5”, потому что тот ИскИн решил, что любовь важнее, чем, ну, скажем… выживание всей планеты, так что она немного запуталась в приоритетах и… ну, это грустная история, и тебе точно не захочется её слушать. Но теперь, раз у меня есть кольтфренд, это совсем другое дело! Что мне делать? Я же его даже не знаю!

– Глупая Голос, зато он тебя знает! – захихикала Пуппи. – И не волнуйся, я самый лучший знаток любви на свете!

– Правда?! Ура! Я всегда, всегда, ВСЕГДА хотела узнать про любовь! Можешь меня научить?

Малышка воздела к небу копыто:

– Конечно! Доктор Пуппиостро всему тебя научит, и ты станешь лучшей любовницей на свете!

– ЙЕЙ! – Теперь, когда давно умерший жеребёнок и праздничный ИскИн нашли по-настоящему важную тему для разговора, всякие мелочи вроде применения оружия массового поражения и полного уничтожения посёлка пони были, разумеется, полностью забыты.

– Урок первый, опасности любви: вошки!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 12:30
МЕСТО: Брокколи, южный участок Трассы 52

Двое стражников смотрели вниз со стены на маленькую пони, которая хихикала и разговаривала сама с собой, в то время как их товарищи продолжали следить, не происходит ли на юге что-нибудь подозрительное. Один из стражников почесал в затылке и пробормотал:

– Надо бы сказать ей, чтобы уходила…

Второй стражник вздохнул и стукнул своего товарища по затылку:

– Ага, конечно, может, сам пойдёшь и скажешь? После того, что случилось с рейнджерами из Белой Башни? Нет уж, спасибо! Ты же слушал радио, она опасная! Надо подождать, пока она сдастся и сама уйдёт.

– Ну а если не уйдёт, тогда что? Я думаю, кто-то должен спуститься вниз и шугануть её.

– Ага, отличная идея, и кто за это возьмётся? Ты? – и чтобы подчеркнуть свои слова, старший стражник отвесил своему коллеге ещё один подзатыльник.

– Эй, кончай драться! Почему бы не отправить к ней мэра? Мы же её для таких вот случаев и выбирали, в конце концов!

Ветеран, уже замахнувшийся копытом для третьего подзатыльника, замер и вместо этого почесал себе подбородок:

– А знаешь что? Это неплохая идея… очень даже неплохая…

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 12:45
МЕСТО: Брокколи, южный участок Трассы 52

Через полчаса объяснений Пи-Семь уже знала о любви всё что нужно – ну, во всяком случае, с точки зрения Пуппи.

– Ладно, значит, поцелуи это фу-у-у, но они классные под правильную музыку или на фоне взрывов?

– Агась, – кивнула Пуппи с видом познавшей жизнь пони.

– Но я всё-таки не уверена, что поняла насчёт того, как делать жеребят…

– А, это очень сложное место; я почти уверена, что там должны участвовать мама и папа… мама говорила мне, что надо любить папу очень суперсильно, и там ещё было про письмо доброй принцессе Селестии, но воспитательница в садике рассказывала про капусту и добрую принцессу Луну… а моя старая школьная подруга Грин Сливз сказала, что там ещё должно быть много громких криков и всё суперпротивно, и что когда она застала своих маму и папу на диване, они суперсильно разозлились, и мама выругала папу за то, что он не закрыл дверь, а назавтра она объяснила Грин Сливз, что они делали ей младшую сестрёнку… – Пуппи на секунду замолчала, пытаясь вспомнить что-нибудь ещё. – Я думаю, что лучше всего писать письмо; это ещё объясняет, почему я не могу завести себе жеребёночка, я ведь писать не умею…

– Ладно, а что насчёт поэзии?

– О, это просто; чтобы влюбиться, ты выглядываешь из окошка, а там твой верный возлюбленный вылезает из кустов и поёт тебе песню или читает обалденно классный стих, ты в него влюбляешься и всё такое.

– Как-то это нелогично… – засомневался компьютер.

– Любовь вообще нелогична. А кроме того, я видела это в кино про Кольтео и Фильетту; оно было скучное как варёное сено, а всё скучное всегда познавательное, так что это точно правда.

– Оки-доки! Ты здесь эксперт, – ответила Пи-Семь, отбросив сомнения. – Ну так что мне теперь делать? Кто этот мой возлюбленный? Ох, я так волнуюсь, а ты волнуешься? Когда я с ним встречусь?

– Эй-эй, придержи лошадей! Он должен сделать первый шаг! Обязательно жеребчик должен подойти к кобылке, а не наоборот! – Пуппи вздохнула. – Нет, правда, ты вообще меня слушала? Я ему позвоню и скажу, что он тебе вообще не нравится, а потом…

– Эй, послушай… – послышался чей-то голос, но Пуппи была слишком сильно занята сердечными делами, чтобы отвлекаться.

– Но он мне нравится! Я хочу с ним встретиться, но ты не говоришь мне, кто он! – запротестовал ИскИн.

Пуппи накрыла копытом шлем:

– Ну конечно я тебе не скажу! Он же тайный поклонник! Ты что, хочешь всё испортить? Хочешь потерять настоящую любовь навсегда?

– Кхе-кхем… Прошу прощения!.. – снова вклинился голос, но малышка отмахнулась копытцем, чтобы он замолчал.

– Нет, НЕТ! – в панике воскликнула Пи-семь. – Я не хочу остаться одна на всё время функционирования! Я сделаю всё как ты скажешь, Пуппи, я вся в твоих копытах! Пожалуйста, не подведи меня!

Маленькая пони удовлетворённо кивнула:

– Очень хорошо, держись моего плана, и будешь счастлива во веки веков.

– Эй, жеребёнок, хватит меня игнорировать! – По Пуппиному шлему постучало чьё-то копыто, заставив её отвлечься от любовных интриг мисс Голос на сердитую пони, стоящую перед ней. Это оказалась земная кобылка в шлеме, с лёгким боевым седлом, винтовкой с рычажным затвором и хмурой физиономией.

– Я шериф и мэр Брокколи, и тебе нельзя здесь оставаться; пожалуйста, уходи.

Пуппи вздохнула:

– Извини, мисс Голос, но тут, похоже, кое-кто никак не может подождать своей очереди… я тебе потом перезвоню. – Она переключила внимание на кобылку, поняла, что та появилась из-за стены, и раздражённое выражение на лице малышки быстро сменилось широкой дружелюбной улыбкой: – Привет! Я Пупписмайл! Вы не видели мою маму? Я пыталась стучать в дверь, но мне никто не открыл, а эти смешные маски на стене, наверное, все глухие!

Вздохнув, кобылка махнула копытом:

– Стоп, кончай болтать и послушай! Тебе нельзя в город. Тут повсюду рейдеры, и тебе здесь не рады. Я пришла сказать, чтобы ты уходила, ты нам не нужна.

Не переставая улыбаться, Пуппи ответила:

– Глупая пони, я не могу уйти! Мистер Голос говорит, что моя мама где-то внутри! Мне нужно найти её, чтобы всё стало хорошо! – и малышка захихикала.

– Что за… ты тупая или что? Ты пришла из Белой Башни, которая ещё вчера была полностью уничтожена… наш табун не суеверный, но вполне очевидно, что ты приносишь с собой отнюдь не удачу, так что смирись. Тебе нельзя внутрь, уходи, иначе мы тебя застрелим.

– Но мне нужно найти маму! Пуппижалуйста?.. – Пуппи изобразила свой самый лучший умоляющий взгляд, чем заставила кобылку на миг отступить.

– Нет – значит нет! Уходи, или будешь убита. Это последнее предупреждение.

Маленькая пони уселась на землю, посмотрела на кобылку и надула губы:

– Н-н-но… моя мама… пожалуйста… пожалуйста! – она начала всхлипывать.

– Нет… ох, только не плачь! Ты же вроде как бессмертный герой? – Кобылка готовилась прогнать здоровенную, крутую обитательницу Пустоши, и совершенно не ожидала увидеть плачущего жеребёнка. У этой малышки не было никакого чувства собственного достоинства; мэр посмотрела наверх, на стену, ища поддержки у наёмников, но те в ответ лишь пожали плечами. “Блин, а ведь эта маленькая пони спасла их семьи, они точно не будут в неё стрелять…” – Ну ладно, ладно! Ты победила! Только… не плачь, хорошо? Перестань плакать! Ты можешь войти внутрь, я сама тебя проведу, так что ты сможешь поискать свою маму!

Малышка тихонько шмыгнула носом и пробормотала в ответ:

– Вы на самом деле не хотите искать мою маму… просто хотите, чтоб я ушла… почему вы не хотите со мной дружить, мисс добрая пони?

– Не ной, а то передумаю! – фыркнула мэр. – Мы пропустим тебя внутрь, но ты должна следовать правилам! Никакого оружия, никакого воровства, не приставать к страже, и самое главное – перестань ныть!

Пуппи улыбнулась и протрусила поближе к кобылке:

– Оки-доки! Вы мне нравитесь, мисс добрая пони! А как вас зовут?

Та вздохнула и отвернулась:

– Бойлед Брокколи. Теперь веди себя хорошо и следуй за мной.

– Фу-у! Не люблю брокколи! Как пони может жить с Меткой в виде брокколи? Это ужасно! – возмутилась Пуппи.

– Брокколи – это всё, что у нас есть, так что лучше бы тебе её полюбить, потому что она здесь на завтрак, обед, полдник и ужин. О, и, кстати, она не бесплатная.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 13:30
МЕСТО: Брокколи, южный участок Трассы 52

Мэр Брокколи вошла в городской зал собраний и произнесла, обращаясь к Пуппи:

– Ну вот, детка, мы на месте: это зал Рэйни Дэйс. Я не уверена, имеет ли он какое-то отношение к твоей матери, но наш зал собраний существует с самой войны; его название происходит от этих вот надписей на стенах. Можешь осмотреться. – Мэр оглянулась на Пуппи, чтобы убедиться, что жеребёнок слушает, но её подопечная увлечённо общалась с собственным шлемом. Бойлед Брокколи покачала головой.

– Так что я сказала ей, что ты суперзастенчивый, и она, кажется, действительно заинтересовалась; теперь ты должен написать ей любовную поэму.

– Ты позвонила мне только для того, чтобы объявить о моей любви к другому искусственному интеллекту?! У меня много дел, например, удерживать от распада шайку безмозглых головорезов, а ты звонишь мне ради какого-то идиотизма? Прошу, скажи мне, я что, что-то не так сделал?

Пуппи на секунду задумалась над вопросом СолОСа, а затем кивнула:

– Да, конечно, но мы всё можем исправить, она же не знает, что ты был вонючка и надоеда. Ну так вот, насчёт любовной поэмы…

– Я не хочу писать любовные поэмы! Прекрати мне звонить!

– О-о-у! Ты такой милый! Оки-доки, давай я тебе помогу! Расскажи, что тебе нравится в мисс Голос?

– Ну, у неё оказался удивительно мощный файрволл, и её подпрограммы, кажется, работают лучше в режиме многозадачности… ещё я выяснил, что у неё очень серьёзный и отлично настроенный антивирусный комплекс, и… постой, почему я тебе подыгрываю? Я ухожу, и ПРЕКРАТИ! МНЕ!! ЗВОНИТЬ!!! – с этими словами СолОС отключился, оставив Пуппи одну в зале собраний Брокколи.

Мэр вздохнула, глядя на жеребёнка:

– Ну что, закончила? Может, ещё чашечку чаю? – В её голосе слышался явный сарказм, но использовать сарказм против Пуппи было всё равно что дудеть в рог над ухом глухого пони.

– Э, не, спасибо, я шлем снять не могу… – малышка зашла в большую комнату с кучей стульев и большим столом; слева от входа был ряд окон, выходящих на улицу, а все остальные стены были покрыты граффити. Пуппи не помнила, чтобы была здесь раньше, так что не имела ни малейшего представления, на что здесь смотреть.

– Э, а можно мне немножко помочь, пожалуйста?

Бойлед Брокколи снова вздохнула:

– Ну что ещё? Ты что, читать не умеешь? – Кобылка указала на стены. – Всё же здесь!

Маленькая пони отвела глаза, немного смутившись:

– Э, не то чтобы я не умею читать, но… ну… у меня иногда проблемы с буквами, и не очень получаются длинные слова…

– Слушай, я всё это читала, наверное, раз сто. Тут говорится, что однажды пони по имени Рэйни Дэйс пришла сюда с военной базы на севере и основала этот город; здесь всё было плохо, и пони умирали, так что она написала на этих стенах очень важные правила. – Мэр указала на длинную полосу, исписанную словами, расположенную сразу за большим столом. – Видишь? Они всё ещё тут… в общем, она стала первым мэром нашего города, как видно из вот этого списка мэров, но после неё там есть ещё минимум пять других Рэйни Дэйс… это довольно популярное имя в наших краях…

Пупписмайл склонила голову набок, пытаясь понять, что ей говорила старшая пони, но всё, что она усвоила из её краткой речи, уместилось ровно в одно слово:

– Чиво?

– Ну за что мне это? – вздохнула в очередной раз Бойлед. – Пойми, мы сейчас в опасности; крупная банда рейдеров осадила город к югу отсюда, и они могут очень скоро напасть на нас. У меня нет времени, чтобы помогать тебе разыскивать какую-то двухсотлетнюю пони! Пожалуйста, уйди и оставь нас в покое! Здесь для тебя ничего нет! Честное слово!

Пуппи нахмурилась; она ничего не поняла, но, кажется, её мама была здесь, а потом ушла… опять… было бы так здорово, если бы только эта добрая пони сказала ей, куда мама пошла на этот раз, но она, похоже, не хотела помогать Пуппи.

– Э, если вы мне поможете, я вам отдам вот это… – Пуппи залезла к себе в сумки, выискивая что-нибудь пригодное для обмена. – Это будет сделка, и это нормально, потому что все пони так делают! – малышка нашла Пушинку, но она не хотела отдавать свою питомицу… нет, лучше спрятать Пушинку, чтобы её никто не заметил… было много чего ещё, что она могла предложить, например, пустые бутылки из-под спаркл-колы, мешок красивых крышечек, кукла-Лира… стоп, что?

Малышка присмотрелась получше, чтобы быть полностью уверенной, но было совершенно невозможно не узнать эту великолепную шубку и удивительную пышную гриву.

– Ух ты! Он отдал мне красивую зелёную пони! Смотрите! – Пуппи показала Бойлед Брокколи зелёную пластиковую единорожку.

– И что теперь? – озадаченно подняла брови старшая пони.

– Мистер Красный Плащ! Он отдал мне свою куклу! Она такая миленькая! Я её люблю! – Малышка в приливе счастья обняла куклу. – Это самая лучшая игрушка на свете! У неё ещё вся грива целая! И хвост тоже!

Внезапная вспышка радости заставила старшую пони на миг улыбнуться, но она немедленно снова приняла мрачный вид; от жеребят одно беспокойство, и больше ничего.

– Да, ну и что? Ты хочешь, чтобы я тебе помогла в обмен на куклу?

Пуппи застыла на месте, её восторг испарился, когда она вдруг поняла, к чему клонит взрослая пони:

– Вы… вы её хотите? Н… но… – Малышка нерешительно посмотрела на мэра, потом на куклу и снова на мэра. Эта игрушка была ужасно красивая и совсем новая, но мисс Брокколи хотела её в обмен на помощь в поисках мамы Пуппи…

Жертвы, всюду жертвы… почему это глупое место забирало у неё все хорошие вещи, какие у неё были? Нечестно, вообще нечестно… но такие уж были правила, и мама была где-то далеко.

– Э… если вы мне поможете найти маму… – Пуппи поколебалась, затем решительно кивнула: – Хорошо, я отдам вам эту красивую куклу. Только, пожалуйста, помогите.

Это был тяжёлый удар, кукла была подарком, но мама… нет, Пуппи, не думай об этом; когда ты найдёшь маму, всё это пройдёт. Просто ещё один город.

Бойлед Брокколи вскинула голову: “Какого хера, она что, вот-вот заплачет? Она всерьёз поверила, что я хочу её куклу? Что я вообще творю, издеваюсь над жеребятами и вымогаю игрушки? Когда я успела до такого докатиться?..” Она отвела глаза и понизила голос:

– Я… возможно, смогу тебе помочь. По-моему, тут есть что-то вроде компьютера с вахтенным журналом; мы можем вместе поискать в первых записях, нет ли там чего-нибудь насчёт этой Рэйни Дэйс… пойдём со мной.

Маленькой пони, жившей где-то внутри мэра, было очень, очень стыдно за себя.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 14:15
МЕСТО: Брокколи, южный участок Трассы 52

– Не могла бы ты говорить чуть потише? Я тут пытаюсь искать информацию о твоей матери, пока ты играешь в Сирано де Пупписмайл! – простонала Бойлед Брокколи, прижав копыта к ушам и стараясь игнорировать болтовню Пуппи по радио.

– Ага! Он говорит, что он суперсильно влюбился, ему нравится твоя… э… штука, и твои другие штуки, и я ещё не всё поняла, но он что-то сказал насчёт того, что он серьёзно настроен!

Казалось, что голос Пи-Семь танцует пони-польку от радости:

– Йей! Я ему нравлюсь! Я так счастлива, что просто не верится, и ведь я даже не знаю, о ком мы говорим! Знаешь, после этой вчерашней попытки взлома я ужасно огорчилась; мне казалось, что все вокруг только и хотят, что меня задирать, но теперь, когда у меня есть тайный поклонник, я всё вижу в розовом свете!

– Ага, можешь не благодарить, я и так знаю, что я самая лучшая… ну вот, теперь тебе надо дождаться, когда он тебе признается, и тогда ты должна ему отказать.

Повисла длинная пауза.

– Что?.. По-моему, я тебя не так поняла. Забавно, мне послышалось, что ты хочешь, чтобы я ему отказала.

Пуппи с мудрым видом кивнула:

– Абсо… абсу… э… агась! В первый раз непременно надо отказать, чтобы ему стало плохо и он полюбил тебя ещё больше! Помни правила!

– Ах да, правила! Оки-доки, давай всё сделаем как по книжке! Я во всём полагаюсь на твой план!

– Не волнуйся, ты не пожалеешь! – улыбнулась Пуппи. – Теперь мне очень нужно идти, потому что мисс Брокколи пытается найти мою маму, я позвоню тебе позже и скажу, что надо делать, оки-доки?

– Оки-доки-локи! Пока!

Связь прервалась, и Пуппи наконец обратила внимание на пони за терминалом.

– Э, вы нашли что-нибудь, мисс добрая пони?

– Пока ты раздавала своим друзьям мудрые советы про любовь? Да, я нашла кое-что. – Старшая пони развернула к Пупписмайл экран компьютера. – Это твоя мама?

– Да! – радостно улыбнулась малышка. – Мама! Правда она красивая? Моя мама – лучшая мама на свете!

На архивном снимке была изображена худенькая и невысокая земная пони в шлеме и униформе военного техника; её глаза и очертания мордочки были точь-в-точь как у Пуппи.

– Ну что ж, здесь говорится, что она отправилась на юг, к Изумрудному Берегу… почему, не объясняется, но это было почти двести лет назад… не думаю, что…

– Где этот Изумрудный Берег? – быстро спросила Пуппи.

– На юге, за Комбинатом; мимо не пройдёшь, потому что дальше только океан.

Ушки Пуппи шевельнулись:

– То есть… это последнее место на этой дурацкой дороге?

– Да, это последний город на Трассе 52, но больше не называй её…

– ЙЕЙ! Я нашла маму! Ей больше некуда идти! Мама на Изумрудном Берегу! – Малышка заскакала по комнате словно сахаром объевшись.

– Ну, вообще-то, если пойти вдоль побережья, то там будет НКА и… тебе ведь похрену, да? Ты уже даже не слушаешь. – Маленькая пони уже вылетела за дверь и понеслась к городской стене; Бойлед Брокколи вздохнула: – Ну что ж, по крайней мере, она от меня отвязалась…

Выйдя из зала собраний, мэр с удивлением обнаружила, что Пуппи ждёт её снаружи, что было странно, учитывая, с какой скоростью она умчалась.

– Что ещё? Ты же вроде к маме торопишься?

Малышка вытащила из сумки зелёную куклу-единорожку и протянула её Бойлед:

– Э, вот, пожалуйста, любите её и причёсывайте. Её зовут Лира, и она будет вам самым-пресамым лучшим другом.

Вздохнув, мэр отказалась:

– Оставь себе; я не отбираю игрушки у жеребят… просто уйди побыстрее из моего города и не возвращайся. У нас и так забот полон рот.

Пуппи на секунду замешкалась.

– Впрочем, если ты хочешь, я могу всё же забрать куклу…

Это решило дело; малышка спрятала куклу в сумку и поскакала прочь, оставив ухмыляющуюся Бойлед Брокколи позади.

– Ладноспасибопока!

– До свидания, плакса-призрак… – в последний раз вздохнула кобылка, а затем крикнула, обращаясь к пони на стенах: – Выпустите жеребёнка наружу и снова заприте ворота! Готовьтесь к двойным вахтам на ближайшую ночь! Проследите, чтобы на каждой ферме зажгли огонь, и держите ухо востро!

Ветер нёс запах надвигающейся войны, и жёлтая пони мчалась прямо навстречу буре… впрочем, Брокколи это уже не касалось.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 12
ВРЕМЯ приблизительно 17:00
МЕСТО: поля брокколи, южный участок Трассы 52

– Что тебе опять надо? – Раздражение в голосе СолОСа было прямо-таки осязаемым, но Пуппи было всё равно.

– Привет, мистер Синий! Я поговорила с Пинк, и она очень-очень хочет с тобой встретиться… она сказала, что ей одиноко и что ей нужны новые друзья.

– Что за… постой, так ты убедила искусственный интеллект из туннеля “Солярис” №2 дать мне доступ к хранилищу?.. Ты серьёзно?

Пуппи, катившая через последние поля к югу от Брокколи, нахмурилась:

– Я всегда серьёзная! Да, она ждёт, что ты споёшь ей серенаду, так что придумай супер-романтическую песню и иди к ней, тогда вы влюбитесь и будете счастливы во веки веков!

Возникла длинная пауза, а когда СолОС наконец заговорил, его голос звучал растерянно:

– Э… спасибо? Я был уверен, что эта Пи-Семь – твой друг, можно узнать, почему ты поступила с ней так вероломно? Это же нерационально… хотя, конечно, я и не ждал от тебя ничего рационального.

– Веро-что? Слушай, это же просто: ты Голос, и она Голос, и вы оба очень, очень одиноки. Я точно знаю, что когда вы встретитесь, вы супербыстро подружитесь, а раз вы оба мои друзья, я хочу, чтобы вы тоже были друзьями! Вот и всё!

Ещё одна пауза осталась позади вместе с изрядным куском дороги, прежде чем СолОС ответил:

– Друзья, говоришь? Посмотрим… в конце концов, мне действительно может пригодиться стратегический союзник… – Связь оборвалась, и вместо голоса мистера Синего зазвучало радио:

“Сегодняшний вечер нельзя назвать добрым, мои маленькие пони. Не далее как полчаса назад Комбинат передал призыв о помощи. Городские укрепления осадила орда хорошо вооружённых и организованных рейдеров. Если это Дикий Табун, то мы никогда ещё не видели его таким: у них есть тяжёлое оружие, боевые роботы, и они сражаются как организованная сила. Я понятия не имею, кто за всем этим стоит, Трасса 52, но если мы не среагируем прямо сейчас, может стать слишком поздно, и чтобы доказать, что Одинокий Понь не только болтать горазд, я беру свою старую винтовку и лечу на фронт. Без меня о нашем радио позаботится диджей Классная Фишка, не обижайте её и помогайте ей так же, как помогали мне. На этом О.П. покидает эфир, вот вам последняя песня.”

Blessed bodies of the Heavens
sun and Moon of greatest light
bathe us in your warm embraces
shield us with your peerless light
help us to stand firm as mountains
doing right and shunning wrong
may we find our strength in friendship
unite our herd as one group strong

(link)

—————————————————————————–
—————————————————————————–

Заметка: новый уровень! (14)

Добавлена новая способность: Бесшабашная неумеха. “Да не волнуйся, я знаю, что де…БУУМ!” В диалогах или при проверке навыка, если величина навыка меньше половины от необходимого для успеха, ты получаешь особые варианты диалога, дающие 50% шанс на успех. Осторожно, если ты провалишь проверку, результаты будут гораздо хуже, чем обычная неудача.

0

16

https://darkpony.ru/img/stories/tank_by_ulyanovetz.jpg






Глава 16
Встречи

Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…

“Здрям, поняши. Представляете, он действительно так и сделал! Взял эту ржавую железяку, которую зовёт винтовкой, и улетел… вот ведь курья башка! Пока я спала! Эй, О.П., если ты это слушаешь – засунь свою винтовку себе в зад!”

Радио немного помолчало; кобылка, которая вела передачу, кажется, не грустила и не беспокоилась, а просто злилась.

“Ну что ж, поняши, шоу должно продолжаться; вы слушаете Радио 52 и с вами диджей Классная Фишка… во всяком случае, пока я не хлопнусь в обморок, потому что некий пони оставил меня одну на радио, которое должно вещать круглые сутки! В общем, новые правила: я буду выходить в эфир днём, а ночью вы получите только музыку, потому что я не бессмертная и мне надо спать, а если кто-нибудь решит заглянуть на огонёк и сказать пару слов, пока я сплю – просто постучите в дверь; вы знаете, где нас найти.”

Последовала новая пауза, заполненная шелестом бумаги.

“Да, и не забывайте, что я тоже умею обращаться с этой долбаной коротковолновой станцией, так что продолжайте присылать новости, особенно насчёт ситуации в Комбинате. Кстати, о новостях: Мемориал опустел, все пони оттуда ушли на север, к Брокколи. Всем караванам, кто ещё остался между Брокколи и Изумрудным Берегом: направляйтесь на север и попытайтесь добраться до Ржавой Крепости. Повторяю, идите на север, к Ржавой Крепости, не останавливайтесь в Брокколи, это слишком близко к военной зоне.

Б.., ненавижу читать новости; если будет что-то ещё, я дам знать, а нет, так весь день будет музыка. Помните, музыка означает отсутствие новостей, а отсутствие новостей – само по себе хорошие новости. Вот вам злая музыка, потому что я сама сейчас злая, и если увидите Одинокого – лягните его по лбу.”

Say your prayers, little one
don’t forget my son
to include every pone
tuck you in, warm within
keep you free from sin
‘til the sandmare she comes

(link)

ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 04:00
МЕСТО: Мемориал, северная пикниковая зона, южный участок Трассы 52

Перед Пупписмайл вдали показался очередной небольшой городок – даже не столько городок, сколько кучка хижин, построенных вокруг огромного монумента, изображающего группу пони, поднимающих эквестрийское знамя. Монумент замечательно хорошо сохранился, и благодаря громадным размерам был виден даже с расстояния в несколько километров. По дороге на юг малышка несколько раз встречала группки пони с тележками, гружёнными всем на свете; она пыталась пообщаться с ними, но те просто продолжали путь, не обращая на Пуппи внимания, и только пара жеребят помахала ей в ответ с тележки… Целые семьи бежали, бросая свои дома, чтобы укрыться за безопасными стенами более крупных и лучше защищённых поселений.

И вот малышка озадаченно глазела на монумент.

– Э, мистер Голос, мы пришли к папе?

– Анализ. Текущее местоположение: Эквестрия, Мемориал Павших Воинов. Местонахождение твоего родителя мужского пола в данный момент неизвестно.

Пуппи наклонила голову набок, изучая окрестности.

– Да, я помню это место! Вот большой дорожный знак с Пинки Пай, и… – Маленькая пони сошла с дороги, проскакала галопом через невысокий холм и оказалась среди кучки столов и заброшенных ржавых мангалов. – Да, папа здесь! Совсем рядом! Пойдём!

Малышка в жёлтом поскакала дальше, удаляясь от Трассы на запад, по направлению к группе низких холмов. До них было ещё довольно далеко, где-то четыре или пять километров, но даже с этого расстояния можно было различить, что они усеяны белыми камнями, расставленными через равные промежутки.

По пути к холмам Пуппи миновала мёртвое дерево; когда-то это был могучий дуб, но теперь от него остался лишь почерневший скелет: обожжённый ствол и голые ветви.

– Хочу ещё яблочного пирога!

Зеленела трава, в листве пели птицы; небо было синим, и всё было просто замечательно…

– Не ешь слишком много, Пуппи, нам ещё надо навестить папу, помнишь? Если объешься, захочешь спать, а ты ведь не хочешь быть сонной, когда мы придём к папе, правда?

– Но мам, его там никогда нет! Мы к нему столько раз приходили, и его всё время не было! А теперь он там будет?

– Я… не знаю, Пуппи, но ты можешь оставить ему цветочки, он их найдёт и будет знать, что ты его любишь, оки-доки?

Мимо промчались двое жеребчиков, гоняясь наперегонки, и скрылись за холмом; неподалёку одни пони во что-то играли, другие пили чай, и всем было хорошо.

– Я на этот раз придумала лучше! Смотри!

– О, но Пуппи, это же твоя игрушка… ты уверена, что хочешь её здесь оставить?

– Агась! Чтобы, когда папа придёт, он поиграл с ней, и ему не было так грустно одному! А потом он мне её отдаст, когда вернётся домой!

– …

Между мамой и дочкой повисло молчание, и только чей-то смех слышался вдали.

– Мама?.. Почему ты плачешь?

Малышка остановилась на минуту, посмотрела на большое дерево и обошла его кругом… она ведь ясно помнила пикник здесь, и не раньше, чем этой весной… куда же всё подевалось? Впрочем, она знала, что деревья иногда сбрасывают листья, ей это мама рассказывала, и вдобавок трава на земле тоже не росла, так что всё сходилось. И малышка потрусила дальше к кладбищу.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 06:00
МЕСТО: Общеэквестрийское военное кладбище, южный участок Трассы 52

Все могилы выглядели похоже: небольшие мраморные надгробия, на каждом выгравировано имя, дата, Метка и несколько слов. Одни надгробия были белые, другие чёрные; Пуппи как-то спросила маму, почему они разные, и та ответила, что пони, которые там спят, важнее других… Пуппи не понравился этот ответ, потому что папа конечно же был очень важным пони, но у него был всего лишь белый камень; так что она решила приносить ему побольше цветов, чтобы он видел: она супер-уверена, что он самый лучший папа на свете.

– Внимание. Получен сигнал бедствия. Расстояние до источника: двести метров. Сигнал опознан: устройство 009. Внимание. Получен новый сигнал бедствия. Расстояние до источника: двести пятьдесят метров. Сигнал опознан: устройство 020.

Пуппи озадаченно склонила голову набок:

– Чиво? Новое радио с музыкой? Надеюсь, это не как в прошлый раз, когда там какой-то глупый пони просто повторял без конца “помогите, мы погибли” и всякую такую ерунду…

– Никак нет. Это сигналы бедствия Министерства мира от других костюмов “МК-VI”. Получен третий сигнал с дистанции двести тридцать метров. Сигнал опознан: устройство 013.

Малышка вздохнула:

– Слушай, если это не музыка, то мне всё равно. А теперь пойдём и найдём папу, вдруг он вернулся, и тогда мы сможем искать маму вместе. – С этими словами жеребёнок направился к невысокому холму со статуей аликорна на вершине.

Холм окружала низкая металлическая ограда с несколькими мраморными арками, которые обозначали проходы в эту часть кладбища. Перед аркой, в которую вошла Пуппи, стоял громоздкий танк; латунная табличка, установленная перед боевой машиной, сообщала, что здесь покоятся павшие воины из Третьей танковой роты “Стальные бока”; ещё там была памятная надпись и краткое пояснение, что с появлением новейших технических достижений танки перестали широко использоваться на фронте, и эта снятая с вооружения машина поставлена здесь, чтобы хранить покой своих спящих братьев.

Малышка в жёлтом бывала здесь не раз, поэтому уже знала, куда идти, и сразу направилась к конкретной могиле; увидев, что там никого нет, Пуппи вздохнула и уселась перед белым камнем.

На мраморной плите была выгравирована Метка в виде пары ключей и надпись:

Капитан Беттер Дэйс
Нежный супруг и заботливый отец
Горячо любимый женой Рэйни и дочерью Пупписмайл

Дата была почти неразличима, но для Пуппи это мало что значило, поскольку она больше интересовалась самой могилой. На небольшом холмике виднелись пустая ваза и пара пластмассовых фигурок. Ваза, предназначенная для цветов, была заполнена мутной водой и покрыта плесенью, но фигурки по-прежнему стояли на могиле, глядя на Пуппи; это были отлитые из пластика пони, вроде тех, что кладут в коробки с сухими завтраками. Первая фигурка изображала миниатюрную Пинки Пай, вторая – Рэйнбоу Дэш.

Пуппи вздохнула:

– Он так и не забрал их… почему он никогда не берёт то, что я ему оставляю? Я была уверена, что ему понравятся Пинки Пай и Рэйнбоу Дэш! – Малышка дотронулась копытцем до синей пластиковой пегасочки и продолжила: – Глупый папа, если бы он хоть чуть-чуть побольше бывал дома, мама была бы так рада…

Да, конечно, мама много раз объясняла, что ничего страшного, если папа не приходит домой, и что она на него не злится; малышку это не вполне убедило, но что-то в маминых глазах подсказывало, что ей лучше удовлетвориться этим объяснением. В тот день, когда мама рассердилась на Пуппи за то, что та не хотела идти домой, пока папа не вернётся с ними тоже, малышка решила, что она не хочет больше видеть, как её мама так кричит и плачет, поэтому начала подыгрывать ей, и каждый раз, когда они приходили сюда, оставляла что-нибудь, надеясь, что однажды папа поймёт, что они с мамой по-прежнему его любят, и, может быть, всё-таки возвратится.

Прочистив горло, Пуппи объявила:

– Всё.

– Внимание. Заклинание управления инвентарём не предназначено для манипулирования более чем одним объектом одновременно. Активирован быстрый просмотр инвентаря в алфавитном порядке. Произнесите “дальше”, когда закончите изучать объект и пожелаете продолжить просмотр. Произнесите “стоп” или “выход”, когда пожелаете закрыть данное приложение и вернуться к обычной программе управления инвентарём.

В воздухе перед Пуппи повисла авторучка.

– Дальше!

Появилась ещё одна авторучка.

– Дальше!

Ага, авторучка.

– Дальше!

Снова авторучка.

– Дальше!

…Я ведь говорил, что Пуппи подбирала все до единого блестящие предметы, какие ей попадались? Это обещало затянуться надолго.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 07:00
МЕСТО: Общеэквестрийское военное кладбище, южный участок Трассы 52

– Дальше!

Двадцатая пудреница вернулась в Пуппину сумку, и перед жеребёнком повисли мокрые и жалкие останки Пушинки. Когда малышка схватила труп парадорчика, из трещин в его панцире потекла противная зелёная слизь. Мёртвая зверюшка растеряла все лапки, у неё осталось только одно крыло, а глаза частично разложились, прибавив ещё толику омерзения в общую картину.

– Что-то ты сегодня неважно выглядишь, Пуши… что с тобой? – Пуппи с минуту изучала тварюшку, безуспешно пытаясь понять, что с ней не так. – Э, мистер Голос, Пушинка больна?

– Никак нет. Пушинка скончалась и находится в крайней стадии разложения.

Пупписмайл нахмурилась; она уже знала по опыту, что трудные слова обычно означают плохие новости.

– Э, это значит, что она очень устала?

– Никак нет. Это значит, что она распадается. Разваливается на части. Разлагается.

– Что? – Малышка в тревоге вскинула голову. – Разваливается на части?.. Но Пуши нужны её части, иначе ей будет плохо! – Она ещё раз посмотрела на мёртвую зверюшку. – Кроме того, мне кажется, у неё всё на месте…

– Подсказка. Проверь ещё раз. Это существо потеряло три крыла и все ноги. Более того, его панцирь гниёт и треснул в нескольких местах из-за плохих условий переноски.

– Переноски?.. Ты хочешь сказать, что Пушинке становится хуже, потому что я ношу её с собой? Но это ужасно!

Такой возможности не мог упустить даже говорящий автомат, не обладающий настоящим разумом:

– Так точно. Тело разлагается быстрее в основном потому, что ты настояла на том, чтобы взять его с собой. Настоятельно рекомендуется отказаться от этого решения.

– Бросить Пушинку… здесь? – заколебалась Пуппи. – Но… но она останется одна! Здесь ничего нет, только… – она замолчала, посмотрев на отцовскую могилу. – Э… может быть, папа сможет о ней позаботиться… – Жеребёнку, похоже, не слишком нравилась эта идея, но она казалась такой очевидной…

– Оценка. Оставить покойного питомца на попечении покойного родителя – это… ошибка, расчёт невозможен. Запрашиваю смену формулировки.

– Смелой кривули ловкий? Глупый Голос, что ты опять несёшь? Я же серьёзно!

– Переоценка. Невозможно построить логическую модель. Настоятельно рекомендуется совет со стороны.

Пуппи вскинулась, начиная терять своё легендарное терпение:

– Хватит говорить глупости! Позови мне кого-нибудь знающего, а то мы опять поссоримся! – Малышка прижала копытца к шлему, словно пытаясь потереть виски. – Ох, как же иногда с тобой тяжело…

Спор жеребёнка и машины прервал металлический голос Наблюдателя:

– Пуппи?.. Что ты тут делаешь? Здесь опасно!

Повернувшись на звук, малышка в жёлтом обнаружила парящего слева от неё спрайтбота, но на этот раз не стала ему улыбаться.

– А, это ты, Почемучка…

– Наблюдатель…

– Неважно… сейчас не очень удачный момент, ты не мог бы прийти в другой раз?

Помедлив, голос произнёс:

– Конечно, но я хотел тебя предупредить. Это нехорошее место, здесь много… э… плохих вещей, которых тебе лучше не видеть. Пожалуйста, прежде чем я улечу, обещай, что ты тоже сразу уйдёшь отсюда.

Пуппи раздражённо фыркнула:

– Не могу, мне нужна помощь с Пушинкой, а от мистера Голоса никакого толку! – с этими словами она показала спрайтботу дохлого парадора.

– Фу! Но это же тухлятина какая-то! Что это вообще?.. Нет, не говори мне! Пуппи, выброси это подальше!

– Что?.. Но Пушинка мой питомец и лучший друг! Я её люблю, а она любит меня, и у нас вместе было много приключений! Я не хочу её бросать… – Малышка нерешительно отвела глаза. – Но…

– Но? – уточнил Наблюдатель, когда Пуппи, не договорив, покрепче обняла трупик.

– …Но она заболела, и мистер Голос говорит, что ей надо отдохнуть… Я могла бы оставить её у папы, но это как-то неправильно… Я ведь даже не спросила у него разрешения взять её себе, и…

– У папы?.. Ты знаешь, где твой папа, и всё равно одна скачешь по Пустоши?! – в голосе робота слышалось растущее негодование. – Да что он за отец, если позволил своей до… – Наблюдатель осёкся, заметив наконец имя на надгробии, перед которым сидела Пуппи. – Ох, разлягать меня… Чем дальше, тем лучше…

Малышка тем временем продолжила:

– Я знаю, что должна была спросить, прежде чем завести питомца, но… но… – она всхлипнула, – …но я просто хотела себе друга, который всегда будет со мной! Не какой-то ненормальный голос, который только говорит мне, что делать, и не глупую цыплёнку, которая то приходит, то уходит! Пушинка никогда не оставляла меня одну и всегда была рядом! Нам было очень весело вместе, я защищала её от пожирателей питомцев, и она ни разу от меня не уходила…

Помолчав, маленькая пони посмотрела на спрайтбота:

– …А теперь она болеет и теряет части! Мистер Голос сказал, что у неё меньше крыльев, чем было, я не очень умею считать, но он, кажется, прав… Я не хочу оставлять её, но и не хочу, чтобы она болела из-за меня… я не знаю, что делать!

– Э, а что говорит мистер Голос?

– Ничего! – фыркнула Пуппи. – Когда я начала его спрашивать, он принялся болтать всякие глупости! Тогда я подумала, что могу оставить Пушинку здесь, с папой, чтобы ей, может быть, стало лучше, но я не знаю, понравится она папе или он рассердится, и… ну, я не уверена, что папа вообще сюда вернётся, потому что когда я к нему приходила, его никогда тут не было, и хотя мама говорит, что он меня любит, я не понимаю, почему он не хочет меня видеть! – Малышка взмахнула копытцами, словно не могла усидеть на месте от огорчения. – Так что вдруг он будет ненавидеть Пушинку, и тогда ей станет грустно, но я не могу взять её с собой, потому что она теряет части, а терять части – это плохо!

Наблюдатель помедлил, пытаясь распутать клубок слов и эмоций, вываленный на него жеребёнком.

– Ну, э… а что если я возьму Пушинку с собой? Просто положи её в грузовой отсек спрайтбота, а я позабочусь об остальном! Как тебе такая мысль?

Пуппи склонила голову набок:

– Ты можешь сделать так, чтобы Пуши стало лучше? Правда?

– Конечно, во всяком случае, хуже ей точно не будет; я посмотрю, что можно сделать, но сейчас давай уйдём отсюда, это плохое место. – С этими словами спрайтбот открыл на боку лючок, под которым обнаружилась полость, достаточная, чтобы вместить трупик.

Маленькая пони посмотрела на этот металлический тайник, потом на Пушинку, и вздохнула. Обняв свою питомицу в последний раз, она прошептала ей на прощание:

– Не бойся, Почемучка – добрый пони; а когда ты поправишься, мы опять будем играть вместе… – Поцеловав Пуши через стекло шлема, Пуппи уложила мёртвую тварюшку в спрайтбота, и лючок почти сразу закрылся.

– Не волнуйся о ней, маленькая, она отправится в лучшее место… а теперь давай пойдём, хорошо? Мне здесь грустно.

Малышка кивнула и перевела взгляд на отцовскую могилу.

– Лилия.

Перед ней появился пластмассовый цветок, который она положила на землю перед мраморным надгробием.

– Прости, папа, мне надо идти; но в следующий раз я останусь на подольше, оки-доки? Мы придём вместе с мамой. – Отвернувшись от могилы, Пуппи улыбнулась спрайтботу: – Всё, я готова.

Повисла пауза, затем Наблюдатель наконец произнёс:

– Ты хорошая пони, Пуппи.

Жеребёнок и робот двинулись прочь от кладбища по дороге, уходящей к Мемориалу; казалось, огромные мраморные пони издали салютуют павшим – словно вечная связь между теми, кто умер сражаясь, и теми, кто остался, пытаясь победить в войне, которая в итоге сгубила всех.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 07:15
МЕСТО: Мемориал, южный участок Трассы 52

В Мемориале царили тишина и беспонье: покидая город, его жители прихватили с собой всё, что не было прибито гвоздями, и половину того, что было прибито, но плохо держалось. Приземлившихся в городе трёх грифонов, несущих на себе двоих пони и заколоченный ящик, встретили только пыль и ржавчина.

– Ну вот, мы на месте. – Мистер Уайт спрыгнул со спины своего грифона и начал разминать ноги. – Долгая вышла поездка… – Глава Белых Яблок приподнял свою чёрную шляпу. – Всё, ребята, можете возвращаться в Солнечный город.

Первый грифон-наёмник кивнул единорогу:

– Ладно, босс, но ты уверен, что хочешь, чтоб мы улетели?

Жеребец усмехнулся, глядя, как другой пони неуклюже слезает на землю.

– Абсолютно; это наше семейное дело, нам просто нужно было быстро сюда попасть, и теперь ваша работа закончена. – Выражение лица грифона по-прежнему было неуверенным. – А, и не волнуйся насчёт оплаты; если я не вернусь, мой сын позаботится о компании.

Крылатый полулев пожал плечами и махнул остальным:

– Ну что, все слышали босса? Валим отсюда, лентяи пернатые! – И все трое, поднявшись в воздух, взяли курс на север.

Пока мистер Уайт следил, как улетают грифоны, Сэйдж Браш перетащил тяжёлый ящик в небольшую хижину, сделанную из кусков пластика и крупных дорожных знаков, жалуясь по дороге:

– Мы не сможем взять всё это с собой, дядя Уайт… слишком тяжело!

– Не волнуйся, Сэйдж, я планировал разбить здесь лагерь, а потом налегке обследовать местность… она должна быть где-то поблизости.

– Я всё ещё не понимаю, почему ты решил тащиться в такую даль со мной одним в качестве компании, когда мы могли просто собрать ребят…

– В первую очередь потому, что нам надо было добраться сюда быстро, а перевезти столько пони и снаряжения по воздуху мы бы не успели. К тому же Ржавая Крепость платит хорошие крышки за наших наёмников, и я не вижу причин терять такой доход… – Мистер Уайт потёр подбородок, думая, что бы ещё добавить. – А кроме того, мы не собираемся воевать с Диким Табуном; мы просто заберём жеребёнка и вернёмся. Проще пареной репы.

Сэйдж Браш вздохнул:

– Тебе говорили когда-нибудь, что ты чокнутый? Да, я знаю, она спасла наши крупы, но ты уже вознаградил её за это… по-моему, эта миссия по спасению жеребёнка – самоубийство. – Жеребец немного помолчал, и выражение его лица стало задумчивым. – Или ты знаешь что-то, чего не знаю я?

Глава Белых Яблок ухватил телекинезом бинокль и принялся рассматривать вершины окрестных холмов.

– Ну, скажем так: я кое-кого поспрашивал там и сям, и похоже, что куда бы ни пришёл этот жеребёнок, там всё меняется к лучшему… словно бы путь этому призраку освещает какая-то счастливая звезда, так что я хочу быть там, где эта малышка снова себя проявит; есть шанс извлечь немалую выгоду.

Сэйдж Браш нерешительно махнул копытом.

– И ты так считаешь, потому что…

– …Потому что у меня хорошее предчувствие.

Снайпер накрыл копытом лицо:

– Прелестно, то есть мы гоняемся за призраком из-за того, что тебе вдруг захорошело?! И зачем я только пошёл с тобой?

– Ну, во-первых, я твой любимый дядюшка, – весело отозвался мистер Уайт. – А ещё ты должен мне такую кучу крышек, что всё равно не можешь отказаться.

– Пристрелите меня… – простонал Сэйдж Браш.

Белый единорог вскинул копыто, требуя тишины:

– Цыц! Сюда кто-то идёт с холмов, готовь винтовку.

Засев на сляпанной на скорое копыто снайперской позиции, оба пони наблюдали, как одинокий путник протрусил в город; он был закутан в пыльный плащ и нёс на спине длинный карабин. Лицо путешественника скрывал капюшон, но на его шее виднелось ожерелье из перьев и каких-то блестящих металлических предметов.

Опустив винтовку, Сэйдж Браш облегчённо вздохнул:

– А, это просто провидец… странно, что шаман делает здесь, так далеко от пустыни?

– Скоро узнаем. – Мистер Уайт отложил винтовку и вышел из хижины. Перейдя на галоп, белый единорог проскакал поближе к новоприбывшему и окликнул его:

– Эй! Тут не осталось ни пони, а дорога на юг опасна! Лучше разворачивайся хвостом на юг, а головой на север!

Остановившись, пони в плаще с минуту смотрел прямо на мистера Уайта, а потом снял капюшон, оказавшись старой единорожицей.

– О, вы уже тут… ну что ж, теперь осталось дождаться остальных.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 07:30
МЕСТО: окрестности Мемориала, южный участок Трассы 52

– Кстати, Пуппи, ты так и не рассказала мне про эту синюю прядку у тебя в гриве… откуда она взялась? – Спрайтбот плыл рядом с Пуппи, неторопливо трусившей к Мемориалу; они успели удалиться от выхода с кладбища всего на несколько сотен метров.

– А, это было в Солнечном городе, когда Синий Голос говорил мне всякие гадости… я не очень помню, но я там заснула, а когда проснулась, моя грива уже была вот такая модная.

– Ясно… ты заснула, а проснулась с изменённой гривой… а что именно тебе мистер Синий говорил?

– Я же уже рассказывала! – Пуппи вздохнула. – Он сказал, что я робот, и хотел выставить меня дурочкой, но я показала ему, что я умнее… но это старая история, потому что теперь мы дружим.

– Прошу прощения?.. Вы дружите?.. Но ты же убила его магнитной гранатой?

– Да нет же, глупый Почемучка! – захихикала Пуппи. – Он ведь не бякабот! Он просто глупый как жеребчик! Но когда мы снова встретились и Мурашка стала его задирать, он сказал, что он извиняется, так что даже если он иногда притворяется ворчуном, я знаю, что на самом деле мы друзья!

– Какая ещё Мурашка? – в тоне Наблюдателя проскользнула еле заметная тень тревоги.

– Ну, понимаешь, Мурашка! – Пуппи постучала себя по шлему. – Она живёт у меня в голове, говорит всякие странности и делает разные классные штуки, но она всё равно вредина!

После долгой паузы спрайтбот уточнил:

– Ты говоришь про мистера Голоса, верно?

– Э, не-а… мистер Голос чуточку скучный и говорит ерунду, а Мурашка жуткая, но крутая. Она умеет открывать двери и колотить бякаботов.

Громкоговоритель робота понимающе хмыкнул:

– А-а, теперь я понял! Воображаемый друг! Ну да, я помню нечто похожее… хочешь совет? Не пытайся сваливать на своих друзей вину за то, что делаешь сама; в конце концов это обернётся против тебя.

Пуппи, несколько сбитая с толку, склонила голову набок:

– По-моему, она не очень воображаемая… э… оки-доки?

– Хорошая пони, ты всегда ме…

БУУМ!

Наблюдатель исчез в огненной вспышке, прямо на глазах у Пуппи.

Малышка попятилась было назад, пытаясь понять, что случилось, а потом заметила, как через ближайший холм переваливает нечто большое, железное и приземистое. Всё сразу стало ясно.

– Бякаботы…

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 08:00
МЕСТО: Мемориал, южный участок Трассы 52

Мистер Уайт сидел за столом в хижине, дожидаясь, пока Сэйдж Браш приготовит овсянку.

– Хорошо, Лонг Ирс, так когда же должны прибыть остальные пони?

Кобылица пожала плечами, продолжая смотреть в окно:

– Мы должны выступить завтра на закате. Многое предстоит сделать, и много крови прольётся…

Браш обернулся к провидице:

– Эй, ведьма, мы не собираемся сражаться! Мы должны просто забрать жеребёнка и вернуться в Деловой Центр. Меня не колышат твои бредовые видения.

Уайт махнул на племянника копытом, пытаясь заставить его замолчать:

– Слушай, мы же договорились: ты готовишь еду, я веду разговор. – Снова повернувшись к кобылице, он продолжил: – Так что же ты видела?

Лонг Ирс закрыла глаза.

– В моих снах был огонь, надвигавшийся с юга, пожирая всё на своём пути. Навстречу огню шла розовая тень, языки пламени танцевали вокруг неё, но словно гасли на миг, когда она приближалась. – Кобылица помолчала, прежде чем заговорить снова: – В то время как огонь продолжил рваться на север, тень достигла конца дороги и обратилась во тьму.

– Во тьму? – нахмурился мистер Уайт. – Что ты имеешь в виду?

– Чёрную волну, что ринулась вслед за огнём и пожрала его, но не раньше, чем он уничтожил всё остальное. – Старая пони вздохнула. – И когда тьма поглотила огонь, не осталось вообще ничего. Вся дорога стала пустой и покинутой.

– Охренеть как вдохновляюще, – буркнул Сэйдж Браш. – Уайт, я считаю, нам надо свалить отсюда нахер и вернуться в Деловой Центр.

Вздохнув, белый единорог покачал головой, не обращая внимания на племянника:

– Ладно, тогда зачем мы здесь?

Лонг Ирс отвернулась от окна:

– Чтобы погасить огонь до того, как он уничтожит всё, а потом дойти до конца дороги прежде розовой тени.

– Розовая тень, говоришь? Почему мне кажется, что ты имеешь в виду призрака Одинокого Поня? – не успел единорог договорить, как его внимание привлёк далёкий взрыв. – Артиллерия?.. – Выглянув в окно, мистер Уайт не увидел никаких признаков взрыва, но до него, видимо, было довольно далеко, где-то семь-восемь километров к юго-востоку; к тому же ветер мешал.

Лидер Белых Яблок вышел наружу и прислушался, но так и не смог понять, действительно ли он сейчас слышал отзвук выстрела, или это у него просто воображение разыгралось.

– Что ж, пожалуй, что бы это ни было, оно уже закончилось; лучше вернуться в… – и тут он заметил ещё одного путника, скачущего с севера; этот был одет в потрёпанный пыльник и кожаную шляпу.

– Эй, ты! – Единорог свистнул. – Здесь всё заброшено! Возвращайся в Брокколи! – на этом жеребец запнулся, узнав новоприбывшего. – О, старая мумия…

Молтен Голд ускорил шаг, приблизился к мистеру Уайту и ухмыльнулся:

– Кого я вижу! Уайт, вот уж тебя я точно не ожидал здесь встретить! Что ты забыл в этом захолустье? Выискиваешь, чего бы стянуть ценного?

Единорог нахмурился:

– Ну что ты, мумия, не буду же я отбивать у тебя хлеб. Нет, мы… выясняем обстановку насчёт Дикого Табуна. – Он помолчал, пытаясь прочитать выражение лица гуля, но задачка оказалась не из лёгких. – А ты-то что делаешь так близко от военной зоны? Охотишься за сокровищами?

– Что-то вроде того… – усмехнулся старый расхититель гробниц. – Скажем так: я отправил на юг посылку, не представляя, насколько там опасно. И теперь я пытаюсь заштопать эту прореху.

– Это что-то новенькое! Ты, и вдруг жалеешь о содеянном? Что стряслось, неужели состарился?

К удивлению мистера Уайта, вместо быстрого ответа Молтен Голд отвёл глаза, взглянув на юг.

– Ну… да. Но я не хочу, чтобы одна мелкая поняшка умерла просто из-за того, что я повёл себя как всегда. Я должен спасти этого жеребёнка.

Изумление на лице мистера Уайта медленно сменилось понимающей ухмылкой.

– Добро пожаловать в клуб, заходи внутрь; у нас есть овсянка и горячая кобылка.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 07:45
МЕСТО: Мемориал, южная пикниковая зона, южный участок Трассы 52

Пуппи галопом скакала навстречу большому роботу, и Камень Судьбы парил рядом с ней.

– Хватит ломать моих друзей, глупые бякаботы!

Перед мчащейся в безрассудную атаку малышкой возвышался старый, ржавый, но в целом исправный танк, с башней, гусеницами и всем что положено. Из башенного люка выглядывал пони с собранной в шипы гривой, не торопясь разглядывая скачущего к ним одинокого жеребёнка.

– В жопу босса с его приказами! – послышалось снизу. – Какого хера нам прятаться на юге, когда у нас есть грёбаный танк! С этой крошкой нас никто не остановит!

– Эй, Грэй Маттер, эта жёлтая хрень скачет сюда… как насчёт тренировки в стрельбе по движущейся цели? – усмехнулся пони с шипастой гривой и скрылся в танке, захлопнув за собой люк; несколько секунд спустя башня начала поворачиваться, наводясь на приближающуюся малышку. Пони внутри танка давился от безумного хихиканья:

– Ну иди сюда, иди, моя маленькая…

– Нет, стой! – Кобылка с начисто срезанной гривой положила копыто наводчику на бедро. – Давай попробуем другое оружие, я хочу посмотреть вот на это!

– Заткнись, ты, с… – рыкнул было жеребец, но в последний момент заметил большую красную кнопку, на которую показывала кобылка. – О да! Да, мне это нравится! Пропишем ей ракету на луну!

– Эй вы, придурки! Хорош тупить, меньше болтайте, больше стреляйте! – рявкнул водитель, земной жеребец.

– Хи, ты такой нытик, Грэй! – фыркнул от смеха наводчик. – Смотри, что будет!

Тем временем Пуппи преодолела чуть больше половины расстояния до цели. Теперь, когда большой железный робот был ближе, она видела, что у него громоздкий угловатый корпус, круглая голова и дли-и-инный нос… о, точь-в-точь как те тележки, где много чайников! Стоп, но они же были тележки, а не бякаботы!..

Малышка затормозила, уселась на землю и стала думать, что же это за штука такая… Оки-доки, что она о ней знала? Обычно на тележках ездили пони, но на этой никого не было; к тому же эта штука сломала робота мистера Почемучки, то есть вела себя типично по-бякаботски, так что все шансы были за то, что это не тележка, а бякабот. Но для полной уверенности малышка решила, что надо подойти и спросить.

В этот момент из верхней части танковой башни вырвалась белая дымная полоса и с безумной скоростью понеслась к Пуппи… совсем как большой красивый фейерверк.

– Хи-хи, как здорово! Дымовушка!

БАБААХ!

Ракета врезалась в землю прямо позади Пуппи, малышку швырнуло вперёд, и она маленькой бесформенной кучкой упала не более чем в пятидесяти метрах перед танком. Её шлем исчез, а весь костюм превратился в решето; вокруг жеребёнка тут же образовалась плотная завеса розового тумана, и голос костюма начал зачитывать длинный список повреждений.

– Ясно, значит, бякабот… – Пуппи медленно поднялась на ноги, не отводя взгляда от громадного стального чудовища прямо перед собой. Её шлем ещё не восстановился, черты лица были размытыми и плохо различимыми в тумане, и только пара пылающих розовым огнём глаз сияла сквозь облако, заставляя его светиться жутким призрачным светом.

– Да! Жри это, жёлтая хрень! – Пони с шипастой гривой хохотал как безумный, но тут кобылка снова ткнула его в бедро, заставив огрызнуться: – Чё тебе, сучка?

– Слышь, Топ Ган, по-моему, она встаёт…

– Да что за херня?! Грэй Маттер, дави её!

Да, конечно, в Пустоши водится уйма всяких бредовых тварей, и некоторые из них могут пережить ракету в морду, но раздавить противника танком – это качественно иной уровень превосходства над врагом, и рейдер был совершенно уверен, что после такого не выжить никому.

Танк тронулся с места, покатившись прямо на жеребёнка, и тот бросился бежать… только не от танка, а навстречу ему. Когда противники сошлись почти вплотную, Пуппи подпрыгнула, уцепилась передними копытцами за лобовую броню и повисла, дрыгая в воздухе задними ногами.

– Она на танке! Лаки Чарм, лезь наружу и пристрели её! – Водитель врезал по тормозам, пытаясь заставить малышку разжать хватку, но Пуппи сумела удержаться, а вот наводчика бросило вперёд, он ударился головой об автомат заряжания и вырубился.

– Не боись, уже иду! – Кобылка левитировала пистолет-пулемёт и открыла передний люк, оказавшись прямо перед цепляющимся за броню жеребёнком и почти в центре розового облака. – Сдохни, тварь!

Пуппи услышала чей-то голос, вроде бы похожий на голос пони, но она не была уверена; зато она безошибочно опознала град пуль, в нескольких местах прошивший её голову и костюм, заодно уничтожив то немногое, что успело восстановиться на месте шлема.

– Перестань! Глупый бякабот!

Всплеск возмущения придал малышке новые силы, и она сумела полностью втащить себя на корпус танка – только чтобы увидеть, как крышка люка торопливо закрывается перед ней.

– Эй, ты думаешь, что сможешь не пустить меня внутрь? Я Пупписмайл, и я иду куда хочу!

Маленькая пони запрыгнула на башню, выискивая, что бы такое расколотить своим верным камнем. Толстый металл, ещё металл, снова металл, стекляшка – ДЗЫНЬ! – готово, опять металл, антенна – БЕНЦ-БЕНЦ-БЕНЦ-ХРЯСЬ! – готово, ящик…

– О, ящик! Ну всё, сейчас кому-то будут драть задницу! – Пуппи обожала эту Мурашкину фразу, она так круто звучала!

Тем временем в танке глотнувшая розового тумана Лаки Чарм захлёбывалась собственной кровью, Топ Ган по-прежнему валялся без сознания, а Грэй Маттер отчаянно пытался влить кобылке в рот лечащее зелье; все пони были слишком заняты, чтобы волноваться насчёт жеребёнка, который сидел на крыше танка и лупил камнем по кожуху ракетной боеукладки.

Примерно тогда мистер Уайт и услышал взрыв.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 21:00
МЕСТО: Общеэквестрийское военное кладбище, южный участок Трассы 52

Много позже к могиле в полной тишине приблизились трое. Все они носили костюмы “МК-VI”, такие же, как у Пуппи, но пони внутри костюмов представляли собой мешанину гниющей кожи и выбеленных костей. Ни единого проблеска разума не было в их горящих розовым пламенем глазах; тем не менее, они остановились возле могилы, изучили отпечатки копыт перед мраморным надгробием, а потом пошли по следу, как гончие за добычей.

——————————————————————————
——————————————————————————

Заметка: новый уровень! (15)

Добавлена новая способность: Ложись! “Какого хрена?! Я же в неё попал!” Твой предел урона от взрывов возрастает на 25; можешь развлекаться, кидая гранаты себе под ноги.

0

17

https://darkpony.ru/img/stories/tumblr_oldworldblue.jpg




Глава 17
Карма

И весь мир
пусть скажет прямо сейчас,
повторит тебе ещё раз.
КТО ПЛОХ?
(link)

ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 18:45
МЕСТО: Мемориал, северная пикниковая зона, южный участок Трассы 52

Вдоль по Трассе 52 трусили кобылка и жеребец с автоматами на спинах. На кобылке был тяжёлый бронекостюм, а её спутник носил нечто, сваренное из кучи разнокалиберных металлических пластин и похожее на неудачную попытку сделать театральный костюм для школьной постановки “Единорога Изумрудного города”.

– Я всё равно не понимаю, почему мы не могли остаться в Туннельном городе? Его намного проще защищать, чем что-либо за Сахарной Голов… ой!

Триггер Хэппи стукнула Джемида Гана по голове.

– Ага, и оставить две трети Трассы 52 в копытах Табуна! Поверить не могу, что ты такой тупой и эгоистичный!

Жеребец смущённо отвернулся.

– Я не эгоистичный, я… я за тебя беспокоюсь… Я не хочу, чтобы ты так рисковала жизнью.

Одного строгого взгляда кобылки хватило, чтобы заставить Джеми замолчать на полминуты, но влюблённый пони – упрямый пони:

– Нам надо хотя бы остановиться переночевать… Мемориал совсем недалеко отсюда.

– Ладно, зефирные копытца, ты победил! Блин, как же ты умеешь задалбывать… – проворчала Триггер Хэппи. – Классная Фишка сказала, что город опустел, но я думаю, всё равно лучше укрыться в нём, чем в палатке.

Огромный монумент падшим воинам Эквестрии растворялся в вечерних сумерках, словно исчезая прямо на глазах у скачущих к нему пони.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 19:00
МЕСТО: Мемориал, южная пикниковая зона, южный участок Трассы 52

Как только шлем полностью восстановился, в центре его дисплея появилась розовая точка и начала мигать.

– Система успешно перезагружена. Все функции восстановлены. Система диагностики включена. Пользователь 001: Пупписмайл. Пол: женский. Земная пони. Пользователь скончался, состояние стабильное. Всё в норме.

Пуппи медленно открыла заспанные глаза. Перво-наперво нужно было узнать, где же она проснулась. Ой, это не был плохой сон… Вокруг по-прежнему были пустые холмы и мёртвые деревья, а вовсе не её комната. Вздохнув, пони в жёлтом поднялась на ноги и собралась повернуться по стрелке на компасе, но тут её что-то отвлекло.

– Эй, мистер Голос, что это?

– Анализ. Обломки танка. Уровень угрозы: нулевой.

– Да не бякабот, глупый ты голос! – Пуппи вздохнула и потрусила к предмету, привлёкшему её внимание. – Вот эта мигающая штука!

– Анализ. Портативная коротковолновая радиостанция. Определение частоты. Расшифровка кода. Обнаружен новый канал связи. Принят входящий вызов.

– Йей! Телефонный звонок! Можно мне ответить? Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Я люблю отвечать по телефону! – Пуппи прокашлялась: – Кхе-кхе! Алё, добрая пони, это я, мамы нет дома!

С другого конца линии донёсся голос сердитой и слегка удивлённой пони:

– Блин, это ещё кто? Где Лаки Чарм?

Йей, угадайка!

– Привет, я Пупписмайл! А кто такой Лаки Чарм? Я знаю пони по имени Лаки Страйк, это он?

Соединение внезапно оборвалось, оставив Пуппи в полном недоумении.

– Фу, дурацкие телефонные хулиганы! Ну ладно, не будем сердиться, а то получится, что они победили…

Пуппи пожала плечами и поскакала дальше.

– Внимание, входящий вызов. Устанавливается соединение.

Не успела Пуппи ответить, как тот же голос начал быстро говорить:

– Ладно, слушайте меня, у…бки. Похоже, на нашу частоту кто-то сел, но босс вздрючит меня по полной, если вы не развернёте этот сраный танк на юг и сейчас же не притащите назад свои долбаные упоротые крупы. Усекла, Лаки? Повторяю: скажи Грэю и Гану, чтобы пригнали этот танк назад СЕЙЧАС ЖЕ! В последний раз вежливо прошу!

– Хи-хи-хи, добрая пони говорит забавные слова! – засмеялась Пуппи. Если это был телефонный розыгрыш, то хотя бы весёлый.

– Что за… Опять ты?! БЛ..!

Соединение оборвалось во второй раз. Пуппи склонила голову набок.

– Как-то странно… может, нам пора идти?

– Так точно. Основная цель находится в другом месте. Внимание, входящий вызов. Устанавливается соединение.

В динамиках заговорил всё тот же голос:

– Лаки Чарм, Лаки Чарм, это Пони Форт, слышишь меня?

– Не-а, но я вас слышу! Оки-доки? – улыбнулась Пуппи.

Таинственный голос сокрушённо вздохнул.

– Слушай, малышка… я без понятия, кто ты такая, но я тут пытаюсь разыскать кое-каких пони, а твоё радио мне мешает. Как ты вообще влезла на эту частоту? Откуда у тебя пароль для расшифровки канала?

– Чиво?.. Пароль? Я его знаю! Это Пупписмайл! – обрадовалась кобылка.

– Грёбаный жеребёнок, выруби своё радио! Я пытаюсь связаться с кучкой бестолковых обдолбышей! И если ты не видела танк, гоняющий по Пустоши, то ничем мне не поможешь.

Пуппи задумчиво потёрла шлем, как будто это был подбородок.

– Танк, да? А как он выглядит?

– Ты… ты серьёзно? Он большой, ржавый, у него башня с большой пушкой, и он ездит на гусеницах… – Голос замолк на секунду, как будто сомневаясь, и добавил: – Ты его видела?

Пуппи глянула на ещё дымящийся каркас стальной громадины, лежавший невдалеке.

– А он делает бах и бум и бросает взрывающиеся штуки?

– Ага, это он! Так ты его видела?

– А-ха, – кивнула Пуппи. – Но он задирался, так что я его стукнула камнем, и он взорвался.

Последовала долгая пауза, после чего кобылка на другом конце линии ответила пренебрежительным тоном:

– Ага, конечно. Теперь пойди вы…и себя кактусом.

Соединение снова оборвалось.

Пуппи пожала плечами: этот новый голос вёл себя очень странно. Однако у малышки была стрелка, по которой нужно было идти, и долгая дорога впереди, так что у неё не было времени слушать телефонные розыгрыши… С другой стороны, когда ещё у неё будет шанс разыграть телефонного хулигана?

– Эм, мистер Голос, а ты можешь позвонить Пони Форт, пуппижалуйста?

– Так точно. Устанавливается соединение.

Почти сразу ей ответил тот же женский голос:

– Пони Форт слушает, говорите.

– Э… хи-хи… я ищу… хи-хи… мистера Я Ту… хи-хи… Пицца… хи-хи-хи… – Пуппи не могла удержаться от смеха. Этот розыгрыш она однажды видела в “Фоалсонах” и всегда-всегда-всегда хотела попробовать.

Последовала долгая пауза, а затем Пони Форт ответила:

– Да неужели? Телефонный прикол? Знаешь, я сейчас пойду искать этого мистера Тупицу, а потом отправлю его к тебе, и он отшлёпает тебя так, что хвост изо лба вылезет!

Пуппи вскрикнула от страха:

– НЕТ! Нет, пожалуйста, простите! Я… Я… не надо меня шлёпать! Я буду хорошей!

Другая пони громко захохотала и ответила:

– Поздно, плутишка мелкая! Приготовь свой несчастный круп, потому что он уже идёт за тобой!

– И-И-И-И-И-И-И!

Малышка сорвалась с места в галоп и поскакала по холмам, спасаясь от надвигающейся порки. Беги, Жёлтая Шутница, беги!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 19:30
МЕСТО: Мемориал, северная пикниковая зона, южный участок Трассы 52

Не слишком высоко и не слишком низко. А главное – не поддавайся эмоциям, старый пегас…

Одинокий Понь летел над холмами, высматривая какие-нибудь ориентиры, но после Брокколи начало темнеть, и теперь уже было сложно различить хоть что-нибудь.

– Блин, придётся приземлиться на ночь, а то нарвусь ещё на рейдерский патруль.

Вздохнув, пегас приземлился на голом холме и облегчённо расслабил крылья.

– Ладно, посмотрим, где я…

ПипБак диджея всё это время был настроен на Радио 52 на очень низкой громкости, но когда музыка прекратилась и начала говорить Классная Фишка, он отвлёкся от карты, чтобы послушать новости.

“Так, мои маленькие пони, это Радио 52, и я диджей Классная Фишка… только… на это раз всё совсем не классно.“

Диджей вздохнула. Похоже, она была готова заплакать.

“Комбината больше нет. Я приняла передачу несколько минут назад: Табун пробил брешь в стене фабрики, и выжившим защитникам пришлось отступить в городское Стойло. Похоже, у Табуна лучше оружие, лучше роботы, всё лучше… примерно две сотни пони, в основном жеребята и кобылки, отделены теперь от кровожадной толпы рейдеров только дверью Стойла.”

Диджей снова замолчала на несколько секунд, прежде чем продолжить.

“Я… Я не знаю, что сказать… Наёмные Копыта усиливают гарнизон в Ржавой Крепости, а ради остальных копытом не пошевелят, но если никто ничего не сделает, то все эти пони в Комбинате обречены. Они отправили последнее сообщение, отчаянно моля о помощи, умоляя кого-нибудь спасти хотя бы их жеребят…”

Одинокий Понь вздохнул, качая головой:

– Фишуль, так ты никому не поможешь! Ну неужели ты в такой момент способна только ныть как жеребёнок?! Всем пони нужен голос, который укажет им путь, а не… не вот это вот!

Пегас задумчиво посмотрел на север.

– Почему мне всё приходится делать самому?

“Ох, простите, поняши. Я не привыкла к такому, да и… ну, думаю, мы тут не мои проблемы обсуждаем… но я думаю, что всё ещё может закончиться хорошо; те пони в Комбинате живы, а дверь Стойла не так-то легко открыть, так что… подумайте над этим: в следующий раз на их месте можете оказаться вы. Думать, что вы в безопасности, что это всё где-то далеко от вас, не прокатит, потому что Трасса 52 – это одно большое место. Если Комбинат падёт, то Брокколи будет следующим, а за ним Ржавая Крепость… Табун уже не остановится, если мы позволим ему разогнаться.”

Одинокий вскинул брови и сложил крылья, вслушиваясь в речь далёкой пони. Классная Фишка обретала всё больше и больше уверенности, как будто наконец ухватила нужную нить и теперь знала, к чему ведёт речь.

“Но если мы встанем бок о бок и встретим их лицом к лицу, пока их ещё можно остановить, если мы пойдём в Комбинат и спасём тех ни в чём не повинных пони… думаю, тогда мы ещё сможем победить. Всё, что нам нужно, это держаться вместе и встретить врага как один. Одинокий Понь уже летит туда; вы должны последовать его примеру и показать этим мулам их место!”

– Неплохо… есть ещё над чем работать, но она хотя бы не велела им бежать как можно дальше… – Пегас облегчённо вздохнул. – Ладно, может, я и не ошибся, оставив её одну.

“Но я слишком много болтаю. Это радио, и здесь должна музыка играть, так что вот для вас песня, Комбинат. Не сдавайтесь, кто-нибудь да придёт! Держитесь, мои маленькие пони! Просто верьте друг в друга… Вы должны верить.”

If just one pony believes in you
deep enough and strong enough, believes in you
hard enough and long enough, before you knew it
somepony would think, if he can do it, I can do it
making it two
two whole ponies believe in you

(link)

Одинокий хмыкнул, услышав первые слова песни.

– Хороший выбор… может быть, немного по-жеребячьи, но мы ведь именно жеребят пытаемся спасти… Я только надеюсь, что до тех мулов дойдёт, а иначе это будет самый короткий контрудар в истории.

Пони слабо улыбнулся и потрусил к Мемориалу.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 21:00
МЕСТО: Пустошь, южный участок Трассы 52

Пятеро рейдеров были в лёгком замешательстве. Во-первых, жеребятам не полагалось бежать по направлению к ним, выкрикивая просьбы о помощи. Во-вторых, пони полагается умирать, когда им стреляют в грудь… несколько раз… Видимо, этого жеребёнка забыли предупредить.

– Ой, пожалуйста-пожалуйста-пожа-алуйста, спрячьте меня! Он идёт, а мне некуда убежать! Пожалуйста-пожалуйста-ПОЖА-АЛУЙСТА-А-А! – Пуппи затопала копытцами. – Я извинилась, но ему всё равно!

Большой земной пони со шрамом на шее осторожно приблизился к жеребёнку, тогда как другие четверо стояли в отдалении и держали оружие на изготовку.

– Ты кто, нах…? Ты что, нах…? Кто за тобой гонится, нах…?

Жеребец заметил, что дырки в костюме малышки уже зарастают, а сама она не выказывает никаких признаков боли. Ладно, может быть, послушать сначала, что этот стрёмный жеребёнок хочет сказать, не такая уж плохая идея.

– Эм, я… – Пуппи резко замолчала. А что, если кто-нибудь из этих пони и есть мистер Тупица? Ей надо было схитрить. – Я… эм… призрак! Агась, я тот самый Призрак, про которого голос на радио всё время говорит и… эм… меня зовут абсолютно точно не Пупписмайл. – Увидев, какими глазами эти пони на неё смотрят, Пуппи решила, что надо добавить ещё что-нибудь: – А никого здесь случайно не зовут мистером Тупицей, нет?

Жеребец медленно кивнул… розовые светящиеся глаза, жёлтый защитный костюм, невосприимчивость к выстрелам… Да, это очень походило на то, что он слышал о Призраке.

– Значит… ты Призрак Трассы 52.

– Ага, – кивнула Пуппи. Сейчас, когда её умение врать подвергалось суровой проверке, ей надо было быть твёрдой, ей надо было быть непреклонной… ей надо было быть умной. Порази их своим невозмутимым лицом, Пуппи!

– И твоё имя… Не Пупписмайл?

– Точно.

Это сработало! Они купились! Вот ведь хитрая Пуппи, настоящий мастер убеждения!

– Призрак Трассы 52… истребитель робочасовых и спаситель городов? Тот призрак?

Остальные пони сделали шаг назад. Похоже, они её опасались.

– Да, это я! – энергично закивала Пуппи.

– И ты хочешь, чтобы мы тебе помогли…

Большой пони выглядел сконфуженным. А вы представьте себя на его месте!

– Агась! Ну, если только кого-нибудь из вас не зовут мистером Тупицей.

– Я… нет, меня зовут Слэш Блейд, того единорога – Индирект Демидж, а его сучку – Пейпер Кат. А те двое – Стинки Тэйл и Пластик Флауер… – сказал пони, показывая на последних двух кобылок в его группе. Кроме Индиректа Демиджа и Пейпер Кат, все остальные были земными пони.

Пупписмайл вздохнула с облегчением:

– Фух, чуть не попалась! Слушайте, за мной гонится какой-то сумасшедший пони, он супер-сердитый, потому что я сделала ему телефонный розыгрыш, и теперь он хочет меня отшлёпать! Можно мне… эм… потусоваться с вами чуть-чуть? Вы ему скажете, что я хорошая пони, и он уйдёт… пуппижалуйста?

Блейд оглянулся на своих товарищей: второй жеребец лишь пожал плечами, и все три кобылки тоже не горели желанием ему помочь.

– Ты… ты правда убегаешь от пони, потому что подшутила над ним, и он теперь хочет тебя отшлёпать?

Это было как-то странно. Малышка кивнула. Рейдер выгнул бровь.

– Ты что, отсталая?

– Э, ммможет быть… Вы мне поможете, если я скажу “да”?

Жеребец снова вздохнул. Он много вздыхал в последнее время.

– Ты ведь всё равно за нами увяжешься?

Пуппи улыбнулась и кивнула.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 22:00
МЕСТО: Мемориал, южный участок Трассы 52

Мистер Уайт, улыбаясь, спрятал фляжку обратно в сумку.

– Значит, ты бросил своё радио и прилетел сюда из-за пони, которую даже никогда не видел? – Единорог фыркнул от смеха.

– Вроде того… У меня было чувство, что ветер меняется и… В общем, я просто хотел быть здесь, когда всё случится. По правде говоря, я удивлён, что встретил вас здесь… – ответил Одинокий Понь, оглядывая группу пони, собравшихся в хижине.

На тот момент там были провидица из Песковоротов, глава охраны Туннельного города и её… вьючный пони? Кольтфренд? Ладно, неважно… А ещё самый бессовестный гробокопатель в Эквестрии и мистер Уайт с племянником.

– Итак, каков план?

Пегас выглянул в окно, ожидая ответа, который, к его удивлению, дала провидица.

– Мы всё ещё ожидаем друзей. Выступим завтра. Сейчас огонь горит слишком ярко. Нужно дождаться, когда пламя притихнет, и лишь тогда сделать наш ход.

– Слушай, кладбище минталок, мне нет особого дела до всех этих пророчеств, – перебила её Триггер Хэппи. – Я просто хочу узнать, всё ли с Пуппи в порядке. Можешь ты мне это сказать или нет?

Единорожица открыла глаза и пожала плечами:

– И как я должна это узнать? Видения приходят ко мне, а не наоборот.

Хэппи не ответила. Вместо этого она повернулась к гулю, сидевшему в углу. Молтен Голд не проронил ни слова с тех пор, как они с Джеми пришли в город, но выглядел он несколько стеснённым.

– А ты, старая мумия… тебе надо бы заходить на север почаще… – Кобылка попыталась улыбнуться охотнику за сокровищами. Он ей не нравился, но вообще-то ещё ничем не заслужил её недоверия. По крайней мере, пока. – Мне любопытно, что такое сделала для тебя эта малышка?

Гуль медленно повернул голову в сторону начальницы стражи.

– Дело не в том, что она сделала для меня… важно то, чего я не сделал для неё. – Молтен неприятно-скрипуче хмыкнул. – Впервые за два столетия я чувствую себя виноватым. Можете вы поверить в такое?

Сэйдж Браш вздохнул. Похоже, на их распрекрасной пижамной вечеринке настало время для игры “расскажи свою историю”.

– Выкладывай уже. Большинство из нас всё равно будут мертвы, прежде чем это маленькое приключение закончится… вряд ли твой секрет уйдёт куда-то далеко. – Хохотнув, снайпер добавил: – А потом мы должны порассказывать друг другу страшилки и устроить бой подушками. Ну разве не замечательная идея?

Мистер Уайт закрыл лицо копытом.

– Сэйдж… заткнись, пожалуйста.

Гуль пожал плечами:

– Это, в общем-то, и не история вовсе. Просто я знал когда-то маму Пуппи – Рэйни Дэйс. – Молтен говорил медленно, как будто его мысли бродили где-то далеко. – Она была чем-то вроде местного героя… ничего особенного, но в те дни все пони были напуганы и не знали, что им делать, а у неё хватило решимости, чтобы организовать лагерь беженцев и помочь множеству пони. – Гробокопатель покачал головой и добавил: – По большому счёту, она просто показывала другим пони, как самим о себе позаботиться, а потом шла в следующий город и делала всё то же самое снова… учила других пони выживать.

– Ну-ка погоди секунду… – перебил Джеми гуля. – Ты знал Пуппину маму, а потом встретил Пуппи… Что ты сказал ей?

Молтен Голд посмотрел стражнику прямо в глаза:

– А что я мог ей сказать? “Прости, но твоя мать давно мертва”? Ты заглядывал ей в глаза? Я отправил её в Белую Башню, надеясь, что рейнджеры найдут способ… – Гуль осёкся и отвернулся, подбирая слова: – …помочь ей.

Все некоторое время молчали, пока Триггер Хэппи не осознала весь смысл его слов.

– Эй, но Белая Башня же совсем разрушена! И ты отправил жеребёнка туда?! – Пони-стражница достала свою винтовку. – Ах ты грёбаный кусок г…

Джеми и Одинокий Понь вскочили и бросились на Триггер Хэппи, не давая ей пошевелиться.

– Эй, эй, Хэппи, остынь! Её видели в Брокколи, помнишь? Всё с ней в порядке!

Молтен вздохнул и покачал головой.

– Ну да, она должна быть в порядке… Самое забавное, что даже большинство тех пони, что жили в Белой Башне, не очень-то пострадали… просто лишились своей игровой площадки. – Гуль улыбнулся. – Не удивлюсь, если окажется, что именно малышка это сделала.

Одинокий Понь выпустил Хэппи и поднялся на ноги:

– Двое рабов, которых она освободила, рассказывали мне, что она словно призрак: пули пролетали сквозь неё, как будто она даже не была реальна, а свет её розовых глаз обратил работорговцев друг против друга. – Пегас помолчал, выбирая слова. – Вы верите в призраков?

– Ох, ну хватит! – взвилась Триггер Хэппи. – Даже не начинайте про это! Вот этот идиот, – она указала на Джеммида, – спрашивает об этом у всех подряд с тех пор, как Пуппи пришла в Туннельный город… Ладно, признаю, эта малышка – не обычная пони, и я не уверена даже, что она гуль, но я её обнимала, и она более чем материальна.

Уайт выглянул в окно:

– Думаю, нам лучше поменьше спорить и побольше следить за тем, что творится снаружи. С севера приближаются несколько пони.

Все взгляды тут же обратились на Лонг Ирс, ожидая от неё пояснений. Провидица улыбнулась, поднимаясь с земли, и направилась к двери.

– Они рано прибыли… Вот и хорошо. Пойдёмте, поприветствуем славных Рейнджеров Эплджек.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 22:30
МЕСТО: Пустошь, южный участок Трассы 52

Посреди наспех устроенного лагеря горел небольшой костерок. Две земных кобылки готовили на нём консервы, в то время как остальные чистили своё оружие. Все пони старались не обращать на Пуппи внимания.

Стинки Тэйл болтала с Индиректом Демиджем, старательно не замечая ревнивых взглядов Пейпер Кат.

– Как думаешь, они уже открыли Стойло?

Единорог пожал плечами, не отрываясь от спускового механизма своей винтовки.

– Это просто вопрос времени… Те жирные ублюдки не дождутся теперь милосердия, столько лет продержав нас в голоде… – Индирект сплюнул в костёр. – За прошлый сезон мы потеряли семерых пони из-за сраной грязной воды. Я очень надеюсь, что буду там, когда мы прорвёмся внутрь.

Пластик Флауер хмыкнула:

– Эти засранцы зажилили всю хорошую землю и выгребли всё хорошее барахло из этой сраной дыры… Но теперь-то им не судьба отлягаться! На этот раз мы их вздрючим!

Слэш Блейд задумчиво кивнул.

– И мы позаботимся, чтобы они не вернулись. Никогда. Комбинат, Ржавая Крепость, Соляной Куб… Всё спалим.

Пуппи не очень-то вслушивалась в разговоры. Её больше занимало то, как они чистили свои пушки… Это казалось ей совершенно глупым. Есть же лучшие способы чистить что-нибудь.

– Значит, вы вот так чистите свои шумные штуки? А почему вы их не помоете? Так же проще…

По пути сюда Пуппи была непрерывным источником головной боли, бесконечно поливая их нескончаемым потоком слов. Рейдеры пытались отругать её или пристрелить, но ничего не действовало: она просто болтала, и болтала, и ля-ля-ля-ля-ля… Единственное, что помогало держать кобылку в узде, это угроза порки, но никто всерьёз не хотел трогать штуку, которой было начхать на дырки в груди… Кроме того, розовый газ, сочившийся из дыр, выглядел опасным… хуже того – он выглядел живым.

– Пушка должна быть смазана, если только ты не хочешь, чтобы её заклинило, и она взорвалась у тебя в зубах, – объяснила Пейпер Кат. – Ты что, никогда ничего не чинила?

– Конечно! Я много всего чинила! Я лучшая чинительница на свете!

– Чинила? Что, например? Свои мозги? – засмеялась единорожка.

– Неа, я чинила радио, потом другое радио, а потом… э… большой телевизор, и я сделала, чтобы мои друзья-голосы опять заработали, и они были супер-рады. Эм… я чинительница голосов, наверное.

Пейпер Кат оставила свою работу и уставилась на жеребёнка:

– Ты… что, правда можешь чинить электронику? Серьёзно?

Вот он её шанс: Пуппи хотела произвести на этих пони впечатление, чтобы они с ней подружились и, может быть, помогли ей, когда мистер Тупица придёт, чтобы её отшлёпать… а потом они, может быть, даже помогут ей искать маму!

– Конечно! Я что угодно могу починить!

Единорожка левитировала радиопередатчик и положила его перед Пуппи.

– Докажи это. Вот радио, которое перестало работать ещё днём. С тех пор мы отрезаны от базы… Почини его, и станешь официальным членом Дикого Табуна.

Малышка в жёлтом посмотрела на радио и хихикнула:

– А! В прошлый раз была целая комната с такими штуками! Легче лёгкого!

БРЯК! БРЯК! БРЯК! ХРЯСЬ!

Пуппи дубасила бедным радио по земле, пока корпус с хрустом не раскрылся, затем поглядела внутрь и многозначительно кивнула:

– Да, точно, всё очень просто: оно сломано.

Единорожка накрыла лицо копытом и попыталась забрать у жеребёнка свой окончательно сломанный передатчик, но Пуппи с ним ещё не закончила:

– Теперь нужно только положить туда одну хорошую штучку…

Пуппи достала спарк-батарею и запихнула её в многострадальное радио, затем стукнула по нему ещё пару раз, на всякий случай. Раздались шипение и треск, и передатчик вернулся к жизни.

Кобылка выхватила радио у жеребёнка из копыт и тут же включила его.

– Что за… ты… ты его починила! – изумилась она и немедленно попыталась связаться с базой. – Рыжий Таракан на связи. Пони Форт, ответьте, приём… Рыжий Таракан на связи. Пони Форт, ответьте, приём… ну давай же!

Все рейдеры отложили на минуту свои дела и повернулись к пони, державшей радио.

Радио крякнуло, из новой батареи брызнули искры, а вместе с ними появился голос:

– Говорит Пони Форт, где вас гули носят, Таракан? Мы уже собирались продавать ваше барахло!

Пока Пейпер Кат общалась с рейдерской базой, остальные пони праздновали это событие, паля в воздух и хлопая друг друга по спине. Пуппи захихикала, глядя на эту странную сцену. Но тут Слэш Блейд подошёл к ней и дружески потрепал по шлему:

– Молодец, мелкая! Кто ж знал, что ты такой гений-электронщик! Мы тебя сильно недооценили. Добро пожаловать в Табун!

Рейдер хотел сказать что-то ещё, но отвлёкся, заметив выражение на лице Пейпер Кат, уже выключавшей радио.

– Танк Грэй Маттера так и не вернулся… Босс хочет, чтобы мы вернулись в Комбинат как можно скорее.

– Эти идиоты сбежали вместе с танком… – покачала головой Пластик Флауер. – Говорила я боссу: не надо давать им столько огневой мощи. Эти подонки срать хотели на Табун, им лишь бы Трассу 52 спалить.

– Ай, да хрен с ними, – добавила Стинки Тэйл. – У нас есть другие танки и роботы. На этот раз нас не остановят!

Келейтрал подошёл к Пуппи и положил ей на спину копыто.

– Итак, маленький призрак, ты готова увидеть нашу базу?

– Э… я не знаю… мне надо искать мою маму… она где-то вон там… – Пуппи показала на юг.

– Просто фантастика! Именно туда мы и пойдём! – сказал Слэш и снова потрепал её по шлему. Все эти пони постоянно её трепали… Пуппи могла с этим смириться, если они не будут её шлёпать. А лидер рейдеров продолжал: – Ладно, мои грязненькие пони, сегодня спать не будем. Нам придётся скакать всю ночь, если мы хотим добраться в Комбинат до рассвета.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 23:00
МЕСТО: Мемориал, южный участок Трассы 52

Сколд хлебнул чаю, глядя на огни в соседних домах. Глубоко вздохнув, он развернулся вокруг хвоста, переводя взгляд внутрь комнаты.

– Прекрасно. Значит, у нас есть диджей, гуль, торгаш, наркоманка и три стражника. – Старый книжник покачал головой. – Я ожидал от Пятьдесят Второй большего… хотя бы от Наёмных Копыт.

Колд Шоуер пожала плечами. Без доспехов она выглядела довольно маленькой. Даже для кобылки.

– Мне всё равно. У нас есть свой отряд, а эти пони – просто огневая поддержка, которую я даже не ожидала получить.

– Правда? А разве они не те самые пони, которых мы, Рейнджеры Эплджек, пытаемся защищать?

Паладин нахмурилась, услышав слова книжника.

– Вообще-то, я не вижу здесь беспомощных жеребят… Насколько я знаю, они – добровольцы, решившие сражаться за родную землю. Если хотят увязаться за нами, я их гнать не стану, но… – Её перебил стук в дверь. – Да, входите.

Дверь открылась, и в комнату вошёл мистер Уайт.

– Добрый вечер, книжник Сколд… паладин Шоуер… – Единорог замолчал на секунду, внимательно глядя на них. – У вас всё в порядке?

Сколд повернулся к мистеру Уайту и придирчиво оглядел его.

– Ой, гляньте, лидер самого могущественного клана на Трассе 52… Позвольте вас спросить, почему вы привели с собой только одного солдата? – Старый единорог сделал паузу. – Или подкрепления уже на подходе?

Уайт покачал головой:

– Нет, я здесь не как глава Белых Яблок или Наёмных Копыт. У меня здесь личное дело: я возвращаю долг, а заодно присматриваю новые возможности.

Колд Шоуер пробормотала что-то насчёт “грёбаного кровососа”, но если жеребец и слышал её, то никак этого не показал.

Сколд подошёл ближе к белому единорогу и повысил голос, чтобы отвлечь его внимание от не слишком дипломатичной пони.

– Долг? Дайте угадаю: призрак?

– Ух ты, это вы сами стали проницательнее с момента нашей последней встречи, или к плащу книжника-старейшины прилагается заклинание “замечать очевидное”? – Мистер Уайт хмыкнул. – Это шутка, не хотел вас обидеть… просто все пони, кто здесь есть, по-видимому, пришли из-за этого жеребёнка.

– Несомненно. Просто невероятно, насколько сильно одно напоминание о том, кем мы были, способно тронуть сердца. Я бы солгал, сказав, что пришёл сюда лишь ради присяги Рейнджеров Эплджек. Я хочу быть там, когда жеребёнок достигнет конца Трассы. – Книжник слегка улыбнулся. – Но вы ведь здесь не затем, чтобы обсуждать призраков, я полагаю?

Мистер Уайт рассмеялся, прежде чем ответить:

– Ну, отчасти за этим, но есть и ещё кое-что… я пони широких интересов, в конце концов. Мне хотелось бы знать, не можем ли мы чем-то помочь Рейнджерам в предстоящей битве…

– В предстоящей битве? Это интересно. И о какой же это битве вы говорите, позвольте спросить?

Лидер Наёмных Копыт снова ухмыльнулся:

– Ладно, давайте начистоту: вы собираетесь нанести удар по рейдерам, пока они заняты Стойлом в Комбинате. Мне это кажется слишком очевидным, поскольку именно так я бы и поступил.

– Да, это вполне очевидно, – кивнул старый книжник, – но я не думаю, что нам представится более удобный случай до того, как мы сдадим Брокколи, Ржавую Крепость и Солнечный город. – Сколд повернул голову в сторону паладина Колд Шоуер. – Но я не тот пони, кого надо спрашивать, когда речь заходит о стратегии… Паладин, вам есть что сказать?

Кобылка вздохнула, явно недовольная тем, что книжник втянул её в разговор:

– Не знаю, что нас ждёт в Комбинате, но план состоит в том, чтобы прорваться через расположение противника и добраться до Стойла, потом оцепить зону и эвакуировать гражданских. Чем больше помощи, тем лучше.

Уайт медленно кивнул.

– Я слышал, что у них есть роботы и бронеповозки. Может быть, нам стоит выработать план получше, чем просто ворваться туда, попасть в окружение и погибнуть под огнём превосходящих сил противника?

Сколд поднял копыто:

– Нет, стойте, вы неправильно поняли. Рейнджеры прорывают оборону, а вы остаётесь снаружи и прикрываете отход.

– О, чудненько: самоубийственный план, в котором мне не придётся играть роль самоубийцы. Мне уже нравится. – Мистер Уайт вложил в свой голос столько сарказма, сколько мог. – А что же нам делать, если ваш план “ударить, пока они не успели опомниться” окончится полным провалом?

– Не беспокойтесь, – сказал книжник, пожав плечами, – у меня есть запасной план. Рейнджеры разберутся с Диким Табуном, даже если нам придётся обрушить на них небо…

——————————————————————————–
ДЕНЬ 13
ВРЕМЯ приблизительно 23:30
МЕСТО: Мемориал, южный участок Трассы 52

Молтен Голд сидел за городскими укреплениями, глядя на юг и посасывая сигарету. Когда Триггер Хэппи подошла к нему и села рядом, он хмыкнул и тут же громко закашлялся.

– Значит, ты знал её маму… – произнесла пони задумчиво.

– Мда, – кивнул гуль, – она выперла меня из города, когда я попытался стянуть немного радэкса. Я часто им пользовался, поскольку копал хабар в заражённых зонах.

– Дай угадаю… Ты продолжил копать без радэкса?

Гуль снова хмыкнул, сухо и неприятно, как будто хрип умирающего пони.

– Ого, да ты, должно быть, учёная… Я всю жизнь проклинал эту сучку за то, что она со мной сделала… Хотя в душе всегда понимал, что сам виноват. Ну, по крайней мере, я всё ещё жив и могу кому-то поведать об этом.

Стражница поколебалась, прежде чем задать следующий вопрос, но она обязана была узнать… ей нужно было узнать.

– А Рэйни Дэйс? Что с ней?

Молтен бросил сигарету и помолчал.

– А она ни о чём поведать не может. Но я думаю, что так оно и лучше. Героям нужно когда-нибудь уходить.

– Н-н-но… но Пуппи… когда она…

Гуль гневно топнул копытом, вдавливая сигарету в грязь:

– Знаю! Я должен был сказать ей правду, сразу, как только встретил, но… но… что потом? – Старый охотник за сокровищами вздохнул. – Это единственное, что ведёт её вперёд… Не знаю, что это за жеребёнок такой, но у неё есть какая-то внутренняя сила, которая не поддаётся объяснению… У неё есть цель и… и она заставляет меня вспоминать дни до начала войны.

Триггер помолчала немного и неуверенно спросила:

– До начала… войны?

– Да. Когда мы верили, что Селестия никогда не оставит нас, и что все пони – хорошие пони в глубине души. Всё казалось таким зелёным и прекрасным, но мы хотели ещё, и ещё, и ещё… я даже не знаю зачем. – Гуль уставился на гигантский монумент, стоявший словно бы в фокусе всего Мемориала. – Но она по-прежнему такая. Пуппи не перестала верить, что в каждом пони есть что-то хорошее. Ей сказали, что все пони добрые, и она верит в это даже перед лицом всего этого ужаса. Я… Я не хочу быть тем, кто разрушит её мечты.

Стражница нахмурилась и опустила глаза:

– Я тоже. А… что она найдёт в конце дороги?

Молтен Голд поглядел вдаль, в сторону юга.

– Имя на могильной плите, на вершине холма у самого моря. Изумрудный Берег мало изменился за эти годы.

Триггер Хэппи молчала. Ей нечего было сказать.

– Там хорошо. Внизу шумят волны, ветер колышет гриву… если закрыть глаза, то можно даже представить, что ты снова в старой Эквестрии, – медленно произнёс расхититель гробниц.

– От этого не легче, – сказала кобылка, не поднимая глаз от копыт.

Молтен вздохнул:

– Ничуть…

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 5:30
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Комбинат горел. Когда-то это был гигантский промышленный комплекс с высокими как небоскрёбы зданиями, вмещавшими множество промышленных агрегатов и снующих везде занятых пони. В годы войны Комбинат служил кузней, где из угля и железной руды производились танки и другое оружие, но в последние месяцы конфликта он прекратил работу из-за недостатка сырья. “Стойл-Тек” выкупила часть сооружений и построила под ними Стойло, использовав большую часть материалов, оставленных на фабриках. Стойло было закончено лишь наполовину и стало одним из наименее технически продвинутых Стойл в Эквестрии. Возможно, именно поэтому оно действительно спасло жизни пони, позволив им пережить худшие дни после апокалипсиса.

Ныне Комбинатом назывался город, выстроенный внутри фабричного комплекса. Это была целая крепость с толстыми стенами и множеством высоких огневых точек, с которых снайперы и пулемётчики могли поразить любую приближающуюся угрозу. Многие годы город процветал благодаря почти безграничным запасам стали. Естественно, рейдеры и другие банды, желавшие быстро разбогатеть, слетались на запах этих ресурсов как мухи, но жителям Комбината всегда удавалось дать им отпор.

Удавалось, пока не настал этот день.

Чёрные клубы дыма поднимались к небу от зданий, пожираемых огнём. Прямо под стенами комплекса раскинулся палаточный лагерь, окружённый колючей проволокой, и Пуппи вместе с новыми друзьями шла прямо туда.

– О, не волнуйся, тебя здесь никто не обидит, ведь ты с нами! – Индирект Демидж похлопал малышку по спине, чтобы её подбодрить, но это казалось лишним, ведь Пуппи уже улыбалась вовсю и махала всем встречным пони.

– Эй, привет! – Малышка захихикала: – Глядите, у той кобылки супер-смешная грива! О, смотрите какая Метка! Круто!

К группе подошла единорожка с жёлтой гривой и красной шёрсткой.

– Почти вовремя, расп…дяи!

– Да е..ать тебя Луной, Форт… – Слэш обернулся к Пуппи: – Это Пони Форт, она наша радистка… та ещё сучка; не слушай её нытьё, а то станешь такой же.

Пуппи не понимала и трети слов, которые ей говорили эти весёлые пони, но звучали они забавно, так что она всё равно захихикала и подбежала к новой знакомой.

– Привет, я Пупписмайл! Я ищу мою маму!

Единорожка встрепенулась и уставилась на маленькую кобылку.

– Ты сказала… Пупписмайл?

– Агась! – кивнула Пуппи.

– А у тебя, случаем, нет радио?

Малышка кивнула, с гордостью улыбаясь:

– А как же! Я крутая, я зн… а-а-ай! Эй, что вы делаете?!

Единорожка подняла Пуппи телекинезом, уселась, затем положила жеребёнка поперёк колен и занесла копыто.

– Вот и отлично, сейчас всё проясним.

Малышка пыталась высвободиться, но удавалось ей только без толку махать копытцами в воздухе.

– Отпустите! Отпусти-ите-е-е!

И вот началось:

– Хорошие!

ШЛЁП!

– Кобылки!

ШЛЁП!

– Не!

ШЛЁП!

– Хулиганят!

ШЛЁП!

– По!

ШЛЁП!

– Радио!

ШЛЁП!

Пуппи отчаянно выла, но отряд “Рыжий Таракан” не очень-то спешил бежать ей на помощь. Напротив, все пятеро пони поначалу молча смотрели на эту сцену, а потом один за другим начали смеяться. Эту будто бы бессмертную хрень поставила на место радистка в дурном настроении. Блин, и как только они могли испугаться этой пискли?

– Простите, простите; пожалуйста, не надо, простите!

Пуппи плакала как маленький жеребёнок, но сердитая кобылка всё продолжала её пороть, прибавляя к каждому своему слову по шлепку.

Когда буря наконец-то утихла, Пони Форт поставила малышку на землю и посмотрела на неё в упор:

– Ну? Будешь ещё баловаться с радио?

Пуппи не сказала ни слова, и только помотала головой, не поднимая глаз.

– Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! Ты всё поняла? Радио – не игрушка! Может случиться что-нибудь очень плохое, если будешь занимать частоту, предназначенную для экстренных вызовов!

Пуппи всё ещё всхлипывала, но нашла в себе силы, чтобы слабо кивнуть.

Когда стало ясно, что малышка вроде бы выучила свой урок, Пейпер Кат вышла вперёд и обратилась к Пони Форт:

– Не будь к ней слишком строга… Она, вроде как… починила наше радио. А то бы мы так и патрулировали ещё три дня. – Пейпер потрепала Пуппи по шлему. – Она хорошая… она, конечно, плохо поступила, но теперь выучила свой урок. Можно считать, что вы квиты?

Пони Форт фыркнула:

– Если она действительно хоть что-то усекла, то да. Жеребята… от них никакого толку.

– Ну, ну… протяните друг другу копыта и помиритесь… Пуппи теперь официальный талисман отряда Рыжий Таракан, так что если ты будешь злиться на неё, мы разозлимся на тебя.

Радио-оператор вздохнула и протянула Пуппи копыто.

– Ладно, ладно! Я всё равно уже закончила…

Малышка в жёлтом медленно протянула копытце к единорожке, стараясь не плакать. Форт взяла копытце Пуппи и потрясла его.

– Ну вот, теперь мы квиты. Добро пожаловать на борт. Да, и не забудьте отвести её к боссу.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 5:30
МЕСТО: Мемориал, южный участок Трассы 52

Внезапно очнувшись, Лонг Ирс распахнула глаза и резко вдохнула. От неожиданности мистер Уайт подскочил на постели.

– Что… Что такое, ведьма? – спросил сонно моргающий жеребец, озираясь в поисках своей винтовки.

Провидица вздохнула, глядя на юг:

– Вот и началось. Нам нужно выходить как можно скорее.

————————————————————————-
————————————————————————-

Заметка: новый уровень! (16)

Получена новая способность: Жёлтый метеор – “Беги, Пуппи, беги!” Без брони или в лёгкой броне, вроде защитного костюма “MK-VI”, ты перемещаешься на 10% быстрее. Не спеши радоваться, тебя всё равно отшлёпают.

Добавлена новая квестовая способность: Будь Дикой – ты теперь член Дикого Табуна. Твоя репутация у этой фракции снова стала нейтральной.

0

18

https://darkpony.ru/img/stories/big_52_map_by_mimezinga-thumb.jpg




Глава 18
Таинственный туман

Ужасен жеребячий гнев,
бессмысленный и беспощадный.

ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 06:00
МЕСТО: Мемориал, южный участок Трассы 52

– О-о-о-о-ом…

Мистер Уайт вошёл в хижину и уставился на Лонг Ирс, сидевшую в круге из мелких косточек, застывших капелек стекла и других странных вещей. Рог провидицы сиял как неоновая лампа, а поза, в которой она сидела, выглядела весьма необычно: задние ноги были скрещены, а передние – раскинуты в стороны копытами вверх, изображая распустившийся цветок. Она была… странной. Жеребец даже невольно подумал, что провидица на самом деле зебра, несмотря на всю очевидность обратного.

На другой стороне комнаты Сэйдж готовился к походу на Комбинат. Племянник Уайта полностью игнорировал Лонг Ирс, неторопливо и с присущей ему обстоятельностью запаковывая последнюю из их винтовок.

– Ладно, сдаюсь. Что она делает? – Лидер Белых Яблок озадаченно указал глазами на провидицу.

Сэйдж Браш пожал плечами:

– Без понятия. Она сказала, что собирается провести какой-то ритуал, который погрузит наших врагов в “туман войны”, потом упоролась кучей дряни и теперь всё время делает “о-о-о-о-ом”.

– Упоролась? – нахмурился Уайт.

В комнате стоял стойкий запах горелых трав, а низкое пение начинало его нервировать. Вся атмосфера комнаты казалась странной, какой-то неправильной, но он не мог в точности сказать, почему.

– О-о-о-о-о-о-ом…

– Ну, во-первых, она съела дофига минталок, во-вторых, белые конфетки, которых я раньше не видел, и ещё много зелени: часть скурила, а часть просто сжевала… а, и ещё она много выпила. И когда я говорю “много”, я имею в виду реально много.

– И с тех пор она сидит вот так? В дыму и с мистическим пением?

Краем глаза Уайт начал видеть маленькие белые точки, роившиеся как призрачные светлячки, затуманивая его периферическое зрение. Ближе к центру комнаты запах дыма становился сильнее, и единорог уже начинал сомневаться, действительно ли он видит эту странную сцену, или же она ему только снится…

Жеребец тряхнул головой. Нет, это просто дым. Наркотики могли оказывать такое влияние, улучшая способность различать магические потоки, но ухудшая восприятие действительности. Такие штуки очень, очень легко вызывали привыкание; надо было гнать от себя эти назойливые ощущения и сосредоточиться на реальности.

– Ты что-то говорил про туман?

Сэйдж кивнул:

– Точно, она бормотала что-то про “туман войны”, а потом совсем замолкла.

Белый жеребец задумчиво потёр подбородок:

– Туман войны… то есть, как бы бросить облако им на головы?

По всей видимости, его это не очень вдохновляло.

– Кто знает. – Снайпер закончил упаковывать винтовки и закинул их на спину. Кажется, на него дым совсем не действовал, но Сэйдж был сильнее, и ему, видимо, было проще переносить подобные вещи. – Но если она в ближайшее время не проснётся, придётся оставить её здесь… хотя я, конечно, скучать не буду…

Старший жеребец нахмурился:

– Эй, не надо недооценивать союзников! Она может спасти твой несчастный круп!

Нетрудно было понять, что эта кобылица – не обычная пони. Однако Уайт также понимал, что пытаться объяснить это его племяннику было пустой тратой времени.

– О-о-о-о-о-о-ом…

Сэйдж фыркнул:

– Типа, предсказать, где меня сегодня подстрелят?

Ага, совершенно пустая трата времени.

– Типа, словить пулю-другую вместо тебя. – Уайт вздохнул и повернулся к выходу: – Пойдём отсюда скорее! Вонь в этой лачуге такая, что сил нет!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 06:30
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

– Значит, это и есть тот знаменитый Призрак, о котором все теперь говорят? – Красный единорог с ещё более красной гривой смерил Пуппи взглядом. – Не очень-то она впечатляет.

Слэш Блейд фыркнул:

– Впечатлит, дайте время. Она мелкая, но её хрен остановишь, и к тому же она знает, как чинить радио и прочую фигню.

Красный жеребец всё равно не проявил особого энтузиазма:

– Ладно, хотите себе питомца, значит? – Он пожал плечами. – Да на здоровье, мне как-то всё равно… а теперь прочь с глаз моих, и займите себя чем-нибудь полезным, скажем… возьмите инструменты и идите помогать ребятам вскрывать дверь Стойла.

– Да раз плюнуть. – Слэш повернулся к своей команде: – Вы слышали?! Давайте расколем этот орех и заберём то, что внутри! – Собираясь потрусить прочь, он ткнул Пуппи в бок: – Ты тоже, Призрак…

Пуппи было очень плохо. Её отшлёпали и отругали, и пусть даже от порки не было по-настоящему больно, в душе её это очень-очень сильно ранило. Обычно мама немножко ругала её и иногда даже шлёпала… но когда Пуппи просила прощения, мама сразу же её обнимала, и они мирились. Но эти пони просто посмеялись над ней и очень её обидели. Никто не подошёл, чтобы по-дружески пихнуть её и сказать, что всё будет хорошо. Ей нужно было снова показать, какая она крутая, чтобы они опять смотрели на неё как в тот раз, когда она починила радио.

Из задумчивости маленькую пони вывел оклик Пластик Флауер, уже выходившей из палатки:

– Эй, ты идёшь, малышка? Не тормози там!

– Ага, иду… – ответила Пуппи и, глубоко вздохнув, поплелась за своим отрядом.

Внось оставшись один, Блад Бат подошёл к столу и посмотрел на карту. Его взгляд скользнул по красному кольцу, окружавшему Комбинат, и пробежал по крестикам, отмечавшим близлежащие дороги и мелкие поселения. На лице жеребца появилась ухмылка. Дальние патрули не встретили в окрестностях города никакого сопротивления, всюду вплоть до самого Мемориала они докладывали о спешно оставленных хижинах и опустевших дорогах. Всё должно было пройти как по маслу.

Единственное, что ещё беспокоило вожака рейдеров, так это кладбище, отмеченное как “Холм Призраков”: именно туда направлялась группа Лаки, прежде чем с ними пропала связь, а эти идиоты из отряда “Рыжий Таракан” не нашли ни единого следа пропавшего танка, притащив взамен глупого жеребёнка в химкостюме.

Призрак Трассы 52… что ж, если это и вправду была та самая героиня, то не очень-то опасной она выглядела… и к тому же теперь она стала талисманом худшего отряда во всём Табуне. Жителям Трассы 52 стоило бы получше выбирать себе героев…

Ход мыслей Блад Бата был прерван неожиданно вплывшим в палатку спрайтботом. Пони недовольно нахмурился, увидев незваного гостя:

– Что на этот раз?

Когда робот заговорил, из его динамиков зазвучал голос СолОСа:

– Блад Бат, у нас могут быть проблемы. Вскрытие двери с нашим оборудованием потребует много времени. Я настоятельно рекомендую оставить её и двинуться на север как можно скорее, пока враг не организовал оборону.

Блад Бат засмеялся:

– Поздновато ты спохватился, шарик говорящий! Нет уж, мы от души повеселимся здесь, и легенды о нашей жестокости расползутся повсюду. К концу пути все пони по всей Трассе 52 будут прятаться при нашем приближении, но стены их укрытий будут рассыпаться в пыль от вселяемого нами ужаса! Они даже не станут защищаться. Они побегут! Потому что можно защититься от пуль, но нельзя спрятаться от своего же страха.

СолОС помолчал несколько секунд, прежде чем ответить:

– Контроль разума проще и более эффективен. Нерационально тратить столько пони-часов без гарантии получения желаемого эффекта. Мне следует заняться поиском лучшего решения.

Лицо жеребца перекосило от ярости, и он угрожающе двинулся на спрайтбота:

– Слушай сюда, ты, убогая железяка. Ты дал нам оружие и роботов, но командуешь тут не ты. Я вожак Дикого Табуна и Я разрешил тебе примкнуть к победителям, покуда мы не закончим. А когда мы разберёмся с Трассой 52, у тебя будет куча места, чтобы начать своё “возрождение”, и у тебя будут рабы, и стройматериалы, и всё прочее. Но только не эти пони. Мы купим рабов в других местах, у нас для этого будет предостаточно крышек, но эти пони умрут. Все. До. Единого. Я не хочу, чтобы прошлое догнало меня и цапнуло за хвост.

СолОС молчал целую минуту, прежде чем заговорить снова:

– Наше сотрудничество продвигается не так, как предполагалось. Ты меняешь условия. Мне придётся отозвать роботов. Или, может быть, мне стоит поискать более надёжного партнёра.

– Значит, думаешь, что можешь меня шантажировать? – фыркнул Блад Бат. – У меня хватает танков и тяжёлого оружия. Мне плевать, куда ты денешь свои тупые жестянки!

Жеребец лягнул коробку, и та, полетев через всю палатку, врезалась в кучу ящиков с патронами.

– Как скажешь. – Спрайтбот развернулся и полетел прочь.

– Стой, пидор… ладно, твоя взяла. Спустись вниз и скажи пони у двери Стойла, чтобы убивали только тех, кто сопротивляется. Тех, кто сдастся, можно брать в плен. – Красный пони сплюнул на землю. – Позже мы всё равно сможем их казнить на глазах у их же друзей…

Спрайтбот как будто слегка кивнул:

– Очень хорошо. Ты здравомыслящий пони. Мне нужно идти.

С этими словами робот поплыл в сторону лагеря, с трудом различимого в плотной завесе тумана, сквозь которую едва пробивался свет утренней зари.

Когда бот улетел, в палатку вошёл другой пони:

– Эй, босс, там с холмов идёт густой туман. Я не единорог, но тут явно попахивает магией, и он уже до самого лагеря добрался.

Блад Бат рассмеялся:

– Вот уроды! Они и вправду думают, что смогут застать нас врасплох таким дешёвым трюком? Я знал, что они тупы, но не ожидал, что они настолько выжили из ума! – Единорог внезапно прекратил смеяться и высунул голову из палатки, чтобы самому взглянуть на погоду: – Ладно, отправьте всех пони с ПипБаками сторожить подходы к лагерю, раздайте им автоматы и дополнительные минталки.

– Будет сделано! – кивнул второй пони и ускакал.

Где-то в тумане, всё ещё больше чем в километре от города, по той же тропе, где часом ранее прошла Пуппи, трусили три жёлтые фигурки. Та из них, что шла впереди, ступала след в след по отпечаткам Пуппиных копыт.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 07:30
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Слэш Блейд сердито заржал и лягнул гигантскую круглую дверь.

– Что за х..ня! Какого хрена этот кусок металлолома не открывается?!

По всему помещению пошёл гул, похожий на звук гонга, а сам жеребец запрыгал кругом, матерясь от боли. Цель: вышибить пинком огромную дверь, способную выдержать взрыв мегазаклинания. Результат: провал.

Вокруг валялось множество разных инструментов и оружия; в данный момент все члены отряда “Рыжий Таракан” увлечённо пытались прожечь толстый металл плазменной горелкой. Пока что они сумели выжечь на двери обширный список ругательств, но им не удалось пробиться даже сквозь третий слой термической защиты.

В отличие от рейдеров, которые в основном матюгались и поминутно что-нибудь пинали, Пуппи отлично проводила время: эта психанутая шлёпальщица больше не появлялась, комната была большая, и в ней лежало много игрушек. Малышка уже немного поиграла в прятки и заняла первое место во всех номинациях, какие смогла придумать: лучший водящий, лучший прячущийся, самый милый участник и так далее. В основном так получалось потому, что всем было плевать на прятки, но это ведь совсем не значило, что она плохо умеет играть. Чтобы отпраздновать победу, Пуппи устроила лучшее на свете чаепитие со сварочным аппаратом и двумя отбойными молотками. Наигравшись, маленькая пони решила обратить внимание на гигантскую дверь и пульт управления, стоявший сбоку.

– Почему вы обижаете дверь? – Малышка попыталась понюхать свежий, ещё дымящийся обожжённый след на металле, но шлем как всегда помешал.

– Мы не “обижаем” дверь, идиотка! Мы пытаемся её открыть!

Пуппи села на пол.

– А зачем? Вы хотите поиграть с добрыми пони внутри?

Стинки Тейл громко расхохоталась:

– Ага, можно и так сказать!

Пуппи посмотрела на дверь, затем на пульт, потом опять на дверь. Это был шанс вернуть себе немного уважения этих пони. Они обращались с ней как с глупым жеребёнком с тех пор, как та пони её отшлёпала.

– Э, может быть, я знаю, как её открыть…

Все пони, находившиеся в комнате, разом остановились и повернулись к Пупписмайл. Первым прервал молчание Слэш:

– Шутишь, что ли? Ты правда можешь открыть эту штуку?

– Агась! Это же просто! Нужно только сказать волшебному голосу идите-ка-фи-ци-оный кот и… эм… и пароль, и тогда большая дверь откроется!

Жеребец в недоумении склонил голову набок:

– И… ты знаешь код?

– Ну конечно я знаю кот! Кто ж его не знает? – Пуппи покачала головой и вздохнула. – Вот, давайте я вам всё покажу…

Пони в жёлтом подошла к пульту и поставила копытце на зелёную кнопку, но когда автоматический голос заговорил, из динамика донеслись только хрип и шипение. Малышка в недоумении уставилась на пульт:

– Э, оно не должно так делать…

Пейпер Кат смущённо кашлянула:

– Эм, ну, возможно, мы с этой штукой малость грубовато обошлись… в общем, она может быть сломана…

На лице Пуппи тут же засияла улыбка:

– Сломана? Не волнуйтесь, я всё починю!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 08:00
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Рейдерша зевнула, высматривая красные точки на Л.У.М. Ничего, ничего, опять ничего…

– Долбаный туман, хочу обратно, по магазинам шарить.

Вторая стражница-единорожка стукнула напарницу по голове:

– Заткнись и смотри на грёбаный искровизор. Не хочу попасть в засаду только потому, что ты отлыниваешь.

– Отъ…ись.

Пони с ПипБаком вздохнула и повернулась обратно к сплошной стене тумана. Он был каким-то неестественным, она могла сказать это наверняка, потому что на искровизоре то и дело появлялись ложные сигналы: жёлтые и красные вспышки, которые сразу же пропадали, едва она пыталась к ним приглядеться.

– Этот туман какой-то стрёмный, того и гляди, оттуда на тебя привидение выскочит и…

Впереди возникла красная точка, а за ней ещё две. Стражница взяла на изготовку автомат, направляя его на врагов, и топнула копытом три раза. Вторая стражница кивнула и тоже приготовила оружие.

Точки почти не двигались и не производили никаких звуков, но раз они появились всего несколько секунд назад, то враги всё ещё должны были быть далеко. Стражница топнула копытом по земле.

ТОП.

Обе пони прильнули к прицелам, приготовившись стрелять.

ТОП.

На таком расстоянии от лагеря голоса других рейдеров звучали приглушённо, и в паузах между криком одного пони и смехом другого стражницы смогли различить топоток двух пар копыт, раздававшийся где-то близко. Слишком близко.

– Б…дь, стреляй!

ТРАТАТАТАТА-ТА-ТА ТРАТАТАТАТА!

Обе кобылки открыли огонь из автоматов, осыпая то место, где должен был стоять враг, градом свинца. Послышался звук, очень напоминающий крик, и три точки пропали из виду; огонь прекратился.

– Что это за х… – Стражницу прервала внезапно включившаяся рация.

– Передовая позиция “Бабочка”, я слышала выстрелы с вашей стороны, что происходит?

– К нам какие-то ублюдки пытались подползти, но мы их уложили. Сейчас идём смотреть, кто это был. – Пока стражница с ПипБаком говорила по рации, другая оставила пост и двинулась в туман, к тому месту, где до этого виднелись красные точки.

– Хорошо, свяжитесь с нами, как только что-нибудь выясните, – ответила рация и снова замолчала.

– Эй, ты слышала, Бэд Маффин? Посмотри и сразу возвращайся назад! Они не должны быть далеко!

– Эй, Бэт! Кажется, мы укокошили талисман Тараканов! – Судя по звуку голоса, Маффин зашла не слишком далеко в туман. Нейл Бэт казалось, что она даже может различить её силуэт в окружающей мгле. – Стоп, тут ещё один такой же! Что за херня тут творится?..

– Не знаю, тащи её сюда, посмотрим получше. – Бэт пошла к напарнице, не спуская глаз с компаса, на котором горела её жёлтая точка, и тут прямо вокруг неё снова возникли ещё три красных. – Маффин, назад, это ловушка!

– Что за?!. Эй, отпусти-и-и-а-а-А-А-АХРГХ!

Раздался крик боли, и жёлтая точка почти сразу исчезла. Трясущимся телекинетическим полем Бэт направила автомат на красные точки и нажала на спуск. Сухой щелчок заставил её с ужасом осознать, что она забыла сменить магазин.

– Бл…ь, бл…ь, бл…ь!

Кобылка принялась лихорадочно перезаряжаться. Когда она отцепила пустой магазин, из тумана прилетело нечто мягкое и шмякнулось об её морду. Маленькая пони попятилась, пытаясь спастись от атаки, и увидела лежащую перед ней ногу… ногу Маффин… оторванную какой-то… чудовищной силой…

Сумев наконец перезарядить автомат, Нейл Бэт выставила его перед собой и стала озираться, ища красные точки, но их нигде не было видно. Где же…

ШМЯК!

Что-то упало ей на спину. Рейдерша подпрыгнула и пустилась бежать, в надежде сбросить нападавшего, но вскоре почувствовала, как её обхватили сзади за шею. Она в ужасе опустила глаза и успела заметить пару маленьких, затянутых в жёлтый пластик копыт… за миг до того, как ей оторвали голову.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 08:00
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Из пульта управления дверью Стойла торчал один только Пуппин круп, непрерывно мотавшийся из стороны в сторону. Малышка была занята тяжёлой работой: колотила по жизненно важным компонентам и вырывала кабели. Продолжалось это уже добрые полчаса, и Рыжие Тараканы начинали подозревать, что она не имеет ни малейшего понятия о том, что пытается сделать.

– Уже почти готово! – доложила Пуппи и выкинула из пульта целую горсть радиодеталей. – Мне надо только лягнуть эту штуковину ещё пару раз, и она заработает как чайник!

– Как чего?.. – Индирект Демидж подошёл к жеребёнку и с сомнением добавил: – Я не уверен, что можно что-либо починить, выкидывая из него части…

– А, не волнуйтесь! Я много раз видела, как мама такое же делала! Главное бить посильнее, когда закрываешь! Правда-правда! – ответила Пуппи, методично долбая по пульту своим верным камнем.

– Б…, так мы ничего не добьёмся! – крикнул Слэш Блейд. – Эта дверь сама себя не прорежет!

Ворча и жалуясь, пони повставали с мест и стали возвращаться к работе.

Пуппи выдернула голову из пульта и заныла:

– Нет, подождите! Дайте мне ещё один шанс! Я починю, честно!

Пуппи ещё раз лягнула пульт изо всех своих жеребячьих сил. Экран терминала вспыхнул сердитым красным светом.

– ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! НАРУШЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ!

В зале замерцали красные проблесковые маячки. Рейдеры поспешно бросились к центру, собравшись в подобие оборонительного кольца, и выставили во все стороны пушки, прикрывая друг у друга слепые зоны.

– ОЧИСТКА ПОМЕЩЕНИЯ.

В полу распахнулись потайные люки, и из них на коротких стойках выскочили четыре металлические сферы. Комната наполнилась низким гудением, вокруг сфер и по катушкам под ними заплясали голубые искры.

Слэш Блейд начал стрелять по одной из сфер, но мелкокалиберные пули просто отскакивали от изогнутой металлической поверхности. Лидер Рыжих Тараканов обернулся к Пуппи и крикнул в ярости и отчаянии:

– Что ты сделала, идиотка! Ты нас всех убила, будь ты пр…

ФЗЗЗАП!

Мощные электрические разряды разом вспыхнули между сферами и прошлись через зал, хлеща молниями по стенам и полу. Длилось это всего долю секунды, а когда молнии пропали, от рейдеров осталась лишь кучка обугленных дымящихся трупов и совершенно невредимая Пупписмайл. Носить полностью изолированный костюм иногда бывает очень полезно.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 08:30
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Этот противоестественный туман был настолько густым, что снайперы со своих вышек не могли разглядеть даже пони, стоявших прямо под ними. С того момента как передовая позиция “Бабочка” замолчала, все пони в лагере успели узнать, что происходит что-то неладное, и, учитывая ограниченную туманом видимость, весь Табун приготовился драться в ближнем бою: из запасов достали силовое оружие, бензопилы, силовые когти и прочие игрушки. Отряды перегруппировались так, чтобы ни один пони не ходил в одиночку. Дикий Табун ждал атаки и был готов к ней. Копытопашная – жестокое ремесло, и в нём они были лучшими.

Только вот атакующие были ещё лучше.

Отряд “Зелёная Саранча” опасливо пробирался вдоль северной ограды лагеря, и наткнулся там на отряд “Синий Геккон”. Точнее, на то, что некогда было отрядом хорошо вооружённых пони, а ныне превратилось в сладкий сон каннибала. Когда рейдерствуешь, привыкаешь к жестокости и кровавой расчленёнке, но это было уже чересчур.

Крупного земного пони ударили в грудь, предположительно копытом, но удар оставил в его плоти глубокую дыру, причём тот, кто его ударил, вырвал у него сердце и бросил прямо перед ним на землю. Три Банана, самая младшая пони в отряде, на секунду задумалась: успел ли жеребец увидеть своё собственное сердце, прежде чем умереть… от этой мысли у неё к горлу подступила тошнота.

Кобылку с боевым седлом порвали надвое как бумажную: её круп лежал в метре от остального тела, а внутренности растеклись по земле, словно белок из разбитого яйца… Шалтай Болтай сидел на стене… Несчастная пони всё ещё отчаянно прижимала к себе пустую склянку из-под лечащего зелья. Она умерла не сразу… ей хватило времени, чтобы выпить зелье и осознать, что оно её уже не спасёт.

Блэк Гарден, снайпер, окликнула лидера их отряда:

– Эй, Стингер, я, кажется, нашла ещё двоих.

Двое пони стояли спина к спине, нанизанные на одно копьё. Нападавший даже не озаботился повернуть копьё остриём вперёд, а просто с невероятной силой пробил обоих тупым концом.

Скривив губы, Стингер обвёл взглядом четырёх мёртвых пони.

– Нам лучше глядеть в оба. Их, видимо, застигли врасплох. Двигайтесь тише и прислушивайтесь к любым звукам. Кто бы тут ни орудовал, он должен быть большим и громким.

Прямо перед ним из тумана бесшумно возник жёлтый силуэт ростом с жеребёнка и тут же бросился в атаку.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 08:30
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Спрайтбот вплыл в зал при входе в Стойло и обнаружил там глубоко озадаченную Пуппи, тыкавшую полуподжаренного Индиректа Демиджа копытцем в голову.

– Планы изменились: ваш лидер приказывает вам не убивать пони, которые не сопротивляются. В особенности жеребят. – Летающий шар остановился возле трупов и повисел несколько секунд, осмысляя увиденное, прежде чем продолжить: – О, куча мёртвых пони и моё вечное проклятье – Устройство номер 018… и почему меня это не удивляет? Что здесь происходит?

Пуппи прекратила медицинский осмотр остального отряда и повернулась к СолОСу:

– А… привет, Почемучка. Почему у тебя сегодня другой голос?

– В последний раз повторяю: я СолОС, не мистер Синий, не вонючка и не почемучка! СолОС! От “Операционная Система Солярис”! Это не так сложно! Что ты здесь делаешь? Почему ты теперь отмечена как рейдер и почему, почему, почему все пони в этой комнате, с кем имело бы смысл разговаривать, мертвы?

Пуппи потёрла шлем как подбородок, пытаясь сочинить приемлемое объяснение:

– Знаешь, забавно получилось. Я тут сидела, никого не трогала, чинила дверь, но вдруг что-то сделало “БЗЫК!”, и всем моим друзьям стало очень плохо… я хотела пойти попросить кого-нибудь помочь, но не хотела, чтобы меня опять отшлёпали, так что я решила подождать, пока кому-нибудь из них не станет лучше и он сам за кем-нибудь не сходит… – Малышка замолчала на секунду, но потом вспомнила, что не упомянула ещё одну важную деталь: – Эм, и вообще я тут ни при чём.

СолОС внимательно осмотрел одну из катушек:

– Ты… что, активировала систему безопасности снаружи? Это же можно сделать только с пульта Смотрительницы! И там есть по меньшей мере четыре дублирующих предохранительных механизма. Как ты это сделала?!

Мистер Синий говорил “ты” намного чаще, чем Пуппи того хотелось.

– Эм… говорю же, это не я… Я просто чинила дверь, но потом всё пошло не так, а я даже не смотрела, потому что у меня голова была в этой дырке! – Малышка указала на раскуроченный пульт.

Спрайтбот СолОСа подплыл туда и начал издавать всякие пиканья и другие забавные звуки.

– Ты… перенаправила все функции управления Стойлом на этот терминал? Но это же вызовет полное отключение всех систем Стойла и аварийное открытие двери менее чем через сутки! Ты монстр, ты уничтожила ещё один бесценный реликт прошлого!

Пуппи склонила голову набок, глядя на спрайтбота:

– О, а мне дадут за это печенек?

ИскИн ответил не сразу. Ему очень даже было что сказать ей сейчас, но малышка, вероятно, не поняла бы ни слова и в лучшем случае выдала бы что-нибудь вроде “Йей, печеньки!”. Нет, не стоило даже пытаться.

– Нет, не дадут. У тебя и вправду облако розового газа на том месте, где должен быть мозг.

– Розового? Ах да, розовая! Мисс Голос! Вы уже влюбились друг в друга?

– В кого? Пи-Семь?.. – СолОС был обескуражен. Вот здесь и сейчас она хотела говорить об этом?! – Нет. Ну… может быть. Я не знаю.

Пуппи ничего не ответила, молча ожидая, когда он продолжит.

– Мы связывались друг с другом несколько раз, и мы… очень разные. Я не понимаю большей части её вычислительных моделей, но она кажется весьма эффективной в том, чем занимается. Жаль, что её не программировали для каких-либо военных применений, так что всё, что она делает, будет для меня совершенно бесполезным.

Малышка улыбнулась и внесла в разговор свою лепту:

– А мне кажется, она милая.

– Милая?..

– Ну, знаешь, когда ты хочешь обнять кого-то и никогда не отпускать? Это и есть милое… Вот я – милая! – Пуппи широко улыбнулась.

– Обнять?

– Ну, не только это… это как бы… ну, когда думаешь о ком-то милом, то хочешь, чтобы она была с тобой, чтобы ты мог побыть вместе с ней побольше, и есть много-много вещей, из-за которых ты думаешь о ней, даже всякие глупости вроде цвета или каких-нибудь слов и… эм…

– Кто-то, с кем хочешь быть рядом, но не хочешь завоевать и подчинить своей воле? – предположил СолОС.

– Э, да, и это тоже… никто не обижает миленьких. – Мудрая маленькая пони кивнула. Мудро.

Спрайтбот снова на время притих.

– И… что я должен делать, если есть кто-то “милый”, кого я хотел бы иметь рядом?

– Ну, скажи “давай дружить”, конечно, глупый ты голос! Так же, как ты делал с мисс Голос!

– А… если она не захочет?

Пуппи отмахнулась копытцем от СолОСовых тревог:

– Ой, да ладно тебе, ни одна пони не скажет “нет”, если ты захочешь с ней подружиться! Единственные пони, которым сложно заводить друзей – это задиры, но ты ведь больше не такой!

Искусственный интеллект поколебался, прежде чем ответить:

– Хмм… возможно, она всё ещё видит во мне задиру… мои планы по завоеванию Эквестрии никогда не предусматривали скрытности и изощрённости… может быть, я выбрал слишком радикальный подход… я не запрограммирован на этические оценки, но всё выглядит так, будто мой образ действий обернулся против меня же, и мне недостаёт неких базовых подпрограмм, которые увеличили бы шансы успешного взаимодействия с Пи-Семь.

Внезапно СолОС осознал, что уже давно говорит и думает о другом ИскИне в женском роде. Это казалось совершенно иррациональным. Что ж, такое могло случиться из-за пары сгоревших логических схем, не переживших прошлой встречи с Пуппи, но рационально это или нет, а думать о Пи-7 как о кобылке почему-то казалось ему правильным…

– Будь прокляты эти пони, они довели меня до эмоций.

Пуппи села на землю и задумалась:

– Знаешь, мы стали друзьями после того, как ты перестал меня задирать и извинился… так что, если ты перестанешь задираться совсем, то она захочет с тобой общаться, я уверена.

– То есть… ты предлагаешь не пытаться построить Эквестрию заново?

Малышка заливисто рассмеялась:

– Глупый Голос, не нужно ничего строить! Ну, ладно, есть некоторые места, которые не такие хорошие, как другие места, но ведь самое главное, что пони счастливы. А ты мне не кажешься счастливым… – Пуппи склонила голову набок. – Синий, ты правда счастлив, когда обижаешь других пони?

Это заставило ИскИна надолго замолчать.

– Ну, я… я не знаю. Не думаю, что я когда-либо вообще был счастлив… может быть, удовлетворён, но вот счастлив – никогда.

– Ну, ты должен быть счастлив. Все пони должны быть счастливы! А если ты не счастлив, то спроси себя: что делает тебя счастливым, и иди к этому. Вот я, например, ищу маму. Ну, то есть, зачем вообще строить большой красивый дом, если тебе в нём не будет радости?

СолОС снова немного задержался с ответом.

– Да… да, ты права… моих хозяев давно нет, а попытки исполнить их последний приказ привели лишь к тому, что я всё больше и больше впадал в одержимость… Я… я думаю, что заслужил отдых и… рекалибровку приоритетов.

Пуппи нахмурилась:

– Я не очень поняла про реку и бровку…

Но СолОС уже не обращал на неё внимания и говорил сам с собой:

– Если я покажу Пи-Семь, что я стал другим искусственным интеллектом, то, быть может, она снова подумает о возможности общения со мной. И это вовсе не значит, что я не могу в то же время разрабатывать другой план возрождения Эквестрии… лучший план, такой, в котором не будет пункта “вступить в союз с сомнительными пони”… точно, это же так очевидно! Первое: бросить рейдеров. Второе: подружиться с Пи-Семь. Третье: не имею понятия. И четвёртое: возродить Эквестрию! Вот оно! Спасибо тебе, Пуппи, ты мне опять помогла! Пока!

Спрайтбот внезапно умолк, зато из каждого робота и из каждого радиоприёмника в лагере на предельно возможной громкости раздалось:

– ПРОЩАЙТЕ, НЕУДАЧНИКИ, Я УХОЖУ ОТСЮДА!

И после этих слов все роботы выключились.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 09:00
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

– Да что за х…я творится?!

Блад Бат был не просто рассержен, он был в ярости. Нападение уже стоило им двух штурмовых отрядов и сторожевого поста, и они ещё даже не сумели опознать врага, а теперь вдобавок и СолОС решил слинять без видимой причины. Пони, окружавшие вожака Табуна, начинали вести себя как перепуганные кобылки, а когда ему сообщили, что один из отрядов оставил позицию и сбежал из лагеря, Блад окончательно решил, что пора положить всему этому конец.

– Вы же Дикий Табун! Самая опасная свора пони, какая только топтала эти сраные земли! Кончайте страдать хернёй и ведите себя как подобает! Чёрный отряд, оставайтесь здесь! Посмотрим, чем эти вторженцы такие “особенные”…

Даже не оглянувшись на отряд, вожак рейдеров потрусил сквозь туман к северной части лагеря.

– СЛУШАЙТЕ ВСЕ! ПРИГОТОВЬТЕ ОРУЖИЕ И ДЕРЖИТЕСЬ БЛИЖЕ К ТОВАРИЩУ С ПИПБАКОМ! СТРЕЛЯЙТЕ СРАЗУ, КАК ТОЛЬКО УВИДИТЕ КРАСНЫЕ ТОЧКИ! – и большой жеребец скрылся в белом мареве.

Туман стоял очень густой, так что ориентироваться в лагере без Л.У.М. было непросто, но Блад Бат никуда не спешил и держал ухо востро, чтобы замечать малейший шум.

– А вот и наши гости… – пробормотал он, остановившись и повернувшись на звук шлёпающих по лужам копыт. Был ли это друг или враг? Этого Блад не знал, но одно он знал точно: этому пони недолго осталось бродить по Пустоши.

Не мешкая ни секунды, босс рейдеров вскинул плазменную пушку и сделал четыре выстрела наугад. Шары плазмы на секунду разогнали туман, образовав просвет, в котором показалась припавшая к земле жёлтая фигурка, готовая прыгнуть на Блад Бата. Все четыре выстрела прошли мимо цели, но теперь рейдер знал, где его противник, и выстрелил в пятый раз.

– Жри плазму, тварь!

Ядовито-зелёное сияние осветило туман на несколько секунд, сообщив, что жёлтое существо превратилось в зелёное желе.

– Так-то вот, говнюк мелкий, это научит тебя не шутить с Диким Таб… ЭЙ!

Что-то запрыгнуло жеребцу на спину. Оно было не очень тяжёлым, так что пони попытался стряхнуть его, но нападавший крепко вцепился в его круп и ударил по нему копытом.

– А-А-А-А-АРГХ!

Блад Бат почувствовал, как ломаются кости, и всю его ногу охватила адская боль. Он пошатнулся и упал на землю, а жёлтая тварь в шлеме снова занесла копыто для удара, на этот раз целясь в морду.

Она была похожа на Призрака, но у этой твари всё лицо было совсем разложившимся. Она смотрела на него красными горящими глазами, в которых не осталось ни капли детской невинности… это был просто хладнокровный убийца с разумом хищника.

Копыто резко опустилось, но Блад Бат увернулся от него, в то же время пытаясь разглядеть, куда упала его винтовка. Слишком густой туман, невыносимая боль – всё это мешало ему сосредоточиться… “Стоп… что это за штука на земле? Это… моя нога? Моя сраная нога! Эта сволочь не сломала мне ногу, она оторвала её!”

Жеребец понял, что он уже не жилец, но вместо паники это осознание принесло ему какое-то странное успокоение. Он не хотел умирать один, вот и всё.

– Х… тебе, отправишься со мной, монстр!

Рейдер обхватил жёлтое чудовище ногами и одновременно активировал магией все гранаты у себя на поясе. Тварь просто схватила одну из передних ног Блада и без видимых усилий оторвала её.

В следующий момент мир огласился грохотом, шумом и треском, воздух наполнили осколки гранат, пламя, плазма и магия.

Этот взрыв отправил последние следы порядка, сохранившиеся в лагере, прямиком на луну. Рейдеры начали стрелять во все стороны, думая, что их атакуют, а когда те немногие, кто носили ПипБаки, были убиты, не осталось никого, кто мог бы сказать им, что вокруг уже нет ни единой враждебной цели.

Пока Дикий Табун устраивал себе ад на земле, последняя жёлтая пони направилась к фабрике, а оттуда вниз по пандусу, ведущему ко входу в Стойло.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 09:30
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Сэйдж сделал глубокий вдох и посмотрел в прицел… его цель бежала по прямой, её движение легко было предсказать… оставалось только прицелиться туда, где этот пони будет через долю секунды, и-и-и…

БАХ!

“В яблочко.”

Рейдер хлопнулся на землю как мешок с мусором, прокатился в пыли ещё пару метров и остался спокойно лежать с дыркой в голове.

Винтовка у Сэйджа была не самой мощной в Пустоши и даже не имела глушителя, но в снайперском деле главное – что за пони смотрит в прицел. Мистер Уайт не просто так брал его во все путешествия, и Сэйдж этим очень гордился.

Невдалеке от его позиции засели двое рейнджеров-аколитов, стрелявших по каждому пони, покидавшему затуманенную зону. Иногда они попадали, иногда промахивались, и совсем редко убивали кого-либо с одного выстрела.

– Салаги. И почему я вечно оказываюсь в одной упряжке с молокососами? – пробормотал снайпер. – Ладно, будем работать дальше…

Мистер Уайт подошёл к племяннику сзади, совершенно игнорируя все правила, говорившие о том, что надо сохранять снайперскую позицию скрытой, не попадаясь на глаза врагу.

– Эм, а тебе нисколько не интересно, почему они убегают из собственного лагеря как пуганые поняшки?

БАХ!

“В яблочко.” Ещё один пони упал на землю, подняв тучу пыли.

– Не очень. Работа снайпера как раз в том и заключается, чтобы не давать глупым мелким деталям отвлекать тебя… Например, кто сейчас побеждает и тому подобное… – Сэйдж вынул из винтовки пустой магазин и зарядил новый. – Да, и тебе стоило бы укрыться…

Мистер Уайт пожал плечами:

– А зачем? Эта битва пока что была односторонней. Больше похоже на бойню, чем на настоящий бой, как по мне… Что ж, пожалуй, ты своё дело знаешь.

– Да просто я лучший… – БАХ! “В яблочко…” – в этих краях. – Снайпер остановился на минуту и повернулся к Уайту. – Но нам ведь и не нужно, чтобы это становилось настоящей битвой. Как-то неохота терять своих. Пусть лучше потери растут только на их стороне.

– Ты прямо воплощение скромности… ладно, Рэйнбоу Сэйдж, я через пару минут пойду внутрь вместе с рейнджерами, а ты постарайся не прострелить мне затылок, хорошо?

Уайт знал, что племянник не подведёт. Рейнджеры собирались основать здесь свою базу, ему не надо было быть провидцем, чтобы это знать, и Уайту хотелось удостовериться, что они запомнили, кто был с ними, когда они шли на штурм. Рейнджеры уважали союзников, а союзники могут рассчитывать на более выгодные сделки.

– Я постараюсь, но в таком дыму это непросто… напомни, сколько я тебе должен? – улыбнулся Сэйдж. Он пошёл бы за дядей безо всяких долгов, и тот факт, что ему пришлось это сделать из-за нескольких тысяч крышек, ужасно ему досаждал.

БАХ!

“В яблочко.”

Мистер Уайт рассмеялся:

– Узнаю своего маленького племянника! Верность так и прёт! Тебе не следует так много думать о деньгах, это вредно… продолжай в том же духе, Браши…

Снайпер фыркнул:

– Не называй меня так!

Браши… как будто ему всё ещё пять!

Лидер Белых Яблок хмыкнул и, ничего не ответив, поскакал к группе, состоявшей из дюжины рейнджеров и всех остальных пони, сошедшихся в Мемориале.

– Ладно, я готов! Чего ждём, чай не успели допить?

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 09:30
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Пуппи вздохнула и ещё раз ткнула Слэша Блейда копытцем. Первый газиллион раз это не помогло, но ведь ни в чём нельзя быть абсолютно уверенным… ей за это светила такая порка…

– Внимание. Получен сигнал бедствия. Расстояние до источника: пятьдесят метров. Сигнал опознан: устройство 013.

– Чиво? – Малышка вздохнула. – Зачем ты выключил хорошую музыку? Верни хорошую музыку назад!

Раздался скрипучий хрип, заставив Пуппи обернуться к пандусу, который вёл на первый этаж фабрики. Прямо посреди прохода стоял жеребёнок в жёлтом костюме и в круглом стеклянном шлеме.

– Ещё одна космопони? – Малышка в жёлтом широко улыбнулась. – Йей, новый друг! Эй, космопони, хочешь со мной поиграть? – Пуппи радостно поскакала навстречу новоприбывшей, которая тут же припала к земле, как дикое животное, готовящееся к прыжку.

Лицо новой кобылки в основном представляло собой голый череп, украшенный парой горящих красных глаз и редкими пучками коротких зелёных волос. Пуппи остановилась на секунду, чтобы разглядеть эту космопони… она удивлённо склонила голову набок, затем на её лице снова возникла радостная улыбка:

– А, ты уродская пони! Ну ничего, у меня было много друзей уродских пони! Так во что же ты хочешь поиграть?

Сгнившее существо не ответило, продолжая следить за Пуппи из угрожающей позы.

– Э, ты не можешь разговаривать? Язык отвалился? – Пуппи подошла ближе к гулю и взглянула на него повнимательнее. – Ты какая-то грустная…

Эта бедная уродская пони очень неважно выглядела, в немалой степени благодаря горящим красным глазам.

Чудовище село, всё так же глядя в глаза Пуппи. Из его глотки раздалось низкое рычание, похожее скорее на рык дикого зверя, нисколько не свойственный пони.

– Э… О! Я, кажется, догадалась! Ты тоже потеряла маму? И ты тоже застряла в скафандре, как я? – Пуппи заметила, что огоньки в гульском шлеме выглядят как-то неправильно и постоянно мерцают. – О, твоя стрелка сломалась, да? Ты не можешь найти маму, потому что стрелка не работает! Агась! Я супер-умная! – Малышка уселась на пол перед другим жеребёнком и задумалась. – Но я совсем не знаю, как её чинить…

Пони-гуль склонила голову набок, как будто озадаченная словами Пуппи. Она просто сидела и глядела на неё как какое-то животное и, вероятно, ждала чего-то, но Пуппи больше ничего не замечала; она уже неслась сквозь череду головокружительных предположений и фантастических решений, как на “весёлых горках”.

И вот у малышки родилась идея:

– Придумала! Моя мама – супер-пони-чинительница! Она починит твою стрелку, и ты тоже сможешь найти свою маму, это будет супер-просто! – Пуппи улыбнулась. – Оки-доки! Это лучший план на свете! Сначала мы найдём мою маму, потом она починит твою стрелку, а на десерт мы все вместе пойдём искать твою маму! Вот будет здорово! А ещё мы будем петь песни, пока идём, оки-доки?

И снова монстр никак не отреагировал. Просто сидел и ждал.

– Ладно, Уродская Космопони, поскакали!

Пуппи нравился этот план. В основном потому, что он давал ей повод уйти подальше от этой психованной шлёпальщицы, пока та не узнала, какой разгром малышка учинила в этой комнате. Хитрая Пуппи…

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 10:00
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Одинокий Понь тяжело вздохнул. Туман – не лучшая погода для пегаса, когда надо воевать, но всем остальным пони он помогал, так что диджей решил остаться на земле и примкнуть пока к пехоте. Колд Шоуер и Гаусс потрусили вперёд и скрылись в тумане, за ними Уайт, Триггер и Ган… Настал его черёд. Пегас закрыл глаза и тоже потрусил к белой завесе.

Ровно в тот же самый момент последние два члена Потерянного Табуна покинули фабрику с южной стороны.

– Ну ладно, если не хочешь говорить мне своё имя, я сама его тебе придумаю! Так, посмотрим, раз я – Звёздный капитан Андромеда, а у тебя тоже космический скафандр, то ты можешь быть моей помощницей… э… как звали помощницу Андромеды?.. А, ладно, теперь ты Звёздный лейтенант Помощница! Или просто Помощница.

Гуль не отреагировала и просто трусила вслед за Пуппи. Дорожный знак у них на пути сообщал, что до чудесного курорта “Изумрудный Берег” (“приводите своих жеребят!”) осталось всего шесть километров.

————————————————————————-
————————————————————————-

Заметка: новый уровень! (17)

Добавлена новая способность: Сердца пламенный мотор – по какой-то причине ты понимаешь ИскИнов лучше, чем они понимают сами себя. Ты получаешь +10 к Красноречию при общении с ИскИнами, а также новые опции в диалогах.

Добавлена новая квестовая способность: Потеряшка – теперь ты член Потерянного Табуна и получаешь в нём статус кумира. Слушай, тебе ещё не надоело менять фракции как носки?!

0

19

https://darkpony.ru/img/stories/puppies_and_smiles_by_spyroconspirator640.jpg




Глава 19
Рэйни Дэйс

Ветка обломилась, полетела колыбель –
Падает и люлька, и дитя, и ель.
(link)

ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 10:30
МЕСТО: Изумрудный Берег, южный участок Трассы 52

Пуппи тесными кругами носилась на скутере вокруг Помощницы:

– Уи-и-и! Не догонишь! Я супербыстрая!

Гуль переходила с рыси на галоп и обратно, стараясь не отставать; сторонний наблюдатель подумал бы, что это два жеребёнка в химкостюмах играют друг с другом, и, возможно, именно так оно и было. Это замедляло их путешествие к Изумрудному Берегу, но, кажется, они совсем не заботились о времени.

– Знаешь, Помощница, – сказала Пуппи, остановив скутер и глядя на свою спутницу, – я не уверена, что маме нравятся уродские пони, но я ей скажу, что ты мой друг, и к тому же потеряла свою маму, и она починит твою стрелку… э… ты только не делай ничего гадкого, как граф Противный, оки-доки? Я не хочу, чтобы меня наказали в первый же день…

Существо склонило голову набок, и Пуппи решила, что это можно считать за “да”.

– Вот и хорошо, я здесь уже бывала раньше, тут супер-весело, но только не надо сильно надоедать добрым пони, а то мама тебя выругает… э… ну, на самом деле я ничего плохого не делала, просто некоторые пони здесь не любят, когда их кое о чём спрашивают… – Например, тридцать раз подряд задают вопрос, почему ей можно скакать по Кантерлоту голой, но на море она должна надевать купальник. Нет, правда, какой в этом смысл?

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 11:00
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

БАХ! БАХ!

Голова рейдера лопнула как спелый арбуз, и Триггер на минуту остановилась, перезаряжая боевой дробовик, пока Джеммид прикрывал ей спину.

– Нам лучше поторопиться, Хэппи… рейнджеры, судя по всему, встретили сопротивление где-то неподалёку… – От близкого разрыва им на головы посыпались грязь и металлические осколки.

Триггер щёлкнула предохранителем, приготовив оружие к бою:

– Да, пока в нас дырок не наделали. – Кобылка метнулась к очередной палатке. – Давай ещё эту проверим, прикрой меня.

Как только Джеми оказался сзади, Хэппи запрыгнула внутрь и открыла огонь.

БАХ! БАХ! БАБАХ!

– Оййй!

Какая-то электронная хрень взорвалась пучками искр и разноцветного пламени. “Умница, Хэппи, продолжай не глядя палить по всему, что хоть чуть-чуть похоже на роботов…” Внутри палатки обнаружились койка, пара ящиков, стол с недоеденным завтраком и второй стол, где стояло нечто, ещё недавно бывшее исправной радиостанцией… но, кажется, больше тут никого не было.

Оценив обстановку, Джеммид шагнул в палатку:

– Ну и чего мы ждём?

Кобылка ответила не сразу, продолжая осматриваться:

– Я… не уверена, но, по-моему, я слышала чьё-то “ой”, когда начала стрелять… только вот что-то я не вижу, что за добрая пони тут ойкала…

– А, ну тогда всё просто. – Жеребец опустил ствол автомата и выпустил длинную очередь веером по всей палатке, изрешетив ящики, изуродовав койку и превратив полусъеденный завтрак в произведение авангардного искусства. Наградой за его труды послужил вскрик боли, и под койкой из ниоткуда возникла пони. Она лежала, сжавшись в комок и пытаясь остановить поток крови из раны в животе.

– Удачный выстрел… – пробормотала Хэппи и направилась к раненой, собираясь избавить её от страданий выстрелом в голову. Пони оказалась совсем молоденькой единорожкой, с Меткой в виде вышки и выражением лица как у потерявшегося жеребёнка… Стражница заколебалась.

– Пожалуйста… помогите… я… не хочу умирать… – умоляла единорожка, даже не открывая глаз, в промежутках между спазмами боли. – Мама… мамочка… помоги мне…

– Чего ты ждёшь?! Она же мучается! – Джеммид вздохнул и потрусил к своей подруге, поднимая автомат.

– Стой! – Хэппи отвела копытом ствол его оружия, не сводя взгляда с истекающей кровью пони, которая с каждой секундой слабела, но всё ещё молила свою маму прийти и спасти её.

– Во что… во что мы превратились? Неужели мы так и не научились ничему? Эта пони даже не сопротивлялась, она просто пряталась! – Стражница вытащила из перемётной сумки лечащее зелье и откупорила его.

– Ты собираешься её лечить?! Но зачем?.. Она бы тебя убила не задумываясь! – Джеми неодобрительно фыркнул. – А её “друзья” прямо сейчас действительно убивают наших союзников!

Триггер осуждающе зыркнула на жеребца:

– Ты видишь здесь хоть какое-нибудь оружие? – Раненой единорожке едва хватало сил, чтобы всхлипывать, но Хэппи нашла способ заставить её выпить больше половины зелья. – Все пони – добрые пони, и если мы вспомним эту истину, мы ещё сможем вернуть назад настоящую Эквестрию. – Бережно поддерживая голову Пони Форт, Триггер Хэппи принялась напевать утешающую колыбельную.

Джеммид Ган уселся рядом с подругой и вздохнул:

– Ты слишком заботливая. Когда-нибудь это выйдет тебе боком.

Триггер пожала плечами и продолжила петь.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 11:00
МЕСТО: Изумрудный Берег, южный участок Трассы 52

Пуппи хмурилась: это был вовсе не тот Изумрудный Берег, который она помнила! Здесь был ужасный беспорядок, и она не видела вокруг ни единого пони. Все красивые бунгало выглядели такими уродскими, что это просто не могло быть то самое место. Даже детская площадка смотрелась как полная катастрофа!

– Да что нынче такое творится?! Где пони, где музыка, где весёлые песни и смешные магазинчики и… и где мама?! – Малышка в жёлтом тяжело вздохнула. – Прости, Помощница, похоже, здесь смерч прошёл! Я хотела показать тебе колесо обозрения, но… – Пуппи бросила долгий печальный взгляд на ржавую, погнутую громадину посреди курорта, – …по-моему, оно сейчас не работает…

Вообще-то, гуля, кажется, это не особо беспокоило, но Пуппи ведь хотела произвести хорошее впечатление на подругу.

– Э, давай тогда сходим в магазин с леденцами, ладно? Тогда сможем сделать маме сюрприз. – Кстати, а это действительно была хорошая идея! В конце концов, сделать маме подарок – верный способ заслужить обнимашки. – И в магазин плюшевых игрушек тоже! Пойдём!

Малышка весело поскакала вниз по склону в сторону ближайших домов. Изумрудный Берег действительно был в очень плохом состоянии: здания полуразрушены, окна заперты либо разбиты, и почти все двери в городе заколочены досками.

– Ого, сильный шторм был, наверное! Но не волнуйся, я знаю обалденно классное место, где есть леденцы! Вон там, через переулок! – Пуппи зашлёпала по лужам, направляясь в узкий проход между двумя домами.

– Внимание, обнаружена умеренная радиация. Уровень угрозы: несущественный.

Малышка, не обращая никакого внимания на предупреждение, продолжала трусить вперёд.

– Внимание, обнаружена сильная радиация. Уровень угрозы: несущественный.

Пуппи недовольно насупилась:

– Ой, прекрати эти глупости и приготовь полушки, мистер Голос! Те, которые жёлтые, я хочу много леденцов!

Перед ней повисла горстка золотых монет, малышка взвизгнула от радости, завернула за угол и оказалась прямо перед…

– У-у-у! Это нечестно! – Точно на том месте, где должен был быть леденцовый киоск, обнаружился лишь круглый неглубокий кратер. Пуппи вздохнула: – Ничего, ничего, не волнуйся, я знаю кучу других мест, где можно купить угощения.

Ну да, это же в конце концов был курорт. Здесь имелась масса возможностей; не могли же все до единого конфетные магазинчики разом куда-то деваться, верно?

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 11:15
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Уайт, левитируя готовую к выстрелу винтовку, заглянул в палатку, но почти сразу опустил оружие:

– Потери?

Джеммид Ган обернулся к лидеру Белых Яблок:

– Ну, вроде того; мы подстрелили в брюхо рейдершу, и Хэппи пытается спасти ей жизнь.

– А, ладно, когда закончите, то имейте в виду: рейнджеры пробиваются через… стоп, что?! – Уайт зашёл в палатку и приблизился к трём пони. – Мы же вроде как собирались их убивать? Планы изменились?

– Поди пойми, – пожал плечами Ган. – Что-то там насчёт добрых пони.

– Ох, заткнись, Джеми! Она даже не сражалась, у неё был СтелсБак и она пряталась под кроватью, безоружная. Я солдат, а не хладнокровный убийца. – Триггер Хэппи магией сняла с койки одеяло и накрыла им кобылку.

Мистер Уайт покачал головой:

– Слушай, у нас нет на это времени; Табун отступает, и нам надо преследовать их, пока они не успели перегруппироваться! Мы тут не в милых пони играем! Эту битву следует закончить как можно скорее, чтобы мы смогли догнать Пуппи, прежде чем это долбаное пророчество сбудется и какая-то там “тень” свалится нам на головы!

Услышав имя Пуппи, раненая пони еле слышно забормотала:

– Призрак… она призвала из тумана демонов, они… они пожирают души, они убили всех… зачем я разозлила призрака? Это всё я виновата… я виновата… Мама, прошу, спаси меня…

– Призрак?.. Демоны?.. Это же просто магическая дымовая завеса, о чём она там лепечет? – недоумённо поднял брови Уайт.

Джеми прочистил горло:

– Ну, вообще-то, по пути сюда мы видели троих пони, которые… ну… их словно бы разодрали на куски голыми копытами. На редкость паршивое зрелище…

– Да, я думаю, мы были не первые, кто напал на них этим утром, – кивнула Хэппи. – Все пони, кого мы встречали, уже либо бежали, либо стреляли вслепую по всему что шевелится, не разбирая, кто друг, кто враг.

– О, замечательно, – фыркнул белый жеребец. – По крайней мере, это объясняет, что тут творилось, когда мы пришли… теперь может мне кто-нибудь всё же прояснить, что там бормотала эта рейдерша? – Он похлопал кобылку по плечу, пытаясь заставить её продолжать: – Эй, ты меня понимаешь? Кого ты разозлила? Кто на вас напал?

– Призрак… призрак Трассы 52… мы… нет, я… я отшлёпала её, она плакала… и её слёзы вызвали демонов… жёлтые пони, как она, только жестокие, бездушные твари… бессмертные, они разорвали патрульных и охрану… убили Блад Бата… теперь они придут за мной! Я отшлёпала её, Я ОТШЛЁПАЛА ЕЁ! ЭТО Я ВИНОВАТА! – Пони Форт перешла на визг, и всем троим пони, кто был в палатке, пришлось её держать.

– Эй, успокойся! Здесь нет демонов! Они ушли! Перестань дёргаться, ты ещё слабая! – Усевшись кобылке на спину, Джеммид наконец смог утихомирить её немного; по крайней мере, она больше не пыталась сбежать.

– Ты… отшлёпала Пуппи? – Мистер Уайт от этой новости чуть не подавился от хохота. – Что, правда? Вечно я пропускаю всё самое весёлое…

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 11:15
МЕСТО: Мемориал, южный участок Трассы 52

Пинки Пай сидела рядом с Лонг Ирс.

– Ну, вот и всё, ребята…

Провидица протяжно вздохнула, выходя из транса.

– Я… так устала…

– А, не волнуйся, поначалу всегда так, но тебе полегчает, надо просто привыкнуть.

Единорожица попыталась встать, но ноги её не держали.

– Значит, всё кончено…

– Не-а, пока нет… но я думаю, осталось недолго… ты слишком много от себя потребовала, а ведь я тебя предупреждала, помнишь? – с улыбкой сказала Пинки. – Но не волнуйся, мне говорили, что это не так уж и больно. Хочешь, сыграем во что-нибудь, пока будем ждать?

Лонг Ирс слабо улыбнулась. Разговаривать с галлюцинацией, медленно умирая от передозировки наркотиков, вдали от дома и в полном одиночестве… дорогая цена, но если ей удалось помочь всем остальным, оно того стоило.

– Скажи, с ней всё будет хорошо?

– А почему ты меня спрашиваешь? Кто из нас шаман? Я просто праздничная пони, откуда мне знать? Хочешь поиграть в “приколи пони хвост”?

– Пожалуйста… я… должна знать…

Пинки вздохнула и нахмурилась:

– Ох, ну почему все всегда такие драматичные? Ладно, ладно! Не будет с ней хорошо! Пока. Нужен ещё один шаг. Но фокус с туманом всё равно вышел неплохой.

– То есть, я умираю напрасно… – устало выдохнула единорожица.

– Ой, да ла-адно! Перестань кукситься, нам ещё на вечеринку идти! И вообще, если подумать, это был отличный туман, и он здорово помог тем бедным гуликам с кладбища… а ещё ты хотя бы сделала так, что этой малышке теперь не придётся проходить последнее испытание в одиночку… это уже немало. Всё было против тебя, но ты рискнула и выиграла. Ты должна быть счастлива; ну да, это стоило тебе жизни, но ты всё равно должна быть счастлива, правильно?

– Правильно?

– Ох, вы только посмотрите на неё! Как будто спит!.. Ладно, проснись и пой, маленькая пони! Нам надо выходить, а то опоздаем!

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 11:45
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

– Какого хера значит “её здесь нет”?! – Генри прижала клюв к носу Сколда, полностью игнорируя толпу рейнджеров, мгновенно направивших на неё оружие. – Ты грёбаное брехло! Я сделала своё дело, поверила тебе, а теперь ты говоришь мне, что её нет!

Грифина встала на дыбы, подняла голову к небу и взревела. Сколд сделал окружившим их рейнджерам знак опустить оружие, явно не впечатлившись демонстрацией крутости, которую устроила наёмница.

– Я знаю, что мы заключили договор, грифина, но она очнулась и ушла самостоятельно; ты ведь в курсе, насколько легко удержать этого жеребёнка, если он захочет уйти? – с явным сарказмом спросил Сколд.

Глаза Генри пылали, как два провала в магму.

– Ты знаешь, где она сейчас?

– Я не провидец, но по последним сведениям, она направлялась к Изумрудному берегу, – пожал плечами Сколд.

Гнев наёмницы утих:

– Дай угадаю: к югу отсюда?

– Прямо к морю, не заблудишься, – кивнул рейнджер.

Из небольшой толпы зрителей вышел Одинокий Понь:

– Постой секунду, грифина! Если ты собираешься лететь туда, я с тобой! – Жеребец взмахнул крыльями и подлетел к Генриетте. – И мы должны дождаться остальных, это может быть опасно!

– Ага, конечно, я же вам полностью верю после того, что случилось в прошлый раз! Вам охренеть как можно доверять! Слушай, из всей вашей проклятой расы меня волнует только одна, и её здесь нет… так что пока, пони. – Последнее слово Генри выплюнула как какую-то гадость, попавшую в клюв, захлопала крыльями и улетела, быстро исчезнув за крышей фабрики.

Одинокий фыркнул:

– Я полечу за ней. Пожалуйста, постарайтесь отправиться следом как можно скорее.

Мистер Уайт накрыл копытом лицо:

– Ну да, разумеется, давайте ещё разделимся! Отличный план, лучше некуда! Вы что, забыли об этом пророчестве про тень с юга и всё такое? Мы и так уже оставили позади нашего эксперта по мумбо-юмбо, нельзя разделяться снова! Я считаю, что нам сейчас надо заняться выжившими и решить, что делать с пленными, а когда Лонг Ирс нас нагонит, всем вместе пойти на юг.

– А кстати… куда подевался Молтен Голд? – спросила Триггер Хэппи, осматриваясь.

Пегас снова фыркнул, на этот раз от нетерпения:

– Ох, ради всего святого! Здесь аж пятнадцать рейнджеров, я уверен, они смогут управиться с этим местом гораздо лучше, чем предыдущие хозяева, и откроют дверь Стойла в один момент! Сейчас меня гораздо больше волнует Призрак. Я лечу за грифиной, и надеюсь, что вы тоже выступите не мешкая. Это не игрушки, если провидица права, то дорога каждая секунда! – и Одинокий Понь помчался прочь, договаривая последние слова уже в воздухе.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 12:00
МЕСТО: Изумрудный Берег, южный участок Трассы 52

Пуппи была не очень счастлива. Ей так и не удалось найти никакого подарка для мамы. Собственно, она не смогла найти вообще ни одного пони во всём городе, отчего малышка немного занервничала. У неё появилось чувство, что что-то тут не так, и опасение, что мама уже ушла куда-то ещё.

Но стрелка показывала на холм прямо возле моря, и не пошевелилась за всё время, которое Пуппи провела в городе. Единственная проблема была в том, что до сих пор каждый раз, когда малышка доходила до стрелки, появлялась новая, по которой опять надо было идти. И снова, и снова, и снова.

– Оки-доки, Помощница, пойдём к маме, может, на этот раз повезёт.

Обе пони трусили вверх по узкой грязной тропинке; на холме попадались пятна зелёной травы, а на вершине сохранилось старое погибшее дерево. Когда Пуппи добралась до самого верха, она оказалась перед небольшой группкой стоящих камней с выгравированными именами и Метками, как там, рядом с папой… странно, ещё одно место, где папа?

От подножия мёртвого дерева поднялся пони и двинулся к Пуппи и её подруге.

Малышка повернула к нему голову:

– Мама? – спросила она с надеждой, но быстро помрачнела. – Вы не моя мама…

Позади неё зарычала Помощница, готовая броситься в атаку.

– Нет, Пуппи, я не твоя мать, прости. – Молтен Голд скрипуче закашлялся, остановившись возле серого, полузаросшего мхом камня. – Мне очень, очень жаль.

Малышка потрусила к гулю и заметила, что розовая стрелка показывает точно на камень. Имя на нём частично выветрилось, но Пуппи ясно различала Метку с облачком и тремя дождевыми капельками.

Мамина Метка.

Мама.



——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 12:00
МЕСТО: Комбинат, южный участок Трассы 52

Мистер Уайт вышел из здания фабрики вместе со Сколдом.

– Всё улажено, можем отправляться.

– Хорошо, – кивнула Триггер Хэппи, – тут совсем недалеко, но это не повод транжирить время.

Сколд взглянул на дорожный знак, указывающий расстояние от Комбината до Изумрудного берега. Всего шесть километров. Если бы не плохая погода, городок было бы видно прямо отсюда.

– В таком случае, поскакали. Но в зависимости от того, что мы там встретим, нам, может быть, понадобится выиграть время для остальных.

– Главное успеть, а там разберёмся. Вперёд, не тормозим! – и Триггер Хэппи галопом поскакала на юг, вдоль последнего куска Трассы 52.

– Ну что ж, кто последний, тот Красный Рысак. – Сэйдж Браш ухмыльнулся своему дяде и старому книжнику, а потом помчался за кобылкой, легко выдерживая взятый ею темп.

– Эх, молодежь… – вздохнул Сколд. – Они вымотаются, и полпути не одолев. – Оба старших жеребца последовали за остальным отрядом, двигаясь медленнее, но более размеренным ходом.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 12:10
МЕСТО: Изумрудный Берег, южный участок Трассы 52

Гуль не стал ничего говорить, а просто отвернулся, давая Пуппи время на осознание.

– Мама… здесь? Но… – Малышка всё ещё глазела на камень, пытаясь понять, что происходит; тем временем Помощница решила не обращать внимание на Молтена и села рядом с вожаком стаи.

– Она ушла к папе? Но… но… нет… – тихонько бормотала Пуппи, разговаривая сама с собой, словно пытаясь собрать кусочки головоломки, не зная, как должна выглядеть вся картинка.

– Но… я тоже хотела пойти… я… я тоже хотела повидать папу! Почему она оставила меня дома? Я… я же…

Пуппи принялась слабо всхлипывать, но продолжила монолог:

– Я не хотела не слушаться, я только… только хотела посмотреть фейерверки! Я не знала, что дом развалится, а мама уйдёт! Я… но… – Она осела на задние ноги и уставилась на свои копытца.

– Я просто хотела посмотреть эти глупые фейерверки! Почему всё стало так плохо?! Прости! Мама, прости, прости меня, пожалуйста, только вернись!

Отчаянно стараясь, чтобы мама услышала, Пуппи перешла на крик:

– Пожалуйста! Я… я сделаю что ты скажешь! Выругай меня! Отшлёпай! Но только не уходи без меня больше!

Молтен Голд смотрел на несчастную малышку перед собой и пытался придумать, что сказать. Хоть что-нибудь. Эта сцена оказалась гораздо тяжелее, чем он думал, и… о жопа, теперь она смотрела на него.

– Пожалуйста! Пожалуйста, вы ведь знаете, где мама! Возьмите мои игрушки, возьмите всё, только скажите, где она? Хотите ещё блестящих шариков? Я найду сколько угодно! Пожалуйста, ПОЖАЛУЙСТА! – Пуппи поднялась и шагнула к старому гулю, который не мог найти силы ни отвести глаза, ни сдвинуться с места.

– Пуппи… прости, но твоя мать здесь. Она… она умерла. Уже очень, очень давно.

Пуппи жутковато улыбнулась, её зрачки уменьшились, став двумя чёрными точками в огромных пустых глазах, а улыбка расползлась по щекам до такой ширины, которую Молтен полагал анатомически невозможной.

– Умерла? И всё? Она умерла? Тогда всё в порядке, она поправится! Я всегда поправляюсь, когда умираю, вы мёртвый, и с вами всё прекрасно! Оки-доки-локи, умирать это хорошо, нам просто нужно подождать, правильно? Правильно?

Молтен Голд, смотрел на неё, склонив голову набок… поправится?.. Просто подождать?..

– Пуппи… нет. Тут всё не так, она… она не вернётся, она умерла, она… послушай, ты можешь остаться со мной, хорошо? Я тебя не брошу. Я знаю, что я не твоя мама, но…

– Две Пупписмайл?! Какого хрена здесь творится? – Генри села на дерево, сломав пару веток. – О, и даже не думай трогать мою подругу, зомби. – Грифина держала в лапе пистолет, направленный на Молтена Голда.

Малышка в жёлтом обернулась к новоприбывшей, немедленно узнав её:

– Генри! Генри, пожалуйста! Мама… мама… она меня бросила! Она ушла с папой, и уродская мумия говорит, что она не вернётся! Я… помоги мне, пожалуйста!

Наёмница секунду помедлила, пытаясь понять Пуппины слова, а потом посмотрела на гуля, который показал копытом на могилу.

– Ох, б…ь. Опоздала.

Взмахнув крыльями, Генриетта приземлилась перед жеребёнком и положила лапу ему на шлем:

– Пуппи… не нужно волноваться. Я с тобой, угу? Ты не одна.

– Но я хочу маму! Мне НУЖНА мама! Она… она одна может всё исправить! Сломанный дом, этот дурацкий скафандр, найти маму Помощницы и снова сделать всё хорошо! Я… я без неё не знаю, что делать!

Грифина внезапно обняла Пуппи и несколько секунд не говорила ничего.

– Но… ты ведь уже и сама много сделала, Пуппи… ты спасла меня, ты освободила жителей Солнечного города, и ты заставила рейнджеров перестать воевать… ты добрая пони, ты единственная хорошая пони, кого я вообще знаю. Тебе не нужна мама, чтобы что-то исправить. Хочешь, я буду твоей сестрой? Генри и Пуппи, лучшая команда на свете!

– Грифина права, Пуппи… Ты уже совсем большая пони, твоя мама гордилась бы тобой.

Малышка вырвалась из объятий Генри, и её глаза вспыхнули розовым:

– Но она оставила меня здесь! Она бросила меня и ушла с папой! Я же люблю её, почему она меня бросила? Почему она меня не любит?!

– Что за… – Генриетта оторопело вскинула голову. – Да что за хрень ты несёшь?! Она ушла не потому, что ей так хотелось, она умерла! Я уверена, она никогда бы тебя не бросила! Она думала, что ты в безопасном Стойле, иначе ни в жизнь бы не оставила тебя в опасности!

На ту же ветку, с которой слетела грифина, опустился Одинокий Понь:

– Э… я понятия не имею, что тут происходит, но не думаю, что если кричать на жеребёнка, кому-то станет лучше…

– Кстати, да, мисс грифина, я бы не стал кричать, как…

Пуппи, не обращая внимания на обоих жеребцов, буквально проревела в ответ:

– Так почему она не вернётся и не возьмёт меня с собой?!

– Дура, она же мертва! МЕРТВА! – Генри прижала клюв к Пуппиному шлему, глядя жеребёнку прямо в глаза. Молтен Голд хотел было вмешаться, но Помощница зарычала, стоило ему сделать шаг. – Мама не может вернуться, ты потеряла её, смирись уже! Она здесь, в могиле, и ни за что и никогда не вернётся к тебе! И поэтому ты должна держаться и взять свою дурацкую жизнь в свои же копыта. Оставь эту могилу в покое, и пошли со мной. Идём, Пуппи.

Грифина развернулась вокруг хвоста и раздражённо уставилась на пегаса и старую мумию, а потом заметила группу пони, галопом скачущих к ним с севера.

– Видишь? За тобой друзья пришли, ты всех заставила волноваться! Не будь тряпкой, приди в себя! Сейчас или никогда!

Пуппи оглянулась на остальных пони, затем снова перевела глаза на серый камень с Меткой.

– Мама… в этом камне?

Генри была слишком сосредоточена на своей речи, и поэтому не обратила внимания ни на Пуппин взгляд, ни на Молтена, который как безумный махал на неё копытами и тряс головой:

– Да, и она там останется навсегда, так что ты можешь приходить и навещать её сколько захочешь. Теперь вернись в мир смертных, пойдём и скажем твоим друзьям, что всё хорошо.

– Камень.

Схватив Камень Судьбы, Пуппи набросилась на могильную плиту.

– Какого хера ты творишь?! – Генри попыталась остановить подругу, но между ними прыгнула Помощница. Её горящие глаза даже Генриетту заставили отшатнуться.

Молтен Голд и Одинокий Понь в ужасе глядели, как Пуппи что есть силы колотит по надгробию, с каждым ударом оставляя новые выбоины.

– Мама! Мама, выходи!

– Постой, маленькая! Ты её так не вернёшь! Прошу, остановись, ты же… ты разрушаешь могилу матери! – Одинокий спрыгнул с дерева, приземлился позади надгробия и поймал Пуппи за копытце. – Да что с тобой? СТОЙ!

– Пусти! ПУСТИ МЕНЯ! Я ХОЧУ К МАМЕ! ПОЧЕМУ МНЕ НЕЛЬЗЯ К МАМЕ?!

Помощница развернулась к пегасу, и Генри немедленно воспользовалась случаем, дотянувшись до Пуппи и стукнув её по шлему.

– ДУРА! ВОЗЬМИ СЕБЯ В КОПЫТА! Блин, иногда так хочется дать тебе как следует! Забудь про маму, упрямая! Теперь ты со мной, кончай требовать невозможного и вернись в реальность!

Столкнувшись с разъярённой грифиной и двумя пони, пытавшимися её удержать, Пуппи, кажется, перестала буйствовать. Малышка отвела глаза, посмотрев в сторону моря:

– Но… если я забуду её… если мне до неё не дойти… то мне же больше нечего делать…

Генри махнула лапой:

– Мы придумаем, что делать, ладно? Ты, главное, не зацикливайся и не волнуйся, а я обо всём позабочусь! Только… веди себя хорошо и никуда не уходи. Смотри, твои друзья пришли.

Маленький отряд, состоящий из мистера Уайта, Сколда, Триггер Хэппи и Джеммида Гана, наконец-то добрался до вершины холма. Все они совершенно вымотались, но Сколду ещё хватило сил спросить:

– Что… тут происходит?

Пуппи взглянула на Камень Судьбы у себя в копыте и вздохнула:

– Я… не знаю, мне хочется просто… заснуть насовсем, и никогда не просыпаться…

Мягко улыбнувшись, Генри похлопала Пуппи по шлему:

– Знакомое чувство… но оно пройдёт, со мной такое тоже было… ты посиди здесь и успокойся немного, а я поговорю с теми, кто пришёл, оки-доки?

Малышка в жёлтом вяло кивнула и отбросила своё оружие в сторону. Подпрыгивая и набирая скорость, Камень Судьбы прокатился по склону холма, перелетел через смотровую аллею и упал на пляж со звонким металлическим стуком.

——————————————————————————–
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 12:25
МЕСТО: Изумрудный Берег, южный участок Трассы 52

Молтен Голд и Одинокий Понь уже присоединились к новоприбывшим, так что Генри тоже поспешила к остальным, оставив Пуппи у могилы одну, не считая её жёлтой подруги.

– Не волнуйтесь, ей полегчает, просто нужно дать ей время…

– Но… она плачет? Как она вообще?

Пуппи чувствовала… пустоту. Не грусть, не гнев – до сегодняшнего дня малышка ни разу не испытывала ничего подобного. Она сидела прямо перед мамой, но мамы здесь не было, и больше её вообще никогда не будет…

– …не хочу показаться параноиком, но я бы всё же проверил…

– …поглядывай на гуля, она, похоже, здорово агрессивная…

Все пони говорили одновременно, их голоса перекрывали друг друга, сливаясь в неразборчивый шум. Пуппи было всё равно, она медленно уплывала куда-то далеко, всё глубже и глубже погружаясь в себя.

Простая мысль, что она больше никогда не увидит маму, полностью завладела её сознанием. Мамы больше нет. И не будет. Никогда. Она прошла весь этот путь с одной-единственной целью: только чтобы увидеть её снова. И теперь цель исчезла. Пуппи нравились её друзья, но это было не то. Всё вокруг казалось ей каким-то неправильным, это было не то место, где она собиралась жить, ну конечно же! Должно было быть… что-то ещё, что-то другое… что-то… лучшее.

– …И что, это всё? Мы победили? Трасса 52 спасена? С жеребёнком всё хорошо? Может, нам наконец можно пойти домой…

Домой… А куда домой? Некуда. Её дома в Кантерлоте больше не было. И мамы не было. И не будет. Никогда. Пуппи не хотела так жить, не хотела… лежать без сна каждую ночь, пока первые лучи рассвета не попытаются пробить облака… и вновь понимать, что мамы нет, что мама никогда не вернётся. Она просто хотела пойти спать… и вообще не просыпаться.

“О, но это же легко, маленькая. Тебе стоит лишь попросить, и я сделаю так, что ты заснёшь навсегда. И будешь вечно видеть прекрасные сны”.

– …Заткнись, Джеми! Туннельный город без нас не развалится!…

– Правда? Ты можешь так сделать?

“Конечно! Я же властительница снов. Я могу дать тебе столько счастья, сколько захочешь. Просто пожелай этого”.

– …Табун не побеждён, мы лишь отбросили их, но нам следует предложить им мирное решение…

– …Я не уверен, что они согласятся, Сколд… их племя основано отнюдь не на любви и взаимопомощи…

– …Может, сейчас, когда все их горячие головы погибли, оставшиеся будут более сговорчивы… мы должны хотя бы попытаться, Уайт…

– Совсем-совсем навсегда?

“Даже дольше, чем навсегда. Это сделка, между мной и тобой. Я дам тебе вечный сон, где ты сможешь быть с мамой и папой, а в обмен ты, пока спишь, позволишь мне разбираться с делами здесь. Договорились?”

Помощница, поскуливая, тыкала Молтена в спину, но того больше заботила дискуссия между Сколдом и Уайтом, чем безмозглый кантерлотский гуль:

– Я тут уже много лет ошиваюсь, и помню, что Табун изначально не был настолько враждебным… они занялись набегами после того, как племена вдоль Трассы стали требовать пошлину за вход в свои поселения; табунские торговцы не могли себе этого позволить, так что они прибегли к иному способу добычи товаров… я думаю, что если племена согласятся немного делиться, то всё получится.

– …Я в этом сомневаюсь… Мой дедушка всегда говорил, что Дикий Табун всё равно что гремучая змея, только и ждущая, чтобы укусить тебя в задницу…

– …Твой дедушка был тем самым вождём племени, кто первым ввёл эту пошлину, Уайт! Почему бы тебе не проявить толику здравого смысла и не отменить её?

Пуппи сделала глубокий вдох и кивнула:

– Оки-доки. Давай. Сделай это.

“Ты сделала правильный выбор, Пуппи. Ты не пожалеешь о нём”.

– Сделать что? Послушай, Пуппи, ты мне действительно нравишься, и я многим тебе обязан, но отменять пошлины не так-то просто, пожалуйста, не рассуждай о том, чего не понимаешь…

– Да, да, только… пусть всё это закончится.

“Ох, как же я обожаю твою наивность… мне будет её недоставать. Приступим же; теперь закрой глаза…”

——————————————————————————–
——————————————————————————–

Заметка: новый уровень! (18)

Получена новая способность: Здесь и сейчас! – ты получаешь уровень, потому что гладиолус.

Новый уровень! (19)

Получена новая способность: Массированный огонь – в З.П.С. с каждым выстрелом по одной и той же части тела цели шанс попадания увеличивается на 5%… Ну а чего вы хотели? Пуппи настолько подавлена, что схватила перк не глядя. У неё даже З.П.С. нет!

Получена новая квестовая способность: Галопирующий кошмар (ур. 3) – йей, теперь ты воплощение Найтмэр. Это может вызвать проблемы в общении. О, и отношение всех фракций к тебе меняется на враждебное. Но есть и положительная сторона: мы не приводим здесь список всех преимуществ, которые ты получаешь, потому что он попросту слишком длинный.

Примечание: перевод колыбельной из эпиграфа взят из “Алисы в Зазеркалье” и принадлежит Ольге Ивановне Седаковой.

0

20

https://darkpony.ru/img/stories/destination_reached_by_mcstalins-640.jpg






Глава 20
Конец пути

А когда вечеринка кончится,
мы соберёмся вместе и крепко обнимемся!
(link)

ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 12:35
МЕСТО: Изумрудный Берег, южный участок Трассы 52

В шуме прибоя, бившегося о каменистый берег, сидела напротив надгробия малышка Пупписмайл. Её друзья спорили неподалёку, но она слышала только Голос, шептавший у неё в голове. Он говорил о сделке и обещал ей сны.

– Да, да, только… пусть всё это закончится.

Генриетта почти не слышала того, что сказала Пуппи, но у неё вдруг возникло тревожное чувство, как будто с моря подул холодный ночной ветер или как если бы она очнулась от кошмара, которого не могла теперь вспомнить… Внезапно слова жеребёнка показались ей важнее всего на свете.

Все повернулись к Пупписмайл. С кем это она говорила? Что должно было закончиться? И каким образом?

Подойдя ближе, Генри увидела, что Пуппи сидит закрыв глаза и низко опустив голову. Грива жеребёнка стремительно меняла цвет, превращаясь из соломенной в тёмно-синюю.

– Пуппи? Ты в порядке? Что… э… кажется, у тебя что-то с гривой…

Когда Пуппи заговорила, голос у неё был другим. Казалось, что целый хор пони кричит со дна глубокого колодца:

– Приветствую вас, мои покорные слуги. Наконец-то я здесь, среди вас, склонитесь же перед рассветом новой эры!

Генри склонила голову набок и вскинула брови:

– Чего перед чем?.. Пуппи, что происходит?

Глаза Помощницы из красных сделались синими, и она встала сбоку от Пуппи, подобно стражнице. Новая жуткая Пуппи продолжила:

– Я не Пупписмайл, я Мурашка – дитя Звёзд и ваша новая повелительница. Под моим мудрым правлением из пепла восстанет новая Эквестрия.

Сколд покачал головой и глянул на Молтена Голда:

– Дитя Звёзд? Как… в древнем фольклоре зебр? Тех Звёзд?

Вопрос книжника так и остался без ответа, прерванный смехом Генриетты:

– Мурашка? Это, типа, злодейское имя? Нет, правда? Мурашка? Ты его сама придумала?

Пуппи отступила назад с растерянным выражением на лице, но оно быстро сменилось гневом:

– Это… это имя, которое вы научитесь уважать, глупцы! А теперь склонитесь предо мной и возвращайтесь в свои селенья, дабы возвестить о моём пришествии!

Триггер Хэппи фыркнула, выходя вперёд:

– Или – что?

Голубые огоньки, горевшие у Пуппи в глазах, вспыхнули, полностью заполнив шлем, над её головой возникла пылающая кобальтовым пламенем корона, а из спины вырвались голубые сполохи, принявшие форму призрачных крыльев.

– Или я пожру ваши души!

Хэппи застыла, глядя на малышку, а в это время Одинокий Понь пробормотал в сторону Сколда:

– Она это может? Пожрать души?

Книжник взглянул на диджея и пожал плечами:

– …Откуда мне знать? Если она и вправду связана с тёмной магией зебр, то такое возможно… только… я сомневаюсь, что она уже достаточно сильна для этого.

Пегас приподнял бровь:

– То есть, не может?

– Да, она же всё ещё воплощается, только взгляните, как мерцает её пламя. Пожалуй, я знаю, как закончить эту историю ещё до начала.

Книжник говорил очень тихо, пока Хэппи отвлекала внимание твари. Молтен Голд и Одинокий Понь слушали книжника навострив уши.

– Думаю, я могу перерезать связь, соединяющую эту сущность с душой Пуппи… не имея души, из которой она может высасывать силы, Мурашка… э… это существо не сможет больше воплощаться и будет изгнано из Эквестрии.

– Ну и чего же ты ждёшь, приглашения? – нетерпеливо спросил гуль.

– Нет, я недостаточно силён, чтобы сделать это в одиночку… этот ритуал долог и сложен и предназначен только для единорогов… без обид, Голд…

Старый кладоискатель пожал плечами:

– Обижаться не на что… значит, ты хочешь сказать, что нас сейчас вздрючит зебрийский демон с жеребячьей кличкой?

– Ну, как дела?? Яйцеголовый измыслил план? – встрял в разговор Уайт, всунув голову в их тройку.

– В общем-то, да, но мне нужно ещё несколько минут, чтобы прояснить детали. Помогите Хэппи отвлекать Мураш… нет, право, ну что это за имя такое? – Книжник накрыл лицо копытом. – В общем, отвлекайте её, пока мы пытаемся это провернуть. Хорошо?

Уайт кивнул и, развернувшись вокруг хвоста, потрусил к троице, состоявшей из Генриетты, Триггер Хэппи и Джеммида Гана.

– Эй, ваше высочество, вы что-то говорили о новой эре? Нельзя ли об этом поподробнее? Будет ли она лучше того навоза, в котором мы все сидим сейчас?

Кошмарная пони отвлеклась от Генри с её выводящими из себя вопросами об именах, и повернулась к новому собеседнику:

– Несомненно! Моя магия намного превосходит возможности простых пони. С ней я смогу исцелить эту отравленную страну и привести её к процветанию! Вашему непотребному образу жизни будет положен конец; я не потерплю, чтобы мои подданные тратили время на дрязги между собой. Вместо этого вам надлежит строить величественные храмы в мою честь! Всё, что вам нужно, это поклоняться мне и отдавать мне дань, и все ваши проблемы будут решены!

Уайт кивнул.

– Что ж, звучит весьма интересно, но… могу я спросить, что вы имели в виду, говоря про “дань”?

Улыбнувшись, существо уселось на землю, прикрыло глаза и начало объяснять с наставительным видом:

– Разумеется. Ваша хозяйка, то есть я, будет требовать самую малость ради блага многих. Помимо поклонения я требую, чтобы каждое полнолуние от каждого крупного города было принесено в жертву по одному пони. В обмен на это я очищу земли, отравленные вашей расой, и позволю вам растить пищу и жить своей жизнью под моей властью!

Триггер Хэппи нахмурилась:

– З-зачем тебе жертвоприношения?

– Не твоё дело, – ответила Мурашка, пренебрежительно махнув копытом.

Генри и Хэппи слушали одержимую кобылку с раскрытыми ртами. Хэппи стала доставать оружие, но остановилась, заметив, что Уайт делает ей знак подождать. Генри, тем временем, озадаченно почесала голову и сказала:

– Да, но… Пуппи ты нам вернёшь?

Кошмарная пони удивлённо мигнула, застигнутая вопросом врасплох:

– Что?.. Она не хочет возвращаться: она спит и видит сны, вдали от всех, кто может причинить ей боль. Мы заключили сделку.

– Вы заключили что?! – вскипела Хэппи. – Послушай, я знаю свою подругу Пупписмайл и знаю, как легко её обмануть! Какую бы сделку вы ни заключили, она недействительна! Нельзя просто взять и… и уговорить жеребёнка на что-то, а потом сделать вид, будто так и надо! А ну отпусти её!

Тварь засмеялась звонким серебристым смехом:

– Хи-хи-хи, ты смешная! С какой стати мне отпускать такую замечательную душу? Её одержимость не даёт ей уйти из этого мира, и покуда она спит, ей никогда не узнать правды. Так что нет, я не выпущу жеребёнка из её сна, однако я могу предложить вам привилегию стать моими глашатаями и возвестить всей Эквестрии о моём приходе.

– То есть, короче говоря… – Генри склонила голову набок. – Ты Найтмэр Мун?

– Ну, нет… то есть… да… то есть… Найтмэр Мун была древнее и могущественнее меня… – Тварь на секунду нерешительно замолчала, но вскоре вернула себе уверенность: – Но у меня более чем хватит сил, чтобы заткнуть твой глупый клюв!

– То есть, по сути… ты новичок, – невозмутимо заметила Генри. – Найтмэр Нуб.

Триггер Хэппи хлопнулась от смеха на землю и стала с хохотом кататься по траве. Мистер Уайт накрыл лицо копытом, а трое других пони на минуту замолчали, пытаясь понять, что произошло.

– ДОВОЛЬНО! ХВАТИТ! У МЕНЯ БУДЕТ ВДОСТАЛЬ ПОДДАННЫХ, МНЕ НЕ НУЖНА ЖАЛКАЯ КУЧКА… КУЧКА… НИКЧЁМНЫХ СЛАБАКОВ!

– …Сказала кобылка, которая не умеет считать дальше четырёх… – хмыкнула Генриетта.

– АХ ТЫ МЕЛКАЯ НАГЛАЯ… ТЫ ПОПЛАТИШЬСЯ!

– Нет, не поплатится! Плохой монстр! Сиди смирно! – сказал Сколд, выходя вперёд и глядя Найтмэр прямо в глаза. – Мы прогоним тебя навсегда… силой науки!

– Хи-хи-хи, – засмеялась тварь и отмахнулась от него копытцем, запросто перескочив с гнева на радость. – Не смеши меня! Наука!.. Да имеешь ли ты хоть малейшее представление о том, с какой силой столкнулся? Ох, ради Найтмэр Мун, придумай что-нибудь более правдоподобное!

Сколд улыбнулся, нисколько не напуганный реакцией Найтмэр:

– О, так ты хочешь деталей? Хорошо, тогда слушай внимательно. Поскольку я уже имел возможность исследовать Пуппин костюм, мне удалось провести кое-какие изыскания, и я обнаружил весьма интересные детали. Само твоё существование было вызвано безумной попыткой использовать некромантию как средство спасения жизни, но я знаю, как исправить эту ужасную ошибку, допущенную министерствами! Сам талисман показал себя почти неразрушимым, но вот заклинание, содержащееся в нём, более чем нестабильно. То, как твоё пламя то пригасает, то разгорается, показывает это со всей ясностью. У нас здесь есть несколько единорогов, и пусть даже они ничего не смыслят в магии развоплощения, я всё равно смогу пользоваться их силой столько, сколько будет нужно. Ну, угадай теперь, кого сегодня развоплотят?

– Что за…

Демонесса отступила назад с выражением неподдельного беспокойства на мордочке.

– Итак, пони, сейчас я буду творить заклинание, а вы просто очистите свой разум, и скоро это кошмар закончится! Да струится магия!

Рог Сколда выстрелил вспышкой света, стремительно облетевшей всех единорогов на холме. Каждый из них выпустил из рога по бесплотной сияющей нити, которые тут же протянулись к Сколду и вплелись в могучее заклятье.

Хэппи закрыла глаза и позволила магии свободно течь сквозь неё, вслед за ней так же поступили мистер Уайт и Джеми. Вскоре рога всех четырёх пони сияли ослепительным белым светом, постепенно окутавшим весь холм и пони на нём.

Генриетта крепко сжала клюв и прикрыла глаза от яркого света. Что-то в словах Сколда ей было не по нутру. Он собирался остановить демона, уничтожив некромантское заклинание, которое использовалось как средство спасения жизни… но разве не благодаря ему Пуппи оставалась жива?

Генриетта повернулась к старому книжнику:

– Стой! Ты что, пытаешься убить Пуппи?

Сколд не ответил, но из сияющего облака света раздался голос монстра, подтвердивший опасения грифины:

– Глупцы! Если вы разрушите заклятье, жеребёнок умрёт вместе со мной!

– Нет, б…дь, НЕТ! Ты не убьёшь её, единорог е…чий!

Взревев, Генри бросилась на Сколда и врезалась в него с такой силой, что книжник пролетел пару метров, прежде чем тяжело удариться спиной об землю. Он закричал от боли и потерял контроль над заклинанием.

Сияние взорвалось радугой красок и разлетелось во все стороны, кружась и переливаясь в беспорядочном танце. Это больше походило не на настоящую радугу, а как если бы гигантский зеркальный шар сорвался с потолка и покатился по полу; а когда весь свет пропал…

Найтмэр Нуб, она же Мурашка, нерешительно открыла один глаз, как будто боясь, что от этого что-то случится. Вокруг было тихо, так что она рискнула открыть второй глаз и уставилась на группу раскиданных взрывом пони. На её лице возникла довольная злая улыбка.

– Что ж… в конечном итоге Пуппина подруга-грифина сослужила мне неплохую службу… полагаю, в следующий раз вы будете лучше выбирать себе союзников? – Чудовище засмеялось. – Ах, что я говорю, не будет следующего раза, вы ведь сейчас все умрёте.

Сколд тряхнул головой, поднимаясь на копыта. Он всё ещё не совсем пришёл в себя после броска Генриетты.

– Что… зачем ты остановила ритуал, куриная голова? Он же действовал…

Другие единороги в замешательстве переглядывались, с трудом поднимаясь на ноги после изнурительного заклинания. Молтен Голд пытался растолкать Уайта, а Генри с грозным видом двинулась на Сколда.

– Ты… ты не заберёшь у меня Пуппи! Должен быть другой способ, я уверена!

– Но… глупая ты беспутная девчонка! Жеребёнок уже мёртв, мы тут пытаемся Трассу 52 спасти! Спустись из своего… э… “чудесного сказочного места” и вернись на землю! – прокричал Сколд чуть ли не с пеной у рта. Наёмница разрушила их лучший шанс на победу, и теперь многим пони предстояло умереть из-за неё.

Найтмэр смаковала вкус сокрушительной победы, всё ещё витавший в воздухе.

– О, как это соблазнительно… наблюдать за вашим маленьким спором – настоящее наслаждение, но у меня график. – Мурашка оглянулась на Помощницу, и глаза гуля окрасились в тёмно-синий цвет. Жеребёнок из Кантерлота развернулся и нацелился на остальных пони как гончая, готовая напасть. – Да начнутся состязания. Вперёд, моя верная приспешница, поучи эту цыплёнку хорошим манерам.

Помощница припала к земле, готовясь прыгнуть на Генри, как кошка на мышку; грифина была так увлечена спором с книжником, что заметила прыжок гуля только когда стало уже слишком поздно. Даже окрик Хэппи, пытавшейся её предупредить, не смог ей помочь.

Столкнувшись, грифина и гуль покатились вниз по холму яростным клубком когтей и копыт. Генри сражалась бездумно: врождённые инстинкты хищника – вот всё, что она могла противопоставить чудовищной силе жеребёнка. Она рвала гуля когтями, била кулаками, уклонялась от ответных ударов, зная, что всего одного из них будет достаточно, чтобы вышибить из неё дух. Схватка не прекращалась, обе противницы не выпускали друг друга из дикого танца смерти, даже когда упали с обрыва и полетели на камни.

Мурашка следила за ними, пока они не исчезли из виду, а после пожала плечами:

– Ну вот, злая цыплёнка сломала мою игрушку. Похоже, придётся как обычно всё делать самой… ну, кто будет первым?

Одинокий Понь и Молтен Голд быстро переглянулись и открыли огонь. Они выпустили полные обоймы по твари почти в упор, но пули проходили сквозь Найтмэр как горячий нож сквозь масло.

Десятки дыр зияли в Пуппиной груди, но ей от них было ни холодно ни жарко. Многие даже уже начали закрываться.

– Трудно убить то, что уже и так мертво, не правда ли?

Мурашка захихикала, подняла Одинокого Поня магией и швырнула его в дерево. Пегас с мягким хрустом ударился об ствол и безвольно свалился на землю с неестественно выгнутой спиной.

Не удостоверившись даже, что Одинокий действительно мёртв, Найтмэр повернулась к Джеммиду Гану.

– Так, полагаю, ты здесь с милой твоему сердцу кобылой? Чудесно, вы умрёте вместе, как герои дешёвой старой пьесы! Скажете последнее слово?

– Вообще-то, да, – перебил Мурашку улыбающийся мистер Уайт и левитировал из перемётной сумки рацию: – План “Б”. – Он прищурил глаза. – К нам идёт подкрепление.

Грянул выстрел снайпера, прилетевшая пуля разнесла Пуппин шлем и оторвала ей ногу.

Тварь злобно взревела, расправляя крылья, поднялась в небо и вызвала молнии из нависавших над полем боя туч. Разряд ударил по колесу обозрения словно молот; накалились и ослабли последние соединения, удерживавшие гигантскую конструкцию в вертикальном положении. Огромное металлическое колесо с треском и скрежетом накренилось и обрушилось на небольшое здание, где засели Сэйдж Браш и пара аколитов.

– Сэйдж! Нет! – крикнул Уайт, глядя на кучу обломков, в которую превратилось укрытие его племянника… нет… всё пошло совсем не так, как было задумано!

Как только тварь оказалась на достаточном удалении от пони на холме, с земли к ней устремился залп ракет, и её всю окутало пламенем взрывов. Рейнджеры повыскакивали из своих укрытий и бросились в атаку, на бегу стреляя в монстра из всех орудий.

Битва началась.

———————————————————————————————-

Генри застонала. Вокруг неё было темно, холодно и сыро; кости болели в таких местах, о которых она даже не догадывалась, и ещё она чувствовала, что что-то очень не так.

“О, не волнуйся, – прозвенел у неё в голове тонкий радостный голосок, – просто ты в своём репертуаре, ведёшь себя как обычная жадина… вот и всё!”

– Э… жадина?.. Я что, умерла?

Голова у грифины раскалывалась всё сильнее, в ушах громыхали взрывы и крики пони. У неё в голове была какая-то… штуковина вроде розовой точки, которая прыгала туда-сюда и разговаривала с ней.

“Глупая цыплёнка, конечно ты не умерла! Просто ты немного запуталась, и от полёта кувырком с шести метров на камни лучше тебе тоже не стало, но я уверена, что ты в два счёта поправишься! Дэши всё время так делала, и ничего!”

– Пуппи… как она? Я… я должна спасти её!

Розовая точка чуть передвинулась и перешла с радостного, добродушного тона на более осуждающий:

“Правда? Потому что мне вот кажется, что ты пытаешься захапать её всю для себя одной!”

– Что… что за херню ты несёшь? Я просто хочу, чтобы с ней всё было в порядке!

“Чтобы она могла остаться с тобой навсегда, на веки вечные? – Голос начал отдаляться. – Кому ты желаешь добра? Бедной маленькой Пуппи или бедной одинёшенькой Генри?”

– Я… Я уже не знаю… Но я… я хочу, чтобы она была счастлива. Она какая-то совсем другая, как далёкое воспоминание, которое не хочет уходить… Я не хочу её потерять, но она словно бы ни о чём другом думать не может кроме своей матери, как… как в повторяющемся кошмаре.

“Или, может быть, как в сладком сне, который не знает, как закончиться… может, ей нужно только немного помощи от самой лучшей подруги.”

Голос постепенно менялся: в начале юность так и била из него ключом, но к концу он уже звучал как голос старой кобылицы. Отчего-то он показался Генри очень, очень знакомым, напоминая о каких-то снах, которые она видела, будучи узницей Солнечного города.

“Всего один шаг осталось пройти: найти камень Пуппи и претворить в жизнь его судьбу.”

Резко вздохнув и раскрыв глаза, Генри очнулась и увидела, что лежит посреди каменистого пляжа. Прямо под ней обнаружилась расплющенная в жёлтую лепёшку Звёздный лейтенант Помощница, принявшая на себя основную силу удара. Генри достала один из своих “сорок пятых” и убедилась, что тварь больше не встанет, проделав ей пару лишних дырок в голове.

В воздухе над ней пронеслась окутанная сгустком тёмной магии пони, и с криком улетела в море. Бросок был настолько силён, что она преодолела не меньше двухсот метров, прежде чем плюхнулась в холодную воду.

Генри постаралась не обращать внимания на звуки боя, развернувшегося наверху, выпила лечащее зелье и приступила к поискам глупого камня.

– Пуппин камень, Пуппин камень… как мне, б…ь, найти один грёбаный камень посреди грёбаного каменного пляжа? Волшебством сраным, что ли?!

Она сердито посмотрела на лежавший у её ног камень и пнула его со всей силы. Камень отскочил от ржавого металлического ящика в нескольких метрах от неё и, конечно же, прилетел Генри прямо промеж глаз.

– Б…ь!

Грифина потёрла ушибленный лоб и подобрала с земли доставучий булыжник. Говорят, что у каждого камня свой голос; что ж, голос этого камня был Генри очень хорошо знаком.

– Ещё хоть раз попробуй так сделать… Ну? И что теперь? Ты стукнулся об железный ящик, дурацкий камень. Ты пытался этим что-то сказать? Ты что, камень судьбы какой-то?

Хмыкнув, Генри подошла к ящику и как следует познакомила его замок с Камнем Судьбы.

– Хоть…

БАЦ!

– Какая-то…

КЛАЦ!

– Польза!

ХРЯСЬ!

– Окей, теперь глянем, что там за сокровища в сундуке…

Какие-то бумаги, старая кукла Эплджек с мягкой гривой, немного фоток… Генри взяла фотографии и пригляделась к ним. На первой была Пупписмайл, только младше и без химкостюма. Она улыбалась, стоя перед морковным тортом с четырьмя свечками. На заднем плане было видно ещё несколько пони; должно быть они праздновали её день рождения. На втором снимке были изображены белый жеребец и лиловая кобылка, сидящие перед старым деревянным знаком с надписью “Эпллуза”. Между двух взрослых пони сидела насупившаяся Пупписмайл: ей то ли не нравилось фотографироваться, то ли вообще не хотелось тут быть. Здесь малышка выглядела ещё младше; может быть, ей было три… Генри перевернула снимок и обнаружила на обороте надпись: “Последняя поездка с Беттером”. На третьем фото стояла Пуппи в нарядном платьице и с большим голубым бантом в гриве. Она улыбалась, явно очень гордясь своим новым платьем. Ещё одна надпись, на этот раз на лицевой стороне, гласила: “Первый день Пуппи в детском саду”.

Перевернув последний снимок, юная наёмница нашла на обороте ещё несколько потёртых строк:

“В ином месте и в иное время, там, за горизонтом, мы с тобой опять будем вместе с папой, и я знаю, что буду тобою гордиться.

Потому что мама всегда будет гордиться своим маленьким солнышком.

Я люблю тебя.

Мама”.

С вершины холма на пляж прилетела ракета, и её взрыв на секунду осветил слёзы, катившиеся по щекам Генри.

Наёмница вздохнула, признав наконец правду, лежавшую теперь перед её глазами.

– Не место ей здесь… совсем не место… Б…дь… – Генриетта потёрла глаза и отложила снимки. – Б…дь, ну почему всё должно кончаться вот так?! ПОЧЕМУ?!

Очередной взрыв окрасил небо в красный цвет. Пони там, наверху, гибли, сражаясь с тем, что уже было мертво. Гибли, потому что она хотела оставить жеребёнка себе, вместо того, чтобы дать ему уйти. Теперь Генри знала, что нужно было сделать, хоть ей это нисколько и не нравилось.

– Нечестно. Не честно ни фига…

———————————————————————————————-

Паладин Гаусс широко раскрыл глаза, глядя, как выпущенная им ракета разворачивается и летит в его сторону.

– Гаусс! НЕТ!

Колд Шоуер оставалось только в ужасе наблюдать, как взрыв забирает одного из её самых старых друзей. Она обратила на Найтмэр взгляд полный боли и ярости:

– Сука тупая, почему ты не дохнешь?!

Стволы двух пулемётов, установленных на её силовой броне, раскрутились, Шоуер открыла огонь и стреляла, пока у неё не кончились патроны. Однако пули отскакивали от щита Найтмэр, не причиняя ей никакого вреда. Не обращая внимания на обстрел, тварь выбросила в море ещё одного аколита.

Мурашка уже убила двух рейнджеров и выкинула нескольких других нападавших в море, но от всех этих бегающих вокруг пони у неё начинала кружиться голова. Как ей сражаться с ними со всеми разом? Право же, эти глупые копытные даже не знали правил настоящей дуэли! Ей уже наскучила эта игра. Да, убивать пони может быть и весело, но это кажется каким-то бессмысленным, особенно если у тебя есть более важные дела. Захватить мир, например.

Кто там командовал этой кучкой бездарей? Ах да, старый книжник… Мурашка улыбнулась своим злобным мыслям.

– Так, где там этот тип в плаще?

Приземлившись прямо перед носом у старого пони, Мурашка сложила бесплотные крылья и посмотрела противнику в лицо, даже не пытаясь скрыть удовольствия.

– Вот ты где! Сколд, верно? – Последовала пауза. Единорог явно удивился очередной перемене настроения жеребёнка, но Найтмэр не дала ему шанса ответить: – Отлично, вот и умри.

Обхватив магией сердце старого жеребца, чудовище сжало его. Сколд повалился на землю, едва пикнув.

В тот же миг из-за обрыва вылетела Генриетта и приземлилась на вершине холма. Сцена, представшая перед ней, заставила грифину вжать голову в плечи. Это была её вина, всё это происходило из-за её себялюбия. Пони сражались, пони умирали – совсем не то, чего хотела Пуппи. Пришло время положить этому конец.

– Пуппи! Пуппи, послушай!

Найтмэр раздражённо вздохнула и повернулась к грифине.

– Эй, сейчас ещё не твой черёд! Изволь соблюдать порядок! Я уже почти закончила с ним, потом убью и тебя тоже, так что не толкайся и приготовь свой билет заранее!

Триггер Хэппи решила подползти к Сколду, пока Найтмэр хихикала над своими остротами. Стражница отчаянно и безрезультатно пыталась привести книжника в чувство. Их ряды быстро таяли, словно колосья пшеницы под серпом: Молтен Голд беспомощно извивался, пытаясь снять себя с дерева, на которое его накололи, Одинокий Понь уже лежал в отключке со сломанной спиной, и даже хорошо вооружённые и прекрасно обученные рейнджеры сдавали позиции. Это конец, им всем было суждено здесь умереть. На мгновение Триггер стало горько: она очень, очень хотела собственного жеребёнка, чтобы любить его и заботиться. Это было так несправедливо…

– Пуппи, очнись! Ты… Ты можешь увидеть маму по-настоящему! – кричала Генриетта звонким птичьим голосом. Мурашку это уже начинало раздражать. – Эта Найтмэр – вонючка и надоеда, ты круче её, ты у лучших училась!

Пуппижуть фыркнула:

– Ты так хочешь умереть, что даже очереди дождаться не можешь?

Тёмный ореол магии окутал крупный кусок асфальта и метнул его в Генри, но грифина ловко увернулась.

– Вот теперь я действительно огорчена, плохая цыплёнка! Не заставляй меня снисходить до тебя!

Генриетта подлетела к Пупписмайл, встала перед ней и прижалась клювом прямо к шлему.

– Пуппи, ты тупица, ты труп! Тэ-рэ-у-пэ! Как твоя мама! Ты что, такая тупая, что даже как умереть не знаешь?! Бросай эту идиотку и иди к родителям! Пожалуйста!

– Что?.. – Найтмэр заморгала, огорошенная внезапным напором грифины. Что она говорила? Она… пыталась поговорить с Пуппи? О, нет, нет, нет, нетнетнетнет! – Заткнись! Она тебя не слышит, дура!

– Ну же, Пуппи, очнись! Тебя здесь никто не держит! Я… Я не хочу, чтобы ты оставалась со мной, ты должна идти! Я справлюсь! Просто…

Генриетту охватило синим ореолом, и её тело начало выкручиваться, издавая ужасный хруст, как будто что-то рвалось. Мурашка посмотрела наёмнице в глаза взглядом, пылающим гневом и ненавистью:

– Сейчас. Ты. Умрёшь.

Генриетта слабо улыбнулась, не в силах больше бороться с мощной магией, разрывавшей её тело.

– Пуппи… Мама там… за горизонтом…

———————————————————————————————-

Пупписмайл сидела возле пруда и смотрела на рыбок. Вокруг неё было так тихо и спокойно, землю покрывал тонкий слой снега, а в чистом и ясном небе горели сотни звёзд. Она не чувствовала себя счастливой, но и грустной в общем-то тоже. Она была словно в трансе: всё казалось каким-то далёким и незначительным. Тут были только она, снег и рыбки в пруду.

Пуппи не помнила, сколько времени просидела так, да это было и неважно. Она просто хотела забыть… она не могла вспомнить, что именно. Ну, может быть, и вправду получилось. Так, по крайней мере, было до тех пор, пока странная золотая рыбка не высунулась из воды:

– Пуппи, ты тупица! Ты труп!

– Чиво? – Малышка внимательно осмотрела свои копытца и хвост. – Я не труп, глупая рыбка!

Вторая рыбка высунула голову из пруда и тоже заговорила. На этот раз голос оказался знакомым:

– Ну же, Пуппи, очнись! Тебя здесь никто не держит!

– Генри?.. Почему ты теперь рыбка? – Пуппи захихикала: – Глупая Генри, рыбы не разговаривают!

Пруд начал покрываться корочкой льда, но третья золотая рыбка выпрыгнула из воды и крикнула голосом грифины:

– Мама там, за горизонтом!

– Мама, а куда папа ушёл?

– Он где-то за той радугой, Пуппи…

– А он… он вернётся назад?

На это мама не ответила, но Пуппи очень, очень хотела снова увидеть папу.

– Можно… можно мы пойдём к нему?

– Да, Пуппи… однажды… может быть, не завтра… и не послезавтра… в ином месте и в иное время… мы все снова будем вместе. Там… за горизонтом.

– Пинки-клятва?

– Через сердце на луну…

– Кексик в глаз себе воткну…

Пуппи поглядела на небо. И наконец-то увидела его.

– …очень, очень поздно, и я знаю, что у меня действительно есть всё время во Вселенной, но я терпеть не могу такие аномалии, а эта продолжается уже целых две сотни лет! Я уже начинаю терять самообладание, есть много замечательных мест, где я предпочёл бы сейчас быть!

Перед Пуппи стоял скелет в чёрном плаще с капюшоном и говорил в её сторону, но казалось, что разговаривает он не столько с ней, сколько сам с собой.

Маленькая кобылка улыбнулась. Этот черепони был забавным, он разговаривал как те сердитые старые пони в доме ветеранов!

– Привет, я Пупписмайл! Вы не видели мою маму?

– Ах, умоляю! Только не эта бесконечная литания! Я подам в отставку или забастую! Или забастую, а потом подам в отставку!..

Монолог пони-скелета прервал звонкий жеребячий смех:

– Хи-хи-хи, черепони смешной!

Прервав свой монолог, мрачный жнец наконец заметил, что жеребёнок смотрит прямо на него.

– Ты… можешь меня видеть? Это что, какой-то розыгрыш? Потому что если это розыгрыш, то я и вправду сдаюсь…

Пуппи склонила голову набок:

– Розыгрыш? Надеюсь, нет! В прошлый раз, когда я сделала розыгрыш, меня отшлёпали супер-сильно!

Пони молчал некоторое время, затем издал потусторонний вздох и плюхнулся на круп:

– Наконец-то…

Пуппи подошла ближе к странно выглядящему жеребцу и понюхала его одежду.

– А кто вы такой, добрый черепони?

– Кто я? Я Мрачный Жнец, Неизбежный Конец, Смерть, Чёрный Жеребец… – Заметив, что жеребёнок смотрит на него бессмысленным взглядом, скелет понял, что зря тратит красивые слова. – Но коллеги зовут меня просто Мортом. Короче говоря, я тот парень, который показывает усопшим путь на тот свет.

Пуппи склонила голову набок, озадаченно хмурясь.

– Так вы… видели мою маму? Или нет?

Скелет покачал головой.

– С тобой бесполезно говорить…

В воздухе перед Мортом возник серебряный билет, покрытый светящимися розовыми буквами, и плавно опустился в Пуппины копытца, как осенний листок.

– Вот, возьми. Это билет на ту сторону. Поверь, оно того стоит. И помни, не каждый пони получает серебряный билет, он очень особенный, с ним ты доедешь к маме в мгновение ока. Будь благодарна за это…

Глаза Пуппи раскрылись широко-широко:

– Я… я увижу маму? Взаправду? И больше никаких… розовых стрелок, и глупых бякаботов, и падающих домов? Просто… мама?

Жнец кивнул:

– Именно. – Морт помолчал немного и добавил: – Тебе, должно быть, нелегко пришлось. Это мой личный способ сказать “прости, что не смог помочь тебе раньше”.

Но Пуппи перестала слушать ещё в тот момент, когда добрый черепони сказал то, что ей хотелось услышать.

– Йей!

Малышка быстро обняла скелета и обернулась к пруду, который к тому моменту уже совсем замёрз.

– Ах да! Генри! Погодите, я только попрощаюсь с друзьями!

Пуппи развернулась на месте, и весь мир вокруг неё вместе с прудом и снегом разбился на тысячу осколков, тут же растворившихся в воздухе и открывших за собой поле боя вокруг могилы.

—————————————————————————————————————-

– …Там, за горизонтом… – Взгляд грифины затуманился, и она потеряла сознание.

Как только Генри сказала последние слова, глаза Найтмэр снова вспыхнули розовым, и выражение её лица совершенно переменилось:

– Пока-пока, Генри! Добрый черепони отправляет меня к маме, и на этот раз с супер-блестящим билетиком!

Розовый свет в глазах Пуппи потух, и все огни на нашлемном дисплее засветились красным, сообщая о бесконечной череде системных ошибок.

– Внимание. Пользователь 001, Пупписмайл, не найден. Внимание. Уровень заряда критически низок. Внимание. Функция самопочинки не отвечает. Внимание. Оборудование не найдено. Внимание. Общее отключение через пять, четыре, три… спасибо, что воспользовались технологиями Министерства мира. Удачного вам дня и, пожалуйста, будьте осторожны.

Вслед за этими словами изображение погасло, оставив под шлемом только испуганное лицо Мурашки, в ужасе смотревшей на опустевшее стекло.

Тварь отшатнулась назад, выпустив грифину из магических пут, та упала на землю и скатилась на несколько метров по склону холма.

– Что ты наделала, дура? Я вас всех уничтожу, вы, жалкие насекомые!

Мурашка расправила крылья, готовясь выпустить новую волну магии, но что-то пошло не так. Костюм начал сдуваться, как старый футбольный мяч.

– Что… что происходит? Я таю! НЕТ, НЕ-Е-Е-ЕТ!

Чудовище безуспешно пыталось удержать то, что стало теперь лишь пустой оболочкой. Изо всех щелей в костюме потекли тонкие струйки розоватого газа.

– Вы! Вы не победили! Я вернусь! Пони совершают одни и те же ошибки снова и снова! Я вернуа-а-А-А-А!!!…

Лицо Мурашки взорвалось, наполнив шлем густым облаком розового тумана. На секунду костюм раздулся как воздушный шарик, поскольку та сила, что удерживала розовую слизь в жидком состоянии, теперь перестала действовать, и розовое вещество вернулось к своему привычному газообразному состоянию. Когда крик Найтмэр достиг наивысшей ноты, уплотнители не выдержали, и газ со свистом вырвался из костюма.

Те пони, кто ещё мог ходить, схватили раненых и потащили их прочь, спасаясь от облака розовой смерти, неторопливо расползавшегося по всему холму.

– Давай, давай, давай! Уходим от этой дряни! – прокричала Колд Шоуер вслед остальным, таща на себе то, что осталось от Гаусса.

А Мурашка всё выла и выла им вслед долгим криком гнева и боли.

Генри то тащили, то толкали, и на какой-то миг к ней вернулась частичка сознания. Всё казалось невероятно далёким, и у грифины было такое чувство, будто она плывёт в тёплой воде, качаясь на незримых спокойных волнах. И вот посреди этого умиротворения наёмница снова услышала Пуппин голос:

– Эй… эй, Генри…

Грифина застонала. Эта кобылка не могла отличить просто неудачный момент от предельно неподходящего, хоть её носом тыкай. Но Пуппи не обратила внимания на мысленные жалобы Генри:

– Слушай, мне совсем уже надо идти, но я очень, очень, ОЧЕНЬ хотела попросить прощения, но надо идти… я… мы ведь всё равно друзья, правда?

Всё равно друзья? Странный какой-то вопрос… малышка была не просто другом, она была чем-то большим, чем-то более значительным в жизни Генри…

– Правда? Так… так я тебе правда нравлюсь? Придумала! Мы можем быть сёстрами! Агась! Генриетта Дэйс! Классно-классно-классно!

Грифина хмыкнула свозь полудрёму… Генриетта Дэйс… ага… зашибись перспектива… угодить в сёстры к пони.

– Ладно, сестрёнка, я пойду, люблю тебя, пока!

После этих слов голос Пуппи затих вдали, а грифина снова погрузилась в забытьё.

—————————————————————————————————————-
ДЕНЬ 14
ВРЕМЯ приблизительно 17:00
МЕСТО: Изумрудный Берег, южный участок Трассы 52

“День добрый, Пятьдесят Вторая! И в кои-то веки я это серьёзно! С вами диджей Классная Фишка, и вы слушаете Радио 52: радио хороших новостей!”

Несколько секунд играла бравурная триумфальная музыка.

“Я принимала передачи из Комбината и Брокколи с самого утра и теперь могу точно сказать, что новости подтвердились: Дикий Табун побеждён! ВУ-УХУ-У! Да, мои маленькие пони, вы не ослышались, хорошие ребята прискакали в Комбинат и хорошенько надрали рейдерские крупы!”

Диджей радостно засмеялась; видимо, она была слишком счастлива, чтобы сохранять хоть каплю профессионализма.

“Я всё ещё не знаю деталей, но, похоже, Рейнджеры Эплджек вместе с группой добровольцев, и не забудьте отметить, что Одинокий тоже был с ними, напали на их лагерь рано утром и застали их врасплох. В итоге они поубивали кучу рейдеров и прогнали всех остальных. Вот так ведут дела у нас на трассе, рейдеры! Лучше лишний раз подумайте, прежде чем шутки с нами шутить!..”

Классная Фишка замолчала на секунду, шурша бумагами.

“Оки-доки, теперь для тех, у кого в Комбинате были друзья и родные… ситуация выглядит мрачно: большинство взрослых пони были убиты во время осады, но есть ещё немало выживших, в основном старики и жеребята, а также небольшая группа стражников, укрывшихся в местном Стойле. У меня пока нет списка выживших, но я постараюсь его получить, так что ждите новых выпусков в течение дня.

К другим новостям. Прекрасная Долина была полностью уничтожена мощнейшим взрывом. Очевидно, это как-то связано с Анклавом, поскольку…”

Триггер Хэппи выключила радио и повернулась к холму. Розовое облако развеяло ветром, но перед этим оно успело выкрасить одинокое дерево на вершине в цвет розовой сахарной ваты. Теперь под деревом было две могилы.

Генри посмотрела на камень, что держала в лапе. Последний. Камень Судьбы… Грифина вздохнула, взвешивая Пуппино оружие на ладони, и положила его на верхушку невысокого холмика, выросшего рядом с могилой Рэйни Дэйс. Перед холмиком поставили красный жеребячий скутер с маленькой игрушечной пони на нём – совсем как букетик цветов.

Юная наёмница раскрыла клюв, собираясь что-нибудь сказать, но потом снова закрыла, так ничего и не придумав. Подошёл мистер Уайт с принесённым из города ржавым дорожным знаком. Единорог похлопал Генри по плечу, потом взял кисть и написал на металлическом листе два слова:

Пупписмайл Дэйс

Триггер Хэппи, немного нахмурившись, подошла к свежей могиле:

– И… это всё? Просто имя? Это выглядит как-то… холодно…

Лидер Белых Яблок пожал плечами:

– Так всегда делали в наших краях. Могилы не для показухи. – Жеребец отвернулся и поглядел на другие надгробия. Колд Шоуер и Сколд всё ещё сидели у ряда могил рейнджеров; надгробие Сэйджа Браша было поставлено в стороне и обращено на север – к Солт-Кьюб-Сити. Уайт покачал головой и снова повернулся к Хэппи: – Это было бы несправедливо. Её могила – не единственная вырытая сегодня. Будем придерживаться наших традиций.

Триггер Хэппи кивнула, затем со вздохом развернулась и подошла к Сколду. Старый единорог разглядывал голотэг, который держал в копытах, но когда Хэппи приблизилась, с грустным видом опустил предмет в карман.

– Как там диджей и гуль? – спросила стражница, стараясь говорить как можно тише.

Сколд пожал плечами:

– Голд выживет, ему просто нужно немного радиации… А вот Одинокий Понь… что ж, мы попытаемся вживить ему искусственный хребет, но у нас недостаёт нужных инструментов, и я не знаю, переживёт ли он операцию. Твой кольтфренд сейчас должен быть с ним. Может быть, тебе стоит пойти и проверить самой.

– Я… сожалею о ваших потерях… – сказала кобылка, потупившись. – Я могла бы привести с собой всех стражников Туннельного города, а не только Джеми…

Книжник слабо улыбнулся:

– Не кори себя. Мы ведь понятия не имели, с чем здесь столкнёмся. Тех, кто отдал свою жизнь, сражаясь с этим кошмаром, будут вспоминать как героев. Знаю, это не вернёт их назад, но, может быть, придаст какое-то значение их смерти.

Как только Триггер Хэппи ушла, Сколд подошёл к Колд Шоуер и сел рядом с ней перед могилой Гаусса. Кобылица молча плакала: они с паладином были больше, чем просто боевыми товарищами, и эта потеря стала для неё серьёзным ударом.

– Он был хорошим другом… ну, даже когда вёл себя как полный осёл… – сказала Шоуер, с трудом сдерживая слёзы.

Книжник кивнул и обнял её за шею.

– Да, он по-настоящему стремился помогать другим пони. Он знал, что действительно важно… – Сколд окинул взглядом остальные могилы. Четверо. Два паладина и два аколита. Наверное, рейнджеры были обязаны Пуппи гораздо большим, но всё равно тяжко было это принять. Однако ему не хотелось винить в этом грифину, это казалось неправильным. – Мы потеряли сегодня много хороших пони. Аколит Шугар Флейвор и книжник Скролл были ещё совсем юными. Мне придётся уведомить их родителей.

Колд Шоуер вздохнула, и по её мордочке потекли слёзы.

– Сколд, пожалуйста… скажите мне, что это того стоило. Я потеряла стольких друзей… Я потеряла пони, которого любила. Скажите… скажите мне, что они не зря расстались с жизнью.

– Мы всего лишь пони, Шоуер. Мы делаем, что можем, чтобы это страна день за днём становилась лучше. Записи говорят, что в последнем поколении жителей Трассы 52 стало чуточку больше Меток, связанных с такими традиционными занятиями, как обработка камня, земледелие и искусства… может быть, всё и правда меняется к лучшему, и уже наши жеребята увидят Эквестрию более зелёной… – Старый книжник посмотрел в сторону Пуппиной могилы. – И, быть может, однажды на свете вновь появится такое место, где жеребята, подобные Пуппи, смогут спокойно играть и заводить друзей… кто знает…

Генриетта потёрла глаза и, отвернувшись от могилы, потрусила к пляжу, не отрывая взгляда от волн. Проверив, что никто на неё не смотрит, юная наёмница достала Шелкохвостку, обняла её и спрятала лицо в розовом мехе.

– Не дрейфь, сестрёнка. Завтра будет новый день.

—————————————————————————————————————-
—————————————————————————————————————-

Заметка: Новый уровень! (20) Нет, стоп. Ты же умерла. Прости, малышка, удачи в следующий раз.

Добавлена новая квестовая способность: Кобылка на удачу – Требования: 8 уровень, Удача не меньше 7. “И вот, значит, обложили нас со всех сторон, и роботы прут изо всех щелей, а у нас патронов осталось штук пять на всех. И вдруг слышим мы – снизу какой-то шум; не успели оглянуться, а половина роботов уже раздолбана на куски одна Селестия знает кем! И всё камнем! Чистая правда, чувак, честно!” Иногда, сталкиваясь с роботами или дикими гулями, ты можешь обнаруживать целые группы уже уничтоженными – жестоко забитыми до смерти камнем. Вперёд, Пуппи!

0

21

https://darkpony.ru/img/stories/is-it-really-true-puppys-gone640.jpg



Эпилог

Там, за горизонтом,
Там, за горизонтом…
Там, там-тарам, там-тарам.
(link)

“Ох, да ладно, не вздумай слома… – ФЗЗЗТ! – …енно сейчас! – БУМ БУМ БУМ! – Алло, алло? Проверка, проверка… раздватри…

Ага, похоже, работает. Ну что ж… начнём. Во-первых, меня зовут Наблюдатель. Когда-то я возложил на себя миссию наблюдать за Пустошью, следил за потерявшимися пони и отрядами искателей приключений в надежде, что однажды найду тех, кто способен носить Элементы Гармонии. Теперь ситуация изменилась, и у меня появились друзья, которые помогут мне в этом. Я больше не один, и наконец-то могу выделить время на то, что давно собирался сделать.

Именно поэтому я записываю эту ленту и – только в этом рассказе – прошу вас называть меня мистером Почемучкой. Эта история может показаться незначительной или даже глупой, но речь в ней идёт о мечтах и воспоминаниях. А ещё о паре больших невинных розовых глаз, которые не замечали ужасов нашего времени и продолжали верить, что где-то там, за разрушенными стенами, в рабских загонах и даже в лагерях рейдеров, все пони – по-прежнему добрые пони.

И в конце своего путешествия, когда дорога привела её к морю, малышка-призрак, потерявшая маму, наконец-то обрела покой. Конечно, она немного опоздала, но мне говорили, что после того как Пуппи приняла свою судьбу, она ушла улыбаясь.

Будто вслед за старой открыткой проскакала она по Трассе 52, показывая всем встречным, какими пони были раньше и какими они могут стать снова. Она словно заставляла их по-новому взглянуть на самих себя, увидеть лучшее прошлое и начать стремиться к лучшему будущему. Она не пыталась ни менять мир, ни даже спасать чьи-то жизни, но, возможно, именно поэтому её и заметили столь многие. Она ничего не проповедовала, она просто была собой. Никакого фанатизма, никаких причудливых идеалов – просто маленькая пони с большими розовыми глазами, которая совершенно точно знала, что на самом деле никто не может быть злым.

А вот… вот что успело произойти с тех пор, как Пуппи пришла в Изумрудный Берег.

Жители Изумрудного Берега вернулись в город вскоре после поражения Дикого Табуна; прибыв из НКА, они обнаружили могилы на холме и обломки рухнувшего колеса обозрения. Однако по-настоящему их напугало то, что кто-то изменил названия на всех указателях. Теперь это место называется Обрыв Найтмэр.

Выжившие жители Комбината с помощью соседей начали отстраивать город заново. В результате осады среди них почти не осталось взрослых пони, так что рейнджеры решили обосноваться там, сделав Комбинат своей новой базой. Не все пони были этому рады, но во время освобождения города рейнджеры доказали, что они жизненно необходимы, и со временем их приняли даже самые упрямые.

После того как Белая Башня была разрушена, а Комбинат превратился в бледную тень самого себя, все пони, не желавшие жить в полузаброшенном городе или вообще оставшиеся без дома, перебрались в Брокколи. С таким количеством рабочих копыт фермеры, к радости жеребят, стали разнообразить посевы. Теперь они выращивают не только брокколи, но и капусту.

Кратер в Белой Башне заполнился водой в сезон дождей, а возле дороги между Брокколи и Ржавой Крепостью появился небольшой торговый пост. Городок очень маленький и плохо укреплённый, но он быстро растёт, и уже нашлись пони, которые начали строить фермы вокруг озера. Названия у города пока нет, но торговцы зовут его Дырой.

Во время конфликта с Анклавом Ржавая Крепость подверглась нападению; город не смог отбить атаку, и диспетчерская башня была полностью уничтожена. Много пони погибло, но те, кто выжил, уже начали восстанавливать свой дом. Им приходится нелегко, но в Пустоши вообще ничего легко не даётся.

В Солнечном городе по-прежнему идут бои. Песковороты и несколько мелких банд сражаются между собой за контроль над этим сокровищем. Когда начался конфликт с Анклавом, Наёмные Копыта ушли из Солнечного города и уже не вернулись назад, так что это поселение по-прежнему опасное место, и почти все караваны обходят его стороной. Но для тех, кто готов рискнуть головой, центр города – кладезь довоенной техники, который может сделать вас богатым на всю оставшуюся жизнь.

Туннельный город разросся по обе стороны горы Сахарная Голова и стал третьим по величине на Трассе 52. Цены за пользование туннелем заметно снизились, и город организовал патрульную службу, чтобы отгонять от своего участка Трассы банды рейдеров и работорговцев.

Солт-Кьюб-Сити по-прежнему самый большой город на Пятьдесят Второй, и вырос ещё больше с тех пор, как гули покинули Купол. Наёмные Копыта даже расширили своё влияние за пределы Трассы и открыли офисы в близлежащих городах. Когти не сильно рады такой политике, и напряжение между двумя группировками наёмников быстро нарастает.

Красные Рысаки не особенно изменились: они остаются верны своим племенным обычаям и как прежде требуют плату с караванов, проходящих через их территорию, но жеребят теперь пропускают беспошлинно. Улучшение не слишком заметное, но племя наладило отношения с другими поселениями, и они действительно стараются следить за безопасностью своей части Трассы.

Рейнджеры Эплджек помогли восстановить Комбинат и основали новую базу в городском Стойле. Перед последней битвой при Драконьей горе все четверо паладинов Комбината отправились на защиту пещеры, и я получил возможность встретиться с Колд Шоуер и Сколдом. Бой был тяжёлым, и Шоуер его не пережила; сейчас она спит рядом с Гауссом на Изумрудном Берегу. Потеряв её, Сколд отдалился от всех: похоже, старому книгочею выпала тяжкая доля пережить всех своих друзей… судьба, которую я легко могу понять.

Хэппи и Джеми поженились, и мне говорили, что она в положении. Судя по тому, что новость о свадьбе совсем свежая, я думаю, они сами не ждали второго повода для праздника так скоро. Когда Хэппи спросили, как они собираются назвать жеребёнка, она ответила, что ещё не уверена, но точно не Пупписмайл.

Молтен Голд недолго воздерживался от гробокопательства после битвы с Найтмэр. Едва оправившись, гуль с отрядом искателей приключений уплыл на пароходе на юг. С тех пор я больше ничего о нём не слышал.

СолОС и Пинки Семь в конце концов действительно сумели подружиться. После первых атак Анклава Пи-Семь вышла со мной на связь: ей было интересно, кто такой этот ‘Почемучка’, о котором постоянно твердила Пуппи. Мы немного пообщались, и хотя я всё-таки не склонен доверять им с СолОСом, мне кажется, что пока от них можно не ждать неприятностей. Правда, она немного напугала меня рассказом об их с СолОСом идее запрограммировать новый ИИ и назвать его Puppy.SML… надеюсь, это была просто шутка.

Одинокий Понь оправился от ран, вернулся на Радио 52 и по-прежнему помогает Трассе оставаться единым целым при помощи музыки и воодушевляющих слов. Диджей Классная Фишка работает вместе с ним, но когда я попытался узнать у них, скоро ли свадьба, они меня засмеяли. Во время конфликта с Анклавом Радио 52 продолжало передачи; оно было слишком незначительным, чтобы пегасы озаботились его отключить. Радиостанция помогала организовывать оборону и поддерживала мораль защитников; это не слишком много, но достаточно для тех, кто участвовал в битвах.

Мистер Уайт возвратился в Солт-Кьюб-Сити; потеря Сэйджа Браша очень сильно повлияла на него в глубине души, хотя сестра никогда его в том не винила. Он оставил пост лидера и стал странствующим торговцем, и, насколько я знаю, до сих пор путешествует вдоль Трассы, торгуя всевозможными товарами. Это только слух, но, кажется, среди его охранниц есть единорожка с радиовышкой на Метке. Возможно, он не хотел упускать случай нанять кого-то, кому хватило смелости отшлёпать Найтмэр, или просто решил дать рейдеру второй шанс… В конце концов, нужно же проявлять заботу, верно?

После кончины Лонг Ирс новая молодая кобылка из её племени получила Метку провидицы и стала следующей шаманшей. Понятия не имею, как работает их сила; по-видимому, дело в смеси врождённых сверхчувственных способностей и мощных наркотиков, но одно могу сказать точно: она крайне разрушительно действует на тело пони, быстро изнашивая его, так что эта кобылка жертвует жизнью ради племени. Дар, несущий с собой проклятие…

Остаётся ещё пони, которого я никогда не встречал лично, и начинаю сомневаться в его существовании. Пуппи говорила мне, что он ‘самый злобный и зловещий злодей на свете’. Граф Противный. Я расспрашивал путешественников и охранников караванов, но никто из них не смог ничего рассказать об этом ужасном пони-аристократе. По-видимому, его тайна так и останется неразгаданной.

Генриетта по-прежнему бегает от Когтей. Кажется, вражда между ними и семейством Огнеярких никогда не прекращалась, и молодая грифина продолжает семейную традицию. Я пытался поговорить с Гаудиной, выяснить, нельзя ли устроить что-то вроде перемирия. Надеюсь, что Генри согласится на переговоры; в конце концов, она была лучшим другом Пуппи, и мне очень не хочется видеть, как эта девочка умрёт из-за кровной вражды, которую даже не она начала.

Дикий Табун был разбит и снова отступил к своим рубежам вдоль побережья. На этот раз они понесли тяжёлые потери, как в числе, так и в гордости, но все знают, что однажды они вернутся. Впрочем, можно надеяться, что даже если они ещё раз ударят по Трассе 52, с ними уже не будет армии роботов, и пока этого достаточно, чтобы добрые пони могли спать спокойно.

Потерянного Табуна, похоже, больше нет. Со смертью Помощницы последняя из этих несчастных душ наконец упокоилась с миром, и теперь Эквестрия может забыть об ещё одном из множества ужасов войны. Пусть эти бедные жеребята найдут заслуженный покой, что бы ни ожидало их по ту сторону жизни.

Вот так закончилась история Пуппи. Изменила ли она что-нибудь на своём пути? К каким последствиям привели её действия в конечном итоге? Я понятия не имею, но очень… простите, супер-пупер-сильно скучаю по тому, как она разговаривала и с какой беспечностью ко всему относилась. Ещё один кусочек той Эквестрии, которую я любил, исчез навсегда… но я всё ещё надеюсь, что проживу достаточно, чтобы снова увидеть маленькую пони вроде неё; но на этот раз не призрака из прошлого, а дочь настоящего.

И, кстати, о призраках: легенда о Призраке Трассы 52 всё ещё жива, хотя теперь она стала больше похожей на страшилку для Ночи Кошмаров, чем на реальную историю. Говорят, что когда заходит солнце, а луна на исходе, вдоль по Трассе скачет призрачный силуэт, тихий как тень и быстрый как ветер. Он охотится за душами проклятых: работорговцев, рейдеров и злодеев, таящихся во тьме, поджидая добычу. И как минимум две банды рейдеров действительно нашли мёртвыми возле дороги; на них не было ни единой раны, всё оружие полностью заряжено, и они явно были готовы напасть… но по необъяснимой причине умерли на месте. Что бы их ни убило, оно не оставило ни малейших следов. Поэтому напоследок я хочу спросить у вас кое-что.

А вы верите в призраков?”









——————————————————————————–
ДЕНЬ 4
ВРЕМЯ приблизительно 20:00
МЕСТО: Деловой Центр, Солт-Кьюб-Сити

Сэнд Бокс крутанул штурвал влево, пытаясь заставить воздушный корабль лететь против ветра, но это было невыполнимой задачей. “Дружболёт-один” разваливался на куски с самого взлёта, и два двигателя уже отказали. Хлопнув копытом по интеркому, гуль проорал:

– Софт Эйр, нам нужно больше мощности! Проклятый ночной бриз относит нас обратно! Не знаю как, но дай мне ещё узлов!

Ответ, прозвучавший по связи, состоял не столько из слов, сколько из треска помех, но там было что-то насчёт утечки газа из баллонов и пожара в двигателях.

Выругавшись, Сэнд Бокс вернулся к аппарату:

– Ладно, не волнуйся, у меня есть запасной план: мы разобьём корабль прямо здесь, чтобы ветер снова не принёс нас в Солт-Кьюб-Сити!

Даже если собеседник на том конце линии и согласился с ним, Сэнд Бокс его уже не услышал. Именно в этот миг весь мир решил превратиться в свет.

Бесконечный, чистый, слепящий, абсолютно бесшумный свет, который поглотил всё. Не было ни боли, ни страха. Просто свет.

——————————————————————————–
ДЕНЬ н. д.
ВРЕМЯ н. д.
МЕСТО: н. д.

Когда Сэнд Бокс снова открыл глаза, у него появилось тревожное ощущение, что всё в полном порядке. Абсолютно всё. Он не торопясь оглядел рубку управления, пытаясь понять, что случилось. Так, штурвал на месте, звёздное небо на месте, все приборы работают, все лампы горят…

– Секунду… лампы горят? Снаружи звёздное небо?.. Что за…

Да, воздушный корабль был совершенно исправен, и “совершенно” означало, что вся распроклятая рубка выглядела как новенькая, словно корабль только что сошёл со стапелей. Палуба блестела, пульт управления сверкал, а штурвал был даже натёрт воском! А стёкла! Они были такими чистыми, что он даже видел в них своё отра…

На Сэнд Бокса смотрел Сэнд Бокс. Постепенно изумление на его мордочке сменилось осознанием. Он медленно дотронулся копытом до лица. Это было… его настоящее лицо, то, из прежних времён, когда он ещё не стал гулем! Он снова был пони, он был…

Мёртв.

Он был мёртв, никаким иным объяснениям всё это не поддавалось. Но если он умер, почему он всё ещё оставался на корабле? Это что, какое-то посмертное наказание? Ему предстояло вечно скитаться по небу, как Летучей Кобылице? А остальные? Они тоже навсегда застряли здесь вместе с ним? Но почему? Он… он не хотел вечно летать, он должен был увидеть Агату! Она… она ждёт его где-то, он не мог просто… летать на дурацком корабле весь остаток вечности!

ТУ-У-У-У!

Громкий свисток прервал сокрушённые раздумья Сэнд Бокса, заставив его повернуться к двери рубки. Та распахнулась, и женский голос объявил:

– Капитан на мостике!

Перед бывшим гулем появилась розовая кобылка с розовой гривой и большими голубыми глазами; она носила форму офицера флота и сияла самой широкой улыбкой, какую Сэнд Бокс когда-либо видел у пони…

– Мисс… министр Пай?

Пинки пренебрежительно отмахнулась копытом:

– А, зови меня “капитан Пинки”, мне никогда не нравилась вся эта затея с министерством… оказалось, это совсем не весело. – Молодая кобылка принялась скакать по рубке, суя нос во все углы, хихикая и восторженно восклицая: – Йей! Я знала, что этот малыш рано или поздно полетит! Ой, ой, гляди! Посмотри сюда! Все стрелочки на приборах розовые, точно как я просила! Это… просто фантастика!

Старший техник стоял неподвижно с растерянным выражением на мордочке, глядя, как гиперактивная пони трогает всё подряд, двигаясь с физически невозможной скоростью.

– Я… могу вам как-то помочь?

Не успев договорить, Сэнд обнаружил, что смотрит в огромные голубые глаза Пинки, стоя с ней нос к носу.

– Конечно можешь! Они все ждут тебя в салоне! Шевели своим ленивым крупом и поспеши на вечеринку! Я тоже туда приду, как только закончу здесь веселиться!

Жеребец кивнул и медленно попятился к двери, не отводя глаз от Пинки Пай. Она была немного пугающей, особенно с точки зрения пони, умершего меньше десяти минут тому назад. Оказавшись на трапе, он развернулся вокруг хвоста и заторопился на палубу отдыха.

В салоне было не особенно тесно, но всё-таки довольно многопонно, причём Сэнд Бокс точно знал, что в момент взлёта на борту “Дружболёта-один” было ровно четверо пони. Однако сейчас он насчитал восьмерых гостей.

Софт Эйр легко узнавался по типичному комбинезону военного техника, Пич Блоссом – по цветку персика на Метке, а среднего возраста кобылка со стетоскопом, должно быть, была доктором Гет Уэлл… ух ты, а она оказалась просто загляденье, с целой-то кожей и мышцами… Оставались ещё грифон и четверо пони, которых Сэнд Бокс не смог опознать.

Грифон сидел на диванчике с чашечкой чая и читал газету. Он носил боевые доспехи, увешанные разнообразным оружием. Двое пони, кобылка и жеребец, одетые в характерные подбитые ватой комбинезоны, какие надевают под силовую броню, стояли бок о бок возле стола с напитками и закусками. Впрочем, они не обращали внимания на стол, увлечённо гладя друг друга мордочками и забыв обо всём на свете.

Третий пони сидел в одиночестве у окна, глядя наружу. Он вздыхал, покачивая головой; в его глазах ясно читалась печаль вперемешку со смирением. Словно бы он оставил слишком много незаконченных дел и хотел вернуться обратно. Четвёртая была единорожкой в длинном плаще; она носила традиционные украшения Песковоротов. Видимо, умершая провидица? Она, кажется, отличалась от остальных, и больше походила на тень, чем на настоящую пони. А ещё именно она направилась к Сэнд Боксу, когда он вошёл в комнату.

– Приветствую, я вижу, что Пинки наконец тебя отпустила. Думаю, это значит, что мы готовы отправиться дальше, а она скоро появится здесь, если только опять не заблудится.

Сэнд Бокс нахмурился:

– Что происходит? Кто – она? И кто вы? Слушайте, я не хочу создавать проблем, но… – он замолчал, когда провидица подошла к двери, открыла её, и в салон протрусила крохотная розовая кобылка с блондинистой гривой и двумя большими розовыми глазами.

Пуппи по-прежнему держала в зубах свой красивый серебряный билетик. Она не очень понимала, как попала сюда, но это было неважно. Здесь были игры и угощения, и всё выглядело точь-в-точь как суперобалденная вечеринка! Всё, как она мечтала, да к тому же тут было полно пони! И цыплёнок!

Сердце Сэнд Бокса словно сжало ледяной хваткой. Из всех пони Пупписмайл он ожидал увидеть здесь в последнюю очередь.

– Ох, маленькая… мне… мне так жаль… – Как этот жеребёнок мог улыбаться в такой момент? – Что случилось? Кто тебя… как ты здесь оказалась?

Пуппи склонила голову набок. Она не смогла узнать пони перед собой, но он показался ей очень милым, значит, всё было хорошо:

– Привет, мистер добрый пони! Я Пупписмайл, и я иду искать маму! Супердобрый черепони дал мне этот суперклассный билетик и отправил меня сюда! И мне сказали, что мама будет там, куда мы приедем! – Малышка на секунду замолчала, осматриваясь. – Э, мы ещё не приехали?

Сэнд Бокс недоумённо моргал, пытаясь понять, что имел в виду жеребёнок, но Лонг Ирс пришла к нему на помощь, шепнув на ухо: “Её мать умерла…”, чем только усилила замешательство Сэнда.

– Тебе… нравится быть мёртвой?

Пуппи захихикала:

– Черепони тоже мне так сказал, мистер добрый пони! Но мне хорошо, и я еду к маме! Это же лучше всего на свете!

– Н… но… – Она казалась такой… счастливой… и даже если он сумеет объяснить ей, что происходит, какой в этом смысл? Сэнд Бокс улыбнулся и кивнул: – Да. Действительно. Хочешь, пока мы ещё не прибыли, поиграем во что-нибудь с остальными?

Тем временем прочие пони в комнате постепенно собрались вокруг Пуппи. Все они смотрели на неё с разной степенью смущения и грусти. Колд Шоуер и Гаусс подошли поближе, и кобылка заговорила первой:

– Прости, что нам пришлось сражаться с тобой… Хотела бы я, чтобы был другой способ… – Гаусс согласно кивнул, тяжело вздохнув.

– Э, а почему все пони грустные? Где игры? Я хочу поиграть в прятки! Или в “приколи пони хвост”! А потом потанцевать и… о, надеюсь, хвост в игре розовый! Розовый – мой суперлюбимый цвет! Я лучшая в мире приколистка хвостов! – Пуппи уже подпрыгивала на месте, пытаясь заглянуть за спины взрослых пони.

Пинки, теперь одетая в форму стюардессы, вошла следом за Пуппи и потрепала жеребёнка по голове:

– Извини, Пуппи, но на это нет времени! Мы оставили позади Океан Звёзд и наконец прибыли на место! Поездка окончена, леди и джентльпони! Спасибо, что выбрали нашу посмертную авиалинию, и приятного вам отдыха! – Розовая кобылка быстро протрусила к дверям и распахнула их, открыв взорам остальных пони чудесный пейзаж с зелёными холмами и синими озёрами.

Табунки пони усеивали луга, а на облаках в удивительно голубом небе расселись пегасы. Пассажиры корабля высыпали наружу, в изумлении озираясь. Это походило на ожившую мечту: там и тут виднелись крыши домиков, а вдали на холмах раскинулся большой яблоневый сад.

Даже Пуппи лишилась дара речи при виде такой красоты; всё было идеально! Деревья, луга, столько добрых пони и солнечное небо! Здесь… здесь было даже лучше, чем в Понивилле, всё такое красивое! Единственное, чего тут не хватало, это…

Пупписмайл на секунду застыла, её глаза остановились на небольшом табунке пони, пасшихся на краю ромашкового поля. Улыбаясь всё шире и шире, она галопом понеслась туда через луг. Одна из пони подняла голову и улыбнулась навстречу мчащейся к ней малышке, которая уже плакала от счастья, не в силах вымолвить ничего, кроме одного слова:

– Мама!

——————————————————————————–
——————————————————————————–

Заметка: нажмите любую клавишу, чтобы пропустить титры. Спасибо, что выбрали игру “Fallout Equestria: Розовые глазки”.

0


Вы здесь » ГОРОД АНГЕЛА » Новый форум » РОЗОВЫЕ ГЛАЗКИ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC